col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Людмила Ильюнина. Матушка Александра (Сафонова) – служительница преподобного Александра Свирского

До конца своих дней матушка Александра (Сафонова, +20 июня 2018 г.) служила делу прославления преподобного Александра Свирского. Вернее, делу восстановления широкого почитания этого великого святого, чье житие отмечено явлением Святой Троицы.

Через матушку, ее трудами совершилось второе обретение мощей преподобного Александра в 1997 году. После настойчивых архивных поисков с помощью Божией в музее Военно-медицинской академии были найдены нетленные мощи тайнозрителя Святой Троицы. Теперь, когда просматриваешь список архивов, которые обошла матушка в поисках следов утраченной святыни, поражаешься: сколько сделал один человек!

Она смогла это сделать, потому что у нее была горячая вера, которую она (по ее собственному признанию) еще девочкой просила у Бога. При горячей вере матушка обладала трезвым, аналитическим умом. До ухода в монастырь она занималась наукой, была иммунологом. В 1960 году она окончила Ленинградский государственный университет, биолого-почвенный факультет. В 1970 году получила звание кандидата биологических наук. После защиты диссертации работала в трёх институтах: НИИ вакцин и сывороток, НИИ пульмонологии, НИИ эпидемиологии и микробиологии имени Пастера в должности старшего научного сотрудника. Ею было опубликовано более шестидесяти статей в отечественных и зарубежных журналах биологического и медицинского профиля. К началу 1990-х годов Людмила Сергеевна Сафонова подготовила к защите докторскую диссертацию. Но в 1993 году, став насельницей Тервенического монастыря, от защиты отказалась.

При постриге в иночество матушка получила имя Леонида. Духовник Тервенического монастыря – ныне архиепископ Благовещенский Лукиан — благословил матушку Леониду на поиски святыни. В то время уже немолодой, обремененный болезнями человек, ранним утром матушка Леонида выезжала из Красного Села в Петербург, чтобы успеть к открытию архивов, и работала до закрытия, методично просматривая одно дело за другим, пока не выстроилась цепочка фактов, свидетельствующая о том, что мощи тайнозрителя Святой Троицы после вывоза из монастыря попали в музей Военно-медицинской академии.

Заведующая музеем при первой же встрече рассказала матушке о загадочном экспонате, который хранился у них, по рассказам старожилов, старейших сотрудников музея, уже долгое время, а потом и показала его. Это было полностью сохранившееся тело немолодого мужчины, не имевшее признаков искусственной мумификации, только глаза были залиты гипсом.

Потом заведующая музеем рассказала удивительную историю о том, что сотрудники музея видели (она сказала «им казалось»), что он открывает глаза, тогда «впечатлительная лаборантка» проткнула один глаз, а потом глаза залили гипсом (рентген так и показал — один глаз у преподобного проткнут).

«Почему экспонат загадочный?» — спросила матушка у Твардовской (я запомнила фамилию, такую же, как у нашего известного поэта). — «Потому что это естественная мумификация. Так его когда-то и демонстрировали студентам, хотя объяснений причин полной сохранности тела без применения продуктов бальзамирования найти не могли».

После того, как мощи были найдены — это был декабрь 1997 года — находку держали в строгой тайне. Я (автор этой статьи) узнала об этом только потому, что стояла у истоков поисков. В то время, кстати, никто еще не называл мощи мощами, торопиться было нельзя, все боялись создать ложную святыню. Иеромонах Лукиан написал рапорт правящему архиерею — митрополиту Владимиру и получил благословение на то, чтобы вести переговоры с руководством Военно-медицинской академии о проведении научной экспертизы. Митрополит благословил на начало научных исследований и попросил ставить его в известность о ходе проведения экспертиз, что и делалось в течение полугода по обычной форме.

Долгие месяцы, пока мощи проходили научную экспертизу, матушка Леонида вместе со специалистами следила за открывающимися фактами. Она могла говорить с разными специалистами на их языке, так как в миру была серьезным ученым. Зимой и весной 1998 года от матушки Леониды я узнавала новости о работе экспертов, исследовавших мощи преподобного Александра. Подробности сейчас описывать не буду. Прежде всего, память сохранила известие о важнейшем событии, которое произошло в то время: после молебна перед мощами, когда они еще лежали на столе ученых, они стали обильно мироточить. Матушка показала мне фотографию, которая, вероятно, так и не будет опубликована (мощи на ней разоблачены): от головы до пят святая плоть покрыта миром. После этого случая мощи не переставали мироточить, что, надо сказать очень смущало нецерковных экспертов. Наконец, был написан многостраничный отчет ученых разных специальностей, которые проводили исследование, и вскоре на нем появилась резолюция — заключение тогдашнего директора ВМА Шевченко: «Исследуемый экспонат вполне может быть признан останками Александра Свирского и передан Церкви».

Отец Лукиан написал рапорт митрополиту Владимиру, получил благословление организовать перевоз святыни в храм святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии — подворье Свято-Покровского Тервенического монастыря.

30 июля в храме по благословению митрополита Владимира перед мощами был отслужен первый молебен, на котором, кстати сказать, присутствовали многие из братии Валаамского монастыря (которые почитают преподобного Александра как выходца с Валаама) и прихожане питерского Валаамского подворья.

А потом начались незабываемые дни. Так как я жила тогда в двух шагах от храма святых мучениц, я имела возможность бывать там каждый день. И благодарю за это Бога. Потому что такого подъема веры народной, такой пламенной молитвы мне никогда больше не приходилось видеть. Много происходило чудес. Одно из них — с моей умирающей от рака подругой. Она, несмотря на страшную слабость, смогла выстоять многочасовую очередь к мощам, приложилась к святыне, и после этого ее угнетенное душевное состояние начало проясняться. Она смогла исповедоваться, принять посланный ей от Бога жребий и спокойно отошла в вечность. Я считаю, что это чудо даже большее, чем физическое выздоровление, — потому что была исцелена душа, и я верю, что преподобный Александр напутствовал ее в последний путь. Кроме того, как говорили врачи, умерла она по медицинским показателям «раньше времени», то есть еще до того, как должны были начаться невыносимые боли.

Матушка Александра (тогда еще в иночестве Леонида) и после обретения святыни неустанно продолжала служить свирскому чудотворцу – писала статьи, участвовала в телепередачах и документальных фильмах, писала официальные опровержения в ответ на действия тех, кто сомневался в подлинности мощей. Эта ее внешняя деятельность была известна многим. Но немногие знали, какой молитвенницей была матушка Александра. Невзирая на свою телесную немощь, в инвалидной коляске, после многочисленных операций матушка вела нескончаемую духовную брань – ночи напролет она молилась за людей. Ее синодики занимали не одну толстую тетрадь. Это была сердечная, живая молитва – матушка сопереживала всем. И, живя в затворе, она не была оторвана от мира – не прекращался поток посетителей и звонки тех, кто нуждался в ее совете и поддержке. Она никогда не жаловалась на свои немощи, но каждого старалась утешить и передать свой заряд бодрости.

Теперь, когда матушка уже отошла в мир иной, можно сказать и о ее жертве, совершенной ради строительства родной обители: она пожертвовала свою квартиру в то время, когда Тервенический монастырь крайне нуждался в благотворителях. А ведь у нее был (и есть) любимый сын и внуки.

Так же, в основном благодаря стараниям матушки, было передано Церкви здание в Петербурге на проспекте Стачек, для устройства в нём храма мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии — будущего монастырского подворья. И так же через матушку в этот храм и в Тервенический монастырь попали частицы мощей многих святых. С юных лет она дружила со священником, от которого получила в дар собранные в советское время митрополитом Гурием (Егоровым) частицы мощей преподобного Сергия Радонежского, преподобного Нила Столобенского, святителя Макария Киевского и других святых.

Рассказываем мы о подвигах матушки по необходимости кратко. Но сколько переживаний, духовного мужества, молитвенных трудов стояло за каждым делом. При этом матушка ничего себе не приписывала, относилась с юмором к себе, к своим многочисленным болячкам. И так – до последней минуты! Зная матушку двадцать пять лет, я почему-то не представляла, что в 2018 году ей исполнилось уже восемьдесят. Несмотря на свои немощи, она всегда была молодой.

29 декабря 2013 года матушка приняла монашеский постриг с наречением в честь преподобного Александра Свирского. Постриг совершил епископ Тихвинский Мстислав (Дячина). Таким образом была увековечена духовная связь великого аввы и его смиренной служки, которой на протяжении двадцати лет была дорогая наша матушка.

Скончалась монахиня Александра 20 июня 2018 года, очистившись долгими мучениями перед кончиной. Похоронена на монастырском кладбище Покрово-Тервенического женского монастыря. Вечная память тебе, дорогая наша матушка, на небе, и пусть она продлится и на земле в род и род.

Благодарная Людмила Ильюнина
Сайт «Ветрово»
19 июня 2020

Заметки на полях

  • Г. Устюжна. Вологодская обл, Россия

    Прекрасная статья о прекрасном Человеке!!!

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

О слово!

Новая книга иеромонаха Романа

Просьба

Помогите справиться с мошенником!