col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Александр Корольков 
Валентин Распутин и иеромонах Роман

Вместо предисловия к рассказу «В больнице»

Казалось бы, всего несколько абзацев, венчающих рассказ Валентина Распутина «В больнице», могли быть не замечены читателями, но произошло иначе, ибо время было такое, когда имя и творчество Распутина поддерживало соборную традицию русского народа, когда появление новой его повести или даже рассказа становилось духовным событием для читателей.

Вряд ли можно было встретить в отвергнутой временем стране сколько-нибудь образованного человека, который не прочитал бы в журнальном или книжном варианте повестей Распутина «Живи и помни», «Прощание с Матёрой», «Деньги для Марии», «Последний срок», «Пожар» или рассказов «Уроки французского», «Василий и Василиса», «В ту же землю», «Нежданно-негаданно», «Что передать вороне», «Век живи — век люби»… Всего и не перечислить. Хотя по меркам многотомных писателей Распутин написал немного, но каждая вещь этого «немногого» — жемчужина русской литературы. Не были прощальным преувеличением слова Патриарха Московского и всея Руси Кирилла о том, что ушел великий писатель – сказаны они были на панихиде в храме Христа Спасителя.

В. Г. Распутин и А. А. Корольков. Тобольск, Абалакский Знаменский монастырь. 2002

В. Г. Распутин и А. А. Корольков. Тобольск, Абалакский Знаменский монастырь. 2002.
Фотография Аркадия Елфимова

Совсем недавно это происходило не только по историческим меркам, но по меркам индивидуальной человеческой жизни – повсеместно знали, любили, читали и перечитывали все распутинское, все, что удавалось найти в библиотеках, в книжных магазинах. Проза, публицистика Валентина Распутина поддерживали духовное здоровье России всю вторую половину ХХ столетия, и неудивительно, что Распутин открыл для себя и читателей более молодого собрата по духовным устремлениям – иеромонаха Романа.

Последнее десятилетие жизни Распутина переполнено испытаниями – гибель любимой дочери Марии в иркутской авиакатастрофе 9 июля 2006 года, тяжелая болезнь жены Светланы и ее кончина в мае 2012 года, череда его собственных болезней. В самые сложные дни жизни обменялись письмами взаимной поддержки иеромонах Роман и Валентин Распутин. «На письмо о. Романа я ответил сразу же, но и ему тяжело далось его небольшое письмо, и мне мое тоже» (из письма В. Распутина А. Королькову 25.10.06, Иркутск). Будем надеяться, что придет пора, когда отец Роман сочтет возможным частично или полностью познакомить читателей с этой перепиской.

Первая публикация рассказа «В больнице» появилась в №4 журнала «Наш современник» за 1995 год. Трудно восстановить в памяти очередность событий – узнал ли я об иеромонахе Романе из рассказа «В больнице» или из прозвучавшей где-то записи, в тот период иногда можно было услышать его песнопения по ленинградскому радио. Хотя и труднодоступны, но все-таки уже были выпущены две грампластинки (1991 и 1993 г.), одну из них, «Теплится лампада, свет свечи веселой», отец Роман подарил мне 23 мая 1996 года в скиту Ветрово, в этом не ошибиться, поскольку есть дарственная надпись. Скорее всего, это и был день моего первого паломничества в скит и день знакомства. По-видимому, при первой встрече возник разговор о рассказе «В больнице», тогда же, узнав о подготовке большого сборника стихов иеромонаха Романа, я спросил, не станет ли он возражать, если я попрошу Распутина о предисловии к сборнику. Распутин, несмотря на занятость, быстро откликнулся на просьбу. Так в 1997 г. впервые появилось его емкое, прекрасное предисловие к сборнику «Внимая Божьему веленью», впоследствии неоднократно воспроизводимое не только в переизданиях этого сборника, но и в одном из томиков избранных стихов иеромонаха Романа издательства «Амфора».

Но вернемся к рассказу Валентина Распутина. Это тот редкий для творчества писателя случай, когда рассказ настолько автобиографичен, что сохранены даже история болезни и операции, которые пережил писатель, и передано его личное потрясение от неожиданно услышанной во дворе больницы магнитофонной записи песни иеромонаха Романа и непреодолимое желание услышать еще и еще его песнопения. Своего рода эпилог рассказа, подводящий итог всем спорам с соседом по больничной палате о русской судьбе, выражен крохотным абзацем: «Полгода потом Алексей Петрович (понятно, что в художественном рассказе, даже отчасти автобиографическом, имя главного персонажа вовсе не тождественно имени писателя. – А. К.) будет искать эту песню, спрашивая в кругу, где могли ее знать, пока однажды вовсе не молодой человек, сверстник Алексея Петровича, не расскажет ему о монахе Псково-Печерского монастыря Романе, который сложил и эту песню, а вместе с нею и многие другие для попечения о запущенной русской душе»… «Для попечения о запущенной русской душе» — такие афористически меткие слова мог найти только писатель, способный извлечь их из полузабытой сокровищницы русского языка. Будем надеяться, что эти слова найдут отклик в душах, способных пробуждаться к духовной жизни.

В письмах Распутин всегда расспрашивал об отце Романе, светлой радостью пронизаны строки о нем. «Саша, не попадалась ли тебе книга архимандрита Тихона (Шевкунова) из Сретенского монастыря. Называется она «Несвятые святые». Ее сейчас читают очень многие, и не напрасно. Там же в конце книги об отце Александре – Романе, нашем песнопевце, которого мы до сих пор так любим и почитаем» (из письма В. Распутина А. Королькову 17.12.2011, Москва). Как-то в предисловии к одной из книг иеромонаха Романа процитировал я, согласовав с Распутиным, строки из другого письма, где были приведены слова, приписанные, по небрежности редактора, не тому владыке, которому они в действительности принадлежали. Исправляя эту досадную описку, приведу фрагмент письма полностью: «Был у меня на днях архиепископ Белгородский, владыка Иоанн, наш земляк, выходец из Иркутска. Зашла речь об иеромонахе Романе и о его недуге (речь идет о тех годах, когда отец Роман не слышал и не говорил – А. К.). Владыка был решителен: случившееся с батюшкой дано ему не в наказание, а во спасение, для большего самоуглубления и защиты от суетной славы. Он считает, что о. Роман своими песнями привел к крещению десятки, может быть, сотни тысяч людей, и он не может быть оставлен, его ведет особая милость» (из письма В. Распутина А. Королькову, 07.07.2002, Иркутск).

В России всегда колокольный звон одного храма подхватывался колоколами другого храма, и вместе они возвещали о чем-то значительном – радостно-праздничном или тревожно-трагическом. Валентин Григорьевич Распутин услышал «бом-бом» иеромонаха Романа и передал набат своим читателям, которые понесли небесные звуки от души к душе по всей России и дальше – в безмерность православного мира.

Александр Корольков
декабрь 2016

Иеромонах Роман и А. А. Корольков. 7 марта 2000. Скит Ветрово

Иеромонах Роман и А. А. Корольков. 7 марта 2000. Скит Ветрово

Заметки на полях

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

О слово!

Новая книга иеромонаха Романа

Просьба

Помогите справиться с мошенником!