МЕНЮ

Ветрово

Сайт, посвященный творчеству иеромонаха Романа

О стихах и песнях отца Романа (Матюшина)

Перевод с сербского Ирины Стойичевич

Цель веры – не утешение, но истина, и нет на земле места, где может преклонить главу человек!.. Красота личного освящения – в надежде, вере и любви. Зачастую это та же красота, которую ищет и находит в мирской поэзии грешный человек. Писать стихи, создавать стихи, петь стихи – это то же, что петь в церкви: вдохновенно, касаясь своей душой другой души, вознося к небу древние псалмы и другие, бесконечно проникновенные, совершенные строки религиозных книг, свидетельства душевных мук и мудрости человечества. Если песня и сохранила нас*, то это, несомненно, церковное песнопение, пение под нерушимыми куполами нашей Православной Церкви.

Мне никогда не забыть, как ещё совсем маленьким мальчиком я завороженно слушал пение, которое во время Службы неслось с клироса Большого сербского православного храма Святого Георгия в моём родном городе. И пусть я был ещё бессловесным – кто посмеет утверждать, что я не понимал стихов и слов этого блаженного пения? Понимал, и ещё как. Моё наивное детское сердце, мой чистый дух понимали их! Об этом свидетельствует моя теперешняя жизнь, храбрость моей души, всегда полнившейся силой святой Литургии, Литургии, от которой абсолютно неотъемлемы музыка и стих.

Поэзия и поэтика христианства настолько необъятны и так важны для нашего народа, для наших людей, образованных и необразованных, для их душ и бытия, что смешны попытки отделить историю и поэзию «мирского» происхождения от поэзии, создававшейся под крылом святых монастырей, храмов, семинарий и народных школ. Поэзия едина, как един Господь – но только тогда, когда от неё отойдёт всё то, что написано по тривиальным, приземлённым, дерзким, негуманным, глупым и низменным причинам мирской расхристанности, тщеславия, ничтожества и хулы. Ясно, что стихи великих подвижников, одолевающих искушения исихастов, отшельников, жителей скитов, молитвенников и при всём том поэтов, неразрывно связанных с человечеством, хотя и удалившихся от людской суеты, имеют отличные от других законы и звучание. Но Господь создал прекрасный мир и дал людям веру, знание, скромность и любовь, дал каждому всё, что ему нужно. Сад Господень настолько огромен, столько в нём небесных и земных садов, что ухо человеческое и человеческая душа, если она честна и вдохновенна, может слышать и воспринимать стихи, небесные хоры, голоса дьяконов, священников и скромных певчих очень по-разному. Голоса великих поэтов подобны голосам ангелов, откуда бы они ни доносились. Я говорю об этом, чтобы наша молодёжь, наши люди были открыты для духовных богатств, а особенно тех, которые мало известны у нас – для духовных трудов поэтов в православных монастырях и скитах, физически удалённых от нас на огромные расстояния. Стихи этих поэтов живут во многих сердцах, имевших высокую честь узнать и услышать их.

Голос иеромонаха Романа (Матюшина) прежде всего полон глубокой мелодии русской земли, русской души. Многие называют этого богобоязненного лирика русским церковным Есениным. Это неправильно по отношению к ним обоим. Сергей Есенин – лирик, продолживший непрерывную линию русской художественной поэзии, простирающуюся от Ломоносова до Пастернака. Его стихи дышат музыкальной традицией русской строфы, которую довёл до совершенства А. С. Пушкин. Отсюда путь лежит к новым способам поэтического выражения начала ХХ века, когда великая русская литература посвятила много внимания форме и социальным темам того времени. В стихах Есенина присутствует то неизъяснимое, характерное для всей русской поэзии и для русского человека вообще – то, что мы находим и у отца Романа, выраженное в особой гармонии земли, неба и людей: русскую печаль. И всё же иеромонах Роман исключителен: его не интересует слава. Отшельник, пустынник, он по своему духу и философии близок к природе, которая торжественно и величественно присутствует почти в каждом его стихотворении. Его стихи без малого срослись с природой. Этому поэту совсем не важна виртуозность. Его стихам не свойствен блеск внешней филигранности и показное совершенство. В них проявляется естественное срастание мудрого и чуткого мыслителя с совершенством природы, творением Господа. Поэт поёт хвалу природе, её слиянию с душой человека, выражая это строго и скромно. Такие поэтические картины пишутся не ради самих себя: они являются языком, портретом человеческой души. Это непрестанное единение с природой есть не что иное, как гимн Богу.

В то же время каждый, кто хоть что-то знает о литературе, сразу поймёт, что эти стихи нимало не напоминают обычный сборник религиозной поэзии, стихи в котором скорее призваны объяснять и воспевать догматы веры – в качестве своеобразного руководства для верующих. Здесь достигается и передаётся чисто поэтическая тайна, когда читатель или слушатель почти потрясён глубиной постижения сущности, доступной духовному мышлению. Мы все знаем, что христианство, кроме прочего, есть великое таинство — по своей мысли и религиозному строению и как глубинное очищение и возвышение через мистику. Отец Роман несколько десятков своих стихов начинает с вознесения гимна Святой Троице и с достойной восхищения искренностью показывает свои чувства и своё собственное место в толковании, понимании и ощущении Божьего мира, столь близкого человеку. Эти стихи рождают чувство покоя, смирения, понимания мира, который отнюдь не беззлобен, в котором так много душ, бесцельно и безысходно блуждающих среди смертных грехов, не делающих попыток оглянуться и в духовности найти спасение от страшной человеческой жизни, где лукавый располагает тысячами средств для пленения и уничтожения наших душ. В простоте, скромности, красоте, в осознании глубины и прозрачности жизни поэт видит множество путей, ведущих человека к спасению и прощению.

Нет надобности цитировать здесь бесчисленные стихотворения из этой книги, которые приближают нас к глубине спасения. Ни одна строчка этой прежде всего живой книги не может вызвать у нас чувства отторжения. Христианский церковный догмат – великий неисчерпаемый кладезь истины, духовная же поэзия отца Романа – пример жизни в этой истине, это становится ясно благодаря спокойствию, отсутствию бравурности и чего-либо показного, благодаря искренней красоте его стихов. Перед вами одна из тех книг, которые указывают нам на три истины Христовой науки: Путь, Истину и Жизнь.

Составитель книги — Зорица Кубурович, которая и перевела на сербский язык стихи отца Романа. В этом ей помогли переводчики — её сестра Гордана Дорословац и Ирина Стойичевич. В своём трогательном введении составитель в значительной мере дает представление о таинственности и прозрачности этих стихов, а также дарит нам свои чудные впечатления о России и о самом отце Романе. В своих переводах стихов отца Романа на сербский язык Зорица Кубурович свела к минимуму отступления от оригинала, кое-где пожертвовав рифмой, а кое-где даже оставив слова на русском языке!

Лаза Лазич,
сербский поэт, прозаик и переводчик

Из сборника стихотворений иеромонаха Романа «Jасиков шумарак» (Белград: Catena mundi, 2015)

*«Песня нас сохранила, спасибо ей» (сербск.). «Песма нас јеодржала – њојзи хвала» – строка из стихотворения Й. Йовановича-Змая, ставшая поговоркой. – Прим. пер.

Заметки на полях

Витрина

Кни­ги иеро­мо­на­ха Ро­ма­на

Этот сайт создаётся безвозмездно – из любви к настоящей духовной поэзии и желания познакомить с ней как можно больше читателей. Но если у вас есть желание материально поддержать нас, мы будем вам очень благодарны!