col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Михаил Диунов. Старый договор разоблачает мифы об украинской истории

Афанасий Сластион. Проводы на Сечь. Начало XX в.

Ровно четыреста лет назад Польша и Турция заключили между собой договор, который сегодня на Украине предпочитают не вспоминать. Еще бы – само существование этого документа противоречит главным идеологическим мифам современного украинского государства. Речь идет не только об исторической роли запорожских казаков, но и о процессе присоединения Украины к России.

29 сентября 1621 года закончилась польско-османская война 1620–1621 годов. В Хотине, под стенами которого польская армия разгромила турецкую, был подписан мирный договор, согласно которому Польша должна была не допускать набеги запорожских казаков на Турцию, в то время как османы обязались заставить крымских татар не грабить польские земли.

Это давнее событие истории – хороший повод вспомнить о современной исторической мифологии, которая существует на Украине. Потому что если следовать историческому мифу, что сложился там за годы независимости, то никакого Хотинского договора не должно существовать.

При чем тут Польша, когда у украинских казаков своя, древняя держава, чуть ли не самая сильная в Восточной Европе? Ну как этот ничтожный польский король может что-то приказать великим предкам украинцев? В реальности же, не искаженной самостийной пропагандой, все обстояло совсем иначе.

Как появилось казачество

В древности степи вдоль берега Черного и Азовского морей были населены разными кочевниками. В последние два века существования Древней Руси их звали бродники, и среди них было немало беглецов из русских княжеств. Но ни собственного государства, ни какой-либо сложной военной организации у бродников не было. Максимум, в случае опасности, они выбирали себе воевод. Да и во время монгольского нашествия на Русь в Причерноморье не осталось никакого населения, даже большие русские города опустели. Так что утверждения, распространенные сейчас на Украине, что казачество непрерывно существовало в организованной государственной форме со времен Древней Руси (и даже раньше), став затем той основой, на базе которой сформировался украинский народ – абсолютно ложно.

Поэтому появление того казачества, что мы знаем – явление довольно позднее, и связано оно с распадом Золотой Орды на несколько более слабых государств. Орда перестала контролировать часть своих земель. От Волги до Причерноморья было далековато, а Крымское ханство, хотя и считало Дикое поле своими владениями, мало интересовалось происходящим там. И тогда (это был XV век) на пустующих землях стали селиться беглецы из русских княжеств, ищущие вольной жизни и готовые рисковать своей жизнью – ведь без покровительства и военной защиты княжеского войска надо было быть готовым к тому, что в любой момент налетят татары и начнут грабить. Это сформировало среди первых поселенцев особый тип людей, а заодно заставило первых обитателей Дикого поля заняться самоорганизацией.

Так появились запорожские казаки и их организационная структура – сечь (то есть укрепленное поселение). Неудивительно, что первые упоминания о казаках в документах (польских хрониках) появляются лишь в самом конце XV века. Потребовалось несколько десятилетий для того, чтобы разрозненные беглецы с Руси стали казачеством. Польский хронист Мартин Бельский писал об этом так: «Прежде не было так много казаков, но теперь их набралось до нескольких тысяч человек; особенно много их увеличилось в последнее время». То есть по мере того, как казачество обретало организацию и боевой опыт, к нему стали стремиться присоединиться все больше людей.

Увеличение числа казачества немедленно вызвало серьезную проблему. Хотя многие из казаков продолжали заниматься земледелием, постепенно среди них распространился новый идеал образа жизни. Они считали себя православным рыцарством, единственно достойным делом для которого была война. А это привело к тому, что татары получили достойный ответ на свои многочисленные набеги на русские земли – теперь уже владения татар подвергались казачьим набегам. Причем, расположившись в пограничье между Крымским ханством, Литвой, Польшей и Русью, казаки оказались пусть очень слабым, но щитом, который иногда спасал мирных крестьян от татарских грабежей и рабства.

Почему казаки служили Польше

Однако жить одними набегами на Крым и турок было довольно сложно. Тут у казаков и польского короля возникли одинаковые мысли. Казаки искали, кому бы предложить свою военную службу, а польский король нуждался в более-менее организованном войске – ведь его власть была очень сильно ограничена магнатами и шляхтой и собственного, королевского войска он почти не имел.

Первый такой проект появился еще в 1524 году, но из-за вечной нехватки средств реализовать его смог лишь король Сигизмунд II в 1572 году. Тогда в Запорожскую Сечь пришла королевская грамота. Казакам предлагалось записываться на военную службу польскому королю, который за это обещал жалованье. Все желающие заносились в список – реестр, по которому казачье войско получило имя реестровых казаков.

Очень скоро запорожцы поняли, что служить королю крайне выгодно. На войну посылают не слишком часто, зато платят регулярно, и на эти деньги можно жить, не подвергая жизнь опасности в набегах. Стать реестровым казаком стало мечтой почти любого запорожца – ведь это гарантировало стабильность на всю жизнь.

Но бюджет короля Польши был скромным, и позволить себе принять в реестр всех желающих он не мог. Поэтому весь XVII век стал временем, когда казачество раз за разом поднимало бунты, главным требованием которых было: примите нас на службу! Так что, заключая в 1621 году Хотинский договор, польский король имел полное право и все возможности запретить казакам устраивать набеги на мусульман. Ведь казаки или были у него на службе, или очень хотели туда попасть. Запорожское же войско разделилось на две части: реестровое – королевское, и «низовое», вольное, но тоже желающее получать жалованье.

Эта картина в украинской истории предстает в совершенно искаженном виде. Украинская историческая мифология опирается не на документы и исследования, а на анонимный политический памфлет конца XVIII века «История русов или Малой России», который гласит, что государство русов существовало с изначальных времен, его воины ходили в походы на Рим. Затем государство русов-украинцев-казаков добровольно объединилось с Польшей, образовав государство, где поляки и казаки были равны, где процветали свобода и демократия.

Примитивная польская пропаганда времен расцвета русского могущества и упадка Польши, скажете вы? И будете правы, но именно она стала основой украинского мифа. Современные украинские историки лишь вычищают наиболее фантастические концепции, вызывающие смех, но общая идеологическая линия остается неизменной.

Пять лживых версий вхождения Украины в состав России

В соответствии с этими взглядами казачье восстание под руководством Богдана Хмельницкого 1648–1657 годов и Переяславская рада 1654 года, где было принято решение о вхождении украинских земель в состав русского государства, – это величайшая ошибка в украинской истории, с которой началось закабаление ранее свободных казаков московским деспотизмом. Чтобы объяснить столь значительное событие украинской истории, на современной Украине пришлось придумать сразу пять версий происходящего, которые не просто не связаны между собой, но и отрицают друг друга.

Согласно первой, восстание Хмельницкого и Переяславская рада были хитрым планом московского царя, который в союзе с королем Польши собирался ослабить и расколоть великую Украину на две части. Один из виднейших сторонников этой концепции Роман Бжеский (кстати, поляк) считается сейчас на Украине одним из крупнейших историков. Он полагал (и это изучается в современных школах и вузах Украины), что польский король и русский царь готовили совместное нападение на Украину. Бжеский использует в качестве обоснования прямую фальсификацию, выдавая письмо русского воеводы Болховского о совместных действиях с поляками против турок за тайный план о совместном походе на Украину. Судя по всему, есть просто ложь, наглая ложь и украинская история.

Согласно второй версии, присоединение к России надо считать незаконным, потому что Переяславская рада была нелегитимна, а Хмельницкий не имел полномочий отделять Украину от Польши.

Сложно представить, как мыслят украинские историки-пропагандисты, выдвигая такой тезис. Возможно, они предполагают, что Хмельницкий должен был явиться к королю и вежливо попросить его выдать официальный документ, в котором глава Польши уполномочивал бы его отделить часть польской территории.

Согласно третьей версии, никакого присоединения не было вовсе, а имелся временный военный союз запорожцев с Россией, который автоматически прекратил действовать после смерти Хмельницкого. Эту позицию сформулировал еще «отец» украинской историографии Михаил Грушевский. При этом украинские пропагандисты опять игнорируют документы, в которых все было сформулировано предельно ясно: «Вашему Царскому Величеству прямые подданные, наинижайшие и верные слуги Богдан Хмельницкий, гетман, с войском Вашего Царского Величества Запорожским» – писал гетман в официальной грамоте русскому царю Алексею. Получается забавно: якобы равноправный союзник теперь обращается к царю «ваши прямые подданные и верные слуги».

Конечно же, полностью игнорируется содержание «Мартовских статей», договора об условиях вхождения гетманства в состав России. А ведь они как раз описывают то, за что сражались казаки.

Причиной восстания Хмельницкого были не столько обиды и притеснения, что чинили казачеству поляки (хотя имелось и это), сколько желание расширить число реестровых казаков до 40 тысяч воинов, на что польский король по бедности своей пойти никак не мог. А Русское царство в «Мартовских статьях» забирало Украину себе, не просто удовлетворяя просьбу казачества, но и доводя число теперь уже московского реестра до 60 тысяч, то есть в полтора раза больше, чем хотели казаки от Польши. И, разумеется, при заключении союза равноправных государств один из союзников не выпрашивает в тексте договора обещания сохранить прежние вольности – это типичная просьба подчиненного к старшему.

Четвертая версия гласит, что на самом деле присяга после присоединения Украины была взаимной и не только казачество присягало царю России, но и московские послы от имени царя приносили присягу Запорожскому войску. Впрочем, единственным (!) основанием для таких выводов является реляция Крыницкого, который не только не присутствовал при описываемых событиях, но и явно противоречит свидетельствам людей, которые принимали участие в переговорах и присяге.

И наконец, пятая версия заключается в том, что принятые Переяславской радой условия были самовольно изменены русским царем Алексеем, что стало началом множества нарушений условий договора. Как ни странно, отчасти украинские историки правы. Условия, сформулированные радой, действительно были дополнены в Москве, куда затем приехали казачьи послы, чтобы утвердить доработанный текст договора. Это не является секретом, скрываемым московской пропагандой, и об этом можно прочесть даже в «Википедии».

Но самое интересное, что измененный текст был не злой волей царя, стремившегося ущемить права украинцев, а всего лишь исполнением желаний самих казаков, которые уже после Переяславской рады засыпали царя челобитными грамотами, прося о дополнительных пожалованиях, которые были удовлетворены. Типичная просьба из этого списка: дайте денег на изготовление пушек и ядер к ним. И резолюция царя – просьбу удовлетворить. По воле царя Алексея была добавлена лишь последняя, 23-я, статья – о выдаче разыскиваемых беглецов, оказавшихся в казачьих городках, которая, безусловно, ничуть не ущемляла казачьи вольности.

Таким образом, ознакомившись с типичными мифами украинской истории, мы видим, что доводы украинских историков рассчитаны лишь на тех доверчивых слушателей, кто совершенно не читал документы прошлых эпох и готов слушать пропагандиста, доверяя каждому его слову. Увы, похоже, на Украине такие в большинстве.

Михаил Диунов, историк
Деловая газета «Взгляд»
29 сентября 2021

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

Мир вам!

Новая книга иеромонаха Романа