col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Радиопередача «О слово!». Выпуск пятый

12 августа 2020 года в эфире «Православного радио Санкт-Петербурга» прозвучала пятая передача из цикла «О слово!», посвящённого поэзии иеромонаха Романа.

Очередной выпуск передачи адресован детям. Над передачей работала Антонина Алексеевна Зернюкова — кандидат филологических наук, дипломант энциклопедии «Лучшие люди России», автор статей по русской литературе, автор учебных курсов «Анализ лирического произведения» и «Современная русская литература» для учителей, повышающих профессиональную квалификацию, руководитель творческих работ учащихся, неоднократных лауреатов московских и общероссийских конкурсов и фестивалей.

В беседе принимает участие ученик 5-го класса Захар Рекунов. В передаче звучат песнопения иеромонаха Романа в исполнении автора.

Здравствуйте, дорогие юные радиослушатели!

Сегодня мы обратимся к стихотворению иеромонаха Романа (Матюшина-Правдина), замечательного поэта, нашего современника. Оно называется «Лето красное!», написано в 2008 году, в начале лета.

Предлагаю вам открыть это стихотворение на каком-либо электронном носителе, чтобы наша беседа стала более конкретной, чтобы легче было понять, какие открытия нам предстоит осуществить. Его можно найти на сайте «Ветрово», в разделе «Стихотворения 2000-2009 годов». Или в сборнике стихотворений «Чудный Свет» на странице 271.

В каждом настоящем стихотворении есть своя гармония, свои тайны, которые постигает внимательный читатель и слушатель. В русской литературе огромный пласт стихотворений о природе, о человеке, воспринимающем жизнь природы, времена года, в том числе и лето, летние дни. Рядом со мной собеседник, пятиклассник Захар Рекунов, любящий лирическое творчество иеромонаха Романа и других поэтов.

— Здравствуйте!

— Мы попытаемся назвать хотя бы некоторые из самых известных стихотворений о лете. Что вспоминается? «Зреет рожь над жаркой нивой…» Афанасия Афанасьевича Фета, «Чем жарче день, тем сладостней в бору…» Ивана Алексеевича Бунина, «Июль — макушка лета…» Александра Трифоновича Твардовского…

— «С добрым утром!» Сергея Александровича Есенина, «Тихая моя Родина» Николая Михайловича Рубцова, «Лето красное» иеромонаха Романа, его же стихотворение «В лодке», написанное этим летом.

— Прочитай нам пожалуйста, Захар, «Лето красное!»

— Лето красное! Гро́зы
Гонят сон деревень.
Золотые стрекозы
Над рекой целый день.

То к воде припадают,
Искры гасят крылом,
То внезапно взлетают
И висят над веслом.

Ветерок без усилий
И кружил их, и нёс
На свечение лилий,
На сияние рос.

А дуга чаровала,
Крася марево дня.
Это радуга встала,
Берега единя.

Белоснежные розы
С белой ночью в родстве.
Голубые стрекозы
На зеленой траве!

Лето красное — чудо!
В одуванчиках луг.
Разноцветье повсюду,
Славословье вокруг…

— Соловьиное бденье
Нам о Рае гласит.
Комариное пенье
О грехе говорит.

Это последняя строфа. Она могла бы стать предметом отдельного разговора.

Обратимся к названию стихотворения: «Лето красное!» Конечно, мы помним строки Пушкина из «Евгения Онегина»:

Ох, лето красное! любил бы я тебя,
Когда б не зной, да пыль, да комары, да мухи…

Но сочетание «лето красное» гораздо старше, его корни в устном народном поэтическом творчестве, как и многих других, в которых есть так называемые постоянные эпитеты. Давай, Захар, вспомним некоторые из таких сочетаний. Я начну: добрый молодец…

— Красна девица!

— Верно, слово из сочетания, которое нас интересует. Продолжим:

мать сыра земля;

вода студеная;

трава-мурава;

речка быстрая;

тонкая рябина;

дуб могучий;

сокол ясный;

голубок сизый;

черный ворон;

казак лихой;

воля вольная, и так далее, и так далее.

«Лето красное» повторяется в стихотворении трижды. Зачем? Почему? Этот вопрос мог бы стать предметом рассмотрения. Но мы идем дальше, преследуя свою цель, разгадывая ту тайну, которая интересует нас более всего.

Если отнестись к слову «красное» как к наименованию цвета, что мы можем о нем сказать?

— Красный цвет — цвет радости, праздника.

— Цвет многозначный. И у нас есть право воспринимать его именно так, как ты сказал — это цвет жизненной энергии, жизненных сил. Позже нам предстоит сказать о сочетании «Лето красное» и многое другое, разъясняющее то, что пока не ясно. А есть ли другие цвета в этом стихотворении? Если есть, то какие?

— Это та тайна стихотворения, которую мы будем разгадывать?

— Да, Захар. И первый цвет, на который ты обратил внимание, это…?

— Золотой! Золотые стрекозы!

— Спасибо! Немного приостановимся и определим, какие же живые предметы и явления есть в стихотворении «Лето красное», из чего складывается в нем поэтическая картина, поэтический пейзаж. Итак, стрекозы, только золотые?

— Золотые и голубые.

— Что в этой картине есть еще?

— Цветы.

— Цветы, а какие?

— Лилии, розы, одуванчики.

— Далее, а еще?

— У Господа всё живое: и деревни, и река, и радуга.

— Без сомнения. Что касается деревень, они нам интересны вот в каком отношении: в деревнях живут люди, следовательно, косвенно, намеком они присутствуют в стихотворении. А видим ли мы здесь человека как-то иначе – отдельно от других? И кто этот человек?

— …

— И я не знаю. Давай перечитаем строки произведения:

Лето красное! Гро́зы
Гонят сон деревень.
Золотые стрекозы
Над рекой целый день.

То к воде припадают,
Искры гасят крылом,
То внезапно взлетают
И висят над веслом…

— Весло! Это человек в лодке, которая плывет по реке. Он смотрит вокруг…

— Молодец, Захар! Да, верно! Но и отдельный человек присутствует здесь лишь намеком. Почему именно так? Может быть, мы откроем это, а может быть, и нет… Оставим для тех, кто нас слушает. А сами вернемся к стрекозам. Они, мы помним, золотые и голубые. Конечно же, мы должны сказать что-то необходимое, важное об этих цветах.

— Золотой! Как будто сделанный из золота.

— Согласна.

— Золотой значит блестящий, желтый, желто — оранжевый. А голубой — цвет неба.

— Скажи, Захар, а это разные стрекозы? Одни золотые, другие голубые?

— Конечно… Подождите, а может быть, это одни и те же стрекозы, но в разное время. Золотые днем, а голубые ночью?

— Спасибо, Захар, думаю, так и есть.

— Сначала днем, а потом ночью?
— Замечательный вопрос. Давай попробуем разобраться. В тексте стихотворения мы видим глаголы в настоящем времени:

гонят;

припадают;

гасят;

взлетают;

висят.

В третьей и четвертой строках первой строфы подразумевается «летают» — золотые стрекозы над рекой. В третьей и четвертой строфах глаголы прошедшего времени:

кружил;

нес;

чаровала;

встала.

А еще дальше вновь глаголы подразумеваются, какие? «Есть», «находится», напомню:

Белоснежные розы
С белой ночью в родстве.
Голубые стрекозы
На зеленой траве!

Лето красное — чудо!
В одуванчиках луг.
Разноцветье повсюду,
Славословье вокруг.

— Разноцветье повсюду…

— Ты обратил внимание наших слушателей на очень важное слово. Впрочем, в подлинном произведении слов неважных просто нет. Продолжим о временах глаголов. Настоящее время — это, условно говоря, «сейчас», текущий момент или же это то значение, которое обозначает «обычно», «так бывает», «так есть». Это значение, например, во фразе: Волга впадает в Каспийское море.

В нашем стихотворении глаголы настоящего времени, думается, употреблены поэтом и в первом значении, и во втором, то есть стрекозы «взлетают», «висят» и так далее «сейчас» и «обычно». Но важнее «сейчас», это мгновение! Прошедшее время тоже имеет не одно значение. В нашем случае это значение «было», «прошло».

— Значит, ветерок «нес» и «кружил» стрекоз «вчера»? А радуга? Она ведь «красит марево дня» сегодняшнего, «сейчас»?

— А радуга, появившись, сразу исчезает?

— Нет, она появилась после ночного дождя, может быть, на рассвете, и висит в небе. Солнце поднялось и облило золотом крылышки стрекоз.

— А что было с ними ночью, «белой ночью»? Видимо, это она окрасила прозрачные крылышки стрекоз в голубой цвет… Ночь светлая, хорошо видны и белые розы, и зеленая трава, и голубые стрекозы, которые днем станут «золотыми».

Мне кажется, уже можно начать перечислять цвета, с которыми мы встретились в стихотворении. Начнем?

— Красное, красный цвет..

— Разве? А что в стихотворении красного цвета? — «Лето красное», «красна девица» — в каком значении здесь употребляется слово «красный»?

— Красивый, прекрасный, замечательный.

— Да, совершенно верно. А мы говорим о цветах и их оттенках. Есть в стихотворении о прекрасном лете что-то красного цвета?

—А что такое марево?

— Молодец! Читаем в толковом словаре: «Марево – теплые испарения от земли в жаркую погоду; дымка, туман. В словаре приведен пример из художественного произведения: «Там, на горизонте, в сплошном дымчатом мареве стоял красный диск солнца». Следовательно, марево может изменить цвет и преобразовать, например, желтый цвет в красный. Этот цвет, красный, может быть и в картине природы, созданной удивительным талантом поэта иеромонаха Романа.

Теперь мы можем попытаться перечислить те цвета, с которыми мы встретились или могли бы встретиться в стихотворении, к которому мы обратились.

— Красный (цвет солнца).
Желтый (одуванчики).
Желто-оранжевый (золотые стрекозы).

— Этот цвет можно назвать и оранжево-желтым, если мы вспомним с тобой одну фразу… А еще?

— Зеленый, голубой.

— Много белого цвета: белые розы; лилии — белые; и одуванчики из желтых постепенно превратятся в белые. Что касается «Белой ночи», согласимся, что это ночь, воздух которой прозрачен и светел. Белый цвет, как мы знаем, заключает в себе все цвета…

— Радуги!

— Совершенно верно! Каждый охотник…

— Желает знать, где сидит фазан!

— Молодец, Захар! Мы почти разгадали ту тайну стихотворения, которую и хотели разгадать.

— Но ведь есть еще слова «сидит фазан» — синий и фиолетовый цвета. Холодные цвета в жаркий летний день. Где они?..

— Думаю, в реке, в воде! Ночь, миновавшая ночь, связана с грозами, дождем, каплями дождевой и речной воды, с движением глубин реки. Эти глубины воспринимаются нами как окрашенные в темные, холодные цвета и их оттенки — от фиолетово-черных до темно-синих. Когда днем на водяные капли из темных глубин падают солнечные лучи, эти капли становятся искрами, которые «гасят» крылом золотые стрекозы.

Ночью фиолетово-синие глубины реки выплескивают свой ослабленный цвет вверх, на прозрачные крылышки стрекоз, и они становятся голубыми. А днем их обливает своим золотом солнце, приумножаясь, еще больше расплескиваясь с их помощью вокруг, особенно над рекой и лугом.

Вся картина, которой очарован лирический герой — радужная, сияющая, полная любви к жизни, к лучшему в ней. Можно быть очарованным странником — позже, ты, Захар, прочитаешь произведение Николая Семёновича Лескова с таким названием, — а можно стоять и смотреть, вбирать «все впечатленья бытия», если процитировать Александра Сергеевича Пушкина, и быть очарованным картиной жизни, дарованной нам Господом. Трудно выразить, как прекрасен этот мир, но наши поэты находят удивительные и вместе с тем простые и понятные образы. Один из них – иеромонах Роман (Матюшин-Правдин), одухотворенный, очарованный Божьим замыслом о мире и о человеке в нем.

Большое тебе спасибо, Захар, за помощь в этой передаче. Будем прощаться с нашими радиослушателями?

— А цветы? Мы о них не сказали!

— Мы не сказали не только о них. К несказанному добавлю еще одно: очень интересные парные слова: радуга — дуга, чудо — чаровала, свечение — сияние и многое-многое другое. Мы лишь прикоснулись к волшебному миру одного из стихотворений прекрасного поэта — иеромонаха Романа (Матюшина-Правдина).

— До свидания!

— Надеемся на новые встречи.

Сайт «Ветрово»
Православное радио Санкт-Петербурга
15 августа 2020

Благодарим за помощь в подготовке текста к публикации Ольгу Владимирову. В оформлении заставки использована фотография Александра Мелехова.

«О слово!» Выпуск первый
«О слово!» Выпуск второй
«О слово!» Выпуск третий
«О слово!» Выпуск четвёртый
«О слово!» Выпуск пятый

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

О слово!

Новая книга иеромонаха Романа