col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово
Что2 плeвы ко пшени1цэ;
тaкw сл0во моE, речE гDь

Магистры, бакалавры — львы Христовы,
Защита Церкви! Но умерим пыл.
Скажите, несвятые богословы,
Кто из пророков бакалавром был?

Пасти овечек счастье небольшое,
Да вот, в укор учёнейшим отцам,
Они любили Бога всей душою
И потому глаголом жгли сердца.

Рече Господь! И рушились престолы,
И царь внимал пророку, и простец.
Рече профессор энного посола —
Всё, что и скажет нынешний мудрец.

Чины и званья — вывеска, не боле,
Что ж не в любви, а званьях ищут прок?
И первоклассник — честь духовной школе! —
Начитан больше, чем любой пророк.

Не возлюбив до смерти Всесвятого,
Учёный муж тщеславию кадит.
А благодать возблагодать Христова
Не знающих, а любящих святит.

Изменится что в будущем? Едва ли:
Что могут многословные уста?
О, если б эти школы выпускали
Желающих распяться за Христа!

Иеромонах Роман
18-19 февраля 2021
Скит Ветрово

Ин. 1:16.

Заметки на полях

  • Санкт-Петербург

    Поддержки в пользу обскурантизма в Церкви тоже не должно быть. Пророки может, конечно, учёных степеней не имели, но известно, что в Ветхом Завете существовали пророческие школы. Взять хотя бы пророка Исаию. Известно, что книга Исаии написана не одним автором. Существовала целая пророческая школа Исаии.
    Христу иудеи не случайно задавали вопрос: позволительно ли разводиться с женою? Они хотели выяснить к какой богословской школе Христос принадлежит — Гиллеля или Шаммая. Это означает, что в то время, несомненно, были школы и мы не можем опровергать тот факт, что Христос нигде не проходил обучения. Он очень хорошо аппелирует к Писанию и знает его.
    Затем свяитители Древней Церкви. Свят. Григорий Богослов, св. Григорий Нисский, свят. Василий Великий, св. Иоанн Златоуст, свят. Афанасий Александрийский и многие другие. Неужели они могли обосновывать христианское вероучение учение со сложнейшей терминологией, не проходя нигде обучения? А церковные апологеты? Хотя мч. Иустин Философ. Не имели хорошего античного образования разве? А свят. Григорий Палама? Благодаря чему мы имеем прекраснейшее богословие Восточной Церкви? Не их ли образованию, в том числе? Не говоря уже о мучениках 20 века. Сколько среди них было образованнейших священников, профессоров богословия замученных в гулагах, лагерях и попросту расстреляных?
    Дело не в знаниях, образовании или их отсутствии.
    Дело в расстановке приоритетов всё-таки. И невежда может быть как праведником, так и неправедником. И магистры, кандидаты, профессора подобным же образом.

  • Астрахань

    Как всегда, ярко, образно, точно! Спасибо, Отец Роман! Слава Богу за все!

  • Уважаемый Драматург, конечно, не нужно поддерживать «обскурантизм в Церкви» или умалять труды высокообразованных святителей первых веков. Но ведь отец Роман и не делает этого. Речь об избрании благой части (Лк. 10:42), о том, чтобы возлюбить Господа Бога своего всем сердцем своим и искать Царства Небесного и Правды его. Согласитесь, без этого богословские знания мало чем отличаются от светских гуманитарных — пища для ума, предмет для разговора.

    Смысл стихотворения в последних строчках:
    О, если б эти школы выпускали
    Желающих распяться за Христа!
    Каким образом это возможно? Думаю, помимо личной веры, очень важно встретить учителей (в широком смысле слова), которые выстрадали свою веру и приблизились к Богу опытным путём (как, например, упомянутый Вами святитель Григорий Палама). Тогда богословские знания станут дровами, подбрасываемыми в огонь — разве это лишнее?

    Вспомнилась строка из старого стихотворения отца Романа:
    Уста без сердца – праздные реченья…
    http://vetrovo.ru/usta-bez-serdtsa-prazdnye-rechenya/

  • Санкт-Петербург

    Так ведь, чтобы была возможность распяться за Христа, нужно как-то для начала узнать за что распинаться. На теологические школы или университеты мы и не должны перекладывать ответственности научить нас переживать веру сердцем. Они дают знания, а переживание этих знаний сердцем — это уже глубоко личное дело каждого, личная ответственность. Учителя (в широком смысле) у всех тоже разные. У нас нет харизмометра измерять глубину сердечных страданий наших учителей за веру. Вот давайте возьмём в пример св. Иоанна Златоуста. Человек пострадал за свои убеждения, за свою снисходительность к оригинистам, был отправлен в ссылку, там и скончался. Но считали ли люди, которые его окружали, что он страдалец? Вряд ли. Златоуст занимал престижную на тот момент кафедру, был обеспечен, хорошо говорил, образован и, конечно, враги считали, что человек слишком хорошо живёт. Немало было и завистников. Среди которых между прочим был и свят. Кирилл Александрийский: «Если Иоанн епископ, то почему Иуда не апостол?» (он же сказал). И оба во святых оказались.

  • «Так ведь, чтобы была возможность распяться за Христа, нужно как-то для начала узнать за что распинаться».
    Конечно, но для этого необязательно оканчивать теологические школы и университеты. Речь о том, что они могут пойти не во благо в том случае, если при хорошем богословском образовании и умении грамотно рассуждать о Боге человек будет пуст внутри. В таком случае можно в результате просветительской деятельности охладить людей или даже совсем отвратить от Церкви (если, например, слушатель способен улавливать фальшь). И, напротив, простые слова, сказанные старцем, могут сокрушить человеческое сердце.

    Конечно, хорошо иметь учителем свт. Иоанна Златоуста, но и преп. Серафима Саровского ничуть не хуже — и тот, и другой настоящие. Но представьте, если бы у святителя был только внешний лоск — кому нужна была бы его самая блестящая проповедь?

    Насколько помню, святитель Иоанн, получив епископскую кафедру, неприятно поразил окружающих тем, что отказался от роскоши, жил и питался очень скромно. Он вёл себя всегда принципиально, за что ему и приходилось постоянно расплачиваться, и лично для меня строгость его проповеди перекликается со строгостью св. Иоанна Крестителя (при том, что один в епископском облачении, а другой в одежде из верблюжьего волоса — неизвестно, как проще). Он не угождал сильным мiра сего и в результате умер в изгнании — а мог бы сделать хорошую «карьеру».

    Конечно, не виноваты студенты духовных школ, что у них нет возможности общаться с духоносными старцами. Но думаю, что и старцев нет (или почти нет, не знаю) потому, что духовное образование, если так можно выразиться, идёт вширь, а не вглубь. Любой мало-мальски грамотный человек при определённом напряжении может осилить ряд богословских трудов и, скажем, написать научную работу. Но вот свт. Феофан Затворник (тоже не самый невежественный человек) пишет, что важнее всего найти путь к собственному сердцу. И что, многие ли ищут его? Мне кажется, встретив человека (учителя в широком смысле слова), который в ладу со своим собственным сердцем (скажем, делателя Иисусовой молитвы), поверишь ему на слово, не требуя никаких богословских аргументов.

    Стихотворение отца Романа написано не для того, чтобы обличить тех, кто получил богословское образование. Думаю, это плод его наблюдений за реально существующим положением дел: когда духовное образование исчерпывается «вывеской». Но это не значит, что все богословы такие, нет — просто это то, что бросилось ему в глаза. Думаю, «внешние» люди всегда заметнее, они склонны показать себя, а тот, кто ищет путь к своему сердцу, найдёт для этого более укромный уголок.

    Лично мне хотелось бы иметь богословское образование — например, для того, чтобы более грамотно общаться с Вами. Правда, иметь его «в анамнезе», чтобы сейчас уже не отвлекаться от того, что кажется более важным.

  • Кронштадт

    Ольга Сергеевна, как Вы душеполезно пишете. Ваши слова как бы вторят словам о.Романа в этом стихотворении. Читая стихотворение и ваши комментарии, вспомнились слова молитвы «управи ум мой и утверди сердце мое, не о глаголании устен стужати си, но о разуме глаголемых веселитися и приготовитися на творение добрых дел…»

  • Тверь

    Возможно, в древности богословие так не затмевало служения Самому Богу, как в наше время. А знание лишь помогало постичь Непостижимое умом, хотя бы отчасти. Это доказывает то великое подвижничество древности в сравнении с современностью. А первым Христианам было достаточно простой апостольской проповеди, чтобы узнать Истину и Спасение. Знание не определяет, а помогает. Но кто-то слишком увлекается знанием и не видит Главное. А ещё плохо, когда знание мешает быть сердцу открытым для Бога. Так тоже бывает.

    Замечательное стихотворение, созвучное ещё с одним стихотворением отца Романа,
    возможно дополняющим и более раскрывающим тему :

    Хоть богословская наука
    Нужна, чтоб малых защищать,
    Но для меня такая скука
    Рассудок в скальпель превращать!

    И я нырнул бы, словно в омут,
    Да вот сломался на одном:
    Не обращаться, как к Живому,
    А только рассуждать о Нём.

    И о Едином на потребу,
    Как о прохожем говорить.
    Но алчущему свойством Хлеба
    Желанный Хлеб не заменить.

    А может, это наказанье —
    Немеримое измерять
    И на заумном заседаньи
    Зевки ладонью прикрывать?

    Нет, не по мне сие веселье,
    Ступеня явно не моя.
    Уж лучше я закроюсь в келье:
    Та любит неучей, как я.

    И буду жить в уединеньи,
    В безмолвном воздеяньи рук —
    Кто выше всех определений
    И человеческих наук.
    21 февраля 1998 г.
    Скит Ветрово

    Что-то подсказывает, что с расстановкой приоритетов здесь всё в порядке.

  • Гомель

    Изменится что в будущем? Едва ли:
    Что могут многословные уста?
    О, если б эти школы выпускали
    Желающих распяться за Христа!

    Драматург, за что Каин Авеля убил, а?

  • Спасибо, Галина. В своё оправдание могу сказать, что мои слова словами и остаются.

  • Санкт-Петербург

    //О, если б эти школы выпускали
    Желающих распяться за Христа!//
    Так ведь где сказано, что не выпускают желающих распяться за Христа? Или это скорбь о том, что их не так много?
    //Конечно, не виноваты студенты духовных школ, что у них нет возможности общаться с духоносными старцами. Но думаю, что и старцев нет (или почти нет, не знаю) потому, что духовное образование, если так можно выразиться, идёт вширь, а не вглубь//
    Не могу понять две вещи: причём здесь старцы? И как сам феномен старчества определяется? И главное, кем определяется?
    Знаете у Конфуция есть такие слова: «Добродетельный человек, если вдруг и зачитает ложное учение оно в его устах прозвучит как истина. Если же недобродетельный человек зачитает истинное учение, оно в его устах прозвучит как ложь.»
    Поэтому с путём к собственному сердцу с Вами полностью согласен. Можно с какой-нибудь позиции произнести и ошибку, но если человек произносит от сердца, потому что сам живёт этими знаниями, то оно и будет звучать соответствующе.
    И к вопросу об истине. Христос говорил как власть имеющий, но мы забываем, что иудеи принимали Его за «еретика». Сплошь и рядом они слышали одно заблуждение и Его «гордыню». В их сознании распять Его было совершенно справедливым занятием. Повторю: в их сознании. В нашем же сознании они совершили ошибку. Где же «объективность» истины? Для одних так, для других иначе. Вспомним также для примера и антагонизм между св. Нилом Сорским и св. Иосифым Волоцким. Один выступал за скромность и нищету в Церкви, не пышные богослужения, другой — за совершенно противоположное. И всё это одна Церковь, между прочим… И всё это разные мнения в одной Церкви.

  • Драматург, речь о старцах зашла только потому, что они постигали Бога именно опытным путём (а не через получение учёных степеней). Можно вместо «старец» сказать «человек, живущий в Боге» — по крайней мере, мне хотелось употребить это слово именно в таком значении. Как писал свт. Иоанн Златоуст, «нам не сле­до­ва­ло бы иметь и нуж­ды в по­мо­щи Пи­са­ний, а над­ле­жа­ло бы ве­сти жизнь столь чи­стую, что­бы вме­сто книг слу­жи­ла Бла­го­дать Ду­ха, и что­бы, как те ис­пи­са­ны чер­ни­ла­ми, так и на­ши серд­ца бы­ли ис­пи­са­ны Ду­хом». Понятно, что лично нам не следует рассчитывать на то, что наша жизнь станет такой, но ведь были люди, которые приблизились к этому идеалу. Как, например, преп. Мария Египетская, которая не читала Писаний, но знала их. Понято, что есть лжестарцы (как, наверное, и лжесвятители), которые дурят людям головы, но я говорю о положительных примерах. Кстати, для того, чтобы увидеть и показать другим разницу между лже- и подлинным (старцем, святителем), богословские знания очень даже могут пригодиться. На мой взгляд, этим успешно занимается отец Георгий Максимов.

    Вопрос об истине слышать странно. Если Христос не есть Истина, то тщетна и вера наша, и этот разговор (мы же не в риторике упражняемся). По-моему, мы по умолчанию решили, что Истина в Нём. Почему иудеи не приняли Его? Может быть, отчасти потому, что голова их была забита многими знаниями, которые помешали разглядеть Истину. Они и без того были слишком богаты, как тот юноша, который отошёл от Христа опечаленным. Когда у человека слишком много накоплено внутри, он и себя отождествляет с этими накоплениями, а отвергнуться себя ради Истины — это непросто. Из Ваших слов можно сделать вывод, что «спор» между иудеями и учениками Христа можно сопоставить со спором стяжателей и нестяжателей. Но ведь это не так. Иудеи и христиане не составляли единой Церкви, принятие или непринятие Христа — как грань между жизнью и смертью. А преподобные Нил Сорский и Иосиф Волоцкий — оба приняли Христа, оба православные святые.

    Вы спрашиваете — где же объективность истины? Конечно же, для христианина во Христе. Если убрать Его их нашего мiросозерцания, оно мгновенно рухнет.

  • Санкт-Петербург

    //Может быть, отчасти потому, что голова их была забита многими знаниями, которые помешали разглядеть Истину//
    Думаю слово «отчасти» здесь ключевое. Отчасти — это не абсолютно. Если речь идёт об одухотворении и преображении знаний, то я лично за. Если старцы (о которых Вы говорите) в этой связи стоят как некие помощники, а не судьи знаний, то тоже за. Видите ли знания вообще разные бывают. И в религиозном образовании тоже. Главное чтобы святость, какой бы она ни была, не выступала их неаргументированным обличителем. Такое нередко может случаться. В знаниях нужна аргументация, а не просто слово «нельзя» или «нет». Приближение к Богу или переживание Его присутствия, о котором Вы говорите — это всегда личное состояние. В пример я не случайно привёл Нила Сорского и Иосифа Волоцкого. Оба как-то переживали Бога, хотя были людьми с абсолютно разным подходом к жизни и взглядами. Иудеи как-то переживали Бога, хотя и не согласились с учением Христа. Апостолы Пётр и Павел как-то переживали Бога, хотя и произошла между ними конфронтация в Антиохии. Свят. Афанасий Александрийский как-то переживал Бога, хотя и не согласился с учением отцов-капподакийцев, считая их философским новшеством в Церкви. И т. д. и т. п. Переживание Господа Бога — это всегда субъективная «вещь в себе». В наших религиозных чувствах не может быть никаких объективных данных подлинного или ложного переживания Бога. На это, кстати, указывает и имя Бога, данное Моисею: «Яхве» (в альтернативном переводе: «Я буду с вами таким, каким Я буду»). Всеми переживается по-разному. Мы лишь выбираем к какой компании «переживаний» принадлежать.

  • Думаю, что всё же существуют некие «объективные данные» подлинного или ложного переживания Бога. Даже я помню прочитанные где-то слова о том, что благодать Святого Духа «прохлаждает», а собственная экзальтация горячит. Если бы не было критериев, как бы старцы в монастырях понимали, что монах впал в прелесть (а таких историй много в патериках)? Тут как раз, как я понимаю, и опираются на соборный опыт святых отцов.

    В своих примерах «переживаний Бога» Вы привели имена святых, которые действительно Его переживали (а апостолы и «распялись» за Христа), но ведь были и те, кто создавал видимость переживаний (или другие сами видели их таковыми), а сами были пусты. Если бы иудеи, распявшие Христа, подлинно «переживали Бога», то узнали бы Его, а не распяли. Неправильные переживания удаляют от Бога, а не приближают к Нему.

    «Мы лишь выбираем к какой компании “переживаний” принадлежать». Если этот выбор совершается в рамках Церкви, то, наверное, не играет решающей роли для спасения, ближе тебе стяжатели или нестяжатели, а вот если вне… Ведь, например, и Гиппиус с Мережковским считали, что переживают Бога, и многие до сих пор записываются в их «компанию». И иудеи «переживали».

    «Учителя (в широком смысле) у всех тоже разные. У нас нет харизмометра измерять глубину сердечных страданий наших учителей за веру». Жизнь учителей – лучший харизмометр. Не случайно учащиеся Московских духовных школ, видя старцев и монашествующих, отличались бóльшим благочестием, чем студенты Ленингадских духовных школ (не мои наблюдения, но не раз приходилось слышать).

    «Так ведь, чтобы была возможность распяться за Христа, нужно как-то для начала узнать за что распинаться».
    Не за что, а за Кого.

  • А мне основными в этом стихотворении видятся вот эти строки:
    Чины и званья — вывеска, не боле,
    Что ж не в любви, а званьях ищут прок?
    Сейчас образование доступно, любое, хоть светское, хоть богословское, и этим пользуются, и слава Богу. Только вот, зачем, с какой целью идут учиться? Не секрет, что многие именно и только с целью построения карьеры в будущем. Для светского общества выпускники, озабоченные лишь поисками званий и постов, опасны для жизни и здоровья телесного, а жаждущие богословских знаний ради самих знаний да скорейшего получения архиерейского сана, опасны гораздо больше, так как наносят вред здоровью духовному, душе безсмертной (в первую очередь, своей), ибо личностное переживание присутствия Бога сводится в этом случае к переживанию присутствия своей личности в Церкви.

  • Санкт-Петербург

    Людмила, богословское образование получают не только монахи и священники. Нужно знать основы своей веры, чтобы дать ответ, как написано у апостола Павла. Но и при этом, Господь говорит, что Он благодарит Отца, что избрал не мудрых века сего, а младенцев. Действительно, наличие пустого знания при отсутствии личного духовного опыта не к чему не приводит, а только вредит, разжигая самомнение. Последнее Ваше утверждение мне кажется спорным. Потому в Церкви обитает Дух Святой, Она Единая Соборная и Апостольская, ее основал Господь. Поэтому свое присутствие в Церкви не может противоречить переживанию присутствия Бога.

  • Санкт-Петербург

    Конечно, все знания без любви, не имеют смысла перед Богом, как я понимаю.

  • Санкт-Петербург

    //Не за что, а за Кого//
    За что — в смысле за суть какого учения. Христос же Сам говорил иудеям: исследуйте Писание. У блж. Августина есть выражение (мне оно не очень близко по духу, но думаю некоторым подойдёт): «Можно даже пролить кровь за Христа, но это не означает, что через это можно спастись». Старообрядцы проливали же кровь, думая, что за Христа. И реально верили. Мы только теперь утверждаем, что из-за того, что не разобрались в подмене: смешали канонику с Евангелием. (Знаменский. История РПЦ). И, кстати, из-за недостатка просвещения это происходило, в том числе.
    //отличались бóльшим благочестием//
    Возвращаемся к старому, но скажу по-другому: в нас заложен подчас мешающий архетип образов благочестия. Это некие стандарты с предшествующим опытом. Вы ж понимаете, что для христиан прошлых столетий мы давно уже, возможно, духовно мертвы. Пользуемся соц. сетями, переписываемся через интернет, смотрим рекламу, трудимся не так много (машины, водоснабжение, эл. энергия, блага цивилизации). Какое тут место благочестию? Эти образы и могут помешать увидеть изменившийся мир, где старое давно прошло. Между прочим, отчасти этот архетип благочестия и привёл иудеев к тому, что не приняли Христа: желаемое не совпало с действительным. Не Тем Христос оказался… Не такого ждали. Должен был придти более «зрелищный», кстати, опирающийся на предание старцев (из Евангелия), чтущий старые традиции (особенно относительно субботы), политически настроенный.
    Принять действительное — это ещё смирение нужно проявить.

  • «//Не за что, а за Кого//
    За что – в смысле за суть какого учения».
    А как быть, если человек, например, не до конца постиг это учение? Получается, он напрасно умирает? Тогда и мученик может впасть в сомнения и подумать: может, мне сначала ещё догматику подтянуть, а потом идти на смерть? Для того, чтобы, например, защищать Родину, не обязательно досконально знать её историю и географию, а чтобы родить ребёнка — разбираться в биологии. Если человек, собираясь жениться, хочет предварительно выведать у невесты всю её подноготную, то, мне кажется, это брак не по любви (хотя с точки зрения здравого смысла, может быть, это весьма разумно).

    «Эти образы и могут помешать увидеть изменившийся мир, где старое давно прошло».
    Во времена Христа старое тоже давно прошло. Оно проходит непрерывно, а Бог остаётся неизменным, и именно Он и есть наш Образ благочестия. Христос сказал: Но дерзайте, яко аз победих мiр (Ин. 16:33), а апостол Павел — Не сообразуйтеся веку сему (Рим. 12:2). Так что задача христианина — не увидеть мiр или век, а преодолеть то и другое.

  • Простите, Анна, наверное я не достаточно чётко выразила свои мысли в отзыве к стихотворению отца Романа. Мои слова это не философско-отвлечённо-богословское умничанье на тему личностного присутствия в Церкви и личностного переживания присутствия Бога. Я говорила о конкретной ситуации, когда люди заканчивают институты, семинарии, академии, не в Бога богатея, а создавая некую копилочку для своей будущей карьеры, для получения звания, сана, высоких должностей и прочих благ. Поэтому спорную фразу хочу уточнить: …ибо личностное переживание присутствия Бога сводится в этом случае к переживанию значимости, ценности и выгодности присутствия своей личности в Церкви.

  • Санкт-Петербург

    Я ж не случайно примеры привожу из истории. Со старообрядцами, например. За что умирали? Мы же сейчас понимаем, что за бытовую канонику: двуперстие, крестный ход против салони, пение «Аллилуя», редакцию богослужебных книг. И если Вы, как мне показалось, хотите переложить ответственность за желание уметь жертвовать на теологические университеты, то возвращаю Вам Ваш аргумент: Чего же сама Церковь до 17 века не научила людей жертвовать за суть Евангелия, а не чего-то внешнего? Если пойдём дальше… Революция. Много, кстати, было благочестивых людей. Но так бездарно и по-варварски отнестись людям к своей же вере и Церкви… чья вина? Следуя за Вашим аргументом можно опять же сказать — Церкви. Как бы не говорили о каких-то внешних врагах, любую цивилизацию не разрушить извне, если она не разрушит себя изнутри. Было ли просвещение людей в их вере? Да, началось в 19 веке. Но, увы, не успели.
    Просто для сравнения посмотрим на западную Церковь. Просвещение там было со средневековья. Достаточно ли у европейцев было претензий к Церкви? Поверьте, больше, чем у нас. Начиная от ущемления прав, инквизиции, полноправного правления пап, до роскоши Ватикана. Ненависти хватало, чтоб от Церкви не оставить камня на камне. Но умели люди как-то отделить «котлеты от мух». Отделить суть Евангельской керигмы от того, что не получается. Потому что как-то занималась Церковь просвещением народа. Как бы там ни было, но была эта забота.

    //Так что задача христианина — не увидеть мiр или век, а преодолеть то и другое//
    Кто ж поспорит? Только что мы вкладываем в понятие «мир». Вы употребляете это слово по-славянски, что в библейском смысле означает «страсти».
    Вот с этим согласен. Преодолеть сребролюбие, гнев, вражду, ненависть и прочие вещи.

  • Санкт-Петербург

    //Оно проходит непрерывно, а Бог остаётся неизменным, и именно Он и есть наш Образ благочестия//
    Под образом благочестия Вы, я полагаю, имеете ввиду Личность Христа? С этим не поспорю. Но вот что, как мне кажется, означает не очень критически смотреть на времена. Ещё раз хотел бы подчеркнуть… Для иудеев Христос не являлся образом благочестия. Это для нас — да, для них — нет. Благочестие благочестию — рознь.
    Можно теперь представить.
    Пришёл Христос и начал говорить: «Я есть истина, путь и жизнь»
    «Я от вышних, вы от нижних.
    Я от не от мира сего, вы от мира сего».
    «Приидите ко Мне все труждающиеся и обремененные и Я успокою Вас»
    «Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем».
    «Я и Отец — одно».
    Не звучит ли как гордыня?
    И не слишком ли много Я-концепции? Это же надо было иметь такую дерзость и смелость заявлять о Себе!
    Переворачивал в храме столы менял, исцелял в «священную субботу», что не действие, то «провокация», причём в некоторых случаях видно что намеренная. Ел с мытарями и грешниками, немытыми руками (это ритуальное нарушение).
    Но как иначе было пробудить сознание людей от внешне благочестивой спячки? Понявшие поняли, услышавшие услышали. А те, кто не услышал, для них образ Христа остался» аморальной личностью». И так ведь во всём и до сих пор. Для одних ты святой и герой, для других — заблудшая овечка. Это просто важно понимать.

  • Дгепр

    Словесная эквилибристика человека под ником Драматург напомнила мне такие же словесные потуги Геннадия из Санкт-Петербурга (православного буддиста). Вроде всё стройно и красиво, но с душком.
    Знания не должны вести к зазнанию («грех зазнания похож на осуждение, ибо корень у них один — гордость». Преподобный Оптинский старец Иосиф.)
    Всяк человек ложь (т.е несовершенен)( Пс. 115:1). Что гордится земля и пепел? (Сир. 10, 9).
    Чтобы распяться за Христа, нужна Христова простота. Почему иудеи не приняли Христа? Потому что любви не имели.

  • Драматургу.

    1. Про старообрядцев. Думаю, их вина не в том, что они защищали старое, тем более что нельзя не согласиться, например, с тем, что в некоторых случаях изменения, внесённые в богослужебные книги, были недобросовестны и затемняли смысл вместо того, чтобы прояснить его. Вот здесь можно познакомиться с сопоставлением некоторых дониконовских и исправленных текстов:
    http://vetrovo.ru/inoi/starover/
    (Например, очень характерен пример исправления в Символе веры: Его же Царствию несть конца / Его же Царствию не будет конца.)
    Вина старообрядцев в том, что верность традиции оказалась для них важнее церковного единства, и они ушли в раскол.

    2. Вы пишете: «Революция. Много, кстати, было благочестивых людей. Но так бездарно и по-варварски отнестись людям к своей же вере и Церкви… чья вина? Следуя за Вашим аргументом можно опять же сказать – Церкви».
    Соглашусь: да, и её вина тоже. Причём не только в недостаточном просвещении народа (революционные идеи возникли не в народе, а как раз в образованных кругах). Святитель Игнатий (Брянчанинов) с сокрушением писал о состоянии современного ему монашества (если позволите, обойдусь без цитат), а что уж тогда говорить о белом духовенстве и мiрянах.

    3. «Под образом благочестия Вы, я полагаю, имеете ввиду Личность Христа?»
    Да, потому что меня несколько задели Ваши слова: «В нас заложен подчас мешающий архетип образов благочестия. Это некие стандарты с предшествующим опытом». Под этим «архетипом» Вы как будто подразумеваете суровых старух, грозящих нам пальцем (что-то из советского кинематографа и детских книг). Апостол Павел писал: Умоляю вас: подражайте мне, как я Христу (Кор. 4:16). Апостол Павел — свободный человек, его образ не сковывает, а, наоборот, вдохновляет и подталкивает вперёд. А вслед за ним было множество таких же свободных святых… И все они подражали Христу.

    4. Вы пишете:
    «Пришёл Христос и начал говорить: “Я есть истина, путь и жизнь”
    “Я от вышних, вы от нижних.
    Я от не от мира сего, вы от мира сего”.
    “Приидите ко Мне все труждающиеся и обремененные и Я успокою Вас”
    “Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем”.
    “Я и Отец – одно”.
    Не звучит ли как гордыня?
    И не слишком ли много Я-концепции?»
    Если бы Вы или я стали бы говорить “Я есть истина, путь и жизнь”, это было бы не просто гордыней, а сумасшествием. Но это слова Бога, и эти слова — Правда. Они остались нам, и мы можем руководствоваться ими, как непреложными правилами, не подвергая сомнению. Неужели Слово Божие должно было облекаться в какие-то «толерантные» формы? Неужели Христос должен был говорить так, чтобы всем угодить, никого не задеть ненароком, извиняться? Да, многие не приняли Его, потому что сочли «аморальной личностью», но это никак не вина Христа. Почему-то другие приняли. И это, простите, никак не зависело от уровня их образования, даже, скорее, наоборот: Слово Божие было открыто не мудрым и разумным, а младенцам (Мф. 11:25).

    «Ещё раз хотел бы подчеркнуть… Для иудеев Христос не являлся образом благочестия».
    А зачем Вы снова и снова возвращаетесь к иудеям? Понятно, что мы должны быть не как они. Или Вы хотите подчеркнуть недостаточное искусство Христа в обращении человеческих сердец? Что-то было Им упущено, нужно было действовать по-другому, чтобы уловить больше душ? Ведь и сейчас самый лучший проповедник, сколько души ни вложит в слово, коснётся далеко не всех сердец, да ещё и получит от тех, кому его проповедь не по вкусу.

    5. Мне кажется, круг тем расширяется, хотелось бы дойти до сути, как-то подытожить разговор. Мы начали с разговора о стихотворении «Богословы». Помимо финала —
    О, если б эти школы выпускали
    Желающих распяться за Христа! —
    там есть ещё две смыслообразующие строки:

    Чины и званья — вывеска, не боле,
    Что ж не в любви, а званьях ищут прок?

    Здесь как раз говорится о том, что внешнему придаётся больше значения, чем внутреннему. Чины и званья — вывеска, именование. Любовь — суть. Хорошо, когда внешнее и внутреннее соотвествуют друг другу. К кому скорее пойдёшь за духовным советом, к «профессору богословия» или к «батюшке» (старцу)? Хорошо, когда учёные степении как бы растворяются в человеке, помогая его возрастанию и окормлению других. Плохо, когда они бряцают, как медь
    звенящая или кимвал звучащий
    и становятся самоцелью, подпитывая тщеславие. Кстати, эти слова образованного апостола Павла, по-моему, как раз в русле нашего разговора: Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая или кимвал звучащий (Кор. 13:1). Под любовью предлагаю понимать любовь к Богу…

    Сейчас читаю книгу митрополита Вениамина (Федченкова), где он рассказыват об инспекторе Духовной академии начала XX века архиепископе Феофане (Быстрове). Это был очень образованный человек, но семинариста Федченкова он привлекал как наставник не только в богословских вопросах, но и в духовной жизни (потому он и вспоминал его с благодарностью до конца жизни). Так что такие примеры очень даже возможны.

  • Тотьма

    «Пасти овечек счастье небольшое,
    Да вот, в укор учёнейшим отцам,
    Они любили Бога всей душою
    И потому глаголом жгли сердца».
    Спаси, Господи.
    Хочется напомнить Драматургу слова обращения к читателям создателей сайта: «… Мы боремся с грехом и безнравственностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью».

  • Санкт-Петербург

    Драматург, Христос говорил, о том, что они исказили закон под свою выгоду, поэтому они не видели Истины и не хотели видеть того, что пророчества сбывались на их глазах, а не потому что Христос как-то не так говорил и не понятно выражался. И Он не нарушал закона, Он его исполнял, он нарушал их выдуманные «талмудические» предписания, чем и обличал. И они это прекрасно понимали, иначе не хотели бы Его убить. Или Вы думаете, что они его на распятие отправили, потому что он закон нарушил?
    Иначе, простите, на них вины тогда нет, Если Господь не так выразился? Вам не кажется это чем-то неправдоподобным?
    У них не было никакой «благочестивой спячки» — они просто делали вид, что соблюдают благочестие. И сейчас таких людей много, потому что мы грешны, тщеславны, горды.
    «Понявшие поняли, услышавшие услышали. А те, кто не услышал, для них образ Христа остался» аморальной личностью»» для кого, интересно? уж даже атеисты не назовут Христа аморальной личностью, мусульмане не называют, современные иудеи не могут принять распятого Христа, а не то, что он был аморальной личностью, ите фарисеи прекрасно понимали, что он невиновен, иначе бы не сказали, что нельзя брать плату за кровь невиновного и купили на эти деньги землю горшечника.

  • Санкт-Петербург

    Драматург,
    «Просто для сравнения посмотрим на западную Церковь. Просвещение там было со средневековья. Достаточно ли у европейцев было претензий к Церкви? Поверьте, больше, чем у нас. Начиная от ущемления прав, инквизиции, полноправного правления пап, до роскоши Ватикана. Ненависти хватало, чтоб от Церкви не оставить камня на камне. Но умели люди как-то отделить «котлеты от мух». Отделить суть Евангельской керигмы от того, что не получается. Потому что как-то занималась Церковь просвещением народа. Как бы там ни было, но была эта забота.»
    Да уж отделили — целое движение раскольническое создали протестантизм, называется. Спасибо, такого просвещения, к которому пришла Европа врагу не пожелаешь. Сейчас она до сих пор пожинает плоды своего «просвещения».

  • МО

    Каждый идёт своим путём. Именно благодаря учёбе я открыла для себя Церковь как Тело Христово, а не как здание, Пасху как праздник праздников, а не как стол набитый куличами, яйцами и кагором, Великий пост как время покаяния, а не изнурительную диету, Крещение как погребение и рождение для новой жизни, а не повод духовно породниться с каким-либо богатым родственником. Учёба открыла мне жизнь святых отцов, мистиков, подвижников православия, борцов за правую веру. Что делать если родственники и друзья неверующие? Как узнать о вере, найти единомышленников. Да, мир не гонит, но очевидно терпит. Сколько негатива о воцерковленности приходиться выслушивать от ближних, объяснять, что «работа» звонаря, это не хобби, а проявление моей любви к Богу. Конечно можно обойтись и без богословского образования, если есть толковые наставники, но где ж их взять.

  • Псков

    Во многом знаньи- многая печаль. Мудрецы-волхвы пришли к Богу, но длинным, полным опасностей путем, а пастухи- прямым и коротким и первые были рядом. Сын Божий мог тоже прийти во славе, но решил прийти нищим, еще и младенцем, еще и в благочестивой семье родиться, в гонениях и в кормушке для скота: «Пейте и ешьте от меня вси». Многие знанья, саны- это богатство, которое очень и очень мешает…Дух Божий любит простоту, нищету и моление его о помощи, а не что-то из себя представляющих, знающих и учащих «не многие делайтесь учителями», это трудный путь, редко приводящий ко смирению. Вот об этом о.Роман и говорит я так думаю… В нас много мощи и стремлений к самовыражению или раскрытию таллантов (которые зачастую становятся нашими идолами) оттого, что много у нас личного времени,оттого что потеряли первое- землю (труды ко смирению. грязь, неурожаи, телесный пот); второе- большую семью; третье- конечно правильную веру на деле, а не на словах. Мы стали широкие и попробуй кому скажи, об этом.

  • Санкт-Петербург

    //Но это слова Бога, и эти слова — Правда. Они остались нам, и мы можем руководствоваться ими, как непреложными правилами, не подвергая сомнению//
    Для нас правда, для других нет. Не было речи о том, что в толерантные формы должно облекаться слово. В том то и дело, что не было этой уступчивости. Вы говорите, что если кто скажет сейчас так, это будет сумасшествие. Всё верно. Таким же сумашествием это выглядело и в то время, когда произносил эти слова Христос. Неужели это непонятно?

    // Да, многие не приняли Его, потому что сочли «аморальной личностью», но это никак не вина Христа//
    Не было также и речи о том, что это вина Христа.

    //Ведь и сейчас самый лучший проповедник, сколько души ни вложит в слово, коснётся далеко не всех сердец, да ещё и получит от тех, кому его проповедь не по вкусу//
    Абсолютно согласен. Особенно если говорит с позиции образования, под другим углом и срезом, критически заставляя думать, разбираться, а не принимать готовые истины.

    //Хочется напомнить Драматургу слова обращения к читателям создателей сайта: «… Мы боремся с грехом и безнравственностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью»//
    Разве показалось, что что-то имею против этого?

    //Или Вы думаете, что они его на распятие отправили, потому что он закон нарушил?//
    Вспомните, что иудеи говорили Пилату: «У нас есть закон и по закону нашему Он должен быть распят». Вот именно, что по их закону. Но теперь понять, что вкладывал Христос, говоря о законе — этим и занимается «исследование Писания».

    //Да уж отделили — целое движение раскольническое создали протестантизм, называется. Спасибо, такого просвещения, к которому пришла Европа врагу не пожелаешь. Сейчас она до сих пор пожинает плоды своего «просвещения»//
    У любого раскола есть свои предпосылки и психология. Раскол возникает не ради раскола, исторически в расколе таится всегда жажда нового. Я понимаю, что эти слова какого-то сильно пугают, но уж, извините, это факт. Пример Вам, кстати, — наш же Господь Иисус Христос, принесший «новое». Будем ли отрицать, что Он разделил иудейское общество на одних и других? Вспомните и Его слова о разделениях между родственниками. Он же Сам и предупреждает об этом.

    //Кстати, эти слова образованного апостола Павла, по-моему, как раз в русле нашего разговора: Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая или кимвал звучащий (Кор. 13:1). Под любовью предлагаю понимать любовь к Богу…//
    Очень хорошо! И очень хороший гимн Вы привели в пример. И я о том же… Только зачем же мы речь ап. Павла мы будем ограничивать только до любви к Богу. Этот «гимн любви» ап. Павла, обращённый к Коринфской Церкви, как раз-таки говорит преимущественно и о любви к человеку. Простите, кому-то, конечно, опять покажется, что кичусь знаниями, но также предлагаю понимать и предпосылки возникновения того или иного текста, не сужая и не упрощая его. Были на то причины сказать о любви к ближним именно Коринфской общине. Это и есть «исследование Писания», заповеданное Христом… И всё это опять же в русле образования.

    //революционные идеи возникли не в народе, а как раз в образованных кругах//
    Вот уж, извините, не соглашусь.
    29 ноября в 1901 году произошла первая встреча на Фонтанке, в Петрограде, между духовенством и русской интеллегенцией. Главная цель — это понять друг друга, придти к консенсусу, обозначить позиции. Что ни те, ни другие не против веры и религии, но что делать, если есть вопросы, а ответы в виде «не рассуждай» — не удовлетворяют? Духовентсво и интеллигенция после долгих лет «зимней спячки и цензуры слова» (по выражению Бердяева) должны были посмотреть друг другу в глаза. Кстати, как бы это странно ни было, но хороший мост в диалоге проложил тогда епископ Сергий (Стагородский). Весь Петербург тогда «гремел» об этих собраниях. Увы, в 1903 году обер-прокурор Георгий Победоносцев, чего-то испугавшись, указом запретил эти собрания. И лишь спустя 20 лет Зинаида Гиппиус написала о том, что у Церкви была возможность не находится в бедственном положении, как сейчас (имеется ввиду плоды революции), а интеллигенция не вкушала бы «горечь изгнанничества». Да и Собор 18 года не смог уже ничего исправить. Поздно что-то менять было. Ну, а потом, многие из интеллигенции также оказались изганы за рубеж, также гонимы. Это ж была элита религиозно образованных людей, также пострадавших. Даже Луначарский в 22-м году сказал Ленину: «товарищ, Ильич, ведь мозги за рубеж отправляем!» Изменилось ли что-то? Отвечу же словами о. Романа: «Изменится что в будущем? Едва ли…»
    Едва ли, потому что и сегодня все то же самое. И сегодня интеллигенция также вытесняется. И сегодня не меньше вопросов, которые подавляются. Вопросы очень неудобные, особенно у молодёжи, ищущих смысла и сути, причины и следствия, объяснения почему и зачем, а не прописных истин или формы бытового благочестия. И всё потому что мир меняется, сознание меняется, доступности к информации и к образованию стало больше. Неудобно это всё, конечно, но что делать. Как-то отвечать надо. И Христа спрашивали (не имею ввиду искушающих), а ученики. Пытались тоже понять.

    ////Чины и званья — вывеска, не боле,
    Что ж не в любви, а званьях ищут прок?//
    Подытоживая. Да, все верно. Но также, поверьте, что иметь образование и думать — это крест. Не всем по нраву приходяться свободные и критические размышления. И это тоже «подражение» Христу. Он же призывал людей критически посмотреть на свои взгляды и состояние, призывал именно «исследовать Писания». А исследовать — это не означает повторять старые формулы или «предания старцев».

  • Тотьма

    2-е послание апостола Павла к Тимофею: «Знай же, что в последние дни наступят времена тяжкие.
    Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны, непримирительны, клеветники, невоздержны, жестоки, не любящие добра, предатели, наглы, напыщенны, более сластолюбивы, нежели боголюбивы,
    имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся. Таковых удаляйся.
    К сим принадлежат те, которые вкрадываются в домы и обольщают женщин, утопающих во грехах, водимых различными похотями, всегда учащихся и никогда не могущих дойти до познания истины.
    Как Ианний и Иамврий противились Моисею, так и сии противятся истине, люди, развращенные умом, невежды в вере.
    Но они не много успеют; ибо их безумие обнаружится перед всеми, как и с теми случилось».

    «Не возлюбив до смерти Всесвятого,
    Учёный муж тщеславию кадит.
    А благодать возблагодать Христова†
    Не знающих, а любящих святит».
    Слава Богу за всё! Спасибо батюшке отцу Роману за новые стихотворения, укрепляющие и утверждающие нас на пути к Богу.

  • Астрахань

    Промыслительно, наверное, что в неделю «О мытаре и фарисее» возникла подобная полемика. Думаю, каждый выбирает для себя. Спаси нас всех, Господи!

  • С какой теплотой вспоминаю бабушек — полуграмотных, но у них такая вера была и любовь. Сейчас у всех куча книг, молитвословы, интернет и т.д. — знаний много, а веры такой нет. Это скажет наверное любой пожилой священник, кто уже лет хотя бы …дцать в церкви. Знания нужны конечно же, но не ради карьеры, а чтобы до людей донести, но и тут -» Разве что Само Слово Божие, живое и всетворческое, учит человека всякому разуму» (Кол. 3, 16; 2 Пет. 1, 21; 1 Фес. 2, 13). Спасибо о. Роман.

  • Тверь

    Как метко и пронзительно сказано в новом стихотворении отца Романа «Лавина»:
    « О школе жизни часто говорим —
    Но что же об экзаменах молчим? »
    Наверное, богослов знает, что когда предстанем перед Судией, вся эта лавина мыслей и слов не поможет ничем, а может даже повредить.
    « Господь читает сердца ».

  • Санкт-Петербург

    //Знания нужны конечно же, но не ради карьеры//
    Здесь бы надо провести водораздел между знаниями и образованием.
    И если говорить о нынешнем положении в Церкви, то, поверьте, на сегодняшний день образование как раз-таки и мешает карьере. Карьере сейчас способствует не знание, а именно некритическое отношение к положению существующих дел. Способствует лесть и лицемерие, страх сказать обоснованно «нет» там, где, возможно, надо это говорить.
    А простое «многознание уму не научает» (Гераклит).

  • г. Тула

    Святой праведный Иоанн Кронштадский: «Увы, мы едва не всякую науку изучили, а науки удаляться греха вовсе не учили и оказываемся часто совершенными невеждами в этой нравственной науке. И выходит, что истинно мудрые, истинно ученые были святые, истинные ученики истинного Учителя — Христа, а мы все так называемые ученые — невежды, и чем ученейшие, тем горшие невежды, потому что не знаем и не делаем единого на потребу, а работаем самолюбию, славолюбию, сластолюбию и корысти.» (Моя жизнь во Христе. Москва: Сретенский монастырь, 2005).

  • Нижний Новгород

    «Раскол возникает не ради раскола, исторически в расколе таится всегда жажда нового.»
    Уважаемый драматург, разве старообрядцы новшеств хотели? И нынешние раскольники, предлагающие уйти в катакомбы, вряд ли томимы жаждой нового. Они как раз-таки считают себя ревнителями старого, как Вы говорите «прописных истин». Только понимают они их по-своему. Протестанты тоже считают, что православная Церковь исказила изначальную веру, привнеся в неё много нового и лишнего (иконы, почитание святых и т.д.). Мне кажется, что причины раскола другие.

    Редактор: «Ведь и сейчас самый лучший проповедник, сколько души ни вложит в слово, коснётся далеко не всех сердец, да ещё и получит от тех, кому его проповедь не по вкусу».
    Драматург: «Абсолютно согласен. Особенно если говорит с позиции образования, под другим углом и срезом, критически заставляя думать, разбираться, а не принимать готовые истины.»
    Эти истины доведены до нас святыми отцами. Вы считаете, что их учение нуждается в критическом переосмыслении? Но чтобы критически переосмыслить его нужно как минимум подняться до их уровня.

  • Санкт-Петербург

    //разве старообрядцы новшеств хотели? И нынешние раскольники, предлагающие уйти в катакомбы, вряд ли томимы жаждой нового. Они как раз-таки считают себя ревнителями старого, как Вы говорите «прописных истин». Только понимают они их по-своему.

    Новшеств как раз хотел патриарх Никон. Раскол же никогда не работает в одностороннем порядке. Одни хотят реформы, другие её не принимают. Причина-то раскола остаётся той же — желание обновления.

    //Мне кажется, что причины раскола другие//
    Так и не услышал какие?

    //Эти истины доведены до нас святыми отцами. Вы считаете, что их учение нуждается в критическом переосмыслении? Но чтобы критически переосмыслить его нужно как минимум подняться до их уровня//
    Всякий раз думаю: когда же мы научимся отделять святость, как нравственное состояние от того, что святые говорили?
    Был однажды семинар на эту тему. Приведу лишь из доклада (заранее прошу прощения за громоздкость):

    «Нередко православно верующий человек, живущий в святоотеческой традиции, воспринимает всё сказанное в нём за безапелляционную истину. Авторитетное мнение святых отцов для многих становится непререкаемым и мало в связи с этим является ориентиром. Потому как порождает не совсем верное отношение к исследованию религии в целом и, в частности, к исследованию главного источника религиозных знаний – Библии. В Библии мы всегда имеем дело с текстом, являющимся достоянием общим. Любой текст, как таковой, может быть подвержен критическому осмыслению. Мнения святых отцов, выраженные по поводу того или иного текста Писания Церковь принимает во внимание, но это не означает, что все эти мнения имеют догматическую санкцию. Принимая мнения за догму, мы преграждаем путь для дальнейшего исследования. Таким образом, наша вера имеет большую опасность замкнуться на традиции, лишаясь способности к дальнейшему развитию и личностному откровению. Последнее для верующего человека необходимо, если он желает жить словом религии через Писание, благодаря которому находит выход к главному Источнику вдохновения веры – Богу.
    Трактуя же сказания святых отцов, как законченные знания, например, об устройстве Мироздания, Вселенной и её происхождении мы, тем самым, можем проявлять своё глубокое неуважение и невежество не только к научным поискам, но и к святоотеческой мысли, вращающейся в рамках традиций своего времени.
    Православно верующему сознанию авторитет святости может представляться законченным выражением религиозной истины и знания о Священном Писании. Но святость – категория, прежде всего, нравственная. Она свидетельствует о религиозно-нравственном состоянии, преображающем человека с его мировоззренческими позициями. Притязания святоотеческих толкований на объективное, законченное знание создаются в конечном итоге нами. Смешение святости, как нравственного состояния духа с парадигмой научных взглядов, постоянно меняющихся во времени, является проблемой психологической. Последнее выражается неправомерным желанием найти универсум, который мы бессознательно проецируем на образ святых».

    Устроены мы так… С нашим желанием найти универсум. Поэтому сразу и хотим найти защиту в святоотеческих высказываниях. Только правомерно ли, уважительно ли по отношению к святым так поступать, это, кажется, осознавать мало кто желает.

  • Тотьма

    Людмила, г. Тула. Очень понравилась приведенная вами цитата из Иоанна Кронштадтского: науку «удаляться греха вовсе не учили и оказываемся часто совершенными невеждами в этой нравственной науке». И никогда не догоним уходящее время. Остается только пожелать Наталье (Тверь), да еще, наверное, Ольге Сергеевне, не оступиться, дойти, достигнуть Истины. У них еще есть время, и есть батюшка отец Роман, который ненавязчиво подскажет, научит, вразумит. Надо только услышать. Спасибо отцу Роману, Ольге Сергеевне, всем читателям.

  • Драматургу.

    Простите, пожалуйста, что за множеством дел не успеваю Вам ответить. Из Ваших последних сообщений запомнилось: «Для нас правда, для других нет» (о словах Христа). Такие реплики иногда звучат в разговорах с нецерковными людьми, и, конечно, для человека неверующего (или «верующего в душе») они вполне оправданы. Действительно, как можно приписывать себе обладание истиной, если, например, существуют иудеи и мусульмане, которые тоже претендуют на то, что обладают ею? Нельзя ли как-то поделить её на всех, чтобы правда была «где-то посередине»? Всё это было бы так, если бы нашей Истиной не был Христос, и наша вера не заключалась бы в том числе и в доверии Его словам. Если подвергнуть их сомнению, какой прок в вере?

    Также думаю о Ваших словах о том, что умереть за Христа — это умереть за суть учения. Конечно, такие вещи нельзя примерять на себя, но… всё же мне кажется, что за Личность умереть легче, чем за суть учения. Суть учения можно постигать всю жизнь, быть высокообразованным человеком, но ведь эту суть никогда не исчерпать до конца. А если собьёшься с пути и растворишься в знаниях, которые являются вторичными? Конечно, наука (даже и светская) — благородное занятие, но ведь она не может заменить Бога. Блаженный Августин сказал: «Несчастен человек, который, зная всё, не знает Тебя; блажен, кто знает Тебя, даже если он не знает ничего другого». Если б можно было начать жизнь заново, мне бы хотелось выбрать второй вариант.

  • Уважаемая Ольга из Тотьмы, а почему Вы только нам с Натальей желаете достигнуть Истины?

  • Нижний Новгород

    «Причина-то раскола остаётся той же — желание обновления.»
    Истинные христиане все стремятся к обновлению, но только — самих себя, а не Церкви и — тем более — не православного учения.
    Л.Н.: Мне кажется, что причины раскола другие.
    «Так и не услышал какие?»
    Думаю, что это те же самые, старые, как мир, человеческие страсти: гордыня и тщеславие. Те же самые, что движут революционерами — ниспровергателями основ. Они же заставляют и вдохновителей раскола (а раскол это тоже бунт, согласитесь?), пренебрегая учением святых отцов (или плохо зная его), устанавливать свои порядки и свой авторитет, увлекая за собой других.
    » Всякий раз думаю: когда же мы научимся отделять святость, как нравственное состояние от того, что святые говорили?»
    Но святость, как я понимаю, это не только нравственное состояние. Это прежде всего — духовное состояние. Потому что нравственным может быть и не христианин и даже вовсе атеист. Их же святыми никак не назовешь. Духовное же состояние — это степень богообщения, степень стяжания Духа Святого. А стяжать Его можно только, живя по-Евангельски, то есть так, как учили и жили сами святые Апостолы. Святые отцы говорили не от своего собственного ума, хотя все они были очень умными людьми. Тем не менее они не пытались критически переосмыслить и изменить то учение, что существовало до них. Они его только развили, но в русле общей концепции. Те же, кто живёт по страстям и при этом пытается критически переосмыслить христианское учение, конечно, переосмыслят его, но только в том направлении, которое укажет им известный враг рода человеческого.

  • Нижний Новгород

    «Только зачем же мы речь ап. Павла мы будем ограничивать только до любви к Богу. Этот «гимн любви» ап. Павла, обращённый к Коринфской Церкви, как раз-таки говорит преимущественно и о любви к человеку.»
    Но любовь к Богу включает в себя и любовь к ближнему. «Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня» (Ин. 14:21). А «возлюби ближнего твоего, как самого себя» — вторая из Его заповедей.

  • Санкт-Петербург

    //Истинные христиане все стремятся к обновлению, но только — самих себя, а не Церкви и — тем более — не православного учения//
    Разве что-то было сказано о переиначивании православного учения? И если зашёл в эту область разговор, то нужно тогда как-то определяться, что такое православное учение и в широком смысле — православие вообще?

    //Думаю, что это те же самые, старые, как мир, человеческие страсти: гордыня и тщеславие//
    Если и говорить о гордыне или тщеславии, то она может присутствовать во всех областях. Независимо от того, чем мы занимаемся. Чувство собственной значимости — пронизывает все сферы жизни. Одни только это осознают, другие бывает не очень. Третьи гордыню могут прятать за очень священными мотивами и тогда она вроде как и не гордыня. Или гордыня, но как бы «благословлённая». Не гордыня ли, например, чувствовать свою религиозную исключительно сеть? Или не гордыня, например, желание видеть себя особенными в своей вере? Или возьмём для примера отставание своих прав. Если у тебя отбирают то, что тебе по праву принадлежит. Может не надо было св. Иоанну Златоусту обращаться к римскому папе, когда его лишали кафедры. (А примеров таких тысяча) Смирился бы лучше… Там не может быть гордыни? У учеников Христа возобладала гордыня, когда они запретили человеку исцелять именем Иисуса. Лишь только потому, что этот человек не ходил с ними. Что тогда им на это ответил Христос можно прочитать: Мк. 9:40. Сейчас есть в Церкви, например, ковид-дисседенты, выступающие против Причастия одноразовыми лжицами и по местам локально создающие микрораскол. Ничего не хочу сказать по этому поводу, но может тоже гордыня, связанная с неподчинением начальству? А может это взгляд на вещи, которые человек находит разумным, сообразуя это с Евангелием? И даже находя что-то разумным и сообразуя с Евангелием, может всё-таки не надо, потому что гордыня? Если говорить о гордыне, тогда давайте на контрасте будем отвечать на вопрос о том, что тогда такое смирение? И вряд ли исчерпывающе ответим. Потому что это состояние души, как и опыт переживания Бога. А не что-то очень объективное. Гордыня — это тоже состояние души. Можно творить очень благие дела из гордыни и тщеславия. Можно совершать порицаемые обществом вещи, но иметь мир в душе. И опять же Господь Иисус Христос нам здесь пример. Я думаю не нужно сложность человеческой жизни сводить к одному какому-то феномену сознания. Эти штампы, говорящие «здесь так, а здесь это вот этак», мне кажется, не говорят ни о чём. Это получается либо чёрное, либо белое. Но мы вроде бы более чем сложны.

    //Они же заставляют и вдохновителей раскола (а раскол это тоже бунт, согласитесь?), пренебрегая учением святых отцов (или плохо зная его), устанавливать свои порядки и свой авторитет, увлекая за собой других//
    Ещё раз тогда обращаю внимание на Евангелие. Как-то мне кажется Христос принебрёг учением старцев, фактически сказал о том, что один у всех вас наставник — это Христос, дав понять, что и авторитеты то не очень могут быть нужны. И ещё добавил, чтобы и отцом себе никого не называли. Да и ап. Павел как-то в послании к Галатам откровенно пишет, что нет для ничего особенного в вышних апостолах, какими бы они не были.
    Не случайно Достоевский создал повесть «Великий Инквизитор», показав, что мало чего-то изменилось. Также бы и распяли Христа священники и власть имущие, опираясь на какие-нибудь авторитеты. Его именно живая Личность во все времена неудобна будет. Либо сильно помешает какой-нибудь форме благочестия, либо расстроит от нарушения принятых норм. Евангелие, извините, революционно, но только у нас это слово имеет теперь отрицательный оттенок. Революции и реформы разные бывают.

    //Но святость, как я понимаю, это не только нравственное состояние. Это прежде всего — духовное состояние//
    Хотите так назвать, называйте. Даже лучше. Духовно-нравственное состояние.

    //Тем не менее они не пытались критически переосмыслить и изменить то учение, что существовало до них//
    Ну, вообще немало примеров, когда святые отцы не соглашались друг с другом, критически относились к выражению мнений друг друга, иногда даже язвительно отзывались друг о друге. Один пример приведён был выше. Можно ещё привести. Это же всё история. Или сама по себе святость, как личное духовно-нравственное состояние — это некий критерий истины? Об этом сказано было выше. Есть такое выражение: «если даже со святым застрянешь в одном лифте на двое суток, то выйдешь из него с другим мнением о святости человека». Здесь приводили цитаты св. Иоанна Кронштадского из дневников. Его дневник — хороший пример. Давайте тогда уже как-то определяться, что такое святость? На Литургии всякий раз произносится: Святая святым. Кого там называют святым?

    //Простите, пожалуйста, что за множеством дел не успеваю Вам ответить//
    Спасибо. Но необязательно извиняться. Здесь же наверное нет строго регламента отвечать или не отвечать.

  • Нижний Новгород

    «Разве что-то было сказано о переиначивании православного учения?»

    Но критические размышления, «под другим углом и срезом «, без принятия «готовых истин» разве не подразумевают возможности своего собственного истолкования этих истин? Мы ведь говорим о понимании святыми отцами учения Христа и Апостолов или о чем-то другом?

    » И если зашёл в эту область разговор, то нужно тогда как-то определяться, что такое православное учение и в широком смысле — православие вообще?»

    Из Википедии: Правосла́вие (калька с греч. ὀρθοδοξία — буквально «правильное славление (прославление)» . А православное учение, как я понимаю, это учение о том, как правильно прославлять Бога. Христиане должны прославлять Его всей своей жизнью. Значит, это учение о том, как правильно жить, чтобы угодить Богу.

    «Не гордыня ли, например, чувствовать свою религиозную исключительно сеть? »
    То есть считать Православие единственно верным учением? Думаю, что для православных верующих это не гордыня, а вера в то, что двух (и более) разных Истин быть не может, и если Православие — богооткровенная религия (а православный человек это сомнению не подвергает), то все остальное — не от Бога, а от людей.

    «Или возьмём для примера отставание своих прав. Если у тебя отбирают то, что тебе по праву принадлежит. Может не надо было св. Иоанну Златоусту обращаться к римскому папе, когда его лишали кафедры. (А примеров таких тысяча) Смирился бы лучше… »

    Можно, конечно, при желании и под таким «углом и срезом» посмотреть на причину обращения святителя к папе римскому. А можно и под другим: он заботился о пастве, не хотел оставлять ее без назидания.

    «Гордыня — это тоже состояние души. Можно творить очень благие дела из гордыни и тщеславия.»
    Кто же с этим спорит?

    «Как-то мне кажется Христос принебрёг учением старцев, фактически сказал о том, что один у всех вас наставник — это Христос, дав понять, что и авторитеты то не очень могут быть нужны.»

    Так значит и Апостолы не очень нужны? Можно только принимать их мнение во внимание, но не считать обязательным для исполнения? По этой же логике и слова евангелистов можно подвергать сомнению. Они ведь тоже люди, а значит могли что-то не так понять, исказить слова Христа. Остается что? Личное откровение?
    Понятно, что наставник у всех христиан — Христос, только правильно понять Его наставления можно не иначе, как, имея «ум Христов». Многие ли из нас его имеют?

    «Евангелие, извините, революционно…»
    Оно было революционно только для тех, кто давно отступил от Бога, кто ждал совершенно другого Мессию и продолжает ждать. Для тех, кто принял Христа оно было эволюционно, потому что они внутренне уже были готовы к этому. Точно так же, как будет результатом эволюции (только со знаком минус) принятие антихриста падшим мiром.

    » Также бы и распяли Христа священники и власть имущие, опираясь на какие-нибудь авторитеты.»

    Удивительно, но нечто подобное недавно слышала от другого человека. Не иначе, как эта мысль почерпнута из одного авторитетного источника. Не можем всё-таки мы жить без авторитетов.

    «Ну, вообще немало примеров, когда святые отцы не соглашались друг с другом, критически относились к выражению мнений друг друга…»

    Они расходились не в принципиальных вопросах веры, как я понимаю, иначе не было бы и самого учения, а только — набор противоречивых мнений.

  • Нижний Новгород

    «Сейчас есть в Церкви, например, ковид-дисседенты, выступающие против Причастия одноразовыми лжицами и по местам локально создающие микрораскол. Ничего не хочу сказать по этому поводу, но может тоже гордыня, связанная с неподчинением начальству? А может это взгляд на вещи, которые человек находит разумным, сообразуя это с Евангелием? И даже находя что-то разумным и сообразуя с Евангелием, может всё-таки не надо, потому что гордыня?»

    Но раскол не может быть сообразован с Евангелием, потому что единство Церкви — одна из основ веры. Поэтому раскольников тоже можно считать ниспровергателями основ.

  • Санкт-Петербург

    //Мы ведь говорим о понимании святыми отцами учения Христа и Апостолов или о чем-то другом?//
    Именно об этом. Критическое исследование, это не означает же отрицание. Оно включает в себя исследование с позиции языка (филологии, лингвистики, экзегетики), какой смысл автор той или иной книги хотел вложить в те или иные слова. Что мог иметь ввиду Сам Христос, говоря о том или другом. Все Евангелия, например, написаны на греческом языке, Христос же говорил на арамейском. Как возможно воспроизвести термины с оригинала на арамейский язык, чтобы реконструировать картину и наглядно себе её представить. Что могло означать то или иное слово на арамейском для того, чтобы хоть как-то уловить смысл сказанного. Здесь, например, ранее шла речь о «подражании Христу», но что это слово «подражание» означало в античности и какой смысл сам ап. Павел вкладывал в это слово, говоря об этом? Слова от времени к времени меняют свое значение. Мы в России имеем дело с Синодальным переводом, в котором неимоверное количество ошибок и погрешностей, как вообщем и в любом переводе. Это не наша вина. Это побочный эффект перевода. Конечно, это важно, если мы хотим что-то больше узнать о даре и многообразии нашего спасения, отношения Бога к нам и величии Библии. И всё это опять же в русле той же самой темы о религиозном образовании и просвещении. Кто-то говорил о том, что образование идёт вширь, а не вглубь. Вы знаете, я лично сомневаюсь, что оно вообще сейчас куда-то идёт. И не вширь и не вглубь. Кто-то называет этот век, веком просвещения, увы, это оставляет желать лучшего. Несмотря на век интернета со множеством информации современный человек подчас не знает с чего начать. Вроде всё доступно, но не хотят люди получать хоть какой-то минимум. Только понабраться различных штампованных постулатов, быстро составить какое-то своё представление о церковной жизни и жить в этой парадигме, повторяя что-то из уст в уста. Так, конечно, удобнее. Не думаете, что я кого-то хотел бы тут обличать. Я сам недообразованный человек. И всякий раз скорблю о том, что приходится как-то по местам воедино собирать свое клочковое образование, чтобы глубже проникнуться тем, что сказано в Писании и самое главное — как сказано, в каком ключе и в каком контексте. Вы хотели бы ориентироваться на святых отцов, но ориентируемся ли мы на них реально? Когда-то Ломоносов выступил с пламенной речью, обличая невежество современного ему духовенства. Говорил о том, что ныне современные священники лишь повторяют сказанное отцами, живших огромные столетия назад, сами хотят чему-то научить людей, а никак не приближаются к ним в их же просвещении. В пример приводил место из св. Иоанна Дамаскина, где речь идёт о «семи небесах» все лишь потому, что именно представления о Вселенной в VIII веке были таковыми. Ап. Павел говорит о третьем небе и всё опять же почему? Что там такого было на третьем небе, согласно античным представлениям о мироустройстве? В посланиях ап. Павла содержится не мало сарказма, хотя бы даже в том месте, которое тут приводилось ранее: «если я говорю языками ангельскими…». Что это за ангельский язык, о котором он говорит? Где он был принят, кем был принят и отвергает ли этот странный «ангельский язык» сам ап. Павел? (Хотя сейчас бы мы назвали его «бесовским») Не забывайте и о том, что современная наука появилась именно в контексте христианства в XVII веке. И её основоположник очень хорошо обосновал, почему она возникает и зачем возникает. Тут приводили также слова св. Иоанна Кронштадского о науке. Это имеет право сказать человек только прошедший огромную школу науки. Напомню, что иметь дореволюционное образование в Петербургской Духовной Академии — это было даже не «третье небо». Изучались там фактически все известные предметы. (Можете для справки посмотреть аттестат Иоанна Кронштадского, если найдёте)
    Поэтому, конечно, сейчас слыша о том, что мало благочестия, а много просвещения и как-то маловато жертвенности я бы добавил, что ни того, ни другого, ни третьего. Слышать о традициях умного делания, полагая, что на этом построено всё православие и христианство — это немного абсурдно.

    //вера в то, что двух (и более) разных Истин быть не может//
    Истина в религии — это не предмет доказательств, а предмет веры. Не будем забывать о том, что верят все по-разному. Для Вас полагаю Истина — это Христос, на том основании, что Он сказал о Себе «Я есть Истина…». Как же это объяснить, чтобы было понятно, я уже и не знаю. Христос сказав «Я есть Истина» — говорит исключительно о Себе, как и многое другое, Он говорил только о Себе. Вы никогда не замечали, что осознанный человек говорит обычно исключительно только о себе? Он мало говорит о других. Он говорит о том, что он чувствует, что он переживает, что он делает. Тем более Христос. Сказав «Я есть Истина» Он имеет ввиду «Я — настоящий», Я не лгу, Я действую искренне, «Я есть Путь» — это означает, что знаю Свой Путь, Свою стезю, Свою дорогу. «Я есть Жизнь» — это означает, что знаю Жизнь, живу ею в полноте. Давая тем самым слушателям понять, что вы можете пойти за Мной и обрести всё то же самое. Так и во всём остальном, где Христос говорит за Себя и от Себя. К слову, здесь можно сказать и о подражании Христу. Выводы на счёт этого делайте сами.
    Относительно истины я лишь скажу словами Кьеркегора: «Истина — это не то, что ты знаешь… Истина — это то, что ты есть. Истину знать невозможно. В ней можно либо быть, либо не быть». Эти слова можно прочувствовать, чтобы понять их. Примерно как и Евангелие. Истина субъектна, а не — объектна. Она проживается с-у-б-ъ-е-к-т-о-м, поэтому всегда с-у-б-ъ-е-к-т-и-в-н-а. Я понимаю, что могут обвинить в нигилизме, но универсальной истины нет. Есть лишь твоя истина, открытая тебе в твоей вере. Лишь только потому, что это не предмет разума и логики. Это предмет всего существа человека. Сказать: «да вот я знаю, что Христос — это Истина, чего ещё надо?» — это означает не прожить универсальность этой истины для себя. Извините. Слова тут уже излишни. Более не смогу объяснять эти уникальные моменты Евангельской «Я-концепции».

    //Можно, конечно, при желании и под таким «углом и срезом» посмотреть на причину обращения святителя к папе римскому. А можно и под другим: он заботился о пастве, не хотел оставлять ее без назидания//

    Давайте и так посмотрим. Вот видите… Вроде уже и по-другому. Как хотим, так и поворачиваем. Я ж не против этого. Не думайте, что говоря о том или ином, приводя различные примеры, я как-то это сильно оцениваю. Никак не оцениваю. Вы решили посмотреть так, потому что так вроде как-то удобнее. И вроде уже отставание своих прав святителем имеют совсем другие мотивы. Гордости там теперь нет. Хорошо. Только никогда и ни в чём не будем забывать: это наши толкования и объяснения.

    //Так значит и Апостолы не очень нужны? Можно только принимать их мнение во внимание, но не считать обязательным для исполнения? По этой же логике и слова евангелистов можно подвергать сомнению//
    Вы, мне кажется, смешали немного. У Вас получилось, что принимать мнение во внимание, но не считать обязательным к исполнению — это значит подвергать сомнению. Пересмотрите немного.

    //кто давно отступил от Бога, кто ждал совершенно другого Мессию и продолжает ждать//
    Где-то Н. Бердяев говорил об этом. У митр. Антония Сурожского тоже если подобные мысли. Современные христиане должны быть готовы принять Второе Пришествие таким, каким оно будет, а не каким мы себе его представляем. Иначе мы опять не примем ни Христа, ни суда над собой (каким бы оно не было), где ожидаемое не совпадёт с действительным.

    //Не иначе, как эта мысль почерпнута из одного авторитетного источника. Не можем всё-таки мы жить без авторитетов//
    Неужели я сказал, что можем? Посмотрите внимательнее.

    //Они расходились не в принципиальных вопросах веры//
    В разных вопросах расходились. И в принципиальных, в том числе. Хотя бы о единосущии природ. В вопросах об ипостаси и персоны — это вообще широкая тема, открывавшая нам горизонты о «ловушке слов». Вроде смотрят на один предмет, а понимают по-разному, исходя из языковых предпочтений.

  • Нижний Новгород

    «Слова от времени к времени меняют свое значение.»
    Слова то, конечно, меняют суть, да вера не меняет её. Христианство существовало до утверждения библейского канона и до написания Евангелий. Оно имело устное Предание, которое передавалось «от времени к времени», и Церковь сохранила его. Тем более, что и читать то не все древние христиане умели.

    «Мы в России имеем дело с Синодальным переводом, в котором неимоверное количество ошибок и погрешностей, как вообщем и в любом переводе.» Перевод, конечно, что-то теряет в сравнении с оригиналом, но чтобы говорить о «неимоверном количестве ошибок» нужно в совершенстве знать оригинал. Думаю, что переводом занимались ученые, умные и ответственные люди, которые не позволяли себе такого вольного обращения со священными текстами.

    «Я сам недообразованный человек.»
    Я — тоже.

    «Когда-то Ломоносов выступил с пламенной речью, обличая невежество современного ему духовенства. Говорил о том, что ныне современные священники лишь повторяют сказанное отцами, живших огромные столетия назад, сами хотят чему-то научить людей, а никак не приближаются к ним в их же просвещении.»

    Разве в задачи священника входит просвещение людей в вопросах устройства физического мира? У них другая задача — просвещать в вопросах духовности.

    «Вы никогда не замечали, что осознанный человек говорит обычно исключительно только о себе?»

    Как это «обычно исключительно только» 😊?
    Замечала, что люди любят говорить о себе, но никогда не связывала это с «осознанностью » и вообще не понимаю этого термина.
    По поводу Истины не соглашусь с Вами. Истина не может быть субъективной, потому что субъект — это человек, а «всякий человек ложь.» (Пс. 115:2). И мне кажется, что Христос, говоря: «Я есмь путь и истина и жизнь» говорил не с позиции «осознанного человека», а с позиции Бога. Ведь дальше Он добавляет: «никто не приходит к Отцу, как только через Меня.» (Ин.14:6). То есть в «дом Отца», в Царствие Небесное, в Жизнь вечную, к познанию Истины нельзя прийти иными путями, как только через Христа.

    «Вы, мне кажется, смешали немного. У Вас получилось, что принимать мнение во внимание, но не считать обязательным к исполнению — это значит подвергать сомнению. Пересмотрите немного.»

    Нет, не смешала. Потому что слова Апостолов — это не просто мнение, которое можно принимать во внимание, а можно не принимать. Это часть Священного Писания, поэтому не считать их слова обязательными к исполнению это значит подвергать сомнению истинность и богодухновенность Священного Писания.

    Л.Н.: Не можем всё-таки мы жить без авторитетов.
    «Неужели я сказал, что можем?»
    Вы сказали, что они не очень нужны, сославшись на слова Христа.

    Л.Н.: Они расходились не в принципиальных вопросах веры.
    «В разных вопросах расходились. И в принципиальных, в том числе.»

    Но в итоге все же сошлись? По-крайней мере, Церковь приняла одно какое-то мнение, а не оба.

  • МО

    «Когда-то Ломоносов выступил с пламенной речью, обличая невежество современного ему духовенства».

    «Ломоносов был деистом, отодвигавшим акт сотворения в глубь времен, отказывался видеть какие-либо воздействия Творца на природу в ее нынешнем состоянии. Это открывало широкие возможности для исследовательского поиска, не давая в то же время формальных поводов для обвинений в безбожии. Ломоносов ― деист материалистического толка».
    https://lomonosov300.ru/24.htm

    Ломоносов был деистом, и невежество Ломоносова обличает сама жизнь. Сама жизнь говорит о полном невежестве Ломоносова. Природа отравлена, нравственность отравлена, души людские отравлены, и если жизнь ещё как-то держится в этом физически и духовно поражённом мiре, то только благодаря невежеству современного Ломоносову духовенства, которое постаралось так глубоко вложить в людские сердца любовь ко Христу (с Божией помощью, конечно), что спустя 300 лет после обличительной речи Ломоносова, она ещё живёт в них, удерживая мiр на обрыве самоубийства, к которому его привёл Ломоносовский прогресс.

  • Санкт-Петербург

    //Думаю, что переводом занимались ученые, умные и ответственные люди, которые не позволяли себе такого вольного обращения со священными текстами//
    Здесь бы я отослал Вас к сочинению о. Георгия Флоровского «Пути русского богословия». Там, кстати, приведена полемика между двумя Святителями — Феофаном Затворником и Филаретом Дроздовым. У них была переписка. Первый был против, другой за. Свят. Феофан так навсегда и остался при своём мнении. И в чём-то был прав (но это уже другая история). Это к вопросу о том всегда ли сходились во мнениях. Не всегда.
    Увы, Синодальным переводом занимались как раз-таки не всегда чисто. Все потому что как всегда поджимали сроки. Вообще история РБО в 19 веке — очень драматическая вещь. Естественно занимались с добавками различных слов, отсутствующих в оригинале (это неизбежно при переводе, но эти слова обозначены у нас курсивом для справки. Кое-где устраняя их, открывается совсем иной смысл), со многими эвфемизмами. Ибо хотя бы ап. Павел не гнушался избегать острых выражений. Или, например, сказать «всякая власть от Бога» или «под Богом» (как в оригинале) не меняется разве смысл? О поздних вставках разных слов в Писание при его переписке нет смысла и говорить. Например, «всякий гневающийся на брата своего», где слово «напрасно» — поздняя вставка. И вроде как можно гневаться не напрасно. Как бы это смог перенести византийский император, который, естественно, должен проявлять гнев? Неверный перевод или поздние вставки всегда могли послужить и средством манипуляции, в том числе. Перевод — это очень тонкая работа, как и с «казнить нельзя помиловать». Всё зависит от запятой. Даже если кропотливо и ответственно подойти к нему, побочные эффекты неизбежны. Не говоря уже о толковании с изучением того, что хотел сказать автор. Часто, например, можно слышать: «жена спасается через чадородие». Это уже стало даже «притчей во языцех». Но что в действительности имел ввиду ап. Павел, сам автор? Опять же у нас может работать непроизвольное неуважение к личности автора из-за нашего же невежества.

    //но чтобы говорить о «неимоверном количестве ошибок» нужно в совершенстве знать оригинал//
    Такое предложение нахожу замечательным.

    //Думаю, что переводом занимались ученые, умные и ответственные люди//
    Всё же хочется нам, чтобы было всё слажено хотя бы в одном месте — Церкви. И когда необходимо, то на помощь учёных позвать. История только безжалостный судья. Всякий раз показывает нам, что в реальности не всё бывает так, как нам бы хотелось.

    //Разве в задачи священника входит просвещение людей в вопросах устройства физического мира? У них другая задача — просвещать в вопросах духовности//
    Хотелось бы узнать, что такое «духовность»?
    Всеми любимые святые стремились знать и устройство мироздания, науку своего времени. Не только ради опровержения каких-нибудь учений, как это может показаться. Тот же Флоровский писал об этом в статье «Оправдание знания»:
    «неправомерной погрешностью преувеличивать только лишь педагогический мотив святоотеческого учительства, что якобы философствовали святые отцы ради отражения псевдомудрований, приспособляясь к беспокойной мысли и облекая «истины веры в умозрительную ризу. В таком суждении нет ни только правды, но и правдоподобия».
    Да и продолжать этот античный платонизм, проникший в христианство, отделяя физическое от духовного, не имеет смысла. Христианство как раз-таки и говорит об органическом единстве материи и духа. Или как об этом сказал митр. Антоний Сурожский христианство являет собой «материалистическую религию»,потому что столь бережного отношения к материи мы вряд ли где-то ещё встретим. В Боговоплощение верят все христиане. Причастие мы принимаем физически… Изучая материальный мир, чей «почерк» и «письмо» мы изучаем, чьё это послание нам?

    //Замечала, что люди любят говорить о себе, но никогда не связывала это с «осознанностью » и вообще не понимаю этого термина//
    Здесь вряд ли смогу чем-нибудь помочь. Термин «духовность» как-то мне показалось, Вы понимаете, а «осознанность» нет.

    //Истина не может быть субъективной, потому что субъект — это человек, а «всякий человек ложь».
    Но опыту тех же святых почему-то доверяем… Странно как-то.

    //Это часть Священного Писания, поэтому не считать их слова обязательными к исполнению это значит подвергать сомнению истинность и богодухновенность Священного Писания//
    Давайте хотя бы раздадим сегодня своё имение нищим, будем отдавать как и было установлено десятую часть от своего имения (см. кн. Деяний), оставим всё, последуем за Христом, не будем заступаться за слабых: ибо все взявшие меч от меча и погибнут. Не можем исполнять? Вы написали, что за этим стоит.

    //Вы сказали, что они не очень нужны, сославшись на слова Христа//
    Зачем же отождествлять с тем, что мы «не можем» с тем, что «не нужны?» Мы ещё много чего не можем.

  • Санкт-Петербург

    ////Природа отравлена, нравственность отравлена, души людские отравлены, и если жизнь ещё как-то держится в этом физически и духовно поражённом мiре, то только благодаря невежеству современного Ломоносову духовенства, которое постаралось так глубоко вложить в людские сердца любовь ко Христу//

    То есть мир существует не благодаря Божественной милости, а нам. Тот же самый деизм, только ещё окрашенный магизмом.

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.