col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Анатолий Козлов. О формах и содержании

Кри­ти­чес­кая ли­те­ра­ту­ра, ос­но­ван­ная на су­щест­ву­ю­щей (тра­ди­ци­он­ной) на­уч­ной ос­но­ве, рас­смат­ри­ва­ет ли­те­ра­тур­ный про­цесс как раз­ви­тие. При этом, на­при­мер, при ис­поль­зо­ва­нии та­ких тер­ми­нов как «Зо­ло­той век» ли­те­ра­ту­ры и «Се­ре­бря­ный век» ни­ко­го не сму­ща­ет, что «Се­ре­бря­ный» сле­ду­ет пос­ле «Зо­ло­то­го», че­го не мо­жет быть в слу­чае раз­ви­тия. Не­ред­ко те­о­рии «раз­ви­тия» ли­те­ра­ту­ры и куль­ту­ры при­вя­зы­ва­ют к те­о­рии «эко­но­ми­чес­ких фор­ма­ций», то есть — те­о­рии «раз­ви­тия» че­ло­ве­чес­ко­го об­щест­ва. От это­го всё боль­ше воз­ни­ка­ет слож­ней­ших «на­уч­ных» те­о­рий и под­хо­дов, пы­та­ю­щих­ся дать объ­яс­не­ние про­ис­хо­дя­ще­му ли­те­ра­тур­но-куль­тур­но­му про­цес­су. Происходит нагромождение терминов и понятий, как в самой литературе, так и в литературоведении, что ещё больше осложняет и запутывает дело. Так, что чтение современных произведений, без «специальных» знаний «современных» «литературоведческих» теорий, становится «невозможным». В то время как десять, пятьдесят, сто лет назад создававшаяся тогда «классическая» литература была доступна практически массовому сознанию. Доступна она и сейчас. Нередко искренние любители литературы, порой не владея «старославянским» языком, читают древнюю литературу без всякого перевода, не понимая тексты дословно, но улавливая суть и наслаждаясь поэтикой и образностью, звучанием языка.

В моей книге «Тысячелетний путь литературы» литературный процесс рассматривается не как прогресс или развитие, а как мимикрия. То есть приспособление средств выражения под современное состояние человека. И если теории «развития» основываются или привязываются к теории «экономических формаций», здесь показывается, что формации эти существуют только в умозрительном состоянии, а не в реальной жизни. Чтобы понять это, надо, вероятно, обладать сознанием православного верующего. Уже исходя из книг Священного Писания, которые заканчиваются «Апокалипсисом», очевидно, что происходящий технический «прогресс» не является развитием человечества, а, в лучшем случае, является процессом материального приспособления человечества, сопровождающимся явным духовным оскудением. «Совершенствование» же жанров, стилей, течений, их многообразие в культуре вообще и конкретно в литературе — это всё признаки мимикрии форм в связи с инфляционным процессом содержания, а не развития. Для подтверждения можно взять факты и процессы, происходящие в западной культуре. Так, оправдываясь демократическими процессами и развитием в обществе толерантности, в западных европейских странах возникают протесты против ранее принятых общенародных праздников, основанных на христианской культуре. Оправдывая это тем, что их всеобщее празднование может ущемить права и религиозные чувства людей других вероисповеданий. В то же время, под эгидой всеобщего «равенства», узакониваются однополые браки и усыновление детей в однополых семьях, не говоря уже о массовых праздниках секс-меньшинств и «гей-парадах». Хотя даже в самом названии этих явлений содержится слово «меньшинства». Мало того, что ни в одной традиционной религии такие отношения не считаются нормой, так и сам принцип демократии подразумевает подчинение меньшинства мнению большинства. Но в отношении христианских традиций его используют, а вот в отношении «меньшинств» он почему-то не действует. Таким образом, из этих примеров видно, что духовная составляющая человеческого общества имеет тенденцию не к развитию, а к деградации. Человек всё более удаляется от Бога, сознание его всё больше секуляризируется и подменяется так называемым «научным». И здесь, аналогично тому, как приспосабливается вирус гриппа к новым лекарствам, так же и средства общения и выражения, изменяясь, приспосабливаются, мимикрируют к его изменяющемуся пониманию. Форма приспосабливается к содержанию, заменяя его, становясь всё более замысловатой. При этом теряется сокровенный смысл как языка в целом, так и отдельных слов. Как, например, потерян смысл слова «спасибо» — из пожелания спасения души (спаси Бог) оно превратилось в простой элемент вежливости, как и понятие «вежливый», то есть знающий, просвещённый, «зрячий» духовно — стало синонимом «негрубый», «воспитанный», вписывающийся в рамки поведения и т.д. Недаром же православные молитвы читаются и службы идут на «старославянском», «церковном» языке — по современным «научным» понятиям — несовершенном. Но как раз этот факт и подтверждает то, что современный язык, постоянно изменяющийся (приспосабливающийся), не может быть адекватной заменой старому, «древнему» — в связи с утратой своей духовной сущности.

Итак, возникновение «новых» форм и средств выражения — это попытка приспособить средства общения под изменяющееся духовное состояние человека и способ «раскрасить» произведение хотя бы внешне, придать видимость гармонии при исчезновении высокого духовного наполнения.

Анатолий Юрьевич Козлов,
член правления Санкт-Петербургского отделения СП России
Сайт «Ветрово»
10 июля 2019

Заметки на полях

  • Правильно замечено А. И. Козловым, что духовная составляющая человеческого общества имеет тенденцию не к развитию, а к деградации, и что возникновение «новых» форм и средств выражения является приспособлением к неуклонно падающему духовному состоянию человека под видимостью гармонии при исчезновении высокого духовного наполнения.
    » Но как раз этот факт и подтверждает то, что современный язык, постоянно изменяющийся (приспосабливающийся), не может быть адекватной заменой старому, «древнему» — в связи с утратой своей духовной сущности.»

  • С МАТЕРИАЛОМ ОЗНАКОМИЛСЯ.
    Что могу сказать по этому поводу. Во многом согласен с автором статьи. Но считаю, что литература не должна подстраиваться под духовно-нравственные реалии опустения нашей жизни. У литературы иная роль, иное служение человечеству. И это служение, как раз заключается в сохранении богатства языка, его форм и стилей, красоты и могущества! Литература призвана сохранять нормы этики и морали, укрепляя и расширяя наше православное сознание. Роль литературы — напитать, научить и оградить! Напитать красотою и разнообразием родной русской речи, обогатить словарный запас читающего человека, показать что мир книги гораздо интереснее и правдивее мира кино. Научить человека правильно жить, так как должен жить человек (по совести) — одна из главных задач литературы. Оградить от всякого рода непотребств в языке — жаргонизмов, неологизмов, засилья иностранных слов и выражений (это к сожалению неизбежно, но литература должна сдерживать этот пагубный процесс). И как эталон — литература должна служить маяком указывающим правильный путь кораблю человеческого сознания в бушующем море языкового безобразия.
    Человек должен с литературой дружить. Читать как можно больше хороших книг. Чтение научит еще одному — думать и анализировать. А умение думать в наше время дорого стоит. И в заключение хочу привести интересное высказывание Ф. Жанлис: «Люди, которые читают книги, всегда будут управлять теми, кто смотрит телевизор».
    С уважением, Алексей

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

Благословенный час

Новый поэтический сборник иеромонаха Романа

Не сообразуйтеся веку сему

Новая книга прозы иеромонаха Романа

Где найти новые книги отца Романа

Список магазинов и церковных лавок