col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Людмила Ильюнина. «Смотрите, како опасно ходите»

Рецензия на книгу иеромонаха Романа (Матюшина-Правдина) «Мир вам!»

«О, братья мои, хрис­ти­анс­кая ве­ра силь­на не то­гда, ко­гда со­гла­су­ет­ся с чувст­вен­ным ра­зу­мом и с эм­пи­ри­чес­кой ло­ги­кой, но и ко­гда (и да­же на­ро­чи­то ко­гда) про­ти­вит­ся она та­ко­му ра­зу­му и та­кой ло­ги­ке» — эти сло­ва свя­ти­те­ля Ни­ко­лая Сербс­ко­го хо­чу по­ста­вить эпи­гра­фом к этой ре­цен­зии на но­вую кни­гу ие­ро­мо­на­ха Ро­ма­на (Ма­тю­ши­на-Прав­ди­на) «Мир вам! Из­бран­ная про­за и пуб­ли­цис­ти­ка» (СПб.: Сайт «Вет­ро­во», 2021). Да и в са­мом на­зва­нии кни­ги зву­чит та же мысль, ведь Хрис­тос ска­зал: Не как мiр да­ет, Аз даю вам (Ин. 14: 27). Хрис­тов мир осо­бо­го свойст­ва, это «не мир во всем ми­ре», ко­то­ро­го ни­ко­гда не бы­ло и не бу­дет на зем­ле.

Итак, книгу отца Романа надо читать, отбросив «эмпирическую логику» и «чувственный разум». Нам представлен не ставший уже привычным поверхностный и нарочито легкомысленный взгляд на жизнь (простите, вспомнилось новое выражение, которое породило наше время: «Да брось ты, не парься!»), а серьезный взгляд на мир, на Россию, на ее народ. Это скорбный взгляд, в духе Божиих пророков, которые вопрошали: «Куда еще тебя бить, чтобы ты опомнился, народ мой?»

«Набат бьет, и никто не слышит», — говорит отец Роман и добавляет: «Да разве священник судия кому? Он врач. Но как помочь тем, кто глух к таким страшным призывам?» Книга отца Романа – не суд и осуждение, а глас вопиющего в пустыне мира сего. «Где вера ваша?» — скорбит батюшка, напоминая, что этот вопрос задаст нам Спаситель, придя на землю как Судия. Этот вопрос (часто непроизнесенный) звучит во всех рассказах и очерках книги. И при описаниях встреч с конкретными людьми, и при размышлениях на «общие темы».

Отмечу статьи отца Романа против преклонения перед классической русской литературой, так как эта тема мне особенно близка. Думаю, что многих, кто будет читать книгу, именно эти страницы заставят «преткнуться». Но ответ таким людям дан в названии одной из статей – «Ревнуя поревновах о Господе Бозе моем!» (слова из Третьей книги Царств). Это заглавие заставило меня вспомнить высказывания двух оптинских старцев, прославленных в лике святых — преподобного Нектария и преподобного Варсонофия. Преподобный Нектарий говорил: «…есть большое искусство – слово. Слово убивающее и воскрешающее (псалмы Давида). Но путь к этому искусству лежит через личный подвиг художника. Это путь жертвы. И один из многих тысяч доходит до него». И еще старец говорил, что у поэтов «всегда на душе кошки скребут» и без этого они не могут. Преподобный Варсонофий часто в своих беседах цитировал русских поэтов, отдавая дань их таланту, но сокрушаясь о их человеческих судьбах. И однажды даже поделился рассказом о том, как во сне ему явился Пушкин, попросил молитв и сказал, что вся человеческая слава ничего не значит перед Богом.

Резкие оценки отцом Романом литературы как «кривого зеркала жизни» очень созвучны с тем, что писал о русской литературе (к ней вполне принадлежавший) В. В. Розанов. Он был уверен, что именно литература — главная виновница произошедшей в России революции. Вспоминаются и сетования М. М. Пришвина о том, что у нас привился только «критический реализм», а «положительного реализма» почти и не было. А если и был (у С. Т. Аксакова, например), то это направление было непопулярно. И хочется повторить слова Ивана Солоневича, которые цитирует в книге отец Роман — согласитесь, что сказано не в бровь, а в глаз: «Мимо настоящей русской жизни русская литература прошла совсем стороной. Ни нашего государственного строительства, ни нашей военной мощи, ни наших организационных талантов, ни наших беспримерных в истории человечества воли, настойчивости и упорства – ничего этого наша литература не заметила вовсе…».

Но да что там литература, это ли главное в жизни, да и в книге отца Романа статьи-письма к преподавательнице русской литературы отнюдь не главные тексты. Главное — это размышление и боль о Церкви, о том, что происходит в Церкви. И как священник, и как поэт отец Роман выражает общую обезпокоенность, общую нашу боль по поводу обмирщения проповедников и всевластия церковных чиновников. НО (именно с заглавной буквы, а еще и восклицательные знаки поставим в этих скобках — !!!), сокрушаясь по поводу «дружбы с мiром» церковнослужителей и мирян, отец Роман вовсе не призывает к бунту, к отделению от Церкви. Последнюю статью января этого года он заканчивает словами: «“Что делать верным – покидать Ковчег?” Ну, если Вы в силах переплыть Великий океан и отбиться от многочисленных косяков акул, в чём очень сомневаюсь, можете попробовать. А если не в силах, тогда это будет очень похоже на самоубийство. Церковь, Церковь и только Церковь совершает таинство Спасения над теми, кто исполняет Заповеди Любящего нас! Во всем житии люби Господа и призывай Его во спасение твое (Сир.13: 18)».

А к чему приводят бунтарские настроения, отец Роман очень реалистично описал в очерке «Посещение Белой Руси».

В заключение хочу поблагодарить редактора сайта «Ветрово» Ольгу Сергеевну Надпорожскую за то, что она провела в жизнь идею собрать все разрозненные заметки отца Романа, которые мы читали на сайте, и объединить их в одной книге. Таким образом мы получили своеобразную духовную грамоту отца Романа (в древнерусском слове этого слова), которая отвечает на многие проблемные вопросы нашего времени.

Людмила Ильюнина
Сайт «Ветрово»
13 мая 2021

Заметки на полях

  • Тотьма.

    Спасибо, Людмила Александровна, и Ольге Сергеевне спасибо за проделанную работу. Ведь читать компьютер непросто, и к тому же, закладочку не положишь. Книжка очень нужна нам грешным. Часто возникает вопрос: а что пишет об этом отец Роман? И не можешь найти, потому что самую нужную информацию на просторах интернета найти непросто. Всем большое спасибо.

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.