col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

* * *

Я посетил в Румынии собор,
Там полушёпот в Небеса несется.
И вот живёт легенда до сих пор,
Какой ценою Красота дается.

Итак, преданье старины седой,
Поведанное на чужой сторонке…
Жил-был храмостроитель молодой,
Имел жену, но не имел ребенка.

(Любовь себя не мыслит без плода,
Она не может самозатвориться.)
Не всё кручина – отошла беда,
С женой случилось, что должно случиться.

Под сердцем – сердце. Ожило гнездо.
Но радость радостью – не ждет работа.
(Благословен Всевышний и за то,
Что мы не знаем, что за поворотом ).

Причин особых не было грустить.
Храм на виду, отлучка – не разлука.
Хозяйки приходили навестить
И приносили ястие супругам.

Растёт строение – душа поёт.
Храм – чудо света, миру загляденье.
Видать конец. Но за ночь рухнул свод.
Опять возводят. И опять крушенье!

Что за напасти? Если бы постичь!
Все приуныли, опустили плечи.
И порешили в жертву принести
Того, кто первым явится навстречу.

И мастер наш, предчувствуя беду,
Не смежив око, вышел на рассвете.
И видит он: жена несет еду.
И поднял руки, заклиная ветер.

— Не допусти! – кричит, — не допусти!
Померкло солнце, тучи стрелы ловят.
И дождь, и громы не дают пройти,
И снег, и смерч, — да кто же остановит!

Любовь, увы, не ведает преград!
Он почернел, окаменел на месте.
Вот и она. Но он отводит взгляд.
— Аль заболел, или худые вести?

— Нет, ничего…Ну что ж… пойдем со мной.
Жена слагает лёгкую поклажу,
Спешит за ним. – Куда идём, родной?
— Пойдём, душа, куда Господь укажет.

И в той стене замуровал двоих,
И новый свод уже не обвалился…
(Тут голос у рассказчицы затих,
И переводчик тоже прослезился.)

Почудилось – растаял женский крик,
Паломники мои перекрестились…
Потом мы осмотрели всё внутри,
И Красоте, и жертве подивились.

Но сами? Красотою ли живем?
Или всегда своё ничто возносим?
Какую цену Красоте даем?
Какую жертву Красоте приносим?

Сияние Её – не по словам.
Что можем дать, когда в душе разруха?
По нашей жертве отмеряют нам,
И потому – ни Красоты, ни Духа!

Иеромонах Роман
28 — 29 апреля 2001
Скит Ветрово

Заметки на полях

  • Тамбовская обл.

    Мир вам, люди добрые!
    Наверное, надо посмотреть на легенду с позиции,, Сказка ложь, да в ней намёк…»
    Глубокое стихотворение, осталось в памяти и наводит на размышления.
    Как мы живём, чем дорожим, к чему прикипело сердце наше, на что готовы ради Бога и ближнего. Например,молимся за родных только словами, труда не прилагаем к молитве. Не хотим обратиться:,, Господи, я сделаю то и то, откажусь от чего-то приятного и дорогого для меня ради заповедей Твоих,ради родных моих, помоги мне в этом.»И стараться, исполнять обещанное и
    тогда будем услышаны.
    » Там полушепот в Небеса несется. »
    Истинная цель человеческой жизни — искать волю Божию и исполнять её, т. е. исполнять заповеди Божии.
    «- Пойдём, душа, куда Господь укажет…»
    Только этим спасается душа, это и есть главная жертва Богу. Потому что, ради спасения душ наших Он сам распялся на Кресте.
    Прости,Господи,и помоги не разглогольствовать, а трудиться ради спасения своей души и ближнего.
    ,,Сияние Её — не по словам.
    Что можем дать, когда в душе разруха?
    По нашей жертве отмеряют нам,
    И потому — ни Красоты, ни Духа!»
    Глубокое стихотворение. Запало в душу. О многом ещё можно размышлять.
    Спаси Господи батюшку Романа, многая и благая ему лета, помощи Божией!

  • Санкт-Петербург

    Ольга 13.11.2020 в 11:34: «Наверное, надо посмотреть на легенду с позиции,, Сказка ложь, да в ней намёк…»»

    Намек Вы, видимо, увидели вот в этих слов:

    Но сами? Красотою ли живем?
    Или всегда своё ничто возносим?
    Какую цену Красоте даем?
    Какую жертву Красоте приносим?

    Сияние Её – не по словам.
    Что можем дать, когда в душе разруха?
    По нашей жертве отмеряют нам,
    И потому – ни Красоты, ни Духа!

    И порешили в жертву принести
    Того, кто первым явится навстречу.

    Первой на встречу явилась беременная жена архитектона. Ее и принесли в жертву.
    Как говорится, красота требует жертв. По-моему, рассуждения о Красоте ( с большой буквы ) в контексте данной легенды не только не уместны, но и кощунственны.
    Прочитав последние произведения отца Романа ( о пандемии коронавируса ), понимаю, что они ( эти рассуждения о Красоте ) появились в данном стихотворении неслучайно. Жутко верующий Красивый христианин маску ( «намордник» ) на свое лицо – на лик образа Божьего – не наденет и принесет в жертву своей Красоте всех, кто явится ему навстречу.

    P.S. : Я немного сгустил краски, чтобы мой намек стал явно выраженным и легко понятным.

  • Простите, Геннадий, придётся вмешаться в Ваше общение с Ольгой, поскольку Вы нарушаете логику стихотворения, перевирая его смысл. Вы не просто «сгустили краски», но сделали белое чёрным, а чёрное белым. Мы знаем Вас как неглупого человека, поэтому трудно было бы предположить, что Вы делаете это по недомыслию.
    Вот Ваш вариант стихотворения:

    Но сами? Красотою ли живем?
    Или всегда своё ничто возносим?
    Какую цену Красоте даем?
    Какую жертву Красоте приносим?

    Сияние Её – не по словам.
    Что можем дать, когда в душе разруха?
    По нашей жертве отмеряют нам,
    И потому – ни Красоты, ни Духа!

    И порешили в жертву принести
    Того, кто первым явится навстречу.

    А вот авторский:

    Что за напасти? Если бы постичь!
    Все приуныли, опустили плечи.
    И порешили в жертву принести
    Того, кто первым явится навстречу.

    <...>

    И в той стене замуровал двоих,
    И новый свод уже не обвалился…
    (Тут голос у рассказчицы затих,
    И переводчик тоже прослезился.)

    (Здесь, обратите внимание, легенда заканчивается, и мы возвращаемся в наше время. — Ред.)

    Почудилось — растаял женский крик,
    Паломники мои перекрестились…
    Потом мы осмотрели всё внутри,
    И Красоте, и жертве подивились.

    Но сами? Красотою ли живем?
    Или всегда своё ничто возносим?
    Какую цену Красоте даем?
    Какую жертву Красоте приносим?

    Сияние Её — не по словам.
    Что можем дать, когда в душе разруха?
    По нашей жертве отмеряют нам,
    И потому — ни Красоты, ни Духа!

    Показав, какую страшную языческую жертву принёс строитель Храма, отец Роман спрашивает — а какую жертву мы, нынешние христиане, приносим Богу (Красоте с прописной буквы)? Конечно, Бог не требует от нас жертвоприношений в прямом смысле слова, ибо жертва Богу — дух сокрушен, но как мы постимся, как молимся, какие подвиги налагаем на себя ради нашего Спасения?
    Параллель с последними заметками отца Романа на тему коронавируса вообще неуместна, поскольку это стихотворение было написано почти двадцать лет назад.
    По поводу Ваших заключительных слов «Жутко верующий Красивый христианин маску ( «намордник» ) на свое лицо – на лик образа Божьего – не наденет и принесет в жертву своей Красоте всех, кто явится ему навстречу» можно сказать, что:
    1. Красота (Господь), как следует из Ваших же слов, пока не стала Вашей (возможно, не там Её ищете).
    2. Можете не переживать за своё здоровье, поскольку ни Вы, ни отец Роман не планируете встречаться друг с другом.

  • Тамбовская обл.

    Доброй ночи, Геннадий!
    Очень сожалению, что вы меня не поняли.
    Я написала:» Наверное, надо посмотреть на легенду с позиции,, Сказка ложь, да в ней намёк…» На легенду, а не на стихотворение отца Романа. Эта легенда — ,,преданье старины седой.» Никто не знает сейчас, что было тогда на самом деле. Поэтому я предложила отнестись к ней как к сказке. В первую очередь,к образу замурованной жены как к вымыслу.
    А намёк в том, чтобы посмотреть с духовной стороны на происходящее.
    Храмостроитель так верил Господу, так хранил Его заповеди, что смирился в немыслимо тяжёлой ситуации и отдал самое ценное сокровище своего сердца Богу. Попробуем оценить то, что мы можем пожертвовать Господу. Об этом стихотворение отца Романа.
    Я очень сожалею, что моё неумелое изложение привело Вас к такому ложному заключению.
    Прошу у всех прощения.

  • Санкт-Петербург

    Редактор, к легенде относятся только две последние строчки из представленного мною текста, а два четверостишия, которые я поставил в начало этого текста, должны были, как я понял, объяснить суть, содержащегося в легенде, «намека». Я их так сгруппировал, чтобы слова Священного Писания «милости хочу, а не жертвы» пришли на ум тем, кто будет читать мой комментарий.
    Ольга Сергеевна, прошу Вас опубликовать хотя бы этот комментарий.

  • Санкт-Петербург

    Ольга 14.11.2020 в 00:56 : «Я очень сожалею, что моё неумелое изложение привело Вас к такому ложному заключению.»
    Нет. Неумело изложил свою мысль я, а не Вы. Мне надо было написать: «Объяснение сути намека Вы, видимо, увидели вот в этих слов:

    Но сами? Красотою ли живем?
    Или всегда своё ничто возносим?
    Какую цену Красоте даем?
    Какую жертву Красоте приносим?

    Сияние Её – не по словам.
    Что можем дать, когда в душе разруха?
    По нашей жертве отмеряют нам,
    И потому – ни Красоты, ни Духа!

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.