col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Игуменья Теодора (Васич). Сербское монашество

Польша, конференция 4—5 сентября 2021

Ко­гда и­дёт речь о мо­на­шес­тве и ду­хов­ной жиз­ни сер­бов, не­об­хо­ди­мо вкрат­це ска­зать о серб­ском ду­хе, ду­ше и ис­то­рии.

Дан­ные о пер­вых ве­ках на­хож­де­ния сер­бов и сла­вян на Бал­кан­ском по­лу­ос­тро­ве поч­ти от­сут­ству­ют. Серб­ски­е зем­ли всег­да за­ни­ма­ли о­со­бо­е ге­о­гра­фи­чес­кое по­ло­же­ни­е, вслед­стви­е ко­то­ро­го Сербия бы­ла распята между Востоком и Западом, на историческом юру. До прихода на Балканы сербы не были христианским народом: они крещены в Евангельскую веру только после переселения в эти края. Крещение сербы приняли от Византии, и этот православный византийский след в сербском народе остался на все времена.

Выдвигаются различные теории о происхождении сербов, но точнее всего об этом написал святитель Николай Сербский в своей книге «Сербский народ как феодул (раб Божий)»:

«Серб — это единственное национальное имя в Европе, чьё значение утрачено… Мы, сербы, хорошо знаем только свою крещенную историю. Наше языческое, дохристианское прошлое лишено ясности и славы. Исторический путь сербского народа до принятия веры Христовой был неопределённым, виляющим, всегда неосвящённым светом смысла и цели. С началом принятия христианства начинается выпрямление этого пути… Сербы принимали крещение по собственной воле, они были добровольцами. Собственное решение, согласно которому сербы приняли веру во Христа, стало и осталось главным мотивом и необходимым условием для всего священного, героического, благородного, строительного и гармонического во всей нашей крещенной истории… Как дождь на сухую землю, так вера Христова действовала на сербскую душу. Всю сербскую славу вобрал период нашей крещенной истории. Последние 800 лет для сербов — это беспримерная эпопея кристаллизации личного и национального характера, эпопея труда, борьбы, страдания и славы. Всё — под знаком креста и свободы. Под знаком креста означает зависимость от Бога, под знаком свободы означает независимость от людей.

Основная и непрерывная линия сербской истории за последние 800 лет может быть выражена в двух словах: служба Христу. В течение этого времени сербский народ был истинным феодулом, то есть рабом Божьим, или Христодулом, то есть слугой Христовым, что одно и то же. Христос для сербов был смыслом жизни, и борьбы, и страдания, и умирания, и свободы, и восстановления, и труда. Смысл Церкви, смысл государства, смысл семьи, смысл человека и народа».

Надёжные источники свидетельствуют о том, что крещение сербов произошло в период с 867 по 874 годы, во время правления князя Мутимира. Так же как и в крещении остальных славян, решающим моментом в крещении сербов стало возникновение славянского алфавита — глаголицы (кириллицы) в середине IX века. Это произошло благодаря Константинопольскому патриарху Фотию, который направил святых братьев Кирилла и Мефодия и их учеников для окончательной христианизации южных славян.

В населённых землях сербы создавали свои княжества. Первым правителем—святителем является святой великомученик царь Иоанн Владимир, пострадавший в 1016 году. Его супруга Косара в истории сербов упоминается как первая монахиня, принявшая после мученической кончины мужа постриг с именем Феодоры.

С самого начала своей христианской истории Сербия находилась под культурным и церковным влиянием Византии. Спустя четыре столетия после крещения, в 1217 году сербский народ получил духовную независимость — церковную автокефалию от византийского царя Феодора Ласкариса и Константинопольского патриарха Мануила Сарантина.

Среди многочисленных сербских династий большого внимания заслуживает святородная лоза Неманичей, которая внесла самый значительный вклад в развитие сербского государства и Церкви. Эта династия правила в сербских землях с 1169 по 1371 годы и насчитывает одиннадцать правителей. Среди восьми поколений Неманичей только по мужской линии к лику святых причислено девятнадцать человек (ещё больше, если считать по женской линии). Многие из рода Неманичей приняли монашество. Феодулия — главная характеристика всех представителей этой династии. Раб Христа Бога — так называли себя и подписывались государи, князья, воеводы.

Корнем святой лозы Неманичей является великий сербский жупан Стефан Неманя — святитель Симеон Мироточивый, отец великого святого Саввы Сербского. Стефан Неманя был феодулом — рабом Божьим — и как меченосец, и как крестоносец, и как правитель, и как монах.

Величайший среди Неманичей, сын Стефана Немани святой Савва Сербский был принцем, святогорским монахом, игуменом монастыря Студеница, литератором, дипломатом, великим просветителем сербов и первым архиепископом автокефальной Сербской Церкви. Он стал родоначальником и духовным отцом сербского монашества. Святой Савва установил и определил, что сербский архиепископ должен быть первым слугой Христа в духовном сане, а сербский король — первым слугой Христа в гражданском звании. Феодулия — путь и назначение в равной степени Церкви и государства. Феодулией стало его земное житие — самый светлый пример и красноречивое завещание сербскому народу.

Святой Савва был духовным воспитанником Святой Горы и приемником её лучших монашеских традиций. Он принял постриг в русском Свято-Пантелеимоновом монастыре на Афоне, где подвизался некоторое время, а затем перешёл в греческий монастырь Ватопед. Будучи его насельником, святой Савва восстанавливал заброшенный монастырь Хиландар. Для нужд этого монастыря, а затем и лавры Студеница, он перевёл Типикон (устав) Эвергетидского монастыря в Константинополе. В Карее он создал постницу (исихастрион), где и сам подвизался подвигом молитвенного безмолвия, а для нужд этой постницы собственноручно написал на пергаменте Карейский Типикон, обогатив существующую духовность безмолвия опытом иерусалимско-палестинской традиции. Святой Савва несколько раз посещал Святую Землю, Иерусалим и Палестину. С этого времени в Сербской Церкви Иерусалимский устав преобладает над Студийским.

Позднее, до XVI века в Сербии правили династии Лазаревичей и Бранковичей.

Не один раз в истории сербские короли, князья, принцы и вельможи, царицы и государыни, женщины благородного происхождения удалялись из мира в монастыри и пустыни, как простые люди. Монашеством и мученичеством за веру сербская знать запечатлела своё истинное служение и искреннюю веру в Царствие Небесное — неизменное и вечное.

Сербские правители были ктиторами и благотворителями множества святогорских монастырей. Они воздвигали церкви, монастыри, больницы, приюты для сирот и престарелых, устраивали трапезные для бедных, гостеприимницы для паломников и странников в Сербии, Албании, Греции, Болгарии, Влахии, Палестине, Константинополе и Иерусалиме. Имеется множество свидетельств о тесной связи Сербии с Синаем и Палестиной.

«Сербской истории неизвестна борьба между Церковью и государством. Нет такой борьбы, тогда как кровавыми волнами преисполнена история западных народов. Чем объяснить первое, а чем второе? Первое Феодулией, а второе Феократией», — пишет святитель Николай Сербский.

В средние века взаимоотношения между Церковью и государством складывались гармонично. Большое внимание уделялось образованию будущих монахов и приходских священников. Первые духовные школы у сербов устраивались при монастырях, которые одновременно были и епископскими кафедрами. В то время образование в Сербии в основном получали в монастырях.

Важную и незаменимую роль выполняли наше монашество и монастыри: Студеница, Жича, Печская Патриархия, Милешева, Сопочаны, Дечаны, Раваница, Манассия.

В Сербии Неманичей монашествующие преимущественно жили в больших и богатых общежительных обителях, но уже в то время как особый вид монашества выделялось отшельничество. В правление династий Лазаревичей и Бранковичей (XIV—XV века) и в период турецкого плена, вплоть до XIX столетия в Сербии стало очень много монахов-пустынников. Благодаря связи с центрами православной духовности в Византии и на Востоке, в Сербии была подготовлена благоприятная почва для быстрого распространения движения безмолвия. Множество служб и житий сербских святителей вплоть до XIV века пропитано духом исихазма. Во время деспота Углеши, царя Лазаря, деспота Стефана Лазаревича и Бранковичей монастыри в Сербии становятся истинными центрами безмолвия.

Исихасты синаитско-святогорского типа приходили в Сербию со Святой Горы и из Македонии. Они поселялись в монастырях и пустынях по всей Сербии, Зеты, Косово и Скадарскому озеру, создавая скиты рядом с общежительными монастырями или вокруг отдельных подвижников. Первые святогорские монахи-безмолвники, прямые ученики синайских монахов, приехали в Сербию в 1375 и 1379 годах во главе с преподобными Ромилом и Григорием Синаитом.

Встреча древних египетско-палестинских, синайских, сирийских, малоазийских духовных преданий безмолвия (представителем которых был преподобный Григорий Синаит) и святогорского безмолвия (представителем которого был святитель Григорий Палама) представляет собой важнейшее событие для всей ромейско-византийско-славянской культуры XIV—XV веков.

Среди святогорских безмолвников, которые жили в Сербии, — преподобные Ромил, Григорий Молчальник, Сысой, Мартирий, Зосима, Роман, Даниил, Нестор Синаит и множество-множество других, имена и подвиги которых ведомы только Богу.

Скажем о великих подвижниках средневековой Сербии. Преподобный Прохор Пчиньский Чудотворец — ученик преподобного Иоанна Рыльского, 62 года провёл в суровом подвиге безмолвия в пещере на юге Сербии. Его мощи находятся в монастыре, построенном византийским императором Романом Диогеном IV в знак благодарности и глубокого уважения к этому святому, который во время единственной встречи предсказал ему, что он станет царем. Преподобный Иоаким Осоговский Чудотворец, выдающий подвижник, безмолвник, обладавший даром слёз; преподобный Гавриил Лесновский, родившийся в авторитетной и богатой семье, но всю свою жизнь посвятивший молитве и посту, подвизался уединённо в скиту, творил множество чудес и исцелений. Преподобная Параскева, сербская монахиня, принявшая постриг в Храме святой Софии в Константинополе. Она обращалась к многим ревностным подвижникам и руководствовалась их драгоценным опытом и наставлениями, вела строгий аскетический образ жизни в Иорданской пустыне, непрестанно подвизаясь в молитве, бдениях и постах. В преклонном возрасте святая вернулась на родину в город Епиват (близ Константинополя), где жила ещё 2 года до своей кончины. По молитвам возле её святых мощей столетиями происходят чудеса и исцеления.

Упомянем и преподобного Петра Коришского Чудотворца, постника, подвижника, проживавшего в пустыне возле города Призрена в Косово, мощи святого почивают в мужском монастыре Црна Река; старца Исаию Святогорца, который жил на Афоне, в Хиландаре и Свято-Пантелеимоновом монастыре, был великим дипломатом, писателем и переводчиком (перевёл на сербскославянский язык творения святого Дионисия Ареопагита). Преподобный Иоасаф Метеорский, человек царского происхождения, покинувший престол и подвизавшийся на Метеорах в Фессалии у своего учителя и духовника Афанасия Метеорского.

Среди великих сербских подвижников был преподобный Иоанникий Девичский Чудотворец, подвизавшийся в Црноречской пустыне в Косово. Вокруг него собиралось много учеников, образовался монастырь, где он в уединении продолжил подвизаться подвигом молитвенного безмолвия. Его святые мощи почивают в Девичском монастыре, который в наши дни два раза был полностью разорён и уничтожен албанскими террористами.

В период исламского террора, в особенности после Косовской битвы 1389 года, только крепкая, непоколебимая вера и молитва могли придать духовный и нравственный смысл существования сербскому народу. Турецкий султан Сулейман Великолепный вместе с тремя миллионами воинов (ваххабитов) прибыл на Балканы, в Сербию, которая почти пять веков с тех пор находилась в рабстве: её унижали, грабили, церкви и монастыри разоряли, дома сжигали, семьи и судьбы уничтожали.

В сербах всегда присутствовал дух любви к свободе, героизм и доблесть. Сербское рыцарство было не столько в духе западных рыцарей времён феодализма, сколько в духе раннехристианских святых воинов, ревнителей за справедливость Божью и мучеников за Крест Честной и свободу. Религиозность сербского народа — это вера и здравое благочестие, очищенное от суеверий. Сербы хранят верность святому Православию, такому, каким его передал и утвердил святой Савва — Святосавле как философия жизни. Сербский народ допускал большие ошибки, но испокон веков у нас были великие подвижники, кающиеся, постники, мученики, молитвенники и благотворители.

Один из наших величайших святителей — Василий Острожский Чудотворец, жил в XVII веке, когда турки, потурченцы, католики и униаты оказывали большое давление на сербов и терроризировали их. С раннего детства он возлюбил пост, молитву, богослужения и безмолвие. Некоторое время он провёл на Святой Горе. В сане епископа святитель много трудился для улучшения благосостояния сербского народа. Помимо попечения о народе и Церкви, он часто уединялся для усердной молитвы, богомыслия, безмолвия. У него была своя постница — пещера в высоких скалах монастыря Острог. Господь наделил святого Василия мудростью и даром чудотворения. Его святые мощи творят чудеса и по сей день.

Упомянем и преподобного Стефана Пиперского, дивного подвижника и молитвенника, который сначала подвизался в монастыре Морача, а затем в течение семи лет в пещере посреди пустыни, скрываясь от турок. Позднее он перешёл в место недалеко от Пипер, где жил в уединении. Вокруг него начали собираться монахи, они построили храм, и здесь святой прожил ещё 37 лет. У него был великий дар исцелять, множество людей он привёл к покаянию, спасал их от греха и наставлял в вере и молитве.

Исламское войско убивало, резало, распинало сербов, сажало их на кол, насиловало, разоряло, сжигало, продавало мужчин и женщин в рабство на рынках Европы и Азии. Сербы в своей стране во время турецкого ига были полностью лишены всех прав, они должны были платить немыслимые налоги в пользу турок, например, «налог на право на жизнь в Исламском государстве». Тяжелейшим налогом было «девширме» — так назывался принудительный набор здоровых мальчиков, которых уводили в Турцию для «образования» — крестили в ислам и воспитывали в них ненависть к сербскому народу. Из таких перекованных сербов образовались элитные турецко-исламские полки янычар, которые затем отправлялись в Сербию, где именно они творили самые большие и страшные злодеяния по отношению к своему народу. Было множество примеров, когда эти воины убивали своих родителей, родственников и соседей, о чём им даже не было известно. В сербской истории есть наглядный пример двух разлучённых братьев: один из них — Мехмед Соколович — был министром Турции, великим визирем пашой, а второй — Макарий Соколович — первым патриархом восстановленной Сербской Патриархии (XVI век).

Сербский патриарх Арсений II описал ужасы, которые постигли сербский народ в то время:

«Печаль охватила народ на земле и наступила резня христиан, какой не было испокон веков… Турки летали как крылатые змеи, сжигая веси и города».

Видите, как всё это похоже на новое явление нашего времени: террористическое исламское государство творит похожие злодеяния во всём мире, особенно в Сирии и Афганистане, только с применением современного оружия.

На территории соседней Австрии из сербов была создана живая стена — военная граница между исламской Турцией и римско-католической Австро-Венгрией (которая тоже не была благосклонна к православным сербам).

В то время сербы спасались от исламистов-ваххабитов преимущественно переселением на север и запад, через реки Саву и Дунай. Переселялись, в частности, на Украину, на территорию нынешней Донецкой области (потому эту местность называют Славяносербией).

Во время двух больших переселений сербов, первое из которых было в XVII, а второе в XVIII веке, вместе с народом шли священники и монахи, взяв с собой самые главные духовные и исторические святыни.

Великий святой того времени — святитель Пётр Цетиньский. Он был духовным и мирским правителем черногорцев. Великий постник и молитвенник, он до своей смерти жил в одной полутёмной келье рядом с церковью Цетиньского монастыря, где сейчас почивают его святые мощи.

В 1776 году Сербская Патриархия была отменена, и вплоть до 1830 года Церковью управляли греческие епископы-фанариоты из Константинополя. Они навязывали греческий язык, плохо вели себя по отношению к сербскому народу.

В Сербии тогда исчезло монашество, в основном из-за турецкого террора и угрозы, поэтому благочестивые девушки и вдовы, стремящиеся к монашеству, подвизались и молились в своих домах или в укромных местах. Монастырей, церквей, а в них — священников и монахов было очень мало. Множество церквей было превращено в мечети. Некоторые монастыри сохранились только благодаря тому, что они находились в далёкой, заброшенной и неприступной местности. В этих немногочисленных монастырях регулярно совершались богослужения; они стали одновременно школами, больницами, мастерскими и убежищами, в которых люди скрывались от беды, где они собирались, отмечали свои праздники, где венчали и крестили, отпевали и хоронили.

Наконец, в 1830 году Сербия освободилась от исламского ига и стала жить самостоятельно. Разрушенная, бедная, ограбленная, она начала новую жизнь, о которой мечтала пять веков в турецком плену, мужественно сохраняя Православную веру.

Во второй половине XIX — первой половине ХХ веков Сербскую Церковь украсил ещё один выдающийся дивный святитель — Симеон Дайбабский. Семинарию и духовную академию он окончил в Киево-Печерской лавре, там принял постриг и был рукоположен. Святитель Симеон подвизался в монастырях Вранина, Острог и Дайбабе. В пещере он построил крестообразную церквушку по образцу киевской. Его наставления об умносердечной молитве пропитаны духом подвижников-синаитов. Он был великим неустанным молитвенником. Мощи святителя Симеона почивают в пещерном храме в монастыре Дайбабе в Черногории.

Наступило время народных восстаний, балканских войн и Первой мировой войны. В 1920 году Сербской Церкви возвращено достоинство Патриархии, то есть была восстановлена Сербская Патриархия в Королевстве Югославия — искусственном и невозможном сообществе трёх вероисповеданий.

Король Александр и патриарх Димитрий с архиереями пригласили и приняли всю русскую эмиграцию, включая духовную. Только в начале 1920 года свыше 200 000 российских эмигрантов поселилось на Балканах, бо́льшая часть — в Сербии. Среди огромного количества беженцев было много русских архиереев, священников, монашествующих. Их бесценной заслугой является восстановление оскудевшей церковной и монашеской жизни в Сербии того периода. Они внесли большой вклад в развитие богословия, пастырского труда, обогатили сербскую духовную жизнь, строили храмы, организовывали и создавали духовные школы.

Русская Церковь в Королевстве СХС (Королевство сербов, хорватов и словенцев) получила своё административное устройство, а с 1921 года, после проведения Всероссийского церковного собора в городе Сремски-Карловцы и создания Архиерейского синода, возглавляемого митрополитом Антонием Храповицким, она стала духовным стержнем всех россиян за границей.

Десятки русских монахов приехали из знаменитого Валаамского монастыря. Во многих монастырях они стали игуменами: отец Сергий в Манассии, архимандрит Кирилл в монастыре преподобного Прохора Пчиньского, епископ Митрофан в монастырях Дечаны и Раковица, игумен Вениамин в монастыре святого Наума Охридского, иеромонах Амвросий Курганов в монастыре Гргетег.

Центром возрождения сербского женского монашества считается великий русский женский монастырь Лесна. Игуменьей этого монастыря была глубоко верующая и образованная монахиня Екатерина, в миру — графиня Евгения Борисовна Евфимовская. Её ближайшей помощницей и наследницей стала игуменья Нина (Косаковская). В период Первой мировой войны леснинские монахини были эвакуированы, сотни сестёр уехали в Петербург. Таким образом была прекращена колоссальная деятельность монастыря Лесна.

Сербская Церковь выделила леснинским монахиням монастырь Ново-Хопово, где они поселились, организовали свою жизнь и продолжили духовное, миссионерское и социальное служение. К ним присоединялось большое количество женщин, поэтому возникла необходимость восстановить ещё несколько женских монастырей. Так расцвёл монастырь Кувеждин, в котором жили и вместе подвизались сербские и русские монахини. Хоповский монастырь и Кувеждин стали духовным оазисом для местных жителей и для паломников из заграницы, прибывающих сюда в поисках духовности, утешения и наставления.

В период Второй мировой войны мужские и женские монастыри Сербии претерпели большие трудности и страдания. Партизаны и усташи сжигали монастыри, изгоняли монашествующих, в том числе и насельниц Хоповского монастыря, которые прожили в нём около 20 лет. Тогда сестричество разделилось: одна небольшая часть уехала во Францию с игуменьей Феодорой, а другая, бо́льшая часть перешла в Свято-Введенский монастырь в Белграде, который был их подворьем. Из Хопово и Кувеждина множество сестёр было распределено по всей сербской земле для восстановления храмов и возрождения духовной жизни. Среди монахинь русского происхождения, сыгравшими значительную роль в восстановлении сербского монашества, на ряду с вышеупомянутыми игуменьями Екатериной и Ниной, нашу благодарность и уважение заслуживают игуменья Диодора из монастыря Дивляне, игуменья Сидония из монастыря Петковица, игуменья Михаила из монастыря Лешак, игуменья Ангелина (Грачева) из Введенской обители в Белграде, игуменья Мелитина из монастыря Темска.

У них были преданные сёстры и духовные дочери сербского происхождения, которые также внесли большой вклад в возрождение монашеского общежития в Сербии. Упомянем игумений Петронию, Апполинарию, Евфимию, Михаилу, Евпраксию, Надежду, Меланию, Апполинарину (Кушедолскую) и игуменью Девору из монастыря Суводол. Русские монахини во главе с игуменьями Екатериной и Ниной — это новые апостолы нашего сербского женского монашества, и их имена должны быть в молитвах и помянниках всех сербских женских монастырей.

Вклад русских священнослужителей в возрождение сербского монашества заключался в устройстве монашеского общежития на намного более высоком уровне, чем тот, который они застали по приезду; в восстановлении института женского монашества; в усовершенствовании и более регулярном проведении богослужений; в передаче опыта безмолвия и традиций лучших российских обителей; в продвижении церковной культуры и искусства, пения, иконописи; в миссионерской работе с народом; в восстановлении монастырских храмов, хозяйств; в молитвенном, подвижническом и литургийном свидетельствовании Воскресения в периоды великих страданий и восхождения на Голгофу своего народа и народа, среди которого они жили поневоле.

Вторая мировая война и коммунистическая атеистическая власть в течение нескольких десятилетий причиняли огромный ущерб и страдания сербскому народу и Церкви. Однако, дух сербов силен и вера непоколебима, поэтому они выстояли, уповая только на Бога, молясь и идя по стезе, завещанной их духовным отцом — святым Саввой. В течение этого трудного периода Церковь осталась сильной, верной и не сходила со своего единственного пути — ко Христу.

В период войны мученически скончались пять епископов (среди которых был священномученик Горазд Чешский), более пятисот священнослужителей, монахов, монахинь и свыше одного миллиона сербов-мирян.

Яркий светильник того времени — святой авва Иустин Попович — великий богослов, православный мыслитель и подвижник. Он работал профессором на Богословском факультете, отказался от епископского сана. Коммунисты изгнали его в монастырь Челие, где он до своей кончины ежедневно служил Божественную литургию, молился и подвизался, наставлял всех людей, которые тайно приходили к нему в поисках совета и для совместной молитвы.

Следует упомянуть известного старца Фаддея, любимого сербами, который ещё мальчиком пришёл в монастырь Мильково к русским валаамским монахам, где игуменом был архимандрит Амвросий Курганов, его духовник. Всю жизнь он творил умносердечную молитву и постоянно стремился к миру и радости в Духе Святом. Тысячи верующих он привёл к Богу, наставлял, молился за них и до своей кончины принимал недугующих и больных.

Среди сербских подвижников и старцев ХХ века важно отметить монаха Георгия (Витковича) Хиландарца — сербского пустынника на Святой Горе, духовное чадо добродетельного старца Иосифа Исихаста; иеромонаха Макария (Миловановича), который во время Великого поста питался только Святым Причастием, спал в гробу и днём носил металлическую гирю весом в 5 кг; монаха Иакова (Арсовича), преподобномученика, жичского монаха, пострадавшего от рук коммунистов; игумена Евстатия из монастыря Преображение; иеромонаха Кассиана; схиархимандритов Гавриила и Рафаила; архимандрита Иулиана, игумена монастыря Студеница; игумена Серафима Острожского, подвижника, молитвенника, стяжателя безмолвия, подвизавшегося в Остроге вместе с ещё несколькими добродетельными старцами и аскетами. Великим молитвенником, любителем подвига и богомыслия был и Будимский епископ Даниил (Крстич).

Приснопамятный Сербский патриарх Павел был аскетом и неустанным молитвенником о своём многострадальном народе и о всех людях. Он ежедневно служил Литургию, пел на клиросе, жил скромно, был нестяжателем, много писал, всегда имел при себе Святое Евангелие и молитвослов. Он помогал нищим, больным, многодетным семьям. Его уважали верующие, неверующие и иноверцы. Для сербского народа патриарх Павел был даром небесным. Он был предстоятелем Сербской Церкви почти два десятилетия, в том числе в период свирепой войны в бывшей Югославии, когда сербов убивали, изгоняли и когда многие покинули отечество и навсегда уехали из страны.

Сербия уже продолжительное время находится под оккупацией и большим влиянием Запада и является объектом крупных политических игр. Косово снова стало центром событий и интереса множества держав, политических и военных сил.

Современное монашество в Сербии возрождалось и обретало новые силы в течение восьмидесятых и девяностых годов прошлого столетия благодаря неустанному служению, проповедям и огромному труду иеромонахов того времени, а в настоящее время наших авторитетных архиереев — епископа Афанасия (Евтича), митрополита Амфилохия (Радовича), епископа Иринея (Буловича), а также бывшего иеромонаха Артемия (Радосавлевича), к сожалению, в недавнем времени ушедшего в раскол. Эти три епископа — аскеты святогорского духа и высокой духовности — разбудили сербскую молодёжь и интеллигенцию для веры, духовности и литургической жизни. В Белградской Введенской обители в соработничестве с тогдашней игуменьей Агнией (Дмитрович), в течение целого десятилетия они крестили, венчали, наставляли в вере огромное количество молодых людей, читали просветительские лекции, вели ежедневные беседы с народом. Великое сокровище, если человек находит таких наставников — истинных богословов, имеющих живой опыт богообщения, любви, который они передают людям, ищущим Спасения. Десятки молодых людей и девушек полюбили монашеский путь и в скором времени пополнили полупустые сербские монастыри. Ожил пламень веры в молодых душах.

Наши вышеупомянутые архиереи своей жизнью засвидетельствовали, что они являются искренними и верными учениками святых отцов и святогорских старцев, с которыми они всю свою жизнь находятся в непрестанном общении.

Замечательными духовными центрами для нас являются Дечанская лавра в Косово, Сербская лавра Жича, монастырь Ковиль, Тврдош, Цетинье, Студеница, Црна Река, Буково, Язак, Гргетег и Раваница.

Монахи монастыря Дечаны кроме монашеского звания являются хранителями и защитниками этой великой святыни, которой ежедневно угрожает опасность со стороны албанских террористов. Их подвиг и стояние за православную веру, их богослужения и молитвы поистине удивляют. Когда речь идёт об этом братстве и любви, которую они питают к Богу, святому великомученику королю Стефану Дечанскому, своему роду и друг ко другу, несомненно можно повторить слова Процвела есть пустыня яко крин Господи.

Слава Богу, что у Сербии всегда есть свои явные и тайные Феодулы и Христодулы.

Последнее время ощущается некоторое охлаждение молодых людей к православной вере. Дух современности, расслабления и уныния охватил многих сербов, но, надеемся, что молодежь наша снова откликнется на звук Святосавского колокола и свои души и жизни добровольно приложит на алтарь Святосавской Православной Церкви и своего отечества, которое жаждет освобождения и воскресения.

Игуменья Теодора (Васич)
4-5 сентября 2021
Польша
Перевод с сербского Марины Тодич
Сайт «Ветрово»

Слова иеромонаха Романа. Перевод на сербский язык и исполнение — игуменья Свято-Введенского монастыря в Белграде Теодора (Васич).

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

Благословенный час

Новый поэтический сборник иеромонаха Романа

Не сообразуйтеся веку сему

Новая книга прозы иеромонаха Романа

Где найти новые книги отца Романа

Список магазинов и церковных лавок