col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Мария Майер. «Вы спасли меня, окликнув у края пропасти»

16 ноября в редакцию сайта «Ветрово» пришло письмо, которое мы, с разрешения автора, решили опубликовать.

Благословите, о. Роман!

 Долгое время искала возможности каким-то образом написать Вам, не получалось, вот сегодня отыскала адрес сайта vetrovo, не уверена, так ли посылаются обращения к Вам, но прошу Божией помощи, чтобы письмо дошло. Пишу Вам, чтобы передать земной поклон и благодарность от всего сердца за то, что двадцать лет тому назад Ваше слово, как с небес прозвучавшее, спасло погибавшую мою душу. Тогда мне было 36 лет. После развала страны, утраты всего того, чем жила, я, тогда совершенно не воцерковленный человек, воспитанный на советских идеалах, впала в такое дикое помрачение, на какое только и способен человек неверующий — казалось, будущего нет, новые идолы претили сознанию, жить не хотелось… И вот однажды, когда я, дойдя до края, обезумев, внутренне кричала: «Господи, забери меня отсюда, больше не могу!..» — Господь ответил мне. Ответил мне, давно ничего вокруг не видящей и не слышащей, кроме своего внутреннего вопля, Вашим голосом, прозвучавшим из радиоточки на кухонной стене, голосом негромким, но внятно и строго произнесшим: «Что вы, ослепясь, ищете своего конца? Он и так гораздо ближе, чем вам кажется!..»

Эта Ваша строка пронзила меня, я задохнулась, разрыдалась, в рыданиях выронила все из рук, плача, повалилась на пол, буквально на коленях подползла к динамику, чтоб услышать — кто это, кто это?!

А радиопередача заканчивалась, ведущая произнесла имя выступавшего на радио: иеромонах Роман… С пола я поднялась уже в совершенно ином состоянии, мне непременно надо было узнать, кто этот человек и что такое иеромонах — монах, значит, надо идти в церковь, там должны знать!

 На моё счастье, в церкви был человек, рассказавший о Вас, Ваших стихах и песнях, подаривший мне кассету с Вашими песнопениями. Два месяца эта кассета была единственным, что я могла слушать беспрерывно день и ночь… А когда душа моя исцелилась Вашими песнями-молитвами, Бог привёл меня в коломенский мужской монастырь — Старо-Голутвин монастырь, основанный преподобным Сергием, и первый, кого мы в тот день встретили, был иеромонах Григорий,- в тот час я ещё не могла знать, что он и есть мой будущий духовник… Но слово «иеромонах» прозвучало надо мной, как пароль, как весточка от Вас. Все, что мы тогда от о. Григория услышали, так поразило, изменило нас, словно Господь перевернул нас, как песочные часы,к ак положено, с ног на голову…

Отец Роман, Ваши стихи и песни вот уже 20 лет — заветная часть моей души. Здесь, на земле, Вы по воле Божией спасли меня, окликнув у края пропасти своей строкой! Не будь этого — не было бы ничего самого главного в моей жизни, я родилась заново, я пришла в храм, моя дочь выросла православной, у неё четверо детишек, которых могло не быть, сложись все иначе…Свои лучшие стихи за эти годы я написала благодаря Божией милости и Вам. Низкий Вам поклон от всего сердца, с любовью и благодарностью! Храни Вас Господи в этой и будущей жизни!.. Очень надеюсь, что с Божией помощью моё письмо сумеет дойти.

Грешная р. Б. Мария (Коломенский р-н, дер. Бакунино)

МОЛИТВА

На восходе
дьявольского века,
У порога
сумрачного дня
Помоги
остаться человеком,
Господи,
не покидай меня!..
Я взывать к Тебе
не перестану,
Как свою,
чужую боль приму,
Лишь не дай другому
испытаний,
Непосильных
сердцу моему…
А когда
свернется неба свиток,
И последний ангел
вострубит,
Милости Твоей
яви избыток
И позволь
за слабого испить
Хоть глоток
из чаши неподъемной,
Грешный жребий мой
утяжеля…
Только б,
в поруганье силам тёмным
Воссияла
русская земля!..
…У порога
сумрачного дня,
На восходе
дьявольского века,
Господи,
не покидай меня,
Помоги остаться
человеком…

ХЛЕБ И КРЕСТ

И услыхали голос Бога:
«Ко Мне, последние, ко Мне!»
Ю. Кузнецов

Тьма неоглядная окрест
Легла ареною для игр
Смертельных…
Лозунг «Хлеб иль крест»
Предложен.
Милостивый выбор!..
Молитвою
замкни свой плач
В секунды,
зыбкие до дрожи,
Чтобы воспитанный палач
Не утомился ждать
в прихожей,
Чтобы в удавленной стране
Преобразились в лики — лица…
— Ко Мне, последние,
Ко Мне!.. —
Услышать
и не отступиться…
Не жди
спасительный набат —
Язык у колокола вырван…
Зияет путь
в кромешный ад,
И жребий наш
не нами выбран.
Срастись с крестом,
чтобы отдать
Его за хлеб не упросили!..
Да будет эта благодать
Последним, Господи,
по силе!..

СЕРГИЕВ РОДНИК

игумену Григорию

С выси
птичьих перепутий
Открывается Ока,
Не испорченная мутью,
Полноводная река.
Волны катятся, торопки,
Ветры гулкие туги,
А коломенские тропки
Помнят Сергия шаги…
И над окской быстрино́ю
К берегу светло приник,
Вея вечной стариною,
Сергиев святой родник.
Шесть веков он тут струился,
И предание гласит:
Из-под посоха пробился
Родничок живой Руси.
Напоит и успокоит
Всё, что плачет и болит,
Душу бережно омоет
И печали утолит…
Здесь велик и бесконечен
Благодатный, светлый миг-
Память Родины — извечный,
Не скудеющий родник.

* * *

иеромонаху Роману посвящается

В дремучем,
страшнеющем
с каждой минутою мире,
Где аисты детства
все реже
гнездовия вьют,
Отважный безумец
на свалку
заброшенной лирой
Пытается
душу озвучить,
И струны поют…
А возле него —
со свистулькой,
трещеткой, шарманкой —
Желающих – толпы —
Заполнить
гудящий эфир.
Бубнит суета,
приучившая верить обманкам
На сотню порядков
приспущенный,
сниженный мiр…
И знает певец:
его Лира,
звучащая звонко,
Сквозь скрежет и грохот,
Сквозь дьявольский
посвист и вой
Не многим слышна,
но, подняв её,
словно ребёнка,
Ожившее чудо
несёт
над своей головой!
Поющему сердцу
однажды открылось
преданье,
Что нотой небесной
свивается музыка-нить,
Которой Всевышний
связал
полотно мирозданья,
Затем, чтоб до срока
Гармонию жизни хранить…
       В дремучем,
       страшнеющем
       с каждой минутою мире,
       Где аисты детства
       все реже
       гнездовия вьют,
       Находится вновь
       приносящий
       высокую Лиру
       Измученным людям.
       И люди, как птицы, поют!

* * *

Прости, но я вовсе не лучшая…
И разве достойна того,
Что Небо спасительным лучиком
Коснулось пути моего…
И мною владела вечерняя
Липучая тяжкая мгла.
Я тоже сквозь боль помрачения,
Сквозь тьму маловерья брела…
Найдёт ли душа исцеления —
За тучами скрытый ответ…
Я не заслужила прощения,
Но вышла
на солнечный свет.

* * *

Снова, как в детстве,
летаю во сне,
Теплого ветра
лавину встречая!
Есть ли
названье тому, что во мне
Сумерки духа
в рассвет обращает,
Есть ли названье тому,
что вошло
Молнией
через закрытые двери, —
Чтобы иные миры обрело
Сердце, учась
у надежды и веры —
Светом высоким
в надземном краю,
Радугой,
вспыхнувшею
над ненастьем,
Небом,
исполнившим
душу мою
Духом любви,
усмиряющим страсти…

* * *

И мы сохраним тебя, русская речь…
А. А. Ахматова

Ни разу
и в голову не приходило
В «заморские»
«двинуть» края!..
Я верю:
на родине даже могила
Чужая —
а все же своя!
И знаю:
какой ни кормили б
половой,
Но русского в нас —
не иссечь!
Храни же нас,
Божие светлое слово,
Родная славянская речь!..

* * *

Не только русским
жизнь давала
Земля,
где доброта — закон,
И полюбивших — согревала
Душою, щедрой испокон.
Но, воспылав иной любовью,
С иных краев,
со всех сторон
Отведать
жаркой русской крови
Слетались
скопища ворон.
Они опять
кружат по свету,
Взахлеб откаркиваясь вновь:
Мол, русских — нету,
русских нету:
С чужой смешалась
русских кровь!..
       Ан нет —
       от веку так ведётся,
       Такая воля ей дана :
       С какою кровью
       ни сольется,
       Всё будет русская она.

* * *

Памяти отца

Немецкие россияне,
Поволжские предки мои!..
Россия звездой осиянной
Вас благословила: «Живи!..»
Век трепетный Екатерины
Не лёгким куском заманил —
Простором
поволжским былинным,
Землёй и трудом осенил.
Два века пройдут чередою,
Нелёгкие, разные дни.
Ещё обернутся бедою
Для ваших потомков они:
Трудлагери, переселенья…
Что ж делать —
вот так, без вины —
Коль немцы,
то нет сожаленья
Войной опаленной страны.
Не брошено камня упрёка
В Россию:
не мачеху — мать!..
Что старились,
гибли до срока —
Достойно сумели принять.
       Поволжскую
       капельку крови
       Мы правнукам
       передадим.
       Светло, виновато,
       с любовью
       Я кланяюсь
       предкам своим.

* * *

Да нет же,
птицею бездомной
Мне не стучаться
к Вам в окно.
Я верно знаю, что давно
В глуби души моей укромно
Молитвою Вам стать дано
Сердечной,
выстраданной кровно,
С которой
ночью не темно
И днём
не стыдно перед Богом,
Глядящим в сердце
взором строгим…
И между нами не пороги,
А пропасть
в волос толщиной,
Наполненная тишиной…

Мария Майер

Заметки на полях

  • Богоявленское

    Какие чудные стихи! Где бы еще прочитала, спасибо!

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

Благословенный час

Новый поэтический сборник иеромонаха Романа

Не сообразуйтеся веку сему

Новая книга прозы иеромонаха Романа

Где найти новые книги отца Романа

Список магазинов и церковных лавок