col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово
Не tвeржи менє2 во врeмz стaрости:
внегдA њскудэвaти крёпости моeй,
не њстaви менє
(Пс. 70: 9).

Кровать и тумбочка — приют.
Всё, что скопить-собрать сумели.
Здесь не танцуют, не поют:
Оттанцевали и отпели.

Теперь не радует ничто,
Грошей не станет, сын забудет.
А может, сеяли не то,
Но кто наказанных осудит?

И чаша жизни так мала,
Её напитки горько-сладки.
Но сладость к горечи вела:
На дне полынные осадки.

Земной удел, какой в нём прок,
Когда душа чернее сажи…
А пред глазами потолок
И дно почти допитой чаши.

Иеромонах Роман
7 мая 2020
Скит Ветрово

Заметки на полях

  • Москва

    Что тут добавишь?..Господи, помилуй!

  • Коломна

    Помоги, Господи, донести этот крест…

  • г.Гомель, Беларусь

    Я плАчу… Нет слов, одни эмоции…

  • Калининград

    преп. Паисий Святогорец:

    Старец Константин Христа ради юродивый.

    Незлобивый и молчаливый Христа ради юродивый старец Константин (Ангелис) родился 10 февраля 1898 года в Додонской Календце, что в Эпире. Его отца звали Ставрос, а мать – Анфула. Нам неизвестны подробности первых лет его монашеской жизни, но мы знаем, что он начинал свою монашескую жизнь в монастыре Дионисия. На протяжении многих лет замечали, что он время от времени появляется в районе Карей и останавливается там в одной заброшенной келлии Кутлумушского монастыря. (Раньше это был скит Филадельфов, посвященный святому Георгию.)
    Там, в углу полуразрушенного дома, где крыша протекала меньше и где не так сильно дуло через выбитые окна и двери, прямо на полу он набросал каких-то ветхих одеял, сидя среди которых был похож на орла в гнезде.
    По внешнему виду о старце Константине нельзя было сказать, кто он такой, потому что только скуфья да борода указывали на то, что он монах. Он всегда носил старую шинель, на поясе туго перетянутую веревкой. В ней он был больше похож на мирянина. Однако внутренне он был облечен в благодать ангельского образа, которая отражалась и на его лице. Видевшие старца издали думали, что это какой-то несчастный нищий человек или сумасшедший. Но, подойдя ближе, можно было рассмотреть его светлое лицо, и тогда становилось ясно, что этот благословенный человек скрывает в себе какую-то тайну и нельзя считать его безумным. Напротив, безумными казались те, которые говорили о старце Константине, что он сумасшедший.
    Отец Костас (так его звали), живя в описанных выше условиях и совершенно не заботясь о самом себе, а также никогда не моясь, несмотря на это был совершенно чистым, так как жил жизнью птицы небесной.
    С людьми он говорил редко, а с Богом – посредством непрестанной молитвы – постоянно. Часто его ум был восхищаем горе. Когда он приходил в себя, делал какие-то движения руками, чтобы ввести в заблуждение окружающих, и, не сказав ни слова, уходил прочь. Для мирских людей такое его поведение было, конечно, соблазнительным. Даже когда он говорил им что-нибудь пророчески, его слова казались им бессмыслицей.
    Когда, бывало, рядом с ним разговаривали, старец Константин не следил за ходом разговора, потому что молился и его ум пребывал в Боге, и снова его принимали за «блаженного». Нужно было много раз настойчиво переспрашивать отца Константина, чтобы получить ответ, но и тогда можно было услышать лишь два-три неразборчивых, но пророческих слова.
    Однажды к нему пришел юноша, желавший стать монахом, но всюду встречавший одни препятствия, воздвигавшиеся по зависти лукавым. Еще издали завидев его, старец Константин говорит ему: «Иоанн, почитай про святого Иоанна Дамаскина. Посмотри, что он претерпел!»
    Иоанн, услышав это, сначала ничего не понял. Но когда прочитал житие святого Иоанна Дамаскина и увидел, что тот перенес от безрассудного и сурового старца, а также узнал о великом терпении святого до тех пор, пока Бог не вступился за него, то и сам стал все терпеливо переносить. Таким образом он укрепился и преуспел в монашеской жизни.
    Однажды совершенно случайно с Константином повстречались три монаха, которые стали его расспрашивать, стоит ли им идти в монастырь. Тот ничего не отвечал. Один из них продолжал настойчиво спрашивать, и тогда старец пробормотал несколько слов. Сказанное им показалось тогда несуразицей, однако через несколько лет его пророчество сбылось.
    Старец Константин имел внутреннюю чистоту и поэтому издали все ясно видел. К сожалению, некоторые из нас, несчастных, по неразумию, из-за того, что он жил среди развалин, считали человека Божия несчастным человеком. Он же, хотя и жил среди развалин, непрестанно возводил храм своей души, которая стоит дороже всего мира, по словам Христа.
    Как я уже говорил, в углу келлии, среди развалин, было его убежище из нескольких одеял. Рядом находились Псалтирь и Часослов. Из хозяйственной утвари у него была жестянка из-под консервов с проволокой вместо ручки. Это было все его богатство.
    Каждую субботу он имел обычай посещать два-три «кунака» (представительства монастырей в Карее – перев.) в Карее, где ему насыпали в его жестянку часть от «избытков укрух». Он приходил всегда молча, ни о чем не прося: у него было особое благородство. Если в это время все были заняты, старец уходил с пустыми руками. Изредка он заходил в лавку, набирал себе в пригоршню пять-шесть маслин и уходил. Лавочники считали это большим благословением для себя, потому что любили отца Костаса. Если кто-либо незаметно подкладывал ему в карман денег, он так же незаметно оставлял их в лавке.
    Так тихо, подобно незлобивой овечке, и жил отец Костас в уделе Божией Матери.
    К сожалению, одиннадцать лет назад, в 1969 году, произошло следующее. Из-за множества мирских, европейцев, которым он, появляясь в Карее, попадался на глаза и которые считали его сумасшедшим, власти направили человека Божия в сумасшедший дом. Там, в больнице, врачи проверили его и ничего у него не нашли. Голова у него работала отлично. Но мы, поверхностные современные люди, судящие по внешности, нанесли ему еще одну обиду. Хотя врачи признали его совершенно здоровым, из сумасшедшего дома он был отправлен в дом престарелых. Там, в Фессалониках, совершенно неожиданно для себя оказавшись среди мирского окружения, он забился в угол и непрестанно читал молитву Иисусову. Из его глаз, не переставая, текли слезы, похожие на бисер.
    Когда я узнал, что отец Костас перенес такие страдания и теперь находится в доме престарелых, то попросил сестру из канцелярии позаботиться о нем. Конечно, в доме престарелых было лучше, чем в сумасшедшем доме. Однако, как бы здесь ни было хорошо, для отца Константина, столь любившего безмолвие, удел Божией Матери был лучше всех дворцов на свете.
    Несчастный старец, недоумевая, говорил сестре: «Зачем меня сюда привезли?»
    Здесь Христа ради юродивый, настрадавшийся из-за нас, по-мирски умных, провел остаток своих дней.
    Неважно, что отец Костас почил в доме престарелых, а не на Святой Горе. Важно то, что мудрейший Христа ради юродивый отец Константин проснулся, как мы верим, в раю. Да будут с нами его молитвы. Аминь.

  • * * *

    Деревья. Листьев увяданье.
    Стена приюта. За стеной
    Сидит в казённом одеяньи
    Не нужный никому больной.

    Его забыли все на свете –
    У каждого свои дела.
    Он в тягость и жене, и детям.
    Жила бы мать, она б пришла.

    И только нянечка присядет
    (Хлебнула горюшка сама),
    Седую голову погладит
    И молвит: «Худо без ума».

    Он согласится оживлённо
    И скажет косным языком:
    «На что мне ум необновлённый?
    Уж лучше буду дураком.

    Всё проходящее пустое,
    Чертог почти уже сложил…»
    Его безумие святое
    Я перед всеми ублажил!

    Иеромонах Роман
    7 апреля 2001
    Благовещение Пресвятой Богородицы
    Скит Ветрово
    http://vetrovo.ru/derevja-listiev-uvyadanie/

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.