col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Вадим Рыбин. Отказаться от колониального мышления

Ко Дню русского языка

В де­ло­вой пе­ре­пис­ке фран­цуз про­го­во­рил­ся: «…у нас в мет­ро­по­лии…».

У них, в от­ли­чие от нас, мыш­ле­ние — мет­ро­поль­ное!

По­э­то­му во Фран­ции не «файл», а «фишье»; не «сиарэм» (CRM), а «жеэрсэ» (GRC), и так да­лее. Они са­ми — мет­ро­по­лия, по­э­то­му не пе­ре­ни­ма­ют ан­глийс­ких слов, а да­ют свои на­зва­ния пред­ме­там. И уж тем более не отказываются от своих родных французских слов и не меняют их на заимствованные, как это всё чаще делаем мы:

— «транспондер» вместо «приёмоответчик»;

— «персональный» вместо «личный»;

— «претензия» вместо «упрёк», и так далее.

Поэтому во Франции почти не встретишь иноязычного названия предприятия или товара. Они не стесняются, например, продавать в Россию камины под торговой маркой «Шазель», хотя село это – Шазель — всего 1500 жителей, и даже мэрия там одноэтажная. Гордо назвали своё предприятие по названию родного села. Разве у нас, в России, часто такое встретишь? К счастью, бывает. Но гораздо чаще — иноязычные названия предприятий и товаров, а если и русскоязычные-то написаны латиницей.

Наши люди стесняются своих родных слов и букв, они — нет.

До того доходит, что у нас родные русские и старославянские слова получили пренебрежительный, если не оскорбительный оттенок — «харя», «жид». Тогда как их прямой перевод на чужие языки — «маска», «еврей» — вполне приличен.

Невозможно себе представить, чтобы французы называли предмет одежды «ilyinka» или «yakovka», как мы называем «жилет» и «жакет» от французских мужских имён Жиль и Жак. Не было такого, чтобы англичане назвали предмет «porshen» или «shatun».

Аббревиатуры народы метрополий составляют только из переведённых на свои родные языки слов. А у нас, русских, судя по распространившимся в последние годы аббревиатурам «диайуай», «сиарэм» и прочим, это правило осталось в советском прошлом. По современным языковым обычаям, были бы не «США», а «Юэсэй»; не «ВОЗ», а «Даблъюэйчоу» и так далее.

А правила русского языка у нас если и есть, то уж не действуют…

Последствия нашего колониального языкового мышления большинством наших сограждан, включая власть предержащих, недооценены.

Многие из нас считают, что речь — лишь способ передачи мыслей, и что главное — быть понятым.

Но мыслящие метропольно французы так не считают. Наверняка англичане, немцы и другие народы западноевропейской культуры разделяют французскую, а не русскую точку зрения на язык и на слова.

Вмиг по речи те спознали,
Что царевну принимали.

Речь — отражение личности человека, его происхождения, образования, профессии, круга общения, его устремлений и убеждений.

Речь — показатель мировоззрения народа.

Для европейских метрополий наша русская речь, полная заимствований из их языков, очень часто глупых и несуразных заимствований — ясный показатель колониальности нашего мышления. Возможно, нам так не кажется. Но так кажется им. Утверждаю это с полной уверенностью, поскольку у французов наше словозаимствование обсуждается широко. Для англоязычных зрителей видеоролики о русском словозаимствовании, неприятные для нас, снимал Тим Кёрби.

Правы они или нет — неважно. Нам важно, что они делают из русской речи очень печальные для нас выводы.

Мы ругаем их за Наполеоново нашествие, за Крымскую войну, за вторжение нацистов, за злые козни англичан.

Но их стремление нас колонизировать и поработить, как военным так и английским путём, в какой-то степени спровоцировала и русская речь, переполненная заимствованиями из их языков — повторюсь, часто глупыми и нелепыми заимствованиями. Наш добровольный отказ от родных слов ради слов чужих — французских, английских, немецких,— говорит им, что мы сами хотим быть ими порабощены.

Вновь подчеркну, что если так не кажется нам, то так точно кажется им.

Французы знают, что «русский» салат русские называют «Оливье», а торт называют «Наполеон». Для французов такое совершенно немыслимо, никогда они не назовут блюдо «Кутузов» или «Суворов». Наши названия для них — знак. Знак «Дранг нах остен».

Стремление западных метрополий колонизировать мы сами в значительной степени возбуждаем, отказываясь любить и уважать своё, родное слово, как это делают они.

Вновь и вновь призываю своих дорогих соотечественников:

Берите пример с Европы в уважении к своему, родному! К родному слову, к своей истории, к родным обычаям.

Не пользуйтесь чуждыми нам заимствованными словами, а думайте, как это будет по-русски! Словарь в помощь!

Называйте свои фирмы и товары русскими названиями, и пишите их русскими буквами!

Этим вы снизите вероятность вражеских вторжений в наши земли, в нашу политику и экономику, в наши умы и души!

Вадим Рыбин
Сайт «Ветрово»
6 июня 2020

Заметки на полях

  • Башкирия

    Здравствуйте, все ветровцы! Как же прав В.Рыбин, говоря, что «Наши люди стесняются своих родных слов и букв…»
    А ведь речь в первую очередь, наверное, характеризует человека, а потом уже его манеры, одежда и т.д.
    Обидно и больно становится от того, во что превращаем мы свой родной язык.
    Сколько слышится иностранных слов, уже прочно вошедших в лексикон: окей, ресепшен, таунхаус, респект и много-много других. Мы, более старшее поколение, еще как-то пытаемся сопротивляться этим новшествам, а вот молодёжь уже говорит именно так.
    Также часто произносим слова торопливо, необдуманно. Такое ощущение, будто язык за мыслью не успевает. Это я за собою очень даже замечаю. Становится стыдно, но «воробей-то уже вылетел»! Отчего так? Наверное, тут скорее всего страсти выходят наружу, таким образом обнаруживают себя. Это всё, я думаю, упирается в самолюбие, тщеславие и гордость. А ведь «от слов своих оправдаешься и от слов своих осудишься». Просвети Господи, помоги и вразуми!
    Я считаю русский язык своим родным языком, хотя по национальности не русская.

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

О слово!

Новая книга иеромонаха Романа

Просьба

Помогите справиться с мошенником!