col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

«Много думал я о судьбе своей…»

* * *

Много думал я о судьбе своей,
Только думы всё невеселые.
Вот иду один, вороньё кружит
Над деревьями да над сёлами.

Что раскаркались, раскричалися,
Иль вещаете тьму кромешную?
Что, душе́ моя, так печалишься
И о чем твоя боль сердешная?

Люди добрые, с миром к вам пришёл.
Чем вы дышите, как спасаемся?
Жив ли в вас Господь, живы ли душой?
Как мы молимся, как мы каемся?

Что поют у вас, православный люд:
Песни рабские иль господские?
Родники у вас, как и раньше, бьют?
Иль хлебаете воду скотскую?

Режет уши мне неродной мотив.
Ритмы чуждые, где вы взяли их?
Кто сады свои под топор пустил,
Тот питается от плодов чужих.

Я сыграл бы вам, если б только смог,
Но напевы те вам негожие,
И в чужой земле, как сказал пророк,
Никому не петь песни Божии!

На мои слова раздается скрип,
И выходит хозяин взъерошенный,
Издает свой хрип сквозь собачий хрип:
– Ты, наверно, пьян, гость непрошеный!

Родники твои мы засыпали,
И святым твоим мы не молимся,
И твой хлеб жевать – зубы выпали,
Потому блевотиной кормимся.

Пусть в грехах живу, пусть грехом пропах.
Что за радость тому, кто молится?
Хоть из лужи пьем, но зато в котлах
Никогда мясцо не выводится!

От воды иной наш народ отвык,
И не нужно нам вод иных!
Даже если есть твой живой родник,
Кто пойдет к нему от котлов мясных?

Забирай свой мир, убирайся прочь,
Проходимцев я разных видывал.
О живой воде – нищете пророчь.
Да помогут нам наши идолы!

И услышал я тот же самый скрип,
Те же самые крычут вороны.
А вдогонку мне тот же самый хрип,
Тот же самый лай стража чёрного.

Сторона моя, лик ужасен твой,
Припади к Христу с плачем, грешница!
Чужеземец я на земле родной
И рыдаю я, не утешиться.

Так оставь, душе́, думы вздорные,
Видно, мной еще мало пройдено.
Мысли чёрные, люди чёрные,
Птицы чёрные по-над Родиной.

1987
с. Родовое

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.