col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Валерий Филимонов. Святой Серафим Вырицкий в годы Великой Отечественной войны

3 апреля — день памяти преподобного

Подражая своему Небесному учителю (преподобный Серафим Вырицкий принял великую схиму в честь преподобного Серафима Саровского, которому особо молился и стремился подражать в течение всей своей жизни), вырицкий старец принял на себя новый великий подвиг. После переезда в дом на Пильном проспекте он молился в саду на камне перед иконой преподобного Серафима, Саровского чудотворца о спасении России и Русской Православной Церкви. (Это была икона, изображавшая Саровского чудотворца коленопреклоненно стоящего перед образом Пресвятой Богородицы «Умиление». Эту икону вырицкий подвижник привез в 1903 году с Саровских торжеств, в которых вместе с супругой принимал участие.) Это бывало в те дни, когда несколько улучшалось здоровье тяжело болевшего старца. Первые свидетельства о молении святого Серафима Вырицкого на камне относятся к 1935 году, когда гонители обрушили на Церковь новые страшные удары.

На протяжении почти десяти лет совершал преподобный Серафим Вырицкий свой непостижимый подвиг. Это было воистину мученичество во имя любви к ближним. Со многими горячими слезами умолял Господа подвижник о возрождении Русской Православной Церкви и о спасении всего мира. Это был великий плач о всем человечестве; это была святая скорбь о мире, не ведающем Господа и любви Его. Сердце старца было исполнено невыразимой жалости ко всем заблудшим и погибающим. Для него всякий человек был творением и созданием Божиим. Отец Серафим молился за всех людей – верующих и неверующих, за врагов и гонителей Церкви, желая вечного спасения всем до единого человека. Это была великая молитва покаяния за грехи людские. Такие молитвы удерживают мир от катастрофы…

С началом Великой Отечественной войны преподобный усилил подвиг моления на камне – стал совершать его ежедневно. Вот что рассказали внуки подвижника – Маргарита Николаевна Набоко и Александр Николаевич Муравьев, лично сопровождавшие старца до камня: «В 1941 году дедушке шел уже 76-й год. К тому времени болезнь очень сильно его ослабила и он практически не мог передвигаться без посторонней помощи. В саду, за домом, метрах в пятидесяти, выступал из земли гранитный валун, перед которым росла небольшая яблонька. Вот на этом-то камне и возносил ко Господу свои прошения отец Серафим.

К месту моления его вели под руки, а иногда просто несли. На яблоньке укреплялась икона преподобного Серафима Саровского, а дедушка вставал своими больными коленями на камень и простирал руки к Небу… Чего ему это стоило! Ведь он страдал тяжелейшими хроническими заболеваниями ног, сердца, сосудов и легких. Видимо, Сам Господь помогал ему, но без слез на все это смотреть было невозможно. Неоднократно умоляли мы его оставить этот подвиг – ведь можно было молиться и в келлии, но в этом случае он был безпощаден и к себе, и к нам.

Молился отец Серафим столько, насколько хватало сил – иногда час, иногда два, а порою и несколько часов кряду. Отдавал себя всецело, без остатка – это был воистину вопль к Богу! Верим, что молитвами таких подвижников выстояла Россия и был спасен Петербург. Помним, что дедушка говорил нам: “Один молитвенник за страну может спасти все города и веси…” Не взирая на холод и зной, ветер и дождь, настойчиво требовал батюшка помочь добраться ему до камня, не взирая на многие тяжкие болезни, продолжал он свой непостижимый подвиг. Так изо дня в день, в течение всех долгих изнурительных военных лет…» Воистину, все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе (Флп. 4:13).

И достигали Престола Божия молитвы незабвенного старца – Любовь отзывалась на любовь! Сколько душ человеческих спасли те молитвы, известно только Господу. Несомненно было одно: они незримой нитью соединяли землю с Небом и преклоняли Бога на милость, тайным образом изменяя ход многих важнейших событий.

Известно, что в самой Вырице, как и было предсказано старцем, не пострадал ни один жилой дом и не погиб ни один человек. Молился батюшка и о спасении вырицкого храма, и здесь уместно описать удивительный случай, о котором знают многие старожилы Вырицы. Чудеса, которые порою являет Господь, бывают весьма простыми и в то же время совершенно непостижимыми…

…В первых числах сентября 1941 года немцы наступали на станцию Вырица и вели ее интенсивный обстрел. Кто-то из командиров нашей армии решил, что в качестве объекта наводки используется высокий купол храма и приказал взорвать его. Для этого со станции была послана команда подрывников, в которую вошли лейтенант и несколько бойцов. Когда подвода со смертоносным грузом прибыла к храму, лейтенант приказал бойцам подождать его у ворот, сославшись на то, что должен ознакомиться с объектом подрыва. Офицер вошел в ограду, а затем и в храм, который в общей суматохе не был заперт…

Через некоторое время солдаты услышали звук одиночного револьверного выстрела и бросились к храму. Лейтенант лежал бездыханным, рядом валялся его револьвер. Бойцов охватила паника и, не выполнив приказа, они бежали из храма. Тем временем началось отступление наших войск, и о взрыве забыли. Так вырицкая церковь в честь Казанской иконы Пресвятой Богородицы всеблагим Промыслом Божиим была сохранена от уничтожения…

И еще чудо – немцы, заняв Вырицу, расквартировали в ней часть, состоящую из… православных. Известно, что Румыния была союзницей Германии, но о том, что вырицкая команда будет состоять из румын, уроженцев восточной ее части, где исповедуется Православие, да еще говорящих по-русски, вряд ли кто мог предположить. Осенью 1941 года, по многочисленным просьбам благочестивых жителей Вырицы, храм был открыт, в нем начались регулярные богослужения.

Истосковавшиеся по церковной жизни люди заполнили храм (он был закрыт богоборцами в 1938 году, но, слава Богу, не разорен). Поначалу прихожане косились на солдат в немецкой форме, но видя, как последние молятся и соблюдают чин службы, постепенно привыкли. Невозможное людям возможно Богу – это был единственный православный храм, который действовал во фронтовой полосе, причем, по ту сторону фронта!

В нем, 24 сентября 1943 года, по благословению преподобного, монахиня Христина (Муравьева) – в миру – супруга старца, приняла великую схиму с именем Серафима. В последние годы она очень серьезно болела. Однажды преподобный сказал ей: «Пора, матушка, ни война, ни болезнь не ждут, дни лукавы суть». После этого был назначен день пострига…

А сам вырицкий подвижник продолжал неустанно взывать о спасении России и Православной Церкви к своему Небесному покровителю, Пресвятой Владычице нашей и Самому Господу Богу… Моление на камне – это его высший молитвенный подвиг. Сущность этого делания раскрыта в житии преподобного отца нашего Серафима Саровского: «“Когда в сердце есть умиление, то и Бог бывает с нами”. В этих словах старца высказался дух его моления. Он молился с умилением, и молитвы его были так близки к Богу, что он ощущал в себе присутствие Божие и укреплялся благодатным даром сего чувства».

Молитвы преподобного Серафима Вырицкого были также близки и угодны Господу Богу, как и молитвы его Небесного наставника. Небо внимало этим молитвам и отзывалось на них…

С первых дней войны преподобный Серафим открыто говорил о предстоящей победе русского оружия. На сей счет сохранились убедительные свидетельства, записанные со слов профессора Ленинградской Духовной академии протоиерея Ливерия Воронова и протоиерея Иоанна Преображенского. Они, будучи еще молодыми людьми, лето 1941 года, как обычно, проводили в Вырице и, как и многие ленинградцы, выехавшие в отпуска и на дачи, не успели эвакуироваться при стремительном наступлении немецких частей. Будущие священнослужители в то время пели в хоре вырицкого Казанского храма, куда стекалось множество народа. Всем было известно о патриотической деятельности отца Серафима. Сколько людей именно в то тревожное время пришли по молитвам подвижника к покаянию, горячо обратившись к Господу! Ведь старец так вдохновлял их, твердо говоря, что Господь обязательно дарует русскому народу победу, если тот укрепится в вере своих отцов.

…Румынской частью, расквартированной в Вырице, командовали немецкие офицеры. Им донесли о пророчествах отца Серафима, и вскоре в дом на Пильном проспекте, где проживал старец, пожаловали незваные гости. И вновь, как когда-то чекистов, батюшка укротил пришельцев через благодатную помощь Свыше. Преподобный сразу поразил их тем, что заговорил с ними на хорошем немецком языке – ведь в бытность свою купцом он часто посещал Вену и Берлин, сотрудничая с австрийскими и немецкими фирмами. Капитан, который был начальником вырицкой команды, спросил у отца Серафима, скоро ли немецкие части пройдут победным маршем по Дворцовой площади? Старец смиренно ответил, что этого никогда не будет. Немцам придется поспешно уходить, а самому вопрошающему не суждено будет вернуться домой, при отступлении он сложит свою голову под Варшавой.

По рассказам плененных немцами местных жителей, которых оккупанты пытались угнать в Германию, этот немецкий офицер, действительно, погиб в районе польской столицы, а невольники были возвращены на Родину. Пророческие слова отца Серафима подтвердил и румынский офицер, также служивший во время войны в вырицкой команде. В 1980 году он приезжал поклониться могиле старца и, разыскав вспомнивших его местных жителей, поведал о подробностях того отступления.

Между тем, отец Серафим еще в начале войны предсказал ряду жителей Вырицы будущее пленение и последующее благополучное возвращение из неволи. В частности, один из бывших старожилов Вырицы, Леонид Викторович Макаров вспоминал, что старец предсказал это и его семье, отметив, что в дальнейшем они будут жить в большом городе. Время показало истинность слов преподобного Серафима.

Евдокия Васильевна Федорова свидетельствует о том, что вырицкий старец помог ей отыскать мужа – Алексея Федоровича, находившегося в немецком лагере для военнопленных. По молитвам батюшки Серафима и слезной просьбе супруги лагерное начальство неожиданно отпустило домой единственного кормильца семьи.

Молитвенное предстательство преподобного помогло в годы войны великому множеству людей. По рассказам переживших блокаду духовных чад отца Серафима, они буквально ощущали его молитвенную помощь в осажденном городе и необыкновенно укреплялись, особенно, когда находились, казалось бы, в безвыходном положении.

Несмотря на сильное измождение плоти, дух батюшки был бодр и свободен. Он пребывал в непрестанной молитве, пламенея любовью ко Господу и ближним. Этот дух врачевал сердца его чад, принося утешение и рождая надежду. В часы своих молений на камне, «в саду, в тиши ночной», подвижник всем сердцем молил Господа об освобождении северной столицы от вражеской блокады.

Нет никакого сомнения в том, что пламенные сердечные молитвы преподобного Серафима Вырицкого о даровании русскому народу победы над врагом были одним из важнейших голосов в общей соборной молитве Церкви земной и Церкви Небесной. Духовными очами он видел все, что происходило в страждущем городе. «Бедный, бедный Петербург… Мученики… да-да – это мученики…» – сокрушался тогда старец. Молитвенный подвиг преподобного стал великим духовным вкладом в дело освобождения северной столицы от страшных тисков блокады.

В январе 1943 года кольцо фашистских войск, окружавших город на Неве, было прорвано, а в январе 1944 года в результате мощных ударов наших соединений на суше, в воздухе и на море, во взаимодействии с Балтийским флотом – оборона врага была сломлена на трехсоткилометровом участке фронта. В феврале войска противника откатились от города уже на 270 километров. Война все дальше и дальше уходила на Запад…

Полное освобождение города от вражеской блокады торжественно отмечалось молитвой клира и мирян. По благословению митрополита Алексия (Симанского) во всех храмах 23 января 1944 года были отслужены благодарственные молебны. Повсюду оглашалось слово владыки: «Слава в вышних Богу, даровавшему нашим доблестным воинам новую блестящую победу… Эта победа окрылит дух нашего воинства и, как целительный елей утешения, падает на сердце каждого ленинградца, для которого дорога каждая пядь его родной земли» (Журнал Московской Патриархии. 1944. №2. С.С. 11-12).

Великая Отечественная война стала явным вразумлением Божиим для богоборческих властей. В народе росло ощущение собственной греховности, чувство покаяния и осознание войны как праведного наказания Божия. Святая вера, которую гнали и стремились уничтожить в течение почти 25 лет, вдруг стала великой мобилизующей силой в борьбе против фашизма!

Несравненный вклад в сохранение этой основы основ существования Русского народа внес преподобный Серафим Вырицкий. В истории Церкви не раз случалось, что во времена самых жестоких гонений и опустошительных войн Господь воздвигал в помощь людям Своих особых избранников – хранителей веры и чистоты Православия. Таким избранником Божиим в России 30-х–40-х годов ХХ века стал смиренный вырицкий старец – великий молитвенник и печальник Земли Русской.

Валерий Филимонов,
автор жития преподобного Серафима Вырицкого

Заметки на полях

  • г. Рязань

    Преподобный Серафим Вырицкий

    СЛАВА ВЕЛИКОМУ ГОСПОДУ БОГУ

    «Слава великому Господу Богу!» –
    Радостно, дух мой, воспой,
    Сердцем стремлюсь я к святому чертогу,
    Там, где Иисусе сладчайший мой.

    Ты в моей жизни едина надежда
    В скорбях, болезнях Тобою живлюсь;
    Будь же мне радость, покров и надежда,
    Сам я Тебе навсегда предаюсь.

    О, мой прекрасный, единый Спаситель,
    Дай мне Твою благодать!
    Ты моей жизни чудесный хранитель,
    Добрый отец мой и нежная мать.

    Горнею славою я восхищаюсь,
    Прочь суету этой жизни земной!
    Духом и сердцем моим устремляюсь
    К жизни небесной с ее красотой…

    Там, в небесах, все святые соборы
    И мириады бесплотных чинов
    Песнь воспевают Божественным хором:
    «Свят, Свят, Свят Бог наш, Господь Саваоф!»

    Сердце Тобою всегда веселится,
    Ты мой Создатель, мой Бог и Отец;
    Душенька грешная к небу стремится –
    Там всем скорбям и болезням конец.

    «Слава великому Господу Богу!» –
    Радостно, дух мой, воспой,
    Сердцем стремлюсь я к святому чертогу,
    Там, где Иисусе сладчайший мой!

    30-e годы

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

О слово!

Новая книга иеромонаха Романа