МЕНЮ

Ветрово

Сайт, посвященный творчеству иеромонаха Романа

Помощь сайту

Из книги «Душа живая твари бессловесной»

«Зверское бесправие» — название статьи в «Парламентской газете» (2005, № 144). Оно настолько удачно (с горечью констатируем), что мы назвали так и эту главу.

В этой статье директор центра защиты животных «Вита» Елена Марычева рассказывает: «На Западе объявлена война „батарейной системе“ содержания кур. Для производителя она очень удобна: птицы набиты в клетки, убирать за ними не надо, навоз проваливается через решетку, яйца сами скатываются в желобки, а на несушку приходится площади меньше листа бумаги формата А4 (а чтобы расправить крылья, птице нужно хотя бы полметра). Птицы режут лапы о решетки, лапки у них в язвах. Все это вызывает стереотипное поведение: птицы выщипывают собственные перья и перья у других птиц. Чтобы этого избежать, на птицефабриках им обрезают треть клюва, а обрубок прижигают раскаленным железом. Птицам безумно больно. Долгое время считали, что клюв напоминает наш ноготь — мол, куры ничего не чувствуют, а недавно выяснили, что в клюве очень много нервных окончаний…

Многие страны ЕС подписали Европейскую конвенцию о запрете батарейной системы содержания кур, к 2012 году она должна быть прекращена. Россия ее НЕ подписала, хотя именно МЫ являемся родиной этого «изобретения». В итоге — ст. 245 УК о жестоком обращении с животными к сельскохозяйственным и подопытным животным не имеет отношения… Мы даже не предполагаем, что творится на фермах…»

Мы не просто не предполагаем — мы знать этого не хотим. Мы отметаем все, что может лишить душевного комфорта.

Учёные долго считали, что плакать способен только человек. А животные — слоны, тюлени, морские выдры и морские крокодилы — плачут по чисто физиологической причине: когда требуется избавиться от соли. Поэтому «крокодиловым слезам» веры не было.

Зоолог из Гарварда Георг Стеллер, основательно изучивший морских выдр, пришел к прямо противоположному выводу: «Любовь их к потомству так велика, что они, лишившись детенышей, плачут во весь голос, точно маленькие дети, и убиваются до такой степени, что в течение десяти-четырнадцати дней, как мы наблюдали, становятся худыми, как скелеты, болеют и слабеют и не желают уходить с берега в море… Они плакали над своим несчастьем точно так же, как плакали бы человеческие существа».

Бобры, у которых разорили хатки и убили детенышей, тоже плачут взахлеб. Как дети. Ослепшие от горя, они бредут, не разбирая дорог, не замечая машин. В Белоруссии, где охотников на бобров много, люди рассказывают, что плачущие на дорогах бобры — не редкость. Люди говорят, что их, осиротевших и обездоленных, не обижают. Только чем еще можно обидеть существо, которое так страдает, что теряет инстинкт самосохранения…

Даже огромные мощные быки плачут. На корридах из глаз быков, которые вроде бы должны быть злобным и яростным (иначе чего от них защищаться?), вдруг начинают катиться слезы. Тореадоры и служители их видят, но говорить об этом не любят. Наверное, легче на душе, когда уговоришь себя, что убиваешь безмозглую толстокожую кровожадную зверюгу…

На одной из скотобоен Гонконга все шло как обычно до тех пор, пока следующий в очереди в убойный цех бык, внезапно упав на колени, не стал плакать.

Вот что рассказали очевидцы.

«Когда я увидел, что бык плачет, меня начало трясти. Я позвал других рабочих, и мы стали тащить и толкать быка, но он совершенно не желал двигаться. Он просто сидел и плакал. Волосы у меня встали дыбом, потому что животное вело себя, как человек. Мы переглянулись, и всем стало ясно, что ни один из присутствовавших не сможет поднять на него руку».

«Мы не могли его сдвинуть с места, пока не пообещали, что сохраним ему жизнь. Только после этого он встал и пошел с нами. Хотите верьте, хотите — нет, но это правда. Казалось, это большое животное понимало каждое наше слово».

«Бык плакал совсем как ребенок. Там было человек десять, все мясники, зарабатывающие на жизнь убоем скота. И у всех из глаз полились слезы».

«Трое рабочих сразу же после этого случая уволились. Они сказали, что больше никогда в жизни не будут убивать животных, потому что никогда не забудут того, как из больших печальных глаз по лицу быка катились слезы».

Рабочие выкупили быка и передали его в буддийский храм, чтобы его жизни уже ничто не угрожало…

Американец Эдмунд Пейджор в результате экспериментов над коровами установил, что они дают гораздо больше молока, если их уважают, не бьют и не кричат на них.

Нам могут возразить, мол, фермеров, крестьян жизнь заставляет относиться к животным без сентиментальности. «Рабочая скотина» работать должна, а не романсы слушать и угощаться пирожными…

Спорить не будем. Дадим слово архимандриту Амвросию (Юрасову): «Моя сестра Мария купила себе корову. Корова дойная, но с характером. Когда ее стали доить, она неудобно встала. Сестра ее слегка стукнула по ноге и сказала: «Ну-ка, поставь ногу как положено». Корова обиделась и не дала молока. Сестра выгнала ее во двор. В это время шла другая сестра и увидела: корова стоит и плачет. Слезы прямо капают. Подходит корова к этой сестре, сказать-то ничего не может, но видно сразу — жалуется. Сестра эта в дом вошла и говорит: «Мария, корова-то плачет». — «Да вот, я ей немножко грубовато сказала да по ноге ударила. Она мне молока после этого не дала». Ну, что делать-то, надо примириться как-то с коровой, помиловать ее. Взяли, отрезали хлеба, посыпали солью; вышли, дали ей, погладили. Корова-то и успокоилась, стала после этого молоко давать…»

Если уж, судя по рассказу отца Амвросия, и крестьяне не являются полными прагматиками, то у людей искусства, как известно, души тем более тонкие. Ранимые. Трепетные. Исключительно чуткие. Рассказывает Мухтарбек Кантемиров, художественный руководитель конного театра «Каскадер»: «На съемках фильма „Война и мир“ произошел большой скандал, связанный с лошадьми. По сценарию в одной из сцен с обрыва падает конница. Для этого режиссер взял партию лошадей с мясокомбината. Посмотреть на съемки собралось много зрителей, детей. На глазах у всех лошадей подвели к обрыву, и животные всей кучей стали падать вниз. Эту кучу-малу, мелькающие в воздухе головы, ноги, снимали. Сцена получалась не просто достоверной — натуральной. На справедливое возмущение режиссер хладнокровно отвечал: „Их все равно на мясо!“»

Если «блажен, иже и скоты милует», то жалкой должна быть участь бессердечного.

И никакие регалии, «гениальные находки» и «творческие успехи» не помогут избежать ее.

Мы бесконечно умножаем и преумножаем стенание и муки невинной твари, начало которым положил праотеческий грех. И нет конца этой дурной преемственности. Самый наглядный пример — собаки.

Кто-то поиграл пару месяцев с хорошеньким щеночком. Потом щеночек подрос. Забот потребовал. Времени. И, вообще, надоел. Короче, игрушка перестала нравиться, и была выброшена вон.

А потом бывший хозяин сталкивается на улице со стаей тощих, дрожащих от холода псов. И очень возмущается бездействием властей, которые попустительствуют страшным! злым! агрессивным! псам кусать добропорядочных граждан…

А тем временем новый щеночек уже кувыркается в доме. Пока радует. Пока…

С котами история ничуть не лучше.

Знаете, как в некоторых цирках животных учат смешному танцу? Их ставят на металлическую решетку, которую раскаляют. Любой затанцует-запрыгает.

А знаете, что слонята, отобранные у родителей для зоопарков и цирков, долго плачут горькими слезами?

А вы знаете, что рыба, которую, облизываясь на приз, взвешивают «спортсмены-рыболовы», теряет вес из-за стресса и боли?

А как кричат и огромными глазами смотрят маленькие бельки на своих убийц? За ними даже бегать не надо. Просто приходи и молоти, пока не затихнут… Все ради того, чтобы кто-то напялил их белоснежную шубку.

Ужас в том, что достаточно одного маленького шажка, чтобы из вполне приличного (внешне) гражданина превратиться в НЕЛЮДЬ. В Новолукомле (Белоруссия) более сотни живых птенцов бакланов были обнаружены с отрезанной верхней частью клюва. Мотив преступления, скорее всего, чисто денежный. За добычу птиц, нежелательных для рыбного хозяйства, к которым относятся большой баклан и серая цапля, установлено вознаграждение. Чтобы его получить, требуется сдать надклювье или лапки.

Выродков, которые это сделали, не нашли. Не захотели найти, так будет вернее. Выродки, которые издают такие распоряжения, — известны. Но их тоже «не нашли». Вполне возможно, они слывут хорошими людьми и любящими родителями… Чтобы прекратить мучения искалеченных птиц, сотрудники МЧС и охотники отлавливали их и усыпляли. Некоторые уже умерли сами. От голода и стресса.

На Фарерских островах юноши отмечают совершеннолетие убийством дельфинов и китов. Бойня происходит каждый год. В 2012 году «вьюноши» забили полторы тысячи китов. Дания, которой принадлежат эти острова, с надеждой взирает на своих многообещающих, скачущих по колено в крови животных недорослей… Якобы цивилизованная страна…

Знаменитый французский океанограф и путешественник Жак-Ив Кусто был в шоке, когда увидел самоубийство «вечно улыбающегося» дельфина, который больше не смог улыбаться в дельфинариуме.

Дрессировщица Пэт Дерби, работавшая в Голливуде с собакой и дельфином, главными героями сериалов «Лесси» и «Флиппер», столкнувшись с тем, что творят там с животными-актерами, основала «Общество благоденствия выступающих животных» (PAWS) — для помощи им и их спасения.

Профессор Мариан Даукинс из Оксфорда пишет: «Изучение способности чувствовать — одно из самых волнующих и важных направлений в биологии. Я глубоко убеждена, что, принимая какие-либо решения и, тем более законы, которые касаются животных, мы должны внимательно прислушиваться к голосам самих зверей».

Мы в этом тоже убеждены. Но мы также понимаем, что тот, для кого чужая жизнь не имеет цены, не прочитает эти страницы. А если и прочитает, то усмехнется и пойдет собирать снасти и патроны. Или возьмет дубинку потяжелее…

Немного утешим себя.

Утешим тем, что животные плачут не только от горя, но и и от счастья тоже, что уж совсем ни в какие научные рамки не лезет.

Профессор Доналд Брум из Кембриджа, наблюдавший за бобрами, обнаружил у них «способность радоваться». Бобр и бобриха, принадлежащие к разным семьям, нередко начинают знакомство с серьезной битвы. Пора узнавания и примирения длится до шести суток. А затем можно наблюдать трогательную картину: воины медленно приближаются друг к другу, а из их глаз катятся крупные, похожие на хрустальные шарики, слезы. Они счастливы: вражда окончена, мир восстановлен, дружба (любовь) — навек…

Мы почему-то уверены, что весь невероятно сложный, многообразный мир Господь устроил исключительно ради нас, человечества. Неужели эта уверенность основана на том, что животные и растения, сохранившие в себе райский свет, служат нам, не сохранившим его и падшим? Да, мы — образ и подобие Божие. Но, как искажен, изломан, скрыт безобразными наслоениями душевной и духовной грязи этот Образ. Мы все быстрее привыкаем к жестокости, равнодушию, чужой боли. Нас, сначала незаметно, исподволь, потом без всякой маскировки адаптируют к вещам и явлениям, которые ломают и губят душу.

Господь терпит наши «художества». Но чаша терпения может переполниться. И тогда история человечества закончится. Кем тогда Он определит нас: овнами или козлищами? Это решение будет зависеть и от того, как поступали мы с меньшими братишками…

УНИЧТОЖЕНИЕ ЦЫПЛЯТ

Жёлтые дрожащие комочки —
Невозможно видеть их без слез.
Высыпают ящиками в бочки,
Заливают, ставят на мороз.

Однодневки, все едва очнулись…
Кто же знал, что люди без сердец?!
Только-только к жизни прикоснулись —
И такой чудовищный конец!

Бочки переполнены, как чаша,
Стынут в скорлупе и на снегу.
— Господи! Прости жестокость нашу! —
Хочется взмолиться — не могу!

Нам уже ничем не оправдаться,
Коль могли безпомощных убить.
Стыдно человеком называться
И при том нечеловеком быть!

Мы дошли до невозвратной точки,
Допуская вопиющий грех.
Родина! Не ты ли тем комочком
Замерзаешь на виду у всех?

иеромонах Роман (Матюшин-Правдин)
22 декабря 2010
скит Ветрово

Ольга Чернова

Заметки на полях

Витрина

Кни­ги иеро­мо­на­ха Ро­ма­на