col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Иеромонах Роман. Земля Святая

17 апреля. Пятница. Раннее утро. Вчера лег поздно, в третьем часу ночи. Не мог уснуть: боялся проспать. Сильно барабанил дождь…

…Сейчас сижу возле Церкви, на месте встречи Пресвятой Богородицы с праведной Елисаветой («Во дни оны, воставши Мариам, иде в Горняя…» * ), у камня святаго Иоанна Предтечи (с этого камня он произнес первую проповедь о покаянии), жду Велчинову…

…В Гефсиманию прибыли на час раньше. Храм закрыт. Здесь тоже путаница с переведенными часами. Спешить некуда. Клюю носом. В поисках пещеры тридневного Лазаря медленно подымаемся на Святую гору Елеон. Оборачиваюсь, смотрю вниз на Старый Город. Тучи. Серо-желтые с подсветом тучи. Купол мечети. Звон православного Храма. Подумалось, какая великая брань совершается над Городом в городе…

…Взошли на самую вершину, издали виден какой-то Храм, но как ни плутали — не могли попасть за огромную каменную стену. Так мы ничего и не нашли. Присел на камень у дороги, смотрю вниз. На Иерусалим. Тучи прошли. Город внезапно наполнился светом (рассвет). Ликуют птицы.

— Начинается служба, — торопит Велчинова.

Спускаемся. Слава Богу! Храм открыт. С трепетом переступаем порог.

…Длинный ступенчатый спуск. Крестимся, кланяемся на обе стороны. Служат греки. Бородатый пономарь подошел под благословение, указал на маленький проем, ведущий в крохотную пещерку.

Место погребения Пресвятой Богородицы…

Умолчу о своих чувствах. Их испытал бы каждый, надеющийся на молитвы Матери Божией. Хотелось лежать ниц, слушать заунывное греческое пение и никуда не уходить…

Подошла Арина, приоткрыла черное покрывало на гробнице – еще ниже, под стеклом, увидел известковую плиту со многими углублениями – смертное ложе во Успении нас не оставляющей. Оно было усыпано бумажками и монетами разных достоинств. Традиция, конечно, не в русском духе. Приложил к плите материнское благословение – бронзовый дорожный образок Матери Божией. Еще раз, напоследок приложился сам – вышел из Пещерки. Тот же пономарь повел вглубь Храма к иконе Матери Божией. Я приложился, отошел к стене, поднял голову. Лампады, лампады, лампады. Сотни лампад. Сквозь стены просачивалась вода, пол был мокрым. Арина подала свечи. Зажег, поставил. Помолился о всех, кого вспомнил, близких и далеких. Было ощущение, что они здесь со мною…

…Поднимаясь к выходу, на половине лестницы заметил два придела. Налево в память святых Богоотец Иоакима и Анны, направо – праведного Иосифа Обручника; видимо, они также были здесь погребены… Приложились.

…Сапоги ждали у входа. Совсем недалеко от Гробницы Божией Матери, через дорогу, начинается Гефсиманский сад и продолжается вверх по склону горы Елеонской. Виднеется монументальный фронтон базилики францисканцев, поставленный на месте предания Спасителя Иудою, посвященный Его страданиям…

…Молчаливый сторож смотрит на мой крест, кивает. Проходим… Цветы, клумбы, оливы. Среди них восемь очень старых, невероятной толщины олив. Здесь любил уединяться Господь. Последнее моление перед предательством. Моление о чаше.

Входим в базилику. Сладковатый приторный неправославный запах. На алтарной части стены – мозаичные картины, изображающие Гефсиманское моление Спасителя, Его предание и взятие под стражу. В центре Иисус, молящийся на камне. Внизу, перед главным Престолом – большой природный плоский камень. И Престол и камень отгорожены терновообразным металлическим заборчиком.

(Пишу в базилике. Вошли католики. Стали на колени, защелкали фотоаппаратами). Над престолом непонятные авангардные сооружения в форме звезды. В середине – странный ларчик – окошко. (В микрофон заговорил францисканский монах. Потом запел. Все подхватили. Уходим.)

Направляемся в Старый Город…

…Храм Воскресения закрыт. Вошли в левый придел помолиться. Служат греки. Древние иконы. Царские врата открыты, поют на греческом, арабском. Стал позади. Совершается Литургия Преждеосвященных Даров. Впервые в жизни увидел, что Святый Престол служит и аналоем (на Престоле лежала книга, пономарь перелистывал ее, брал с Престола Евангелие).

О, Россиюшка! Как тут не вспомнить тебя? Может быть, и у нас где-то есть исключения, но это пока (слава Богу) не правило…

…На площади перед Храмом Воскресения – галдящее разноязычное пульсирующее людское месиво. Ждут выхода католиков (иначе не зайти). Полиция. Израильские автоматчики, фотографы, операторы. Звук водопада. Полицейские курят прямо у дверей! И святость. И нечестие! Контраст не радующий… Напряжение растет. Шум усиливается. Солнце печет. Сдавили со всех сторон.

— Если потеряемся — встречаемся у входа справа, — верный мой человек безпокоится.

Успокаиваю:

— Держитесь за мантию.

Турецкие (переодетые арабы) стражники. То и дело выравнивают проход. Прибыли армяне, католики (семиниристы, монахи). Я смотрел на лица – все чужое, внешнее, только поверху…

…Наконец распахнулась дверь. Турки-янычары (они же и арабы) застукали посохами. Узкой струей процессия потянулась от Храма. Пробка. Выходящие не могли выйти, входящие – войти. Людской прибой-отбой. Встречной волной меня отнесло назад, вдавило в стену. Упираюсь. Давление постепенно спадает. Мы вошли. Сначала подошли к камню Помазания. (Пред погребением на него возлагали снятое с Креста Тело Иисуса. Камень находится метрах в десяти от порога. Над камнем теплятся лампадки. Паломники возливают ароматную воду, розовое масло. Прикладываюсь к холодной, мокрой благоухающей плите.

— Батюшка, пойдемте.

Втиснулись в нескончаемую очередь.

— Вот Кувуклия. Это как две комнатки. В передней – камень, отваленный Ангелом от Гроба… Дальше – Гроб Господень.

Вдруг наводящие порядок нас отодвинули: шла процессия армян. Молодой диакон с кадилом, семинаристы. Горлопаня, небрежно крестясь, с лицами, напоминающими лица застольных людей с зубочистками, куда-то повалили. Скрылись.

…Над входом в Кувуклию, в несколько ярусов, дугою, горят большие лампады.

— Это все из России. И те и эти. (Велчинова указывает за спину).

Киваю. Сзади напирают. Гвалт, шум.

— «Плииз!» — командует святогробец. Впускают по несколько человек.

Выходит первая партия. Вступаем мы. Жалею, что не один. Прикладываюсь к камню Ангела, спешу во вторую половину. Становлюсь на колени… Целую Гроб Господень – длинную мраморную плиту. Достаю материнское благословение — образ Богородицы, прикладываю ко Святому Гробу. Рядышком полагаю четки, резной крест. Ощущаю лбом желанную прохладу. Пытаюсь вспомнить всех, кто просил молитв в России, Украине, Белоруссии, Молдове. Кто-то спотыкается о мои ноги, наступает на сапог.

— Нужно уходить, — шепчет Велчинова.

Встаем с колен. Да, нужно. Пока мы не выйдем – никого не впустят. И здесь спешка! На прощание бегло оглядываю Святая Святых – на стенах старинные иконы, и снова лампады, лампады, лампады. Целую мрамором отделанный вход – сливаемся с народом. Крики, гул, смех, смех, на полу бумажки, пыль. Чувствуется неухоженность, нет хозяина, хотя хозяев много (православные греки, католики, армяне, копты). Никто не знает четких границ, во избежание столкновений не производится никаких восстановительных работ. Вообще ничего не делается…

…Какой-то оболтус шляется в фуражке (!).

— Он что, болящий?

Арина молчит.

— Где Голгофа?

На Голгофу попасть тоже непросто. Давка страшнейшая. Колыхающаяся масса. Ступеньками подымаемся вверх. Впереди – Распятие. Великое множество лампадок. Нас выносят в сторону, мы рады, что не в хвост очереди. Несмотря на давку, ближе, ближе. Суматоха, сутолока…

…Еще шаг…Я у Престола. Он стоит над Лобным местом. Слева и справа сквозь стекло хорошо просматривается беловатый природный камень. Чтобы не унесло в сторону, спешно лобызаю Святый Престол, склоняюсь, ныряю под него …

…На полу – звезда с отверстием в центре. Здесь стоял Крест, на котором распяли Господа Иисуса Христа. Целую, прикладываюсь, закрываю глаза…

…Кто-то падает рядом, кто-то наступает на мою мантию, как бы напоминая, что я здесь не один. Выныриваю, делаю шага три в сторону. Здесь, никому не мешая, можно спокойно постоять…

…Голгофа… Всплывают строки:

Какая давка на Голгофе,
как много жаждущих взойти.

Жаждущих много. Раньше на Лобное место вели насильно. Жаждущих не было… Голгофа…Самое сильное, самое величественное место на земле. Она вбирает всего человека.

Когда я припадал ко Гробу Господню, у меня было иное состояние. Я верю (и не только верю) в Воскресение Христово. Но для великой радости нужно великое благодарение. Благодарению предшествует праведная жизнь. Увы! Я человек грешный, мне ближе покаяние. Я обрел свое место на Голгофе…

…Люди, люди, люди. Негры, японцы, немцы, американцы, итальянцы, французы, греки, арабы, евреи! И только один я был из России. Россиюшка-Русь. Мне досталась великая честь представлять тебя на Голгофе.

Германия слепила вспышками, Италия жестикулировала наманикюренными пальцами, Япония совала видеоаппаратуру под Престол. Россия запечатлела Голгофу сердцем. Россия плакала.

Страницы ( 4 из 14 ): « Предыдущая123 4 56 ... 14Следующая »

Заметки на полях

  • СпасиБо за правду, отец Роман! Не многим дано её говорить, даже в Церкви…

  • Отец Роман! Спасибо Вам за то, что Вы так просто и удивительно тонко показали всю многогранность мира. Вы так достоверно, детально описываете всё, что Вас окружает, что создается впечатление, как будто это ты сам путешествуешь по Святым местам. Несмотря на многие негативные факторы, которые там присутствуют (даже это Святое место, как вся Вселенная в миниатюре: и зло, и добро; и истина, и ложь; и чистота, и порок), тем не менее, высвечивывается, по крупицам складывается Святая Земля, по которой ходил Иисус Христос и которую Он нам завещал! Спасибо Вам за Свет и Истину, за Любовь, которую нам дарует Христос!

  • Начиталась, наплакалась, нарадовалась. Спаси Господи, о. Романа и редактора.

  • Как все мне это знакомо. Родилась и живу в г. Калининграде — свободной экономической зоне. Если конечно «зону» можно назвать свободной. По родителям своим ( их уж нет на этом свете) я — литовка. А вот по духу, вере и отношению к жизни — есть о чем задуматься…

  • Знаю, что не прочтет батюшка мою заметку, но все же.. Всегда читаю с умиленным сердцем, воздыханием и слезами Ваши стихи и прозы, отец Роман, и слушаю песни, спаси Вас Господи! Никогда не писала, но Ваш рассказ Земля Святая навел вот на какие мысли. Жаль, что Вы попали туда в такое время, когда было много людей и везде была толпа. Мы с мужем попали в феврали, когда народу практически не было. Спокойно везде побывали, приложились, помолились, поднялись на Голгофу. Только вот к вере я пришла много позже, и узнала ГДЕ я была, тоже намного позже, чем хотелось бы… К сожалению.. Но, всему свое время. В любом случае, благодарю Бога за все! Храни Вас Господи, отец Роман.

  • Спаси Господи, отец Роман, за такой прекрасный и искренний рассказ о Святой Земле и ее людях, и о всем увиденном и пережитом. И хочется сказать лишь одно: Благодарю за то, что Вы взяли меня с собой в эту поездку. Воистину только Святым Духом можно назвать Иисуса Христа! Доброго Вам здравия и сил на дальнейшее прохождение Вашего нелегкого подвига во славу Господа нашего Иисуса Христа и продолжайте говорить с нами (вразумляя нас) через Ваши произведения!

  • Благодарение от искреннего сердца моего, о.Роман. Почему то считала, что мало прозы у вас? Читала что-то, очень затронуло и сожалела, что мало в прозе написано. Слава Богу за все! Прочитала теперь с превеликим удовольствием, и посмеялась и поплакала дважды. Нет слов выразить чувства мои. И не хочется говорить лишнее. Словно еще раз побывала на Святой земле. И все ваши чувства разделяю. Болит душа и у меня от происходящего, словно все с ума сошли разом. Как случилось так, что люди даже мыслить разучились. Главное ни душа, ни совесть, ни добро, ни Бог, главное — деньги. Когда то в молодости была у меня тоненькая книжечка с вашими стихами. А песнопений я не знала. И вот Господь одарил меня такой радостью. Читаю и плачу. Слушаю и плачу. Раскаиваюсь. И возрождаюсь как верующий человек. К вере пришла в зрелом возрасте, так случилось, что не было у меня ни бабушек, ни дедушек. Мамочка моя осталась без матушки своей в 13 лет перед Великой Отечественной войной. Мама, что могла, дала нам, семерым своим детям- воспитание, совестливость, образование, чувство достоинства! Сложная была у нее жизнь и никогда она не роптала. Я это помню, чту и несу через свою жизнь с благодарностью. Но к вере полноценно привести видимо не могла, боялась может. Только в 80-х сказала после похорон отца: «Люба, окрести детей». Церковь действующую найти трудно было. Осуществилось это только через несколько лет в 1991-ом году. Крестилась сама вместе с детьми. Дорога ко Господу у меня не простая. Как и сама жизнь, далеко не гладкая. Я и не жалуюсь. Благодарю за все, иначе это была бы не я и не стала бы той, какая есть. Что было, все моя жизнь, значит так предначертано. Были испытания, бедность (считаю теперь благом для себя, а в детстве стеснялась), болезни врожденные, и приобретенные болезни, операции, скорби разные. Что и привело меня в храм. И вот, наконец я обрела то, что искала душа моя, подтверждение чистой веры ! Почему то именно через стихи и песнопения Ваши я стала понимать многое, истинность смысла жизни, постигать многие вещи. Вы стали живым примером чистой веры, не стяжателем благ земных, а стяжателем духовной благодати. И настоящим борцом. И смелым человеком, говорящим правду. И истинным патриотом Великой Руси. Простите за слова мои, тоже не люблю громких слов, но я глубоко почитаю Вас, о.Роман, ваше подвижничество. Наконец-то стала ощущать истинную любовь к людям и, главное, любовь к Богу. Начала больше понимать и прощать людей, и просить прощения чаще. Главное в душе становится спокойнее. Грехов много, но что то повернулось. Нет желания больше жить как все, как прежде. Я из тех, кто про себя думал, что много то и не грешу… Прости Господи! Наставляйте нас, о.Роман. Помогайте нам через свое творчество, своим словом и всей своей жизнью о.Роман. Помощи Божией Вам и здравия! Долгая лета! Если можете, помяните рабу божию Любовь в своих молитвах, призвать помощи Божией в здравии телесном и духовном особенно, чтобы не было пустых и дурных слов и мыслей, больше терпения и смирения. Спаси Бог!

  • Добавлю, что работаю в школе. Очень тяжело. Действительно идет борьба за души. С детьми говорю и стараюсь, чтобы понимали, рассуждали, думали. С детьми тяжело, но как тяжело со взрослыми всех уровней и мастей! Не высказать. Потому и боюсь за душу свою … Извините за такую, как получилось, по сути исповедь

  • Ишим

    Слава Богу! Прочитав, побывал на Святой Земле! И радость, и слёзы, и правда, трепет, и любовь! Спаси Господи, отца Романа! Как хочется обнять дорогого батюшку! Низкий ему поклон!

  • г.Санкт- Петербург

    Прочла только сейчас… Спасибо о. Роман!

  • Волгоградская обл.

    Очень интересно написано, как будто сама побывала на Святой земле.
    Низкий поклон отцу Роману.

  • Посетила Святую землю. Низкий, низкий поклон отцу Роману. Спаси, Господи, отца Романа.

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

Календарь на 2022 год

«Иеромонах Роман. Месяцеслов»

Не сообразуйтеся веку сему

Новая книга иеромонаха Романа

Где найти новые книги отца Романа

Список магазинов и церковных лавок