МЕНЮ

Ветрово

Дверь неожиданно открылась, и баба Надя ввела женщину в брюках. Только этой красоты и не хватало в скиту!

— Дайте ей халат!

Переодели, дали платок на стриженую голову. Приезжая перекрестилась и неожиданно сделала круговое движение рукой. Находившаяся в келье монахиня сжалась. Гнетущее чувство подступило и ко мне. Между тем странная паломница продолжала поражать нас:

— Вас бог любит! Это от него, он вас ждёт к себе, — возбуждённо тараторя,
выложила на стол несколько аудио- и видеокассет, книжечки, фотографии.

Не зная, о чём идёт речь, взял в руки фото — на меня томно взирал молодой человек в красном сарафане («багрянице»). «Дурдом какой-то!» — подумал про себя, осенился Крестным знамением — и успокоился, даже развеселился.

— Лицо-то знакомое, — сказал вслух, имея в виду обитателей психушки.

Что-то ещё она доставала из пакета, но было уже всё понятно, и потому гостинцам воспротивился. Хотел вернуть и кассеты, но подумал, что этот видеобред (посещение антихристом Виссарионом Иерусалима, где он разговаривает с листиками и где каждая травка «помнит» его) пойдёт и дальше, может кого-то смутить. Принять? – разнесёт по Москве, что иеромонах признал лжехриста Богом. Поколебался-поколебался и решил оставить: пусть несёт всё что угодно, зато головы других не будут взбаламучены. Виссарионовка тем временем не умолкала. И какая же каша была в этой дипломированной головушке (бывшая журналистка)! Нахваталась и йоги, и буддизма, и … но тут вошёл рыбак и кратко оборвал недержание речи:

— Надо ехать.

Мы поднялись и пошли к пристани. Василий завёл мотор — поплыли. Думаю — хоть бы снова не заявилась, поднял руку, перекрестил удаляющуюся лодку, и тут она оглянулась, оживилась и … исчезла за поворотом.

— Скорей несите хворост!

Монахиня и баба Надя принесли сухих веток, поднёс спичку – заполыхало. Бросил сверху видео- и аудиокассеты с книжечками и фото, и такой смрад пошёл по болоту – не усидели у костра.

Но дело на этом не закончилось. Виссарионовка прибыла к моим родственникам и начала похваляться: «Не хотел брать ничего, еле убедила оставить у себя кассеты и книги». Оставив их в смущении, поехала в Москву и поведала своим единоверцам, что, когда я её крестил (бедняжка: не знала, что провожающий не благословлял Крестом, а открещивался), она это почувствовала спиной и, обернувшись, увидела, что иеромонах (о горе мне, грешному!) стоит весь в огне. И все единоверцы в один голос сказали, что она была у святого! И отныне их дома – мои дома, их подворья – мои подворья; все с нетерпением ждут святого и в столице, и многочисленных разногородних филиалах. Нет, без письма тут не обойтись!

Вы ещё не доехали до деревни, как Ваши книги и кассеты загорелись синим огнём. Только для огня их и оставил, берегите и Вы себя от огня Вечного, бегите от самозванца! Ответ не замедлил: Мы все в ужасе, такой поступок от святого! — и так далее. Я понял, что в столице и в многочисленных филиалах скучать по мне не будут.

— Как страшно! — сказала монахиня, — и помочь ничем нельзя!

Да, не человеку рассеивать туманы: если Господь не вразумит – никакой богослов не уврачует воспалённый разум.

16 марта 2006
скит Ветрово

Заметки на полях

Витрина

Кни­ги иеро­мо­на­ха Ро­ма­на

Этот сайт создаётся безвозмездно – из любви к настоящей духовной поэзии и желания познакомить с ней как можно больше читателей. Но если у вас есть желание материально поддержать нас, мы будем вам очень благодарны!