col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Иеромонах Роман. Не сообразуйтеся веку сему

+

Недописанный акафист

Взирая на развалины своего Отечества, откуду начну плакати окаянного жития нашего? И кто даст ми слезы и словеса, соразмерные безмерности нашего падения? Но, о Человеколюбче Господи, призри на ны и помилуй ны, из рова преисподнего взывающих Тебе – аллилуиа!

Грех растлил Землю Рускую, грех растлил сердца наши! Кто устоял в Правде – вси уклонишася, вси непотребны быша, несть до единого!

О народ мой Великорускiй! Скорбь моя, боль моя и позор мой! Как быстро оступился и как низко пал ты в бездну ослепления!

Горе вам, подымающим рускiе стяги выше хоругвей и святых Образов!

Горе вам, возлюбившим земное наипаче небесного! Любой православный еврей, постящийся и хранящий Заповеди Христовы, делает для Росiи больше, чем вы, кричащие о ней и продающие её за кусок мяса во святые посты! Горе вам, язычникам, возвеличивающим Русь больше Православия, ибо только Им она была велика и свята!

Горе вам, ставящим плоть и кровь выше Духа! Или не слыхали, гордящиеся, что плоть и кровь Царства Божия не наследуют?

О проповедники Вечности, живущие, как безсмертные! Что стоит перечеркнутая жизнью проповедь? И како дерзаете призывать на небеса, с головой погрузившись в земное? Кто поверит вам, видя торчащие из земли персты, и пойдет туда, куда указуете? Но обратитесь, услышьте самих себя, освободитесь от всего земного, да взирающие на вас последуют за вами к Богу, Возводящему всех – аллилуиа!

О монахи последнего времени! О окаянство, облеченное в холеность, достойно плача монашество наше! Соль земли, потерявшая силу, выброшенная бесам на поругание, внешним на посрамление! Мы еще и не шли, а уже обезсилели, и не плыли, а уже утопаем! Где совесть наша, с ревностию взывающая таковая:

Горе вам, скрывающим под постническими одеждами пресыщенную плоть!

Горе вам, холуйством и безхребетностью удостоившимся звания экономов и наместников!

Горе вам, пресмыкательством и наушничеством заслужившим должность благочинных!

Горе вам, тайно посещающим сатанинские экуменические сборища и предающим братий своих!

Горе вам, благонадежным для міра сего, удобным для гонителей Церкви! Они имеют больше надежды на спасение, ибо, не ведая, могут прозреть и обратиться!

О архиереи последнего времени! Святители ленинградские, свердловские, куйбышевские, калининградские и прочие, прочие, прочие! Бысть в язву Церкви архиерейство ваше!

Как именовались бы вы, существуй грады Адск и Сатанинск? Или прославлявшие сынов погибели воздержались бы от прославления отца их – диавола?

И если слова и именования пустой звук для вас, то какими словами благовествуете вы о Вечности? Многих ли ищущих душ коснулись звуки ваших сытых, пугливых сердец?

Горе вам, оправдывающим свою нечистую совесть заботами о пастве!

Горе вам, покупающим и продающим митры, Кресты и священный сан! Каких бесов порадовали вы терновыми венцами, Святыми Крестами, купленным священством? Бесов гордости, тщеславия или сребролюбия?

Горе вам, заглядывающим в руку пришедшего и по ея скудости или обилию оценивающим и воздающим!

Горе вам, депутатствующие митрополиты и митрополитствующие депутаты!

Горе вам, ныне велеречующим лукаво пред всеми – «мы могли достойно и до конца стоять за правое дело Церкви, не соглашаясь на безбожные постановления, но не имели права рисковать собой, ибо кто бы тогда крестил и пас народ Божий»!
Горе вам, лукавящим, а не кающимся пред оставленным народом! Многих ли крестили за годы своего архиерейства? Или другие не страдали в заточении во время вашего, купленного пресмыкательством, благоденствия?

Горе вам, выдающим свою трусость за велию мудрость и дар рассуждения!

Горе вам, возвышающим руки у Престола Божия и сими же руками изгоняющим лучших и ревностнейших!

Горе вам, оставившим высоту Голгофского служения ради подножий Пилатовых!

Горе вам, ибо весь мiр узнал о хульных именах ваших, тайно данных вам безбожниками!

Горе вам, и после сего не принесшим покаяния!

Горе вам, дающим повод несмысленным и злопыхающим истекающую кровью Церковь кощунственно называть красною!

Горе вам, ублажающим Христа ради юродивых: подвизайся они ныне – вы бы не допустили их до своих порогов, как не допускаете нищих и убогих!

Писал это тридцать лет назад, в первые годы своего пастырского служения, лично зная недостойных экономов, благочинных и наместников, возмущаясь тем, что служители Слова так не чутки к слову. В самом деле, кого прославляли на ектеньях, великом входе и многолетии? Архипастыря ленингадского, куйбышевского, ульяновского, кировского, свердловского, калинингадского. Самое печальное, клички и фамилии безбожников-революционеров звучали не только на ектеньях, их писали и на Величайшей Святыне – Антиминсах! Прошло время, наименования ленингадский, куйбышевский, ульяновский, кировский, свердловский заменили. Выжил титул калинингадский, да ещё добавился каинский. Только вдумайтесь – епископ каинский! Почему бы не избавиться от порочащего титула, обозначив кафедру названием любого городка? Не подписывается же стамбульским патриарх Константинопольский, хотя прошло уже более пяти веков со дня падения Константинополя. Как ни давят турки – стоит за прежнее название, понимая, что с принятием титула стамбульский он растеряет и паству, и уважение. Почему же рускій епископат не дорожит паствой и уважением верных? Почему до сих пор ни один не принёс покаяния или хотя бы не усовестился за позорные титулы?

+

Просмотрел заново «Недописанный акафист»… Изменилось ли что-то с тех пор? Да, изменилось многое, и, к великой скорби, в худшую сторону. Представители Церкви, показывая безсилие проповеди, заигрывают с погибающим богоборствующим міром. Повсеместно создаются футбольно-хоккейные команды с игроками-пастырями (одни названия чего стоят – «Покров», «Ортодокс» и тому подобные). Священники ведут свои блоги, пытаясь доказать, что они обычные люди (как будто кто-то принимает нас за небожителей). Из Храмов делают театры… Отступление от благочестия благословляется и выдаётся за норму. Волны экуменизма и обновленчества захлёстывают Святую Церковь. Сказал бы – быть беде, так она уже пришла.

+

Из интернета:

«ДОМ МОЛИТВЫ ПРЕВРАТИЛИ В ДОМ КУЛЬТУРЫ…

Братья и сестры, епископат и священство нашей церкви всё более теряют духовные ориентиры. Они уже не понимают, что хорошо, а что – плохо.

В наши дни современное вокальное искусство нечасто обращается к таким темам, как церковные песнопения. Поэтому храмы и соборы Русской Церкви становятся центрами, где вновь звучит не только Слово Божие, но и возрождается русская певческая культура.

Так, на Дальнем Востоке, по благословению епископа, в нижнем храме в честь преподобного Сергия Радонежского Казанского кафедрального собора города Находки прошел концерт архиерейского хора – сообщают журналисты телеканала „Союз“ в аннотации к вышеуказанному видеосюжету от 6 декабря 2017 года, в котором размалёванная Диана Викторовна Иванькова – регент архиерейского хора рассказала телезрителям, что „на западе такая практика существует уже давно – в храмах православных люди дают концерты и мы очень давно идею эту лелеяли. Когда я хору предложила, то не все поддержали, но как показала практика сегодня всё прошло просто замечательно и мы и дальше будем практиковать и петь“.

Прихожанин Виктор с буквальном смысле обалдел от выступления архиерейского хора до такой степени, что сподобился дивного видения „как бы звезды“, хотя толком и не понял, что пели: „В душе очень сильное впечатление произошло. Особенно первые эти псалмы или что там? концерт? Вообще обалденный, я даже увидел как бы звезду. Глаза закрыл – так было приятно“».

+

Почему защиту чистоты Православия, благочестия часто принимают за нападки на Церковь? Вместо того, чтобы общими усилиями устранять изъяны, ревнителей клеймят всевозможными ярлыками, подвергают различным прещениям. Православие защищают от ревнителей? Речь здесь не о тех, кто ревнует не по разуму, уходя в катакомбные, «истинно православные» и прочие болота.

+

Несколько лет назад в скит приплыли два друга-телохранителя. Оба делают первые шаги к Церкви: один сомневающийся, другой с верой уже определился. И рост, и сложение обоих говорили о серьёзности того, чем они занимаются.

– У себя на работе только я верующий, – сокрушался определившийся с верой, – со мной работает один ярый безбожник, всё время нападает на Церковь. От греха подальше попросился работать в другую смену.

– И как он нападает?

– Смеётся внаглую! Говорит: а что, ваш главный, неверующий? Почему у него телохранители? Он что, боится попасть в вечность, о которой всё время проповедует?

– И как ему ответили?

– А как ответить, если он прав?

– Тоже этому не радуюсь, но причём же здесь Христос? Или вы в Церковь не ко Христу пришли?
Замолчал телохранитель, задумался. Соблазнились малые сии, трудно им видеть человеческое там, куда пришли, как в Царство Божие.

+

Обличьем отцы, поведением юнцы

Из Молдавии прислали ссылку на видеоролик с пляской румынских отцов.

Не только в Росіи с ума сходят. Безобразия хватает всюду. Хорошо, хоть не в Храме пляшут. Но всё равно, пляски – уничижение седины и рясы. В годы моей юности, если старик или старуха пускались на свадьбе в пляс, то все считали это глумлением над старостью, неодобрительно гадая вслух, сколько лишнего заложили за ворот пляшущие. Позор падал на целый род до третьего колена. Внука могли осрамить, припоминая, как его бабка до того напилась, что пошла плясать. В отличие от нынешнего времени, никто не хотел срама. Всё было чинно. Пляшущие священники – наглядный пример безчиния, выпадения из чина. К безчинствующим можно отнести и священников-футболистов, хоккеистов, мотоциклистов, артистов – список немалый.

+

«Никто из числящихся в клире да не одевается в неприличную одежду, ни пребывая во граде, ни находясь в пути: но всякий из них да употребляет одежды, уже определенныя для состоящих в клире. Аще же кто учинит сие: на едину седмицу да будет отлучен от священнослужения» (Правило 27-е Шестого Вселенского Собора).

И как быть священникам-футболистам, хоккеистам, мотоциклистам и тому подобным? Правило ставит вопрос ребром – служить или не служить?

+

Правило 24-е Шестого Вселенского Собора, Трулльского (иначе Пято-Шестого Собора):

«Никому из числящихся в священном чине, ни монаху, не позволяется ходити на конския ристалища, или присутствовати на позорищных играх. И аще кто из клира зван будет на брак: то при появлении игр, служащих к обольщению, да востанет, и тотчас да удалится: ибо так повелевает нам учение отец наших. Аще же кто обличен будет в сем: или да престанет, или да будет извержен».

Правило запрещает числящихся в священном чине и монахам посещать устроенные язычниками ристалища и прочие позорищные игры. А теперь, с благословения священноначалия, священники и монахи сами устраивают всевозможные ристалища-состязания. С каких пор Соборные Правила стали законом, «что дышло: куда повернёшь, туда и вышло»?

+

Возлюбившие мiр – ненадёжные защитники Церкви! Что же делать простым верующим? Знать, что нyжда бо є4сть пріити2 соблaзнwмъ
(Мф. 18:7) и понимать, что спасает Христос, а не Его недостойные служители. Церковь Свята! Слава Богу, мы не католики, и Глава Церкви – любящий нас Христос, а не предстоятель с человеческими добродетелями или немощами. Прислушаемся к страшным словам Спасителя, сказанным двадцать веков назад:

ТогдA ї}съ гlа къ нар0дwмъ и3 ўчн7кHмъ свои6мъ, гlz: на мwmсeовэ сэдaлищи сэд0ша кни1жницы и3 фарісeє: вс‰ u5бо, є3ли6ка ѓще рекyтъ вaмъ блюсти2, соблюдaйте и3 твори1те: по дэлHмъ же и4хъ не твори1те: глаг0лютъ бо, и3 не творsтъ: свzзyютъ бо бременA т‰жка и3 бёднэ носи6ма, и3 возлагaютъ на плєщA человёчєска, пeрстомъ же свои1мъ не хотsтъ дви1гнути и5хъ. Вс‰ же дэлA сво‰ творsтъ, да ви1дими бyдутъ человBки: разширsютъ же храни6лища сво‰ и3 величaютъ воскри6ліz ри1зъ свои1хъ: лю1бzтъ же преждевозлег†ніz на вeчерzхъ, и3 преждесэд†ніz на с0нмищихъ, и3 цэлов†ніz на т0ржищихъ, и3 звaтисz t человBкъ: ўчи1телю, ўчи1телю (Мф. 23: 1-7).

Б0лій же въ вaсъ да бyдетъ вaмъ слугA: и4же бо вознесeтсz, смири1тсz: и3 смирszйсz вознесeтсz. Г0ре вaмъ, кни1жницы и3 фарісeє, лицемёри, ћкw затворsете цrтвіе нбcное пред8 человBки: вh бо не вх0дите, ни входsщихъ њставлsете вни1ти. Г0ре вaмъ, кни1жницы и3 фарісeє, лицемёри, ћкw снэдaете д0мы вдови1цъ, и3 вин0ю далeче моли6твы творsще [и3 лицемёрнw на д0лзэ моли6твы творитE]: сегw2 рaди ли1шшее пріи1мете њсуждeніе. Г0ре вaмъ, кни1жницы и3 фарісeє, лицемёри, ћкw прех0дите м0ре и3 сyшу, сотвори1ти є3ди1наго пришeлца: и3 є3гдA бyдетъ, творитE є3го2 сhна геeнны сугyбэйша вaсъ (Мф. 23:11-15)

Г0ре вaмъ, кни1жницы и3 фарісeє, лицемёри, ћкw њдесsтствуете мsтву и3 к0пръ и3 кЂмінъ, и3 њстaвисте в‰щшаz зак0на, сyдъ и3 млcть и3 вёру: сі‰ (же) подобaше твори1ти, и3 џнэхъ не њставлsти. Вожди6 слэпjи, њцэждaющіи комары2, велблyды же пожирaюще. Г0ре вaмъ, кни1жницы и3 фарісeє лицемёри, ћкw њчищaете внёшнее стклsницы и3 блю1да, внутрьyду же сyть п0лни хищeніz и3 непрaвды: фарісeе слэпhй, њчи1сти прeжде внyтреннее стклsницы и3 блю1да, да бyдетъ и3 внёшнее и4ма чи1сто. Г0ре вaмъ, кни1жницы и3 фарісeє, лицемёри, ћкw под0битесz гробHмъ повaплєнымъ, и5же внэyду u5бо kвлsютсz красны2, внутрьyду же п0лни сyть костeй мeртвыхъ и3 всsкіz нечистоты2: тaкw и3 вы2, внэyду ќбw kвлsетесz человёкwмъ прaведни, внутрьyду же є3стE п0лни лицемёріz и3 беззак0ніz (Мф. 23:23-28).

+

Тридцать лет назад и в кошмарном сне не мог представить, что бывшие парторги наденут рясы, станут попами, и даже предстояние у Престола не помешает им воспевать «Великую Октябрьскую социалистическую революцию» и вождя, объявившего себя личным врагом Бога. Совместители несовместимого! Сыновья коммунистов, чекистов, председателей колхозов, приняв Крещение или даже сан священника, ныне гордятся социалистическими достижениями, ставя их выше Спасения! Особенно умиляют мантры о том, что в коммунистический кодекс включены Заповеди Спасителя. Адвокаты безбожной власти любят повторять, что, отвергая Христа, безбожники принимали Его Заповеди! Всё это напоминает несуразную картину: сын (или дочь) потрясает отцовским письмом, очень дорожит его наставлениями и… всеми силами пытается изгладить о нём память у родичей и соседей, выгнав прочь из его же дома.

И всё же нельзя никого зачёркивать. Может придти время, когда кто-то из бывших парторгов, коммунистов станет к стенке за Имя Христово рядом с теми, кто их судил за воспевание советской власти.

+

Из письма молдавского священника-ревнителя:

«„Раньше были Апостолы, а теперь Иуды“ (преп. Лаврентий Черниговский).

Свящ. Петр Овчинников (расстрелян в 1937 году):

„Сейчас многие снимают с себя ответственность и предаются мнимому послушанию, которое выставляется как величайшая добродетель. Но послушание есть и у разбойников, и демоны бывают послушны сатане. Потому истинным является только послушание Богу, заключающееся в исполнении заповедей, запечатленных в Евангелии и истолкованных в святоотеческих писаниях.

Безумен поручивший имение свое разбойнику, ибо таковой останется ни с чем, наипаче безумнее его тот, кто сокровище своего сердца поручит человеку, отступившему от Православной истины. Даже если это будет епископ или Патриарх. История Церкви свидетельствует о том, что и Несторий, основатель пагубнейшей ереси, был Константинопольским Патриархом. Но все, кто остались верными ему, ныне пребывают вместе с ним в вечной погибели.

В первом правиле Шестого Вселенского Собора святые отцы предали анафеме Кира, Патриарха Александрийского, Гонория, Патриарха Римского, Сергия, Пирра, Павла и Петра, бывших патриархами Константинопольскими, Макария, Патриарха Антиохийского. И все, последовавшие за этими патриархами, разделили с ними участь вечных адских мук.

Неужели нам такого примера недостаточно, чтобы понять, что Патриарх – это человек, и видеть в нем безгрешного папу просто абсурдно. Потому тот, кто желает следовать истине, не должен слепо идти за человеком, кем бы он ни был. Хотя бы это был бы и старец святой жизни, всегда необходимо сопоставлять его слова и действия со Священным Писанием и святоотеческим учением Церкви. „Имеющий общение с еретиками, – пишет свт. Иоанн Златоуст, – хотя бы в жизни своей следовал житию безплотных, чуждым себя творит Владыке Христу“, а апостол Павел говорит: Если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема (Гал. 1:8).

Теперь о тех, кто считает, что надо надеяться только на Бога и что именно в этом есть любовь и истинное послушание Господу. „Мы молимся, и с нас достаточно“, – говорит тот, кто не горяч и не холоден. Такой не станет отстаивать истину, боясь прещений и делая вид, что он в стороне от всех церковных событий. Однако грех равнодушия является плодом неверия и бесовской прелести и оправдывать его мнимой надеждой на Бога никак нельзя. Сама Пречистая Дева Мария, имея на руках Младенца-Христа, бежала с Ним в Египет, спасаясь от жестокого Ирода. Прелестник же, надеющийся на свои молитвы, превозносится и над Богородицей. Она понимала, что Христос может духом уст Своих развеять пепел иродовых воинов по ветру, но смиренно удалилась от зла, а этот бездействует.

Чрезмерная надеянность на Господа – признак горделивого ума и сердца, а потому она является тяжким грехом. Апостол Павел, узнав о том, что иудеи поджидают его у ворот, желая убить, не полагался на свою молитву, но просил учеников под покровом ночи спустить его через окно в корзине. Но что скажете вы, бездействующие ныне? Неужто вы мудрее Павла? Осуждая и обвиняя в гордости горячих ревнителей, вы своим бездействием впали в диавольскую гордыню. Вы мните, что имеете любовь, и безстрашно нарушаете заповеди и церковные правила. Вы говорите, что лучше оставаться с Церковью, чем следовать канонам. Но разве Церковь может отступить от Истины? Не обманывайтесь! Оправдывая свое шествие по широкому пути, вы надеетесь войти в Царствие Божие без особых усилий, забывая слова Спасителя о том, что не всякий, говорящий Мне: „Господи! Господи! “, войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного (Мф. 7: 21). Сегодня бездействие нередко оправдывают и словами свт. Игнатия Брянчанинова, писавшего, что во время воцарения антихриста „не покусись остановить его немощною рукою твоею. Устранись, охранись от него сам; и этого с тебя достаточно“. Святитель призывает устраниться от сатаны и не участвовать в его делах тьмы. Они же нелепо толкуют слова его как призыв склониться под ярмо всемирной религии и единого виртуального государства антихриста. В этом их любовь, любовь к своей тленной плоти, а не к Божественной Истине. Не знаете ли, что дружба с міром есть вражда против Бога? – вопрошает апостол Иаков. Кто любит мір, тот ненавидит истину. Кто служит міру, тот перестает служить Богу».

Всё верно: Истина выше званий и санов.

Tвэщaвъ же пeтръ и3 ґпcли рёша: повиновaтисz подобaетъ бGови пaче, нeжели человёкwмъ (Деян. 5:29).

+
Предупреждения из Священного Писания

Левит

и3 њскверни1сz землS, и3 воздaхъ непрaвду и5мъ є3S рaди: и3 возненави1дэ землS сэдsщихъ на нeй (18:25).

И# сохрани1те вс‰ зак0ны мо‰ и3 вс‰ повелBніz мо‰, и3 не сотвори1те t всёхъ гнyсностей си1хъ, тузeмецъ и3 прибhвшій пришлeцъ въ вaсъ (18:26).

вс‰ бо сі‰ гнyснwсти сотвори1ша человёцы земнjи, бhвшіи прeжде вaсъ, и3 њскверни1сz землS (18:27).

И# да не вознегодyетъ на вaсъ землS, внегдA њскверни1ти вaмъ ю5, и4мже w4бразомъ вознегодовA на kзhки и5же прeжде вaсъ (18:28).

И# сохрани1те вс‰ повелBніz мо‰ и3 вс‰ судбы6 мо‰ и3 сотвори1те |, и3 не вознегодyетъ на вaсъ землS, въ ню1же ѓзъ введy вы тaмw всели1тисz на нeй (20:22).

Исаия

СE, гDь разсhплетъ вселeнную и3 њпустоши1тъ ю5, и3 tкрhетъ лицE є3S и3 расточи1тъ живyщыz на нeй (24:1).

И# бyдутъ лю1діе ѓки жрeцъ, и3 рaбъ ѓки господи1нъ, и3 рабA ѓки госпожA: бyдетъ купyzй ћкw продаsй, и3 взаи1мъ є4млzй ѓки заимодaвецъ, и3 д0лжный ѓки є3мyже є4сть д0лженъ (24:2).

Тлёніемъ и3стлёетъ землS, и3 расхищeніемъ расхищeна бyдетъ землS: ўстa бо гDнz гlаша сі‰ (24:3).

Восплaкасz землS, и3 растлённа бhсть вселeннаz, восплaкашасz выс0цыи земли (24:4).

Землs бо беззак0ніе сотвори2 живyщихъ рaди на нeй, понeже преступи1ша зак0нъ и3 и3змэни1ша зaпwвэди, разруши1ша завётъ вёчный (24:5).

Сегw2 рaди проклsтіе поsстъ зeмлю, ћкw согрэши1ша живyщіи на нeй: сегw2 рaди ўб0зи бyдутъ живyщіи на земли2, и3 њстaнетсz человёкwвъ мaлw (24:6).

Восплaчетсz віно2, возрыдaетъ віногрaдъ, возстенyтъ вси2 рaдующіисz душeю (24:7).

Престaло є4сть весeліе тmмпaнwвъ, престA высокодeрзость и3 богaтство нечести1выхъ, престaлъ є4сть глaсъ гyслей (24:8).

ўсрами1шасz, не пи1ша вінA, горькA бhсть сікeра пію1щымъ (24:9).

ЊпустЁ всsкъ грaдъ, заключи1тъ хрaмъ, є4же не вни1ти (24:10).

Плaчитесz њ вінЁ всю1ду, престaла є4сть рaдость всS земнaz, tи1де всS рaдость земли (24:11).

И# њстaнутъ грaди пyсти, и3 д0мове њстaвлени поги1бнутъ (24:12).

Сі‰ вс‰ бyдутъ на земли2 среди2 kзhкwвъ: ћкоже ѓще кто2 њтрzсaетъ мaсличину, тaкw њтрzсyтъ и5хъ: и3 (ћкоже) ѓще њстaнетъ t њб8имaніz віногрaда (24:13).

сjи глaсомъ возопію1тъ: њстaвшіисz же на земли2 возрaдуютсz со слaвою гDнею, возмzтeтсz водA морскaz (24:14).

Сегw2 рaди слaва гDнz во џстровэхъ бyдетъ морски1хъ, и4мz гDне прослaвлено бyдетъ (24:15).

ГDи б9е ї}левъ, t кри1лъ земнhхъ чудесA слhшахомъ, надeжда бlгочести1вому: и3 рекyтъ: (г0ре хyлzщымъ, и5же хyлzтъ зак0нъ,) г0ре престyпникwмъ, и5же преступaютъ зак0нъ (24:16).

Стрaхъ и3 пр0пасть и3 сёть на вaсъ живyщихъ на земли (24:17).

И# бyдетъ, бэжaй стрaха впадeтъ въ пр0пасть, и3 и3злaзzй и3з8 пр0пасти и4метсz въ сёть: ћкw џкна съ небесE tверз0шасz, и3 потрzсyтсz њснwвaніz земн†z (24:18).

Мzтeжемъ возмzтeтсz землS, и3 скyдостію њскудёетъ землS (24:19).

Преклони1сz и3 потрzсeсz землS ѓки nв0щное храни1лище, и3 ѓки піsнъ и3 шyменъ падeтъ и3 не возм0жетъ востaти, преwдолё бо на нeй беззак0ніе (24:20).

Иеремия

Док0лэ плaкати и4мать землS, и3 травA всS сeлнаz и4зсхнетъ t ѕл0бы живyщихъ на нeй; Погиб0ша ск0ти и3 пти6цы, ћкw рек0ша: не ќзритъ бGъ путjй нaшихъ (12:4).

Н0зэ твои2 текyтъ и3 разслaблzютъ тS: кaкw ўгот0вишисz съ к0ньми; и3 въ земли2 ми1ра твоегw2 ўповaлъ є3си2, кaкw сотвори1ши въ шyмэ їoрдaнстэмъ (12:5).

Пaстыріе мн0зи растли1ша віногрaдъ м0й, њскверни1ша чaсть мою2, дaша чaсть желaемую мою2 въ пустhню непрох0дную (12:10).

положи1ша въ потреблeніе пaгубы: менє2 рaди разорeніемъ разорeна є4сть всS землS, ћкw ни є3ди1нъ є4сть, и4же размышлsетъ сeрдцемъ (12:11).

Во всsкій пyть пустhни пріид0ша њпустошaющіи, ћкw мeчь гDень поsстъ t крaz земли2 дaже до крaz є3S: нёсть ми1ра всsцэй пл0ти (12:12).

Софония

Си1ленъ дeнь гнёва дeнь т0й, дeнь ск0рби и3 нyжды, дeнь безг0діz и3 и3зчезновeніz, дeнь тмы2 и3 мрaка, дeнь w4блака и3 мглы (1:15).

дeнь трубы2 и3 в0плz на грaды твє1рдыz и3 на ќглы высHкіz (1:16).

И# њскорблю2 человёки, и3 п0йдутъ ћкw слёпи, занE гDеви прегрэши1ша, и3 и3зліeтсz кр0вь и4хъ ћкw пeрсть, и3 плHти и4хъ ћкw лaйна (1:17).

и3 сребро2 и4хъ и3 злaто и4хъ не возм0жетъ и3з8sти и5хъ въ дeнь гнёва гDнz, и3 nгнeмъ рвeніz є3гw2 поzдeна бyдетъ всS землS: занE скончaніе и3 тщaніе сотвори1тъ на вс‰ живyщыz на земли2 (1:18).

Новый Завет

Nбaче сн7ъ чlвёческій пришeдъ ќбw њбрsщетъ ли (си2) вёру на земли (Лк. 18:8).

Не всsкъ глаг0лzй ми2: гDи, гDи, вни1детъ въ цrтвіе нбcное: но творsй в0лю nц7A моегw2, и4же є4сть на нб7сёхъ (Мф. 7:21).

Вh же р0дъ и3збрaнъ, цaрское свzщeніе, kзhкъ с™ъ, лю1діе њбновлeніz, ћкw да добродётєли возвэститE и3з8 тмы2 вaсъ призвaвшагw въ чyдный св0й свётъ (1 Пет. 2:9).

Ћкw врeмz начaти сyдъ t д0му б9іz: ѓще же прeжде t вaсъ, кaz кончи1на проти1вzщымсz б9ію є3ђлію (1 Пет. 4:17).

Стaрцы и5же въ вaсъ молю2, ћкw стaрецъ сhй и3 свидётель хrтHвымъ стrтeмъ, и4же и3 хотsщей слaвэ kви1тисz џбщникъ: паси1те є4же въ вaсъ стaдо б9іе, посэщaюще не нyждею, но в0лею и3 по бз7э, нижE непрaведными прибhтки, но ўсeрднw, ни ћкw њбладaюще при1чту, но w4брази бывaйте стaду (1 Пет 5:1-3).

Ї}съ же призвaвъ и5хъ, речE: вёсте, ћкw кн‰зи kзы6къ госп0дствуютъ и4ми, и3 вели1цыи њбладaютъ и4ми: не тaкw же бyдетъ въ вaсъ: но и4же ѓще х0щетъ въ вaсъ вsщшій бhти, да бyдетъ вaмъ слугA: и3 и4же ѓще х0щетъ въ вaсъ бhти пeрвый, бyди вaмъ рaбъ: ћкоже сн7ъ чlвёческій не пріи1де, да послyжатъ є3мY, но послужи1ти и3 дaти дш7у свою2 и3збавлeніе за мн0гихъ (Мф. 20: 25-28).

+

Человеческое в Церкви

Титулы патриархов в дореволюционное время.

«Александрийский патриарх имеет следующий титул: „Блаженнейший и достопочтеннейший отец, папа и патриарх великого града Александрии, Ливии, Пентаполя, Эфиопии и всей земли Египетской, отец отцов, пастырь пастырей, архиерей архиереев, тринадцатый Апостол и судья вселенной“. Быть может, в ознаменование такого высокого титула этот патриарх во время совершения литургии носит две епитрахили, одну так, как принято по церковному уставу, а другую сверх саккоса, и употребляет две митры – одну обычную всем восточным архиереям, а другую в виде высокой скуфьи из красного бархата и шитыми золотыми херувимами. Последнюю надевает, когда принимает дискос и потир в царских дверях, во время великого выхода» (преосв. Порфирий (Успенский). Александрийская патриархия).

«Почти такой же пышный титул отличает и Антиохийского патриарха. Вот этот титул: „Блаженнейший, божественнейший (!) и святейший патриарх великого Божьего града Антиохии, Сирии, Аравии, Киликии, Иверии, Месопотамии и всего Востока, отец отцов, пастырь пастырей, тринадцатый из Апостолов, господин и владыка“. Сравнительно меньшей пышностью отличается титул патриарха Иерусалимского: „Блаженнейший, божественнейший и святейший отец и патриарх св. града Иерусалима и всея Палестины, Сирии (?) и Аравии за Иорданом, Каны Галилейской (!) и св. Сиона господин и владыка“ (Базили К. М. Сирия и Палестина под турецким правительством). В IV и V вв. ничего такого не встречалось».

«Титулы эти указывают на очень широкие границы патриархатов Александрийского, Антиохийского и Иерусалимского, каких они давно уже не имели, объемля на самом деле иногда пределы, не превышающие размеров русского уезда; „архиерей архиереев“ часто являлся единственным архиереем тех стран, которые перечислялись в титуле. У „отца отцов“ дети лишены были – и это очень нередко – не только телесной, но и самой скромной духовной пищи».

«Сами наименования: Александрийский, Антиохийский, Иерусалимский принадлежат патриархам этих церковных округов лишь с неполным правом. Патриарх Александрийский ещё в конце X в. переселился из древней столицы Египта в новую – Каир, и здесь остается по настоящее время, а потому с бо́льшим правом мог бы именоваться Каирским. В свою очередь, Антиохийский патриарх уже давно покинул свою прежнюю резиденцию. Во второй половине XIII в. магометане отняли у крестоносцев Антиохию и вконец разорили ее: изгнали жителей, разрушили церкви, изгладив самые следы их, и рассеяли ее христиан по разным странам. После этого происшествия патриархи переселились в Дамаск, где пребывают и в теперешнее время. А в знаменитой некогда Антиохи очень долгое время не было ни единой православной церкви. (Даже в середине XIX в. здесь еще не было ни одной церкви. Базили К. М.) С бо́льшим правом носил свое древнее наименование патриарх Иерусалимский, но все же не с полным правом. Дело в том, что в течение двух столетий, принадлежавших к изучаемому нами периоду, этот патриарх имел свой постоянной резиденцией не святой град, а столицу турецкого султана, так что, по выражению одного русского писателя, он был в это время как бы „не у дел“, был номинальным патриархом».

«В конце XVI в. в Александрии было всего четыре христианских церкви и из них только одна – Михайловская – принадлежала православным. Не лучше шли дела и в патриаршей резиденции, Каире, и здесь была лишь одна православная церковь св. Николая. Всех православных, арабов и греков, „тутошних“ жильцов, насчитывалось шестьсот, а число их с включением приезжих по торговым делам достигало 1000 человек; и это на весь патриархат. При другом случае тот же Арсений Суханов замечает, что во всей „епархии“ было две церкви, а митрополитов и епископов ни одного, так что в уме повествователя возникал естественный вопрос: „Над кем он (патриарх) будет патриарх? “»

Об управлении в рассматриваемых патриархатах.

«Начнем с Александрийского патриархата. Этот церковный округ был очень незначителен по численности православного народонаселения и, в особенности, обращает на себя внимание тем, что здесь почти не было других епископов, кроме патриарха. А при таких условиях могло ли иметь место законосообразное избрание патриархов? Выход из своего затруднительного положения церковь Александрийская находила в том, что патриарх при жизни указывал себе преемника, и паства принимала его волю, как закон, или же патриарх в Египте назначался со стороны… и, разумеется, из Константинополя, как центра церковной жизни на Востоке… Около середины XIX в. Константинопольский синод, не обращая внимания на желания православного клира и народа, избрал в патриархи Александрийские своего митрополита Артемия. Дело избрания патриарха Александрийского принимало в Константинополе вид насильственного вмешательства… В Константинополе давно уже привыкли смотреть на Александрийский патриархат как на епархию, зависимую от великого патриарха. Нужно знать, что коренное православное население Александрийского патриархата – арабы, для которых грек есть чужак».

«Антиохийские патриархи изъявляли притязание взирать на себя как на „наследников ап. Петра“».

«Церковь Сирии начинает терять свою самостоятельность, в дела ее начинают властно вмешиваться и чуждый Сирии по национальности Константинополь, и папистический Рим».

(Лебедев Алексей Петрович. История Греко-Восточной Церкви под властью турок.)

+

ВСЦ

Из «Википедии»:

Всемирный совет церквей

Символ мирового движения за объединение христианских церквей

Адрес: Женева, Швейцария

Официальные языки: английский

Генеральный секретарь Олаф Фюксе Твейт

Основан 1948

Всемирный совет церквей (The World Council of Churches) — крупнейшая международная экуменическая организация, основанная в 1948 в Амстердаме, членами которой являются 348 христианских церквей из более чем 100 стран и представляют около 400 миллионов христиан, за исключением христиан Адвентистов седьмого дня, Южных баптистов, Миссурийского лютеранского синода в США, Сибирской евангелическо-лютеранской церкви, Римско-католической церкви, Катакомбной Церкви (ИПЦ), старообрядцев (РПСЦ, РДЦ, беспоповские согласия), Евангельских христиан-баптистов в России. Штаб-квартира Совета расположена в Женеве (Швейцария). «Международное содружество христианских церквей, построенное на основе диалога и сотрудничества».

На 2011 год в ВСЦ входило 349 евангелических, англиканских и православных церквей, которые объединяют 560 млн членов в 110 странах мира. Самым крупным членом ВСЦ является РПЦ МП.

ВСЦ и РПЦ

Экуменическое движение было осуждено резолюцией Совещания Глав и Представителей автокефальных православных Церквей в Москве в июле 1948 года.

К 1959 году позиция РПЦ к ВСЦ изменилась: на сессию ЦК ВСЦ (19 — 29 августа 1959 года) на о. Родос был направлен наблюдатель от РПЦ, опубликовавший отчёт о поездке.

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви, проходивший в августе 2000 в Москве, принял документ под названием «Основные принципы отношения Русской Православной Церкви к инославию». Документ подтвердил традиционную точку зрения РПЦ на цель сношений с инославными — «восстановление богозаповеданного единства христиан (Ин. 17:21)»… В этом же документе говорится, что членство во Всемирном Совете Церквей не означает признания ВСЦ церковной реальностью более всеобъемлющего порядка, чем сама Православная Церковь, поскольку она и есть Единая, Святая, Соборная и апостольская Церковь… Духовная ценность и значимость ВСЦ обуславливается готовностью и стремлением членов ВСЦ слышать и отвечать на свидетельство кафолической Истины».

Поразительная глухота к слову! Сменили бы хоть вывеску, назвав противоестественный сноп пшеницы и плевел (Мф. 13: 24-30) не ВСЦ («Всемірный совет церквей»), а «Всемірный совет религиозных организаций». Кто поверит, что «Православная Церковь и есть Единая, Святая, Соборная и Апостольская Церковь», если Она входит во Всемiрный совет «церквей» и если генеральным секретарём ВСЦ является еретик?

+

Нововведение экуменистов

С недавних пор запрещено слово «еретик». Неужели все стали православными? Или, проявляя человекоугодие и уравнивая Правду с кривдой, чиновники от Православия верят, что исполняют волю Божию? Не пытаются ли экуменисты выдать кривду за Правду, уничижая Саму Правду? Или кривдолюбы, угождая князю мiра сего, забыли о Вечности?

+

«2012 г.

Распоряжение Синодальной комиссии по монастырям о сборе персональных данных на клириков, монашествующих и послушников, несущих свое послушание в монастырях, храмах и подворьях Русской Православной Церкви.

Настоящим вам благословляется в срок до 1 мая 2012 года передать начальнику канцелярии монастыря личные дела всех насельников (клириков, монашествующих, послушников) вверенных вам подворий. Каждое личное дело должно содержать следующий список документов…» Далее приводится перечень обычных документов. Заинтересовал 22-й пункт:

«Анкета (кроме прочих данных, требуется полная информация о родственниках: родителях, детях, братьях и сестрах. Их год рождения, образование, род деятельности, семейное положение, а также требуется указать вид собственности жилого помещения: собственность, аренда, съём и др.).

Просим настоятелей при оформлении и ведении личных дел насельников монастырей принять во внимание вышеозначенный перечень документов, которые, согласно решениям Синодальной Комиссии по монастырям, должны в необходимом порядке присутствовать в личных делах.

Синодальная Комиссия по монастырям».

И к чему бы этот пункт?

+

Не забыли о себе

Когда-то мне поведали о выступлении на Священном Синоде или Соборе предстоятеля одной Православной Церкви.

– В отличие от Русской Православной Церкви, на ектениях и великом входе не будем поминать настоятелей и настоятельниц монастырей, – предложил Предстоятель. Все согласились.

– Поминать должны только Предстоятеля Церкви и правящего архиерея.

Все епископы, «нимало вопреки глаголя», вновь безпрекословно подчинились.

В то время я помогал расписывать иконостас в женском монастыре, находящемся как раз в ведении этого предстоятеля. И когда мне сообщили о принятом на Соборе решении, попытался развеять недоумение игумении. 1. Соборы всегда собирались ради единочиния, а не для придумывания отличий. 2. Почему епископы только о себе позаботились? 3. Живу в Вашем монастыре, мне предоставлены все условия, почему в благодарность не могу молиться об игумении? Это ведь даже не по-человечески. Получается, что Вас или нет, или Вы еретичка, или настолько уже погибшая, что и молиться за Вас нельзя?

Матушка улыбнулась и промолчала. Иеромонах же предпочёл подчиниться Божией воле, а не отсебятине избалованного властью предстоятеля.

+

Непрестанная забота

Статья из газеты «НГ-Религии» от 6 февраля 2013 года:

«Обет социального обеспечения

«Архиерейский Собор РПЦ 4 февраля утвердил „Положение о материальной и социальной поддержке священнослужителей, церковнослужителей и работников религиозных организаций Русской Православной Церкви, а также членов их семей”. В гл. IV (п. 2–4) Положения регламентируется обеспечение находящихся на покое представителей епископата. Архиереям-„пенсионерам” епархии должны предоставляться благоустроенное жилое помещение, за счет церковных средств должно обеспечиваться и материальное содержание. Последнее должно включать оплату работы обслуживающего персонала, медицинских услуг, ремонта жилья, хозяйственных и транспортных нужд. Помимо этого „напокойным” надлежит выплачивать пенсию в размере их прежнего архиерейского оклада.

Все эти меры выглядят совершенно справедливыми и гарантирующими почетную старость представителям епископского корпуса. При одном „если”: если бы архиереи (как монашествующие) руководствовались в течение жизни обетом нестяжания.

Обращает на себя внимание, что тот же Архиерейский Собор не стал заделывать ту брешь в Уставе РПЦ, на которую ранее указывала “НГР” (от 19.12.12). Согласно Уставу, архиереи имеют практически неограниченные возможности переводить церковное имущество и прочие материальные средства сначала в разряд своего личного имущества, а после – завещать его своим родственникам. Напомним, что данный пункт Устава гласит (гл. X п. 22): „Церковное имущество, которым обладал архиерей в силу своего положения и должности и которое находится в официальной архиерейской резиденции, после его смерти вносится в инвентарную книгу епархии и переходит к ней. Личное имущество скончавшегося архиерея наследуется в соответствии с действующими законами”. Для того чтобы заделать указанную брешь, нужно лишь убрать из того пункта слова: „и которое находится в официальной архиерейской резиденции”. Однако в вынесенном 3 февраля определении Архиерейского Собора „О внесении изменений и дополнений в Устав Русской Православной Церкви” ничего не говорится об изменении “того самого”
п. 22 гл. X.

Таким образом, одним из итогов завершившего вчера свою работу Архиерейского Собора является не только принятие нормы церковного права, обеспечивающей представителям епископата безбедную старость, но и сохранение выгодной для архиереев и их родственников бреши в Уставе РПЦ. Безбедная жизнь и обеспеченная старость у епископата есть теперь не только де-факто, но и де-юре.

Михаил Анатольевич Бабкин, доктор исторических наук, профессор Историко-архивного института Российского государственного гуманитарного университета».

Если автор ничего не передёргивает и не придумывает, то вырисовывается печальнейшая картина: каждому своё. Снова архипастыри подумали о себе больше, чем о своих пасомых. Не понимаю, зачем нужны деньги тем, кто будет на полнейшем обезпечении? И это Отцы отцов? Даже отчимы больше заботятся о своих детях.

+

Многие упрекают епископат в роскоши и, нужно сказать, небезосновательно.

– Как замучили эти поборы! – сокрушался ныне покойный благоговейный батюшка. – Только что-то соберёшь на ремонт – приезжает митрополит с иподиаконами, а значит, нужно тратиться на роскошный стол и потом ещё раздать конвертики всем. Побыли, и всё, казна пуста. Нужно снова собирать на ремонт и молиться, чтобы архиерей не посетил.

– А почему даёте? Он что, лишён жалованья? Живёт на всём готовом в епархии, думаю, имеет оклад не сиротский. Сами себе устраиваете трудности.

– Попробуй не дай, – грустно проговорил отец Алексей, – переведут в глушь, а у меня дети, жена, отец больной, в глуши не прожить.

А ведь то, что стало повсеместной нормой, запрещено Правилами Вселенских Соборов. Как же нарушители канонов могут что-то требовать от священников и мiрян? И кто-то из них ещё призывает бороться с коррупцией, взяточничеством!

Ах, если бы на Церковном Соборе постановили: желающий быть епископом или священником обрекает себя на скудость, ибо «живущему в роскоши невозможно войти в Царство Божие» (преп. Ефрем Сирин), и обязуется целовать руки подходящих под благословение.

Все бы сказали: «Приемлю, благодарю и нимало вопреки глаголю»? Позвольте усомниться: желающих заметно бы поубавилось. Но те, кто принял условия, стали бы настоящими архипастырями и пастырями – истинно Христовыми последователями и служителями.

+

«4-е Правило Седьмого Вселенского Собора запрещает епископу требовать деньги или то либо другое материальное с подчинённых ему клириков, священников, монахов или мирян.

В настоящее время это правило нарушается так называемым епархиальным взносом. На каждый приход налагается налог от архиерея по силам и возможностям прихода. Чем богаче приход, тем больше налог. Возникает, конечно же, сомнение, что епархия действительно нуждается в таких больших деньгах, ведь архиерей всегда является настоятелем главного и самого большого храма в епархии, который приносит щедрый доход. Но роскошная жизнь требует всё бо́льших и больших денег…

Кто кому должен материально помогать – бедные богатым или богатые бедным? Сельский приход не знает, что ему делать с теми копейками, которые он имеет, то ли крышу чинить, то ли за отопление платить. А епархии изобилуют роскошью и требуют последние с бедного сельского священника» (прот. Михаил Питницкий. Торговля в храме).

+

«Придет время, возлюбленные дети мои, когда монахи оставят пустыни и потекут вместо них в богатые города, где вместо этих пустынных пещер и тесных келий воздвигнут гордые здания, могущие спорить с палатами царей; вместо нищеты возрастет любовь к собиранию богатств; смирение заменится гордостью; многие будут гордиться знанием, но голым, чуждым добрых дел, соответствующих знанию; любовь охладеет; вместо воздержания, умножится чревоугодие, и очень многие из них будут заботиться о роскошных яствах не меньше самих мирян, от которых монахи ничем другим отличаться не будут, как одеянием и наглавником; и, несмотря на то, что будут жить среди мира, будут называть себя уединенниками» (преп. Антоний Великий).

+

«Сын мой, до самого скончания века сего не оскудеют пророки у Господа Бога, равно как и служители сатаны. Впрочем, в последнее время те, которые поистине будут работать Богу, благополучно скроют себя от людей и не будут совершать среди них знамений и чудес, как в настоящее время, но пойдут путем делания, растворенного смирением, и в Царствии Небесном окажутся большими отцов, прославившихся знамениями; потому что тогда никто не будет делать пред глазами человеческими чудес, которые бы воспламеняли людей и побуждали их с усердием стремиться на подвиги. Занимающие престолы священства во всем мире будут вовсе неискусны и не будут знать художества добродетели. Таковы же будут и предстоятели монашествующих, ибо все будут низложены чревоугодием и тщеславием и будут служить для людей более соблазном, чем образцом, посему добродетель будет в пренебрежении еще более; сребролюбие же будет царствовать тогда, и горе монахам, богатеющим златом, ибо таковые будут поношением для Господа Бога и не узрят лица Бога Живаго… Посему, сын мой, как я уже сказал прежде, многие, будучи одержимы неведением, падут в пропасть, заблуждаясь в широте широкого и пространного пути» (блаж. Нифонт Цареградский).

+

«Какая польза, если кто даже смиряется и соблюдает посты, но при этом сребролюбив, любостяжателен и, будучи привязан к земле, вводит в свою душу мать всех зол – сребролюбие?

Насколько душа выше тела, настолько тяжелее раны, которые мы наносим себе каждый день заботами, соединенными со страхом и опасениями.

Любовь к богатству – страсть неестественная… Отчего же она усилилась? От тщеславия и крайней беспечности.

Страсть к деньгам сильнее и неистовее других страстей и может причинить большие скорби. Сребролюбцы… не наслаждаются и тем, что имеют, как потому, что не уверены в своей безопасности, так и потому, что устремлены к тому, чего еще не получили.

Сребролюбие есть истинная тьма, так как оно препятствует видеть вещи, каковы они сами в себе, и представляет их в другом виде. Если бы даже не было диавола, если б никто не работал против нас, и в таком случае бесчисленные пути отовсюду ведут сребролюбца в геенну.

Пусть же не воспламеняется и не овладевает тобою сребролюбие, но пусть поджигается и истребляется эта безумная страсть духовным огнем, пусть отсекается мечом Духа. Это будет добрая жертва, которая приносится на земле, но тотчас принимается на небе.

Пристрастившиеся к деньгам неизбежно бывают и завистливы, склонны к клятвам, вероломны, дерзки, злоречивы, исполнены всех зол, хищны и бесстыдны, наглы и неблагодарны.

Сребролюбец есть страж своего имения, а не владелец; раб, а не господин. Для него легче отдать часть своего тела, чем уделить сколько-нибудь из своего богатства» (свт. Иоанн Златоуст).

+

«Ничего не до́лжно издерживать сверх потребности и для пышности: это — злоупотребление» (свт. Василий Великий).

Страницы ( 9 из 11 ): « Предыдущая1 ... 78 9 1011Следующая »

Заметки на полях

  • БАТЮШКА ДОРОГОЙ,С РАДОСТНЫМ ПОСТОМ! БЛАГОСЛОВИТЕ.ВЫ,КАК ГОЛОС СОВЕСТИ,МАЯК. ПРОЯСНИТЕ МНЕ,ГРЕШНОЙ,НАСКОЛЬКО ДОПУСТИМО ОБРАЩЕНИЕ К ВАМ «ОТЧЕ»…,ЕСЛИ МОЛИТВА ГОСПОДНЯ НАЧИНАЕТСЯ С ОТЧЕ НАШ… ? ХРАНИ ВАС БОГ! ВАШИ ОТКРОВЕНИЯ БЕСЦЕННЫ.ЭТО НЕ ПРОСТО СЛОВА,ЭТО ПРОПОВЕДЬ.ЖЕРТВА. СОГЛАСНА С КАЖДЫМ СЛОВОМ И ПОДДЕРЖИВАЮ ВАС.НЕ УДАЛОСЬ ВОВРЕМЯ ПОЗДРАВИТЬ ВАС С ПРЕСТОЛЬНЫМ ПРАЗДНИКОМ СВ.ИКОНЫ БОЖЬЕЙ МАТЕРИ «ВЗЫСКАНИЕ ПОГИБШИХ»(18.02),КОТОРУЮ НЕ ТОЛЬКО ПОЧИТАЮ,НО И ВОЗЛАГАЮ ОГРОМНУЮ НАДЕЖДУ ВО СПАСЕНИЕ ДУШ ЖИВЫХ И УСОПШИХ СРОДНИКОВ,ПРАВОСЛАВНЫХ ХРИСТИАН.

  • Читать очень тяжело, почти невозможно, простите меня. 1, 2 страницы прочитала, то, что происходит в нашей жизни, большое спасибо. 3 страницу не смогла прочитать.

  • Елене, Неман.
    Почитайте «Люблю молиться Николаю Угодничку» — витаминка. А «Не сообразуйтеся веку сему» — лекарство

  • «Научниками быть дано очень немногим, не всем можно и проходить науки, но обсуждать окружающие нас вещи, чтоб добыть определенные о них понятия, всем и можно, и должно. Вот этим и следовало быть у всех занятою мыслительной силе. Сколько она добудет – это судя по своей крепости, но она должна быть всегда занята серьезным делом обдумывания и обсуждения действительностей» — святитель Феофан Затворник

  • Спаси Господи, прочитала еще раз, читала не один день, чувствую, что прочла бы еще и еще раз, очень много мыслей, фактов, цитат святых отцов, даже в отношении одежды, все очень важно. Спаси Господи, отец Роман. Прочитала первые комментарии, очень нужная книга. Спаси Господи!

  • Про смертную казнь вопрос, конечно, сложный. Безусловно, те, кто совершает ужасные злодейства, заслуживают воздаяния, соответствующего их деяниям. Но как быть с тем, кто будет исполнять приговор? Не нарушит ли он заповедь «не убий»? Ведь убийство не перестает быть таковым, даже если убиенный его заслужил. Или казнь душегуба не является грехом? Да и осознает ли этот душегуб то, что совершил, раскается ли? Давным-давно смотрела фильм про заключенных, ожидающих своей участи в камере смертников. Помню, как поразили меня слова одного из них. Перед лицом смерти этот, с позволения сказать, человек, совершивший не одно зверство, вдруг сказал, что всегда …очень любил людей…

  • Согласна, что ходить в церковь в чем попало недопустимо, но почему православным христианкам нельзя носить брюки вне стен храма? Как это мешает спасению? Запрет на ношение женщинами мужской одежды (если понимать его буквально) содержится только в Ветхом Завете. В Новом Завете такого запрета вроде бы нет? Кроме того, во времена раннего христианства брюки и не считались мужским одеянием, поскольку их просто не было. Брюки, как принадлежность мужской одежды, появились значительно позже. В нынешние же времена существуют как мужские, так и женские брюки, которые мужчинам носить неприлично. И вызвано ношение брюк женщинами вовсе не желанием оных ввести кого-то во грех (грех и без того найдет дорогу к тому, кто к нему склонен) или уподобиться мужчинам, а скорее — соображениями удобства. Ведь большинство женщин в современном мире не сидят дома, как раньше, а ведут активную жизнь в обществе. Очень неудобно ехать в общественном транспорте в «час пик» с сумками в руках и в длинной юбке. Да и так ли уж важно соблюдение внешнего (не имею ввиду крайностей)? Если мы наденем длинные юбки и платки, перестанем стричь волосы и пользоваться косметикой, мы не станем от этого лучше, чем мы есть. Гораздо важнее, на мой взгляд, блюсти внутренний нравственный закон, данный нам Богом. Только имея внутри этот закон, человек способен отличить дурное от доброго. Казаться христианином гораздо легче (но мало пользы), чем быть им по сути. Так не лучше ли на внутреннем наполнении, а не на внешней оболочке сосредоточить свое внимание и силы? Иначе так и в фарисейство недолго впасть. Лично мне тоже симпатичнее женщины в юбках, но чисто из эстетических соображений: поскольку сейчас существует тенденция слепо следовать моде, без учета индивидуальных особенностей. Но эта тенденция, вероятно, говорит больше об отсутствии эстетического чувства, нежели о недостатке веры ( о чем, впрочем, не берусь судить) или всеобщей растленности (хотя она тоже имеет быть).

  • Людмила Николаевна, думаю, в Храме люди должны быть самими собой. Если в Храме женщина в юбке, то подразумевается, что это естественно для неё (иначе зачем притворяется тем, кем не является?). Ведь Вы же согласны, что неправильно женщине ходить в Храм в брюках – значит, эта «неправильность» сохраняется и вне его стен. В Церкви сохранилась традиция, которая исчезла в мiру, и это очень показательно: Церковь вообще противостоит мiру, греху, хранит добродетели, несвойственные нашему времени, возвращает человеку утраченную целостность, отрезвляет его. Но нет никакого смысла в отрезвлении, если, выходя из Храма, мы опять «опьяняемся». Да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого. Мы или хотим быть чистыми, или хотим валяться, как свиния в калу. Поэтому думаю, что никакого разделения на «внешнее» и «внутреннее» здесь нет. Человек, изменившийся внутренне, изменится и внешне. Человек, изменившийся на время и «для виду» (придя в Храм), не изменяется вообще. Получается, что он бессмысленно тратит время.
    Что касается стрижки волос и косметики, спросите у любого художника, актера, режиссера, влияют ли такие «мелочи» на художественный образ. Эти мелочи очень важны и могут решить, например, характер роли, подсказать актеру, как именно он должен вести себя на сцене. А в жизни они куда важнее, потому что диктуют свои правила уже в реальности, заставляют «обыгрывать» их. Одна и та же женщина в брюках или в юбке, с рыжими, зелеными, светлыми волосами, с накрашенными глазами или губами, с длинными наманикюренными или «естественными» ногтями – все это разные образы, а должен быть один: Божий. Вспомните преподобную Марию Египетскую: могла ли она краситься после того, как осознала свой грех? Конечно, нет, потому что очень захотела измениться.
    Сегодня смотрели фильм «А зори здесь тихие…» и обратили внимание на то, что все героини – в юбках, хотя можно ли придумать более «неудобные» обстоятельства? Знаю много женщин, которые водят машину исключительно в юбке, а что касается общественного транспорта в «час пик», то там одинаково неудобно и в юбке, и в брюках.

  • Простите, Людмила Николаевна, еще несколько слов вдогонку. Вы пишете: «Согласна, что ходить в церковь в чем попало недопустимо, но почему православным христианкам нельзя носить брюки вне стен храма?» Мне кажется, Вы здесь сами себя опровергаете: если недопустимо ходить в Церковь в чём попало, то как может христианка ходить в чём попало вне Храма? Ведь она является членом Церкви на всякое время и на всякий час и всюду должна показывать пример. Церковь не заканчивается за пределами Храма, у неё вообще нет границ, и мы всегда ходим перед Богом. А если христианка всюду ходит «в чём попало», то какая же она христианка? И если внешнее для неё неважно, то почему она так держится за внешнее?

  • Хочу добавить к словам редактора , что внешний вид является одной из форм проповеди . Если внимательно присмотреться к людям на улице , можно увидеть , какую проповедь несет человек. Например когда женщина одевает брюки она проповедует свободный образ жизни , когда человек слепо следует моде , он как бы говорит , что он готов ко всему новому и для него нет ограничений и.т.д . А какую проповедь хотите нести в мир Вы?

  • Согласна с Людмилой Николаевной.
    Если не произойдет перемен внутренних (а это к пенсии бы обрести. Отдельное спасибо В.В.), то внешнее только показуха.

  • А как же юбка и платок в Храме — тоже показуха?

  • Юбка и платок в Храме — начало перемен.

  • Не знаю как у вас , а у нас некоторые женщины в брюках , заходя в Храм, стыдливо обматываются парео на манер индианок , и смешно и грустно.

  • А почему перемены происходят только в Храме? Вышел из Храма — и стал таким, как прежде. Побыл немножко «приличным» — и стал обычным. В Храме каялся и разговаривал кротко и приветливо, вышел — и выругался. В Храме терпел, не курил, вышел — и тут же закурил. Не курить курящему человеку физически трудно, и люди, курящие за оградой Храма, даже вызывают сострадание, но юбка никаких мучений не доставляет. Думаю, просто хочется быть, как все, слиться с толпой. И это оказывается более важным, чем какие-то внутренние изменения.

  • Не у всех есть смелость выделяться из толпы. И надо время, чтобы произошли внутренние перемены и появилась смелость выглядеть не так как все. А тем у кого есть смелость нужны любовь и понимание, дабы не осуждать тех у кого нет смелости. И к пенсии дойдем до приличного христианского вида и внутреннего и внешнего. Вся жизнь христианина- это работа над собой. Нельзя сегодня засеять поле, а завтра собрать с него урожай.

  • Светлана, но внешний вид — это никакой не урожай, это как раз обработка поля, её нельзя откладывать до пенсии (до осени), иначе ничего не взойдет. Если бы мы считали, что наше спасение исчерпывается переодеванием в другую одежду, это действительно было бы нелепо и ничтожно.

  • Светлана , 13.07.2019 в 13:03
    Юбка и платок в Храме — начало перемен.

    Только Вы свое поле начали обрабатывать вчера, а кто-то сегодня. Есть люди, которые еще не знают о том, что у них есть поле.
    Нам надо приобретать первую ступеньку любви — терпение.

  • Да, конечно. Но плохо, если они никогда так и не узнают об этом поле… И если рядом не окажется опытного земледельца.

  • Марина, я ничего не хочу проповедовать миру, то есть распространять какие-то взгляды, так как не считаю себя вправе это делать. Для этого есть особые люди – проповедники. Я поделилась своим мнением, которое не претендует на то, чтобы считаться истинным. Возможно, я заблуждаюсь, но совершенно искренне.

  • Ольга Сергеевна, я не сторонница того, чтобы за пределами храма ходить, в чем попало. Я имела ввиду, что одежда должна соответствовать месту. Мы же не пойдем в сталеплавильный цех в вечернем платье (как, впрочем, и в любом другом платье или юбке)? Точно так же и в церковь мы ходим в юбках не потому, что это для всех нас естественно, а потому, что такова традиция, которая возникла задолго до того, как женщины стали носить брюки. А Православие, как Вы справедливо заметили, ревностно хранит традиции. Но если девушка не привыкла ходить в юбках (а таких сейчас немало), то ей незачем ходить в церковь, так как дорога ко спасению ей все равно закрыта и она автоматически попадает в разряд лицемеров? В Храм приходят меняться не внешне, а внутренне, и, если кто-то, выйдя из церкви, выругался, то значит этого изменения, увы, не случилось, в какие бы одежды человек ни рядился. А Вам не доводилось встречать вполне благопристойно одетых юных созданий (в платьях, в том числе, — свадебных) с сигаретой в руках и матерными словами (сказать «на устах» в данном случае неуместно)? Или женщин, которые никогда не носили брюк, но женщинами их назвать можно только по первичным половым признакам? И если уж говорить о том, что женщина должна быть женщиной, то нам нужно поменять весь уклад жизни. Подозреваю, что в библейские времена мы не были настолько эмансипированы, как сейчас. Но, кстати говоря, одежда мужская в те времена мало чем отличалась от женской (по крайней мере, брюк мужчины не носили). Сейчас же женщины во многих аспектах жизни уравнены с мужчинами (во всех, к счастью, нас не уравнять), но вот в одежде почему-то мы должны принципиально отличаться.
    Что касается смены образов, когда мы переодеваемся, красим волосы или делаем макияж, то это не более, чем смена формы, которая влияет лишь на то, как нас воспринимают окружающие, а не на нашу внутреннюю суть. Если бы, меняя внешний вид, мы каждый раз становились кем-то иным, страшно подумать, что тогда было бы. Тогда бы и актер мог играть роль только в гриме и сценическом костюме. Но ведь это же не так. Актер вполне способен сыграть роль, в которую он «вжился» и без каких-либо внешних атрибутов.
    Фильм «А зори здесь тихие» мне тоже нравится, но в фильмах не всегда отражены исторические реалии. Вспоминается рассказ женщины-фронтовички, которая говорила, что самым сильным ее желанием после войны было – надеть юбку, то есть юбки в полевых условиях не были так уж распространены.

  • «Но если девушка не привыкла ходить в юбках (а таких сейчас немало), то ей незачем ходить в церковь, так как дорога ко спасению ей все равно закрыта и она автоматически попадает в разряд лицемеров?»
    Думаю, девушке разумно разобраться — почему она надевает в церковь юбку и платок и считает неприличным идти туда в другой одежде, хотя в «обычной» жизни одевается иначе. Мне как раз в этом видится формализм и фарисейство: одеваться в Храм, «как положено», хотя в Церкви не должно быть ничего случайного, показного, механического. Знаю девушку (впрочем, честнее назвать её всё-таки женщиной — ей под сорок), которая достаточно долго ходит в Храм, но всегда в джинсах и с непокрытой головой. Поскольку она общается со священниками, думаю, этот вопрос неоднократно обсуждался, но всё-таки она остаётся при своём. Думаю, для неё это принципиальный вопрос: она не хочет притворяться, хочет быть цельной, но не изменившись (как надо бы), а оставшись прежней. Но, по крайней мере, в её поведении ощущается какая-то мысль.

    «В Храм приходят меняться не внешне, а внутренне…»
    Конечно, но трудно представить себе, что кто-то серьёзно изменился внутренне, а на его облике это никак не отразилось.

    «Что касается смены образов, когда мы переодеваемся, красим волосы или делаем макияж, то это не более, чем смена формы, которая влияет лишь на то, как нас воспринимают окружающие, а не на нашу внутреннюю суть».
    Непонятно, зачем казаться окружающим тем, кем не являешься? Самое ценное в общении между людьми — это именно внутренняя суть.

    «Если бы, меняя внешний вид, мы каждый раз становились кем-то иным, страшно подумать, что тогда было бы. Тогда бы и актер мог играть роль только в гриме и сценическом костюме. Но ведь это же не так. Актер вполне способен сыграть роль, в которую он «вжился» и без каких-либо внешних атрибутов».
    У Станиславского в книге «Моя жизнь в искусстве» есть интересный рассказ о том, как он никак не мог найти характер для одной роли, и помогла ему в этом в конце концов одна случайная деталь в гриме: «Но тут, на мое счастье, совершенно случайно я получил «дар от Аполлона». Одна черта в гриме, придавшая какое-то живое комическое выражение лицу,- и сразу что-то где-то во мне точно перевернулось. Что было неясно, стало ясным; что было без почвы, получило ее; чему я не верил – теперь поверил. Кто объяснит этот непонятный, чудодейственный творческий сдвиг! Что-то внутри назревало, наливалось, как в почке, наконец – созрело. Одно случайное прикосновение,- и бутон прорвался, из него показались свежие молодые лепестки, которые расправлялись на ярком солнце. Так и у меня от одного случайного прикосновения растушевки с краской, от одной удачной черты в гриме бутон точно прорвался, и роль начала раскрывать свои лепестки перед блестящим, греющим светом рампы. Это был момент великой радости, искупающий все прежние муки творчества». http://modernlib.net/books/stanislavskiy_konstantin/moya_zhizn_v_iskusstve/read_11/ Грим помогал Станиславскому и в дальнейшем при поисках образа, и в любом профессиональном театре и гриму, и костюму придается большое значение, над этим работают режиссеры, актеры, художники по костюму, гримеры.
    У Надежды Тэффи есть рассказ «Жизнь и воротник» — о том, как покупка воротника заставила героиню сначала сменить гардероб, а потом вести себя так, как этот гардероб диктовал ей. https://izdaiknigu.ru/bookread-28154 Рассказ юмористический, но наблюдение совершенно верное. Одежда требует, чтобы ты «обыграл» её и, когда мы покупаем ребенку или дарим кому-то воротничок, джинсы, юбку, шорты, вечернее платье или что-то еще, мы вместе с этим предлагаем и определенный образ.
    Представим себе православную женщину, которая, допустим, искренне стремится к целомудренной жизни. Но, приходя из Храма домой, делает макияж и маникюр — как будто подчеркивая чистоту, за которую борется, легким оттенком блуда… Краска на лице ведь не только делает её привлекательнее для мужчин, но и её саму наводит на определенные мысли и приводит в состояние некого самолюбования, желания нравиться, кокетничать и т. д. А теперь подумайте, что проще: научиться контролировать свои мысли и чувства или просто перестать краситься? Первое — почти неподъёмно, второе — элементарно. Если с отказом от внешнего (допустим, от макияжа) станет хоть чуть-чуть легче побороть внутреннее (мысли, чувства), то внешнее нужно изменять с великой радостью! И, наоборот, бороться с грехом в себе и в то же время привлекать его к себе свой внешностью — вдвойне тяжелый труд, и непонятно, по какой причине нужно обрекать себя на него, тем более что на кону — чистота души и спасение.

    «Фильм «А зори здесь тихие» мне тоже нравится, но в фильмах не всегда отражены исторические реалии. Вспоминается рассказ женщины-фронтовички, которая говорила, что самым сильным ее желанием после войны было – надеть юбку, то есть юбки в полевых условиях не были так уж распространены».
    Не знаю истории военной формы, ничего не могу сказать, но думаю, что, раз в фильме использована именно такая форма, значит, она, по крайней мере, существовала в военных условиях. Если у женщин на войне был выбор — юбка или штаны, значит, режиссер сознательно выбрал именно юбку для создания образа (о чём говорилось выше). Если бы героини фильма были в штанах, это ослабило бы образ.

  • Благодарен редактору за твёрдую позицию в обсуждаемом вопросе.
    «Женщина, красящая лицо свое, великое получит наказание, потому что она дело Божие переправляет, которое совершенно и никакого исправления не требует» (Беседа 17 на евангелие от Матфея св. Иоанна Златоуста)
    «Признак нечестной жены — украшать себя ради того, чтобы нравиться другим и иметь от них похвалу, ибо украшенную жену никто честный не похвалит, но только похотливые и бесстыдные люди» (Беседа 61 на евангелиста Иоанна)
    Св Тихон Задонский, рассуждая, для чего жены свои лица украшают не видит другой причины, кроме, чтобы людям показаться, ибо не для себя они украшаются, поскольку в домах и спальнях своих бывают без украшения, да и тело того не требует, и здоровья краски не придают, разве вредят. «Плохо они делают, что ходят на банкеты, на браки, на комедии, в компании и прочие собрания; а хуже того, когда в церковь святую с той же безделицей входят и так делают храм Божий позорищем.»
    «Истинная красота не с лица, но от добрых и честных нравов познается» (Беседа 14 о женах и красоте св. Иоанна Златоуста)

  • «Думаю, девушке разумно разобраться — почему она надевает в церковь юбку и платок и считает неприличным идти туда в другой одежде, хотя в «обычной» жизни одевается иначе.» Думаю — потому, что так принято и она уважает церковные традиции, святое место и людей, которых могут оскорбить её джинсы в храме. А может просто боится вызвать справедливый гнев церковных бабушек. Справедливый потому, что если разрешить всем носить джинсы в церкви, то, чего доброго, найдутся и такие, кто сочтет возможным ходить туда в лосинах, трусах и пляжных тапочках. «Мне как раз в этом видится формализм и фарисейство: одеваться в Храм, «как положено», хотя в Церкви не должно быть ничего случайного, показного, механического.» Иначе говоря, прежде, чем идти в храм, нужно ждать, когда посетит искреннее желание надеть юбку и платок навечно?
    «Знаю девушку (впрочем, честнее назвать её всё-таки женщиной — ей под сорок), которая достаточно долго ходит в Храм, но всегда в джинсах и с непокрытой головой. Поскольку она общается со священниками, думаю, этот вопрос неоднократно обсуждался, но всё-таки она остаётся при своём. Думаю, для неё это принципиальный вопрос: она не хочет притворяться, хочет быть цельной, но не изменившись (как надо бы), а оставшись прежней. Но, по крайней мере, в её поведении ощущается какая-то мысль.» А, может быть, — поза: мол я считаю, что имею право так ходить, поскольку в Новом Завете нет запрета на ношение джинсов в храме (да и не может быть), а до всех остальных мне нет дела. А платок носить предписано только замужней женщине и тоже — в силу традиций, никак не связанных с верой и спасением.
    «Непонятно, зачем казаться окружающим тем, кем не являешься? Самое ценное в общении между людьми — это именно внутренняя суть.» Я не имею ввиду крайностей. Если нарядиться в маскарадный костюм и сделать боевой раскрас, то, наверное, за всем этим, действительно, суть разглядеть трудно. Но хорший макияж не бросается в глаза, он призван только немного подчеркнуть природную красоту и ту же самую суть. Это касается и одежды.
    «Представим себе православную женщину, которая, допустим, искренне стремится к целомудренной жизни. Но, приходя из Храма домой, делает макияж и маникюр — как будто подчеркивая чистоту, за которую борется, легким оттенком блуда… Краска на лице ведь не только делает её привлекательнее для мужчин, но и её саму наводит на определенные мысли и приводит в состояние некого самолюбования, желания нравиться.» Если в естественном желании женщины нравиться видеть всегда только блуд, то нужно тогда и одеваться так, чтобы уж наверняка никому не понравиться, даже -себе. Как-то становится уныло от этого. На самом деле, если даже женщина носит платок и юбку, то, наверное, надевает не абы какую тряпку на голову и балахон из мешковины, а выбирает что-то покрасивее, что ей к лицу. Зачем? Не за тем ли, чтобы все-таки нравиться?
    Отсутствие макияжа, юбка и платок — не показатель целомудрия. Вспомните дохристианскую Русь. В те времена женщины не знали брюк и косметикой, вероятно, не злоупотребляли, однако же это не мешало им традиционно отмечать отнюдь не целомудренный праздник Ивана Купала.

  • Хочется ещё добавить: тех, кто склонен предаваться греху, не остановит целомудренный вид. Вспомните пушкинского Дон Гуана, который воспламенился от вида одной только женской пятки под «вдовьим чёрным покрывалом». Женщина в длинной юбке, возможно, даже более привлекательна для мужчин, так как в ней больше тайны. А откровенным или экстравагантным видом сейчас никого уже не удивишь.

  • «Иначе говоря, прежде, чем идти в храм, нужно ждать, когда посетит искреннее желание надеть юбку и платок навечно?»
    Думаю, в первый раз в Храм можно хоть в лохмотьях приползти – и будет на Небесах о таком человеке более радости, нежели о девяноста девяти праведниках. Блудный сын пришёл к Отцу в рубище и принял от Него лучшую одежду. Конечно, мы вправе сказать, что это о внутреннем, но ведь в Евангелии внутреннее часто облечено во внешнее, именно так построены все притчи. Сын мог бы то пировать с Отцом в лучшей одежде, то опять уходить к блудницам, стыдливо пряча брачные ризы (его обсмеяли бы в них), но мы понимаем, что он пришёл навсегда и к прошлому возврата нет.

    «А может просто боится вызвать справедливый гнев церковных бабушек».
    Может быть, этот гнев церковных бабушек зародился в те годы, когда окружающий мiр еще не пал так, как сейчас. Тогда всё ещё была нормой женщина в юбке и в платке, но некоторые уже стали носить брюки, не покрывать голову, стричься и т.п. И всё же это было очень вызывающе и для «традиционного» человека являлось сигналом того, что такая женщина пала. Поэтому, если эта женщина входила в Храм, на неё могли смотреть, как на явную бесстыдницу, и возмущаться тем, что свой порок она демонстрирует в святом месте. Сейчас эмансипированные женщины стали нормой, поэтому «гнев бабушек» стал менее понятен (возможно, и для них самих). Он воспринимается, как придирка к тому, что стало нормой, как требование соблюдения формальных правил поведения в Храме, и потому кажется нелепым и фарисейским, хотя когда-то, возможно, был призывом к нравственной чистоте.

    «Если в естественном желании женщины нравиться видеть всегда только блуд, то нужно тогда и одеваться так, чтобы уж наверняка никому не понравиться, даже -себе. Как-то становится уныло от этого. На самом деле, если даже женщина носит платок и юбку, то, наверное, надевает не абы какую тряпку на голову и балахон из мешковины, а выбирает что-то покрасивее, что ей к лицу. Зачем? Не за тем ли, чтобы все-таки нравиться?»
    Думаю, мы утратили вкус к настоящей одежде, не понимаем, как одеться скромно, достойно и в то же время красиво, поэтому на голове у нас и оказываются тряпки. Красота красоте рознь. На иконах не видно женщин с тряпками на голове, мусульманки часто одеты очень красиво и со вкусом (у них традиция не пресекалась так, как у нас). Наверное, мусульманки с детства учатся повязывать хиджаб, чувствуется большое мастерство.
    Девушке, которая хочет выйти замуж, конечно, хочется нравиться, но от того, как именно она попытается нравиться, зависит очень многое. Можно думать, что обладаешь богатым внутренним миром, но выглядеть при этом, как блудница. Тогда в конце концов встретишь человека с соответствующими запросами, и все твои «духовные» богатства окажутся в сточной яме. А если речь не о девушке, а о замужней или одинокой женщине, она, наверное, должна не столько нравиться, сколько производить впечатление достойного человека (и быть им). Да будет украшением вашим не внешнее плетение волос, не золотые уборы или нарядность в одежде, но сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом (1 Пет. 3:3-4). Мне здесь особенно нравится слово «человек» — не «женщина»!

    «Вспомните дохристианскую Русь. В те времена женщины не знали брюк и косметикой, вероятно, не злоупотребляли, однако же это не мешало им традиционно отмечать отнюдь не целомудренный праздник Ивана Купала».
    Язычники тоже были знакомы с целомудрием. Вспомните эпизод из жития святой Ольги, где она (язычница) отвергла нескромные «ухаживания» князя (!) Игоря. Однажды знакомый историк по моей просьбе прокомментировал этот эпизод и сказал, что такое поведение не было исключением для язычников.

    «Тех, кто склонен предаваться греху, не остановит целомудренный вид. Вспомните пушкинского Дон Гуана, который воспламенился от вида одной только женской пятки под «вдовьим чёрным покрывалом». Женщина в длинной юбке, возможно, даже более привлекательна для мужчин, так как в ней больше тайны. А откровенным или экстравагантным видом сейчас никого уже не удивишь».
    Еще бы! Но это «проблема» распутного Дон Гуана, а не вдовы. Вдова была права, надев черное покрывало, а не платье с глубоким вырезом. Думаю, женщина в длинной юбке действительно носит в себе тайну и становится более привлекательной, но не для тех, кто ищет только телесного. Конечно, Дон Гуанов хватает (его только телесным не назовешь — он знаток и душевного), но при встрече с ними стоит дать понять, что покрывало у тебя не только снаружи, но и внутри.

  • Конечно в Храм можно ходить и в брюках и без платка (в наше время тебя не выгонят и даже не выругают) , но такая женщина вряд ли сможет жить полноценной церковной жизнью . Ведь в Церковь приходят не только для того , что бы свечку поставить , помолиться и пойти домой. Храм становится твоим домом ,и ты живешь этой жизнью , и эта твоя жизнь самая настоящая , самая первая , самая важная. А когда ты живешь этой жизнью , то всё что предлагает тебе Церковь ( не навязывает ) становится естественным и полезным для спасения. Такая одежда(которую предлагает Церковь) как юбка , платок традиционна для прихожанок Русской Церкви , она ( одежда ) скромна , удобна , не вызывает похотливых взглядов , не отвлекает от молитвы. И знаете , ведь это ещё один повод для смирения . Утром не одела джинсы, а одела юбку — смирилась .Не намазала губы и глаза опять смирилась . Одела платок , смирилась , ещё и как. Вот вам и послушание и смирение для пользы души. А так ,Церковь ничего не навязывает , и не заставляет , как например в мусульманстве. Это только наша свободная воля послушаться доброго совета, или нет.

  • Марине: «Конечно в Храм можно ходить и в брюках и без платка (в наше время тебя не выгонят и даже не выругают) «. В своём городе я не встречала в храмах женщин без платков, в брюках — приходят, но надевают сверху подобия юбок, которые есть в каждой церкви. Поэтому, думаю, что мало найдется храмов, где на это посмотрят снисходительно. В противном случае, наверное, многие бы ходили в брюках и без платка, потому что многие и ходят в церковь, как Вы говорите, «чтобы свечку поставить, помолиться и пойти домой». Я знаю даже двоих человек, которые слабо верят в Христа, но помолиться ходят в православный храм. Один из них, правда, пробует делать шаги к православию, а другому и так хорошо.

  • Простите, может быть это и не по теме.
    Несколько лет тому назад, летним ранним утром, встретила на улице женщину, проживавшую недалеко от нашего дома.
    Женщина была не пьяная, но высохшая от своего недуга. От подмышек до колен обмотана ветхой, уже не белой полупростыней (плечи оголены, ноги ниже колен оголены, а был ли платочек на голове не помню). Передвигалась она мелкими шажками.
    Увидев меня спросила, правильной ли дорогой идёт в Храм? И получив утвердительный ответ, продолжила свой путь.
    А мне стало её пронзительно жалко, до слёз.
    Ведь и она шла своим путём к Богу!
    Больше я её не видела.

  • Дай Бог, чтобы она дошла! Спасибо Вам за рассказ, Людмила.

  • «Может быть, этот гнев церковных бабушек зародился в те годы, когда окружающий мiр еще не пал так, как сейчас. Тогда всё ещё была нормой женщина в юбке и в платке, но некоторые уже стали носить брюки, не покрывать голову, стричься и т.п. И всё же это было очень вызывающе и для «традиционного» человека являлось сигналом того, что такая женщина пала. Поэтому, если эта женщина входила в Храм, на неё могли смотреть, как на явную бесстыдницу, и возмущаться тем, что свой порок она демонстрирует в святом месте.» Не совсем понимаю, о каких временах речь. Мир пал, когда свершилась революция, но в послереволюционные годы в храмы не ходили, а если где-то все же ходили, то — не те женщины, что носили брюки. До революционной же эпохи вряд ли были «нетрадиционные» женщины, разве что те же революционерки, но они исповедовали другую религию . Позже в СССР нравственные нормы, правда, стали возрождаться, но это были несколько иные нормы, чем те, что были приняты в дореволюционной православной России.
    «Можно думать, что обладаешь богатым внутренним миром, но выглядеть при этом, как блудница.»
    Конечно, можно, но к чему такие крайности? Обычная девушка с неизвращенным чувством красоты, одетая в брюки, и с макияжем давно уже не воспринимается, как блудница.
    «А если речь не о девушке, а о замужней или одинокой женщине, она, наверное, должна не столько нравиться, сколько производить впечатление достойного человека (и быть им).» Но человека без пола не бывает. Мы все либо женщины, либо мужчины, а не бесполые и бесплотные существа. И почему одинокой женщине возбраняется нравиться и хотеть выйти замуж? Что здесь недостойного? Мне напоминает такой подход революционную и раннесоветскую психологию, когда люди обоих полов назывались общим словом «товарищь».
    «Язычники тоже были знакомы с целомудрием.» Несомненно, целомудрие было, есть и будет во все времена. Вот только с модой на одежду это никак не связано.
    «Но это «проблема» распутного Дон Гуана, а не вдовы. Вдова была права, надев черное покрывало, а не платье с глубоким вырезом.» Разве это только его проблема? Мне представляется, что обоих: он соблазнил на грех, а она поддалась соблазну. Конечно, вдова была права, но это не спасло её от греха (результат все равно тот же, как если бы она надела декольте), потому что от него не спасает скромная одежда, так же, как нескромная (условно говоря) не вводит во грех того, кто не желает блудить. Кто чист, тот не запачкается, а свинья, как
    говорят, везде грязи найдет.
    «Думаю, женщина в длинной юбке действительно носит в себе тайну и становится более привлекательной, но не для тех, кто ищет только телесного.» Тех, кто ищет только телесного, людьми назвать затруднительно. Человек же (как правило) ищет и того и другого.
    Нашу дискуссию можно продолжать до бесконечности, поэтому, на мой взгляд, стоит поставить … не точку, а многоточие. Остаюсь пока при своих взглядах. Благодарю всех и в особенности Вас, Ольга Сергеевна, за интересный разговор и терпение.

  • «Товарищи» были мужеподобны независимо от пола, а в Церкви этого нет, во многом благодаря именно юбке и платку. Тем не менее, у души нет пола, и, совершенствуясь как христиане, мы не становимся совершенными женщинами или совершенными мужчинами, но уподобляемся Богу.
    Соглашусь с Мариной в том, что, изменяясь внешне, мы смиряемся и начинаем понимать, насколько трудно даётся смирение (что уж тогда говорить о внутренних переменах!).
    И Вам спасибо за беседу, Людмила Николаевна. Знаю, что переменить свои взгляды очень трудно, особенно если не на кого опереться.

  • Нижний Новгород

    Это просто клад! Очень много для себя здесь нашла, словно глаза стали открываться. Спаси Господи! Надеюсь, выйдет книга, она будет одной из моих любимых. Только одно резануло: » Но как спасаться в суете?» (про детей, бегающих по монастырю). У меня двое маленьких детей, суета непрерывная. Так как же спасаться в суете? Как стать «святой матерью»? Как было бы замечательно, если бы батюшка, может быть, побольше рассказал о своей маме, в пример для нас. Простите, ради Бога, если что не так.

  • Нижний Новгород

    Нашла ответ на свой вопрос «как спасаться в суете» у святителя Феофана Затворника, которого очень полюбила, благодаря этому сайту. Спаси и сохрани, Господи, авторов, создателей сайта на многая лета! Вы Божие дело делаете.

  • «Он < епископ Феофан (Быстров) >вёл дневник. Мне удалось почитать его… Чем дальше он вёл его, тем увеличивались выписки из Свв. отцов; так что в конце его Еп. Феофан выписывал одни выдержки из них. Но очевидно, они отвечали каким-то его личным переживаниям… Потом записи почему-то совсем прекращаются… Вероятно, он увидел, что эти выдержки несравненно авторитетнее, чем собственные мысли».

    Митрополит Вениамин (Федченков). Владыка. Записки об архиепископе Феофане (Быстрове)

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

О слово!

Новая книга иеромонаха Романа