col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Иеромонах Роман. Не сообразуйтеся веку сему

+

«… Ибо душе боголюбивой свойственно подчинять Божественному всё человеческое». «Душам нечистым всё прекрасное кажется невероятным» (свт. Григорий Богослов. Слово 18-е).

+

Удовольствие – карикатура блаженства. Духовный человек стремится к единению с Богом, а не изобретает способы получения адреналина.

+

Не бyди мyдръ њ себЁ: б0йсz же бGа и3 ўклонsйсz t всsкагw ѕлA (Притч. 3:7).

+

«Блажен, кто знает Тебя, даже если он не знает ничего другого» (блаж. Августин. Исповедь).

+

В уединении природа становится ближе. Когда человек молится, она не пугает его. Ни ветер, ни гроза, ни ураганы – ничто его не пугает, всё радует душу, доверяющую Богу. А когда он грешит, тогда природа начинает воевать с ним, страшит потерявшую опору в Горнем душу.

Мы живём во времена неслыханного отпадения, глумления, безумия. Ожидаются великие потрясения и в обществе, и в природе. Как будем жалеть о своём теперешнем положении! Живём ведь по поговорке: «Имеем – не ценим, теряем – плачем».

+

Помню учителя географии. Хромой, скупой, очень мстительный и злопамятный. Дети его не любили и издевались, кто как мог. Он молодым женился, жена была труженица, но родители сказали: «Много ест, не нужна она тебе». Подчиняясь безумной родительской воле, он выставил супругу. И уже не женился. Экономные родители умерли, и он остался с сестрой. К себе никого в дом не пускали, потому что никогда не мыли полы. Мылись ли сами – никто не знает, но баню не посещали. Какая никчемная жизнь! Ни семьи, ни детей, ни любви, ни уважения. Это кара, а не жизнь. Была бы вера, всё было бы по-другому. И где сейчас его душа?

+

Ничего нет случайного, и всё сделанное, сказанное не исчезает, а как бы переходит из одного состояния в другое.

Вот пример пагубного влияния родительской гордости.

– Разве это воспитание? – возмутилась заслуженный педагог, глядя на соседских детей. – Вот я воспитаю свою Томочку – ахнете!

И в самом деле, сдержала слово. Томочка подросла – папиросы, вино, мужики… Все ахнули – такого ещё во дворе не было! Дальше – больше. Родила Томочка девочку. А так как главное – воспитать свободную личность, то и освободила дочь от всех обязанностей. Та оказалась очень способной, быстро научилась пить, курить, колоться, но так как к труду не была приучена, а деньги на все эти удовольствия нужны, то пошла доча приторговывать собой. Видел её в молодых летах, после двадцати от человека уже ничего не осталось. А потом смерть – в двадцать четыре года. Вот такая страшная жизнь. Сказанула по гордыне педагог, а аукнулось на детях.

+

Титул Предстоятеля Александрийской Православной Церкви: «Блаженнейший, Божественнейший и Святейший Отец и Пастыреначальник, Папа и Патриарх Великого Града Александрии, Ливии, Пентаполя, Эфиопии, всего Египта и всея Африки, Отец Отцов, Пастырь Пастырей, Архиерей Архиереев, Тринадцатый Апостол, Судья Вселенной».

Видимо, восточная скромность не позволила объявить себя Четвертой Ипостасью Божества. Где же Апостольская простота? Где Христово смирение? А ведь Господь – Бог ревнитель!

+

Нынешнему Патриарху Константинопольскому уже недостаточно величания в обращении «Ваше Святейшество»! Требует называть себя «Всесвятейшим»! Нет предела человеческому возношению!

+

Из псковской газеты:

«В своё время очень много говорилось про Савину пустынь в деревне Соловьи Псковского района. Там раньше стоял древний монастырь, в котором спасались во время войны местные жители. Храм пережил лихолетья, но в 60-е годы его по кирпичику разобрали черехинские десантники. А через 40 лет, как мы все знаем, в Чечне полегла 6-я рота именно из черехинского полка…»

+

Странное письмо пришло из Харьковской области.

«Слава Иисусу Христу!

Дорогой брат в Иисусе Христе!!! Благословит Тебя Бог!

Я христианка живу в селе – пенсионерка. Я потеряла сына трагически. Очень бы хотела, чтобы Ты пожил у меня в селе. Не откажи! Это будет для меня благословение от Бога, принять тебя. До свидания. Мой тебе адрес…

Если что хоть ответь!!.

Приезжай дорогой Саша».

Показалось, что пишет нецерковный человек или сектантка. Но до чего же ей одиноко! В ответном письме поблагодарил за приглашение, попытался утешить в горе. Но что слова человека? Такие потери врачуются не людьми.

Ответ не заставил себя долго ждать.

«Слава Иисусу Христу!

Добрый день, Саша! Зову тебя как звали тебя твои родители мама, папа!

Спасибо за твой ответ. Саша я стала знать тебя через твои стихи. Мне подарили твои стихи 3е издание. Я их читала с упоением. Ты Пушкин, Лермонтов, но ты более духовный ты сильнее любишь Творца Бога и ближе к иму. Дорогой Саша всё это прекрасно, Вера это дар от Бога. Но мы не должны уединяться от ближних, мы должны их любить по 2й заповеди, помогать и быть солью, светить, дабы они уверовали и пришли ко спасению через нас. Саша твои стихи хороши, но всё в унынии. Саша я читала в стихах какие гонения и унижения ты претерпеваешь – и сильно простуживаешся. Зачем всё это. Одно полено горит и быстро тухнет. А куча полен, это сила, так и в молитве против врага мстителя, ведь враг хитёр, лукав и силён. Саша, очень прошу тебя не тяни с приездом, ко мне, приедь, отогрей душу. Вместе порадуемся, и поплачем. Я очень болею за тебя, что ты такой одинок. Саша есть любовь Агапе от Бога, и есть земная любовь не такая, как от Бога (Филио). Дорогой друг тебя наверное обидела какая-то женщина?… И ты впал в уныние. Приедь убери страх, гордыню и приедь я буду твоей старшей сестрой во Христе Иисусе. Ты не пожалееш об этом. Брось это существование и ожидать смерти от какой либо инфекции простуды, от побоев нечестивых людей. Ведь есть 3 класса людей. Верующие-неверующие и обманщики. По духу их надо распознать. Саша ты хорошо знаешь я вижу писание. И сам это знаешь. Саша тебе надо родиться Свыше 2й раз. Помнишь, как ночью пришёл Никодим к Иисусу. И ещё тебе надо принять Духа Утешителя Святого и ты будешь силён. Помнишь, как Павел сказал, приняли ли Вы духа Святого. Молись:

Отче я – новое Существо во Христе Иисусе. Наполни меня Св. Духом, чтобы я мог быть сильным свидетелем. об Иис. Хр. Я верю, что я сейчас принимаю Св. Духа точно также, как ученики в день Пятидесятницы. Саша есть ли воля Отца, чтобы ты болел?.. Нет. Ведь 2000 лет назад Иис. Хр. взял наши болезни и немощи и наши грехи. И мы должны их изгнать и противостать демонским козням. Есть ли в Библии название тех болезней, какими болеют люди?.. Противостань сильною верою и убежит от тебя, зло и болезни, мы должны быть сильными воинами для служения слабее себя. Сатана – беспощадный жестокий правитель, – а Отец Бог любви. Сатана – вор пришёл чтобы убить, украсть, разрушить. Иисус пришёл чтобы мы имели жизнь с избытком. Иоанн.10:10 Родиться Свыше мы освобождаемся от всего сатанинского и войти в семью Бога Отца! И страх от дьявола и гордыня и самолюбие и сомнение и непрощение.. Познайте Истину и будьте свободны.

Саша прости за такое письмо. Саша приедь, умоляю в моё село уже холодает. Если тебе надо на дорогу деньги сколько, напиши. Я молюсь за тебя, чтобы ты не болел и приехал. Я буду ждать тебя очень в мою келью не богатую, но тёплую и скромную.

Досвидания.

С любовию Христовою Татьяна Петровна.

Бог сказал, радуйтесь и ещё радуйтесь. Унылый дух сушит кости? Притча. Разве не так. Мы оптимисты мы верующие и боремся.

Я не хочу, чтобы Ты умирал. Ты портрет мой покойный сын. Он тоже писал стихи о смерти играл на гитаре и хотел смерти и дождался её. А моё сердце опустошил. Саша не будь таким умоляю, убери уныние, Бог Тебя любит не унывающим».

Написал, что спасение только в Церкви Христовой, посоветовал держаться Святого Православия – ответа не последовало.

+

О целовании рук

– Что вы целуете то поручи, то руку! – возмущался на проповеди отец А. – Руку священнику надо целовать!

– А как правильно, батюшка? – уже у меня спросила пожилая прихожанка.

– А попадья целует ему руку? – поинтересовался я.

– Ни разу!

– А вы чем хуже попадьи? Попадья должна быть примером для прихожанок. И почему священник заставляет целовать свою руку прихожан, а не её? Не нужно целовать руку. Приложились к Кресту, поклонились, и с миром изыдем.

– А некоторые даже совсем молоденькие батюшки в монастырях сами тянут свои руки к губам и сильно обижаются, если их не целуют.

– Это уже их трудности. Согласитесь, что целовать руку для того, чтобы не обидеть – ронять своё достоинство, заниматься человекоугодием. В Церкви не должно быть никакого насилия! Никто не имеет права совать свою руку к губам просящего благословения!

Уже в скиту открыл Толковый словарь В. Даля.

«Целовать – приветствовать, желать целости, здравия, поздравлять, изъявлять пожелания». «Лобызать – прикасаться устами, изъявляя сим привет, уважение, любовь, радость». «Не целуй рук, да не грызи пальцев. Целовал ястреб курочку до последнего пёрышка! К чему бело умываться, коли не с кем целоваться!» – рускіе пословицы.
«Кривое целование – лжеприсяга».

Закрыл книгу. В самом деле, что означает целование?

1. Целование – выражение любви и почтения. Всегда ли? Не всегда, если целуют, человекоугодничая, по привычке или чтобы не прогневать начальствующего пастыря и архипастыря.

2. Любовь взаимна. Мы целуем Святыни – Крест, Евангелие, иконы, святой Престол, святые мощи, детей, близких. Страшно целование без любви. Примером непотребного целования является поцелуй Иуды в Гефсиманском саду.

3. Любовь не знает лицемерия и лицедейства. Целующиеся артисты играют в целование, исполняя роль. И если к этим играм нецерковное общество давно привыкло, то христианам недопустимо играть в любовь! И не только христианам, а всем достойным людям. Игра в любовь – не любовь. Исполнение внешнего без внутреннего наполнения оскорбляет любовь! Подсчитайте, сколько раз за службу иподиаконы должны приложиться к руке епископа. Мало того, они ещё должны успеть это сделать быстро, чётко, а значит машинально. Да и когда же им исполниться любви и почтения, если нужно вовремя взять и отдать посох, дикирий или трикирий? И как любовь и почтение могут посещать человека по заказу, только в определённые мгновения службы? Вот и получается, что бедным иподиаконам приходится играть в любовь, превращая Алтарь и амвон в сцену, а дом Божий в театр.

+

Кто-то передал диск с фильмом о посещении Александрийским Патриархом и иже с ним известной женской обители. Принимающий высоких гостей митрополит обратился с приветственным словом к приезжим. Патриарх что-то прошептал своему иподиакону, и тот быстро поставил для него кресло. Патриарх сел. Говорящий митрополит обернулся к нему, вздрогнул и на мгновение даже растерялся, увидев сидящего гостя. Гость снисходительным кивком великодушно разрешил хозяину: можете продолжать. Тот быстренько проглотил пилюлю, пришёл в себя и… продолжил.

Пока он продолжает, возьмём паузу и порассуждаем. Гость командует, забывая, что он в гостях, сидя слушает приветственное слово хозяина, который стоит чуть не навытяжку, пытаясь показать руское радушие. Согласитесь, что-то здесь не так. Во всяком случае, меня укололо неуважение к хозяину. А, впрочем, за что нас уважать? Мы сменили намоленные нашими святыми сродниками рускіе куколи на греческие клобуки, и не только это: «При Никоне в Москве появляются греческие амвоны, греческие архиерейские посохи, греческие клобуки и мантии, греческие живописцы и т. п.». Подражатели не удосужились понять, что подражающий всегда ниже того, кому подражает, как ведущий выше ведомого. И если мы сами себя не уважаем, отрекаясь от своих корней, кто будет уважать нас? Но прервём паузу и посмотрим на концовку…

В конце речи митрополит начал раздавать высоким гостям иконы с изображением Небесного покровителя монастыря. Иконы ему подавала игумения, едва успевая целовать руку архипастыря. Ну почему не поцеловать руку, подавая только первую икону? Нет, прикладывалась каждый раз… А поскольку гостей было множество… посочувствовал любвеобильной (надеюсь, не только к митрополиту, но и к сестрам с прихожанами) матушке.

И зачем всё это снимать и распространять, увековечивая неприглядности церковной жизни?

+

– Батюшка, а почему вы никогда не даёте целовать себе руку?

– Потому что целование должно быть взаимно. Мало того, что не даю, всем говорю – не целуйте пастырям и архипастырям рук: неполезно им. Ибо мы все р0дъ и3збрaнъ, цaрское свzщeніе, kзhкъ с™ъ, лю1діе њбновлeніz (1 Пет. 2:9).

+

Великие Луки – первый мой приход на Псковщине, куда прибыл служить сразу после рукоположения. Тепло вспоминаю то время – прихожан и небольшую кладбищенскую Церковь в честь Казанской иконы Божией Матери. Служили ежедневно: Вечерня, Утреня, Литургия, постоянные требы. Первоначальная благодать поглотила молодого священника. Люди очень тепло относились ко мне, ценя ревность и искренность. Помню, как в ответ на жалобы дочери на больную мать легонько постучал ей по лбу: «Ни в коем случае! Мать – это святое!» Та просияла.

И вот уже на глухом приходе повторил этот жест без любви, по привычке, и сразу почувствовал, как прихожанка напряглась. И сам напрягся, ощутив неестественность механического жеста. Потому так против целования рук пастырям и архипастырям: любовь без взаимности – карикатура Любви.

+

«Почитание святого состоит в подражании ему» (свт. Иоанн Златоуст).

Живя в современном міре, трудно подражать подвизавшимся в пору всеобщей воцерковленности. Преподобный Серафим, благословляя, целовал руки крестьянам, которые к нему приходили. Начни кто подражать преподобному в этом – скажут, совсем не в себе. Но если мы не целуем рук подходящим под благословение, почему протягиваем для поцелуя свои? Какая же правда в нас, если заставляем исполнять других то, чего не исполняем сами?

+

– Отец Роман, возвращается крепостное право! – печально воздохнул в Минске знакомый протоиерей, имея в виду безправное положение священников.

– Почему возвращается, и чему удивляетесь? Сами же на великом входе и ектениях постоянно возглашаете «Великого Господина…». Что же за господин без крепостных?

Отец протоиерей грустно промолчал.

И вспомнилась недавняя, надеюсь, последняя поездка на родную Брянщину. Побыв несколько дней в Брянске, вместе с попутчиком из Белой Руси направились в Клинцы. По просьбе знакомых посетили больных и, так как наступал Праздник Воздвижения Честнаго и Животворящего Креста, поехали в собор на всенощную. Чтобы не привлекать внимания прихожан, через пономарку вошёл в Алтарь и увидел лежащие на полу орлецы– принадлежность архиерейского служения. В прошлый приезд новопоставленный епископ очень тепло меня принял, после Литургии непринуждённо общались за обеденным столом… Благословив подошедших иподиаконов, иеромонах начал читать светильничные молитвы. Закончив чтение, направился в центральный придел.

– Благословите, ваше преосвященство, – крестообразно сложил две ладони для принятия благословения.

Епископ встал, перекрестил. Иеромонах не поцеловал руку, положенную на его скрещенные ладони, сказав обычное: «С Праздником!» Что же тут началось – гром и молнии!

– Кто вы?! – возмущённо спросил епископ.

– В самом деле не узнали? – поражённо спросил не привыкший к лицедейству иеромонах.

– Ну, представьтесь, наконец! – от возмущения глазки епископа забегали, испуская грозные молнии.

– Иеромонах Роман, заштатный клирик Псковской епархии.

– У вас есть указ от правящего архиерея, митрополита Псковского? – молнии летали по всему Алтарю, не достигая своей цели.

– Есть документ, подтверждающий, что такой-то иеромонах является заштатным клириком Псковской епархии, не находится под запрещением и имеет право служить.

Молнии усилились и участились.

– А есть благословение на поездку?

– Простите, заштатный клирик не совершает ничего антиканоничного, он свободный человек и едет туда, куда считает нужным поехать, стараясь и в поездках исполнять свой пастырский долг.

Наконец, не зная, что сказать, без году неделя архипастырь гневно выдавил:

– Ну, идите, молитесь!

Поклонившись обличителю и онемевшим присутствующим, иеромонах поспешил к двери пономарки. Отыскав в Церкви своих спутников, спешно поехал в другой Храм. Там служили два священника: молодой, уверенный в себе настоятель с бородкой-щетинкой и старший по рукоположению и возрасту, недугующий ногами подчинённый. Начался полиелей.

– С Праздником! – сказал иеромонах, кланяясь отцам и возвращая кисточку для помазывания настоятелю, – хотел бы завтра причаститься. Не послужить, а причаститься.

– Нет проблем, – бодро ответил молоденький настоятель.

Закончилась Служба, и мы вышли из Храма.

– Вы приехали к Владыке, Вы его гость? – с сияющим лицом бросился ко мне уже разоблачившийся настоятель.

– Нет, я приехал не к епископу.

Сияние тотчас угасло, настоятель потерял всякий интерес к приезжему и тут же куда-то исчез.

Позже в ответ на недоуменные взгляды спутников пояснил:

– Не приложился к ручке святителя.

Утром прибыли в Храм. Сразу пошёл в Алтарь, где услышал доносящиеся из пономарки крики настоятеля: «вразумлял» пожилую женщину. Через некоторое время он тоже вошёл в Алтарь и, увидев меня, обронил:

– Это же Клинцы!

Потом, глядя в окно, проговорил:

– Я звонил владыке, он не разрешил вам служить. Сказал – пусть не служит, а только причащается.

«Отомстил» архипастырь! Но разве иеромонах просил о служении, а не о Причащении?

После Литургии, почитав благодарственные молитвы, иеромонах обратился к стоящему у жертвенника настоятелю:

– Благодарю! Спаси, Господи!

– Простите, если что не так, – с неловкой улыбкой ответил тот.

– Всё так, другого и не ожидалось. Передайте поклон епископу и поблагодарите его за гостеприимство.

Настоятель понимающе улыбнулся. Потом мне сказали, что он лет пять работал юристом в епархии, и новый епископ, рукоположив его во иерея, сразу поставил настоятелем, убрав куда-то прежнего. Ранний и высокий взлет. Не обжечь бы крылышки о солнце…

+

Прогневался на меня епископ, но недавно увидел, как ведут себя святители с тем, у кого полна мошна. Итак, видеосюжет о юбилее генерального директора предприятия «Софрино».

Обратил внимание, что никто и не думал протягивать ему руку для поцелуя, дабы не оскорбить и не прогневить именинника, никто не гневался на него за то, что не лобызал руки архиереям, напротив – все были счастливы приложиться к нему. Вот батюшка выскакивает из Алтаря, чтобы успеть приложиться к мірянину (надеюсь, что с таким же благоговением, граничащим со страхом, относится ко всем прихожанам), вот епископ освящает бюст именинника (при жизни!). Не говорил бы о неприглядном, если бы запись не гуляла в интернете, и безбожники не тыкали нам этим роликом: «Вот ваша церковь!»

И, если атеисты пользуются этим роликом для обвинений, почему бы нам не знать об этом и не воспользоваться им для оправдания Церкви, спокойно и твёрдо ответив обвинителям:

– Нет, это не Церковь, это язвы представителей Церкви!

+

Ещё один печальный видеосюжет на ту же тему с названием «После Архиерейского Собора 2-3 февраля 2016 года».

Народ дождался выхода архипастырей из Храма, оживился. Пожилые женщины, бабушки, те, кто остался верен Матери-Церкви в годы гонений, с надеждой, чуть не причитая, взывают к проходящим:

– Владыки, спасите Церковь! Сохраните в чистоте Православие! Спасите от католиков! Спасите от папизма! Спасите от унии, от раскола, от грядущего Собора!

Отводя взгляды, архиереи торопливо проходят. Вот ревностная бабушка пытается хоть кому-то вручить письмо-прошение. Надеялся, что хоть кто-то возьмёт конверт, успокоит, утешит мёрзнущую старушку! Напрасные надежды! Никто не взял! Никто!

Печальнейшее зрелище! Почему-то всплыли слова вождя мірового пролетариата, написанные совсем по другому поводу: «Узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа. Но дело их не пропало. Декабристы разбудили Герцена». Страшно и помыслить, кого разбудят важно проходящие. Десятилетие назад невозможно было представить образование в Росiи Союза воинствующих безбожников. Ныне они метастазами расползаются по лику Росiи. То ли ещё будет.

+

В Тверской епархии отец А. пожаловался, что в Родительскую субботу благочинный не разрешил послужить ему на могиле бабушки, поскольку кладбище, где была её могила, приписали к другому благочинию. А совсем недавно, уже в другой стороне, меня попросили посетить приют для умирающих и неизлечимо больных. Хотел побывать в приюте с худшими условиями, но приписанный к тому месту протоиерей сказал моему знакомому, что посещение возможно только с ним, а сам он пока не поедет. Пришлось ехать в другой приют, отвечающий за который иерей дал разрешение.

РАЗЛАД

Добро творится по указам!
Не только мiр сошёл с ума.
Всё поделили сходу, разом —
Больницы, тюрьмы, дурдома.

Не зря о милости кричали,
Купаясь в роскоши, чины:
Дома печали без печали,
Ко всем отцы прикреплены.

Но если иерей заезжий
Приют захочет посетить,
То местный пастырь в кут медвежий
Собрата может не впустить.

Указы веру не умножат.
С начальством в рясе не шути…
Священник-внук и тот не может
К могиле бабушки придти.

Ужель бабуля виновата,
Что волю мёртвых не учли
И землю, общую когда-то,
По благочиньям разнесли?

О крепостные бедолаги
И ты, сжимающий перо,
Благодеянье на бумаге
Неужто истое добро?

В ответ чиновничьему бреду
Скажу мертвящей букве в лоб:
Куда хочу, туда и еду!
Не крепостной заштатный поп.

Пока у нас такой разлад,
Сектанты ходят без преград.

+

400-летие Дома Романовых. Приём в Ливадийском дворце. Шик, блеск, кордебалет, военный оркестр с кривляющимися, подобно шутам, трубадурами… По красной дорожке идут бывшие – короли, герцоги и росiйские самозванцы Гогенцоллерны-Гольштейны-Романовы. Появляются архиереи. Духовой оркестр встречает их музыкой из блатной песенки «Шаланды, полные кефали». Думаете, кто-то остановился, развернулся и с достоинством ушёл? Ни один! Как шли к накрытым столам, так и не свернули. А ведь над Церковью, в лице Её представителей, поглумились. Столы дороже Чести Матери-Церкви? Разве не архипастыри призваны оберегать Её достоинство? Но как может оберегать достоинство Церкви тот, кто и своё не смог защитить?

Страницы ( 8 из 11 ): « Предыдущая1 ... 67 8 91011Следующая »

Заметки на полях

  • БАТЮШКА ДОРОГОЙ,С РАДОСТНЫМ ПОСТОМ! БЛАГОСЛОВИТЕ.ВЫ,КАК ГОЛОС СОВЕСТИ,МАЯК. ПРОЯСНИТЕ МНЕ,ГРЕШНОЙ,НАСКОЛЬКО ДОПУСТИМО ОБРАЩЕНИЕ К ВАМ «ОТЧЕ»…,ЕСЛИ МОЛИТВА ГОСПОДНЯ НАЧИНАЕТСЯ С ОТЧЕ НАШ… ? ХРАНИ ВАС БОГ! ВАШИ ОТКРОВЕНИЯ БЕСЦЕННЫ.ЭТО НЕ ПРОСТО СЛОВА,ЭТО ПРОПОВЕДЬ.ЖЕРТВА. СОГЛАСНА С КАЖДЫМ СЛОВОМ И ПОДДЕРЖИВАЮ ВАС.НЕ УДАЛОСЬ ВОВРЕМЯ ПОЗДРАВИТЬ ВАС С ПРЕСТОЛЬНЫМ ПРАЗДНИКОМ СВ.ИКОНЫ БОЖЬЕЙ МАТЕРИ «ВЗЫСКАНИЕ ПОГИБШИХ»(18.02),КОТОРУЮ НЕ ТОЛЬКО ПОЧИТАЮ,НО И ВОЗЛАГАЮ ОГРОМНУЮ НАДЕЖДУ ВО СПАСЕНИЕ ДУШ ЖИВЫХ И УСОПШИХ СРОДНИКОВ,ПРАВОСЛАВНЫХ ХРИСТИАН.

  • Читать очень тяжело, почти невозможно, простите меня. 1, 2 страницы прочитала, то, что происходит в нашей жизни, большое спасибо. 3 страницу не смогла прочитать.

  • Елене, Неман.
    Почитайте «Люблю молиться Николаю Угодничку» — витаминка. А «Не сообразуйтеся веку сему» — лекарство

  • «Научниками быть дано очень немногим, не всем можно и проходить науки, но обсуждать окружающие нас вещи, чтоб добыть определенные о них понятия, всем и можно, и должно. Вот этим и следовало быть у всех занятою мыслительной силе. Сколько она добудет – это судя по своей крепости, но она должна быть всегда занята серьезным делом обдумывания и обсуждения действительностей» — святитель Феофан Затворник

  • Спаси Господи, прочитала еще раз, читала не один день, чувствую, что прочла бы еще и еще раз, очень много мыслей, фактов, цитат святых отцов, даже в отношении одежды, все очень важно. Спаси Господи, отец Роман. Прочитала первые комментарии, очень нужная книга. Спаси Господи!

  • Про смертную казнь вопрос, конечно, сложный. Безусловно, те, кто совершает ужасные злодейства, заслуживают воздаяния, соответствующего их деяниям. Но как быть с тем, кто будет исполнять приговор? Не нарушит ли он заповедь «не убий»? Ведь убийство не перестает быть таковым, даже если убиенный его заслужил. Или казнь душегуба не является грехом? Да и осознает ли этот душегуб то, что совершил, раскается ли? Давным-давно смотрела фильм про заключенных, ожидающих своей участи в камере смертников. Помню, как поразили меня слова одного из них. Перед лицом смерти этот, с позволения сказать, человек, совершивший не одно зверство, вдруг сказал, что всегда …очень любил людей…

  • Согласна, что ходить в церковь в чем попало недопустимо, но почему православным христианкам нельзя носить брюки вне стен храма? Как это мешает спасению? Запрет на ношение женщинами мужской одежды (если понимать его буквально) содержится только в Ветхом Завете. В Новом Завете такого запрета вроде бы нет? Кроме того, во времена раннего христианства брюки и не считались мужским одеянием, поскольку их просто не было. Брюки, как принадлежность мужской одежды, появились значительно позже. В нынешние же времена существуют как мужские, так и женские брюки, которые мужчинам носить неприлично. И вызвано ношение брюк женщинами вовсе не желанием оных ввести кого-то во грех (грех и без того найдет дорогу к тому, кто к нему склонен) или уподобиться мужчинам, а скорее — соображениями удобства. Ведь большинство женщин в современном мире не сидят дома, как раньше, а ведут активную жизнь в обществе. Очень неудобно ехать в общественном транспорте в «час пик» с сумками в руках и в длинной юбке. Да и так ли уж важно соблюдение внешнего (не имею ввиду крайностей)? Если мы наденем длинные юбки и платки, перестанем стричь волосы и пользоваться косметикой, мы не станем от этого лучше, чем мы есть. Гораздо важнее, на мой взгляд, блюсти внутренний нравственный закон, данный нам Богом. Только имея внутри этот закон, человек способен отличить дурное от доброго. Казаться христианином гораздо легче (но мало пользы), чем быть им по сути. Так не лучше ли на внутреннем наполнении, а не на внешней оболочке сосредоточить свое внимание и силы? Иначе так и в фарисейство недолго впасть. Лично мне тоже симпатичнее женщины в юбках, но чисто из эстетических соображений: поскольку сейчас существует тенденция слепо следовать моде, без учета индивидуальных особенностей. Но эта тенденция, вероятно, говорит больше об отсутствии эстетического чувства, нежели о недостатке веры ( о чем, впрочем, не берусь судить) или всеобщей растленности (хотя она тоже имеет быть).

  • Людмила Николаевна, думаю, в Храме люди должны быть самими собой. Если в Храме женщина в юбке, то подразумевается, что это естественно для неё (иначе зачем притворяется тем, кем не является?). Ведь Вы же согласны, что неправильно женщине ходить в Храм в брюках – значит, эта «неправильность» сохраняется и вне его стен. В Церкви сохранилась традиция, которая исчезла в мiру, и это очень показательно: Церковь вообще противостоит мiру, греху, хранит добродетели, несвойственные нашему времени, возвращает человеку утраченную целостность, отрезвляет его. Но нет никакого смысла в отрезвлении, если, выходя из Храма, мы опять «опьяняемся». Да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого. Мы или хотим быть чистыми, или хотим валяться, как свиния в калу. Поэтому думаю, что никакого разделения на «внешнее» и «внутреннее» здесь нет. Человек, изменившийся внутренне, изменится и внешне. Человек, изменившийся на время и «для виду» (придя в Храм), не изменяется вообще. Получается, что он бессмысленно тратит время.
    Что касается стрижки волос и косметики, спросите у любого художника, актера, режиссера, влияют ли такие «мелочи» на художественный образ. Эти мелочи очень важны и могут решить, например, характер роли, подсказать актеру, как именно он должен вести себя на сцене. А в жизни они куда важнее, потому что диктуют свои правила уже в реальности, заставляют «обыгрывать» их. Одна и та же женщина в брюках или в юбке, с рыжими, зелеными, светлыми волосами, с накрашенными глазами или губами, с длинными наманикюренными или «естественными» ногтями – все это разные образы, а должен быть один: Божий. Вспомните преподобную Марию Египетскую: могла ли она краситься после того, как осознала свой грех? Конечно, нет, потому что очень захотела измениться.
    Сегодня смотрели фильм «А зори здесь тихие…» и обратили внимание на то, что все героини – в юбках, хотя можно ли придумать более «неудобные» обстоятельства? Знаю много женщин, которые водят машину исключительно в юбке, а что касается общественного транспорта в «час пик», то там одинаково неудобно и в юбке, и в брюках.

  • Простите, Людмила Николаевна, еще несколько слов вдогонку. Вы пишете: «Согласна, что ходить в церковь в чем попало недопустимо, но почему православным христианкам нельзя носить брюки вне стен храма?» Мне кажется, Вы здесь сами себя опровергаете: если недопустимо ходить в Церковь в чём попало, то как может христианка ходить в чём попало вне Храма? Ведь она является членом Церкви на всякое время и на всякий час и всюду должна показывать пример. Церковь не заканчивается за пределами Храма, у неё вообще нет границ, и мы всегда ходим перед Богом. А если христианка всюду ходит «в чём попало», то какая же она христианка? И если внешнее для неё неважно, то почему она так держится за внешнее?

  • Хочу добавить к словам редактора , что внешний вид является одной из форм проповеди . Если внимательно присмотреться к людям на улице , можно увидеть , какую проповедь несет человек. Например когда женщина одевает брюки она проповедует свободный образ жизни , когда человек слепо следует моде , он как бы говорит , что он готов ко всему новому и для него нет ограничений и.т.д . А какую проповедь хотите нести в мир Вы?

  • Согласна с Людмилой Николаевной.
    Если не произойдет перемен внутренних (а это к пенсии бы обрести. Отдельное спасибо В.В.), то внешнее только показуха.

  • А как же юбка и платок в Храме — тоже показуха?

  • Юбка и платок в Храме — начало перемен.

  • Не знаю как у вас , а у нас некоторые женщины в брюках , заходя в Храм, стыдливо обматываются парео на манер индианок , и смешно и грустно.

  • А почему перемены происходят только в Храме? Вышел из Храма — и стал таким, как прежде. Побыл немножко «приличным» — и стал обычным. В Храме каялся и разговаривал кротко и приветливо, вышел — и выругался. В Храме терпел, не курил, вышел — и тут же закурил. Не курить курящему человеку физически трудно, и люди, курящие за оградой Храма, даже вызывают сострадание, но юбка никаких мучений не доставляет. Думаю, просто хочется быть, как все, слиться с толпой. И это оказывается более важным, чем какие-то внутренние изменения.

  • Не у всех есть смелость выделяться из толпы. И надо время, чтобы произошли внутренние перемены и появилась смелость выглядеть не так как все. А тем у кого есть смелость нужны любовь и понимание, дабы не осуждать тех у кого нет смелости. И к пенсии дойдем до приличного христианского вида и внутреннего и внешнего. Вся жизнь христианина- это работа над собой. Нельзя сегодня засеять поле, а завтра собрать с него урожай.

  • Светлана, но внешний вид — это никакой не урожай, это как раз обработка поля, её нельзя откладывать до пенсии (до осени), иначе ничего не взойдет. Если бы мы считали, что наше спасение исчерпывается переодеванием в другую одежду, это действительно было бы нелепо и ничтожно.

  • Светлана , 13.07.2019 в 13:03
    Юбка и платок в Храме — начало перемен.

    Только Вы свое поле начали обрабатывать вчера, а кто-то сегодня. Есть люди, которые еще не знают о том, что у них есть поле.
    Нам надо приобретать первую ступеньку любви — терпение.

  • Да, конечно. Но плохо, если они никогда так и не узнают об этом поле… И если рядом не окажется опытного земледельца.

  • Марина, я ничего не хочу проповедовать миру, то есть распространять какие-то взгляды, так как не считаю себя вправе это делать. Для этого есть особые люди – проповедники. Я поделилась своим мнением, которое не претендует на то, чтобы считаться истинным. Возможно, я заблуждаюсь, но совершенно искренне.

  • Ольга Сергеевна, я не сторонница того, чтобы за пределами храма ходить, в чем попало. Я имела ввиду, что одежда должна соответствовать месту. Мы же не пойдем в сталеплавильный цех в вечернем платье (как, впрочем, и в любом другом платье или юбке)? Точно так же и в церковь мы ходим в юбках не потому, что это для всех нас естественно, а потому, что такова традиция, которая возникла задолго до того, как женщины стали носить брюки. А Православие, как Вы справедливо заметили, ревностно хранит традиции. Но если девушка не привыкла ходить в юбках (а таких сейчас немало), то ей незачем ходить в церковь, так как дорога ко спасению ей все равно закрыта и она автоматически попадает в разряд лицемеров? В Храм приходят меняться не внешне, а внутренне, и, если кто-то, выйдя из церкви, выругался, то значит этого изменения, увы, не случилось, в какие бы одежды человек ни рядился. А Вам не доводилось встречать вполне благопристойно одетых юных созданий (в платьях, в том числе, — свадебных) с сигаретой в руках и матерными словами (сказать «на устах» в данном случае неуместно)? Или женщин, которые никогда не носили брюк, но женщинами их назвать можно только по первичным половым признакам? И если уж говорить о том, что женщина должна быть женщиной, то нам нужно поменять весь уклад жизни. Подозреваю, что в библейские времена мы не были настолько эмансипированы, как сейчас. Но, кстати говоря, одежда мужская в те времена мало чем отличалась от женской (по крайней мере, брюк мужчины не носили). Сейчас же женщины во многих аспектах жизни уравнены с мужчинами (во всех, к счастью, нас не уравнять), но вот в одежде почему-то мы должны принципиально отличаться.
    Что касается смены образов, когда мы переодеваемся, красим волосы или делаем макияж, то это не более, чем смена формы, которая влияет лишь на то, как нас воспринимают окружающие, а не на нашу внутреннюю суть. Если бы, меняя внешний вид, мы каждый раз становились кем-то иным, страшно подумать, что тогда было бы. Тогда бы и актер мог играть роль только в гриме и сценическом костюме. Но ведь это же не так. Актер вполне способен сыграть роль, в которую он «вжился» и без каких-либо внешних атрибутов.
    Фильм «А зори здесь тихие» мне тоже нравится, но в фильмах не всегда отражены исторические реалии. Вспоминается рассказ женщины-фронтовички, которая говорила, что самым сильным ее желанием после войны было – надеть юбку, то есть юбки в полевых условиях не были так уж распространены.

  • «Но если девушка не привыкла ходить в юбках (а таких сейчас немало), то ей незачем ходить в церковь, так как дорога ко спасению ей все равно закрыта и она автоматически попадает в разряд лицемеров?»
    Думаю, девушке разумно разобраться — почему она надевает в церковь юбку и платок и считает неприличным идти туда в другой одежде, хотя в «обычной» жизни одевается иначе. Мне как раз в этом видится формализм и фарисейство: одеваться в Храм, «как положено», хотя в Церкви не должно быть ничего случайного, показного, механического. Знаю девушку (впрочем, честнее назвать её всё-таки женщиной — ей под сорок), которая достаточно долго ходит в Храм, но всегда в джинсах и с непокрытой головой. Поскольку она общается со священниками, думаю, этот вопрос неоднократно обсуждался, но всё-таки она остаётся при своём. Думаю, для неё это принципиальный вопрос: она не хочет притворяться, хочет быть цельной, но не изменившись (как надо бы), а оставшись прежней. Но, по крайней мере, в её поведении ощущается какая-то мысль.

    «В Храм приходят меняться не внешне, а внутренне…»
    Конечно, но трудно представить себе, что кто-то серьёзно изменился внутренне, а на его облике это никак не отразилось.

    «Что касается смены образов, когда мы переодеваемся, красим волосы или делаем макияж, то это не более, чем смена формы, которая влияет лишь на то, как нас воспринимают окружающие, а не на нашу внутреннюю суть».
    Непонятно, зачем казаться окружающим тем, кем не являешься? Самое ценное в общении между людьми — это именно внутренняя суть.

    «Если бы, меняя внешний вид, мы каждый раз становились кем-то иным, страшно подумать, что тогда было бы. Тогда бы и актер мог играть роль только в гриме и сценическом костюме. Но ведь это же не так. Актер вполне способен сыграть роль, в которую он «вжился» и без каких-либо внешних атрибутов».
    У Станиславского в книге «Моя жизнь в искусстве» есть интересный рассказ о том, как он никак не мог найти характер для одной роли, и помогла ему в этом в конце концов одна случайная деталь в гриме: «Но тут, на мое счастье, совершенно случайно я получил «дар от Аполлона». Одна черта в гриме, придавшая какое-то живое комическое выражение лицу,- и сразу что-то где-то во мне точно перевернулось. Что было неясно, стало ясным; что было без почвы, получило ее; чему я не верил – теперь поверил. Кто объяснит этот непонятный, чудодейственный творческий сдвиг! Что-то внутри назревало, наливалось, как в почке, наконец – созрело. Одно случайное прикосновение,- и бутон прорвался, из него показались свежие молодые лепестки, которые расправлялись на ярком солнце. Так и у меня от одного случайного прикосновения растушевки с краской, от одной удачной черты в гриме бутон точно прорвался, и роль начала раскрывать свои лепестки перед блестящим, греющим светом рампы. Это был момент великой радости, искупающий все прежние муки творчества». http://modernlib.net/books/stanislavskiy_konstantin/moya_zhizn_v_iskusstve/read_11/ Грим помогал Станиславскому и в дальнейшем при поисках образа, и в любом профессиональном театре и гриму, и костюму придается большое значение, над этим работают режиссеры, актеры, художники по костюму, гримеры.
    У Надежды Тэффи есть рассказ «Жизнь и воротник» — о том, как покупка воротника заставила героиню сначала сменить гардероб, а потом вести себя так, как этот гардероб диктовал ей. https://izdaiknigu.ru/bookread-28154 Рассказ юмористический, но наблюдение совершенно верное. Одежда требует, чтобы ты «обыграл» её и, когда мы покупаем ребенку или дарим кому-то воротничок, джинсы, юбку, шорты, вечернее платье или что-то еще, мы вместе с этим предлагаем и определенный образ.
    Представим себе православную женщину, которая, допустим, искренне стремится к целомудренной жизни. Но, приходя из Храма домой, делает макияж и маникюр — как будто подчеркивая чистоту, за которую борется, легким оттенком блуда… Краска на лице ведь не только делает её привлекательнее для мужчин, но и её саму наводит на определенные мысли и приводит в состояние некого самолюбования, желания нравиться, кокетничать и т. д. А теперь подумайте, что проще: научиться контролировать свои мысли и чувства или просто перестать краситься? Первое — почти неподъёмно, второе — элементарно. Если с отказом от внешнего (допустим, от макияжа) станет хоть чуть-чуть легче побороть внутреннее (мысли, чувства), то внешнее нужно изменять с великой радостью! И, наоборот, бороться с грехом в себе и в то же время привлекать его к себе свой внешностью — вдвойне тяжелый труд, и непонятно, по какой причине нужно обрекать себя на него, тем более что на кону — чистота души и спасение.

    «Фильм «А зори здесь тихие» мне тоже нравится, но в фильмах не всегда отражены исторические реалии. Вспоминается рассказ женщины-фронтовички, которая говорила, что самым сильным ее желанием после войны было – надеть юбку, то есть юбки в полевых условиях не были так уж распространены».
    Не знаю истории военной формы, ничего не могу сказать, но думаю, что, раз в фильме использована именно такая форма, значит, она, по крайней мере, существовала в военных условиях. Если у женщин на войне был выбор — юбка или штаны, значит, режиссер сознательно выбрал именно юбку для создания образа (о чём говорилось выше). Если бы героини фильма были в штанах, это ослабило бы образ.

  • Благодарен редактору за твёрдую позицию в обсуждаемом вопросе.
    «Женщина, красящая лицо свое, великое получит наказание, потому что она дело Божие переправляет, которое совершенно и никакого исправления не требует» (Беседа 17 на евангелие от Матфея св. Иоанна Златоуста)
    «Признак нечестной жены — украшать себя ради того, чтобы нравиться другим и иметь от них похвалу, ибо украшенную жену никто честный не похвалит, но только похотливые и бесстыдные люди» (Беседа 61 на евангелиста Иоанна)
    Св Тихон Задонский, рассуждая, для чего жены свои лица украшают не видит другой причины, кроме, чтобы людям показаться, ибо не для себя они украшаются, поскольку в домах и спальнях своих бывают без украшения, да и тело того не требует, и здоровья краски не придают, разве вредят. «Плохо они делают, что ходят на банкеты, на браки, на комедии, в компании и прочие собрания; а хуже того, когда в церковь святую с той же безделицей входят и так делают храм Божий позорищем.»
    «Истинная красота не с лица, но от добрых и честных нравов познается» (Беседа 14 о женах и красоте св. Иоанна Златоуста)

  • «Думаю, девушке разумно разобраться — почему она надевает в церковь юбку и платок и считает неприличным идти туда в другой одежде, хотя в «обычной» жизни одевается иначе.» Думаю — потому, что так принято и она уважает церковные традиции, святое место и людей, которых могут оскорбить её джинсы в храме. А может просто боится вызвать справедливый гнев церковных бабушек. Справедливый потому, что если разрешить всем носить джинсы в церкви, то, чего доброго, найдутся и такие, кто сочтет возможным ходить туда в лосинах, трусах и пляжных тапочках. «Мне как раз в этом видится формализм и фарисейство: одеваться в Храм, «как положено», хотя в Церкви не должно быть ничего случайного, показного, механического.» Иначе говоря, прежде, чем идти в храм, нужно ждать, когда посетит искреннее желание надеть юбку и платок навечно?
    «Знаю девушку (впрочем, честнее назвать её всё-таки женщиной — ей под сорок), которая достаточно долго ходит в Храм, но всегда в джинсах и с непокрытой головой. Поскольку она общается со священниками, думаю, этот вопрос неоднократно обсуждался, но всё-таки она остаётся при своём. Думаю, для неё это принципиальный вопрос: она не хочет притворяться, хочет быть цельной, но не изменившись (как надо бы), а оставшись прежней. Но, по крайней мере, в её поведении ощущается какая-то мысль.» А, может быть, — поза: мол я считаю, что имею право так ходить, поскольку в Новом Завете нет запрета на ношение джинсов в храме (да и не может быть), а до всех остальных мне нет дела. А платок носить предписано только замужней женщине и тоже — в силу традиций, никак не связанных с верой и спасением.
    «Непонятно, зачем казаться окружающим тем, кем не являешься? Самое ценное в общении между людьми — это именно внутренняя суть.» Я не имею ввиду крайностей. Если нарядиться в маскарадный костюм и сделать боевой раскрас, то, наверное, за всем этим, действительно, суть разглядеть трудно. Но хорший макияж не бросается в глаза, он призван только немного подчеркнуть природную красоту и ту же самую суть. Это касается и одежды.
    «Представим себе православную женщину, которая, допустим, искренне стремится к целомудренной жизни. Но, приходя из Храма домой, делает макияж и маникюр — как будто подчеркивая чистоту, за которую борется, легким оттенком блуда… Краска на лице ведь не только делает её привлекательнее для мужчин, но и её саму наводит на определенные мысли и приводит в состояние некого самолюбования, желания нравиться.» Если в естественном желании женщины нравиться видеть всегда только блуд, то нужно тогда и одеваться так, чтобы уж наверняка никому не понравиться, даже -себе. Как-то становится уныло от этого. На самом деле, если даже женщина носит платок и юбку, то, наверное, надевает не абы какую тряпку на голову и балахон из мешковины, а выбирает что-то покрасивее, что ей к лицу. Зачем? Не за тем ли, чтобы все-таки нравиться?
    Отсутствие макияжа, юбка и платок — не показатель целомудрия. Вспомните дохристианскую Русь. В те времена женщины не знали брюк и косметикой, вероятно, не злоупотребляли, однако же это не мешало им традиционно отмечать отнюдь не целомудренный праздник Ивана Купала.

  • Хочется ещё добавить: тех, кто склонен предаваться греху, не остановит целомудренный вид. Вспомните пушкинского Дон Гуана, который воспламенился от вида одной только женской пятки под «вдовьим чёрным покрывалом». Женщина в длинной юбке, возможно, даже более привлекательна для мужчин, так как в ней больше тайны. А откровенным или экстравагантным видом сейчас никого уже не удивишь.

  • «Иначе говоря, прежде, чем идти в храм, нужно ждать, когда посетит искреннее желание надеть юбку и платок навечно?»
    Думаю, в первый раз в Храм можно хоть в лохмотьях приползти – и будет на Небесах о таком человеке более радости, нежели о девяноста девяти праведниках. Блудный сын пришёл к Отцу в рубище и принял от Него лучшую одежду. Конечно, мы вправе сказать, что это о внутреннем, но ведь в Евангелии внутреннее часто облечено во внешнее, именно так построены все притчи. Сын мог бы то пировать с Отцом в лучшей одежде, то опять уходить к блудницам, стыдливо пряча брачные ризы (его обсмеяли бы в них), но мы понимаем, что он пришёл навсегда и к прошлому возврата нет.

    «А может просто боится вызвать справедливый гнев церковных бабушек».
    Может быть, этот гнев церковных бабушек зародился в те годы, когда окружающий мiр еще не пал так, как сейчас. Тогда всё ещё была нормой женщина в юбке и в платке, но некоторые уже стали носить брюки, не покрывать голову, стричься и т.п. И всё же это было очень вызывающе и для «традиционного» человека являлось сигналом того, что такая женщина пала. Поэтому, если эта женщина входила в Храм, на неё могли смотреть, как на явную бесстыдницу, и возмущаться тем, что свой порок она демонстрирует в святом месте. Сейчас эмансипированные женщины стали нормой, поэтому «гнев бабушек» стал менее понятен (возможно, и для них самих). Он воспринимается, как придирка к тому, что стало нормой, как требование соблюдения формальных правил поведения в Храме, и потому кажется нелепым и фарисейским, хотя когда-то, возможно, был призывом к нравственной чистоте.

    «Если в естественном желании женщины нравиться видеть всегда только блуд, то нужно тогда и одеваться так, чтобы уж наверняка никому не понравиться, даже -себе. Как-то становится уныло от этого. На самом деле, если даже женщина носит платок и юбку, то, наверное, надевает не абы какую тряпку на голову и балахон из мешковины, а выбирает что-то покрасивее, что ей к лицу. Зачем? Не за тем ли, чтобы все-таки нравиться?»
    Думаю, мы утратили вкус к настоящей одежде, не понимаем, как одеться скромно, достойно и в то же время красиво, поэтому на голове у нас и оказываются тряпки. Красота красоте рознь. На иконах не видно женщин с тряпками на голове, мусульманки часто одеты очень красиво и со вкусом (у них традиция не пресекалась так, как у нас). Наверное, мусульманки с детства учатся повязывать хиджаб, чувствуется большое мастерство.
    Девушке, которая хочет выйти замуж, конечно, хочется нравиться, но от того, как именно она попытается нравиться, зависит очень многое. Можно думать, что обладаешь богатым внутренним миром, но выглядеть при этом, как блудница. Тогда в конце концов встретишь человека с соответствующими запросами, и все твои «духовные» богатства окажутся в сточной яме. А если речь не о девушке, а о замужней или одинокой женщине, она, наверное, должна не столько нравиться, сколько производить впечатление достойного человека (и быть им). Да будет украшением вашим не внешнее плетение волос, не золотые уборы или нарядность в одежде, но сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом (1 Пет. 3:3-4). Мне здесь особенно нравится слово «человек» — не «женщина»!

    «Вспомните дохристианскую Русь. В те времена женщины не знали брюк и косметикой, вероятно, не злоупотребляли, однако же это не мешало им традиционно отмечать отнюдь не целомудренный праздник Ивана Купала».
    Язычники тоже были знакомы с целомудрием. Вспомните эпизод из жития святой Ольги, где она (язычница) отвергла нескромные «ухаживания» князя (!) Игоря. Однажды знакомый историк по моей просьбе прокомментировал этот эпизод и сказал, что такое поведение не было исключением для язычников.

    «Тех, кто склонен предаваться греху, не остановит целомудренный вид. Вспомните пушкинского Дон Гуана, который воспламенился от вида одной только женской пятки под «вдовьим чёрным покрывалом». Женщина в длинной юбке, возможно, даже более привлекательна для мужчин, так как в ней больше тайны. А откровенным или экстравагантным видом сейчас никого уже не удивишь».
    Еще бы! Но это «проблема» распутного Дон Гуана, а не вдовы. Вдова была права, надев черное покрывало, а не платье с глубоким вырезом. Думаю, женщина в длинной юбке действительно носит в себе тайну и становится более привлекательной, но не для тех, кто ищет только телесного. Конечно, Дон Гуанов хватает (его только телесным не назовешь — он знаток и душевного), но при встрече с ними стоит дать понять, что покрывало у тебя не только снаружи, но и внутри.

  • Конечно в Храм можно ходить и в брюках и без платка (в наше время тебя не выгонят и даже не выругают) , но такая женщина вряд ли сможет жить полноценной церковной жизнью . Ведь в Церковь приходят не только для того , что бы свечку поставить , помолиться и пойти домой. Храм становится твоим домом ,и ты живешь этой жизнью , и эта твоя жизнь самая настоящая , самая первая , самая важная. А когда ты живешь этой жизнью , то всё что предлагает тебе Церковь ( не навязывает ) становится естественным и полезным для спасения. Такая одежда(которую предлагает Церковь) как юбка , платок традиционна для прихожанок Русской Церкви , она ( одежда ) скромна , удобна , не вызывает похотливых взглядов , не отвлекает от молитвы. И знаете , ведь это ещё один повод для смирения . Утром не одела джинсы, а одела юбку — смирилась .Не намазала губы и глаза опять смирилась . Одела платок , смирилась , ещё и как. Вот вам и послушание и смирение для пользы души. А так ,Церковь ничего не навязывает , и не заставляет , как например в мусульманстве. Это только наша свободная воля послушаться доброго совета, или нет.

  • Марине: «Конечно в Храм можно ходить и в брюках и без платка (в наше время тебя не выгонят и даже не выругают) «. В своём городе я не встречала в храмах женщин без платков, в брюках — приходят, но надевают сверху подобия юбок, которые есть в каждой церкви. Поэтому, думаю, что мало найдется храмов, где на это посмотрят снисходительно. В противном случае, наверное, многие бы ходили в брюках и без платка, потому что многие и ходят в церковь, как Вы говорите, «чтобы свечку поставить, помолиться и пойти домой». Я знаю даже двоих человек, которые слабо верят в Христа, но помолиться ходят в православный храм. Один из них, правда, пробует делать шаги к православию, а другому и так хорошо.

  • Простите, может быть это и не по теме.
    Несколько лет тому назад, летним ранним утром, встретила на улице женщину, проживавшую недалеко от нашего дома.
    Женщина была не пьяная, но высохшая от своего недуга. От подмышек до колен обмотана ветхой, уже не белой полупростыней (плечи оголены, ноги ниже колен оголены, а был ли платочек на голове не помню). Передвигалась она мелкими шажками.
    Увидев меня спросила, правильной ли дорогой идёт в Храм? И получив утвердительный ответ, продолжила свой путь.
    А мне стало её пронзительно жалко, до слёз.
    Ведь и она шла своим путём к Богу!
    Больше я её не видела.

  • Дай Бог, чтобы она дошла! Спасибо Вам за рассказ, Людмила.

  • «Может быть, этот гнев церковных бабушек зародился в те годы, когда окружающий мiр еще не пал так, как сейчас. Тогда всё ещё была нормой женщина в юбке и в платке, но некоторые уже стали носить брюки, не покрывать голову, стричься и т.п. И всё же это было очень вызывающе и для «традиционного» человека являлось сигналом того, что такая женщина пала. Поэтому, если эта женщина входила в Храм, на неё могли смотреть, как на явную бесстыдницу, и возмущаться тем, что свой порок она демонстрирует в святом месте.» Не совсем понимаю, о каких временах речь. Мир пал, когда свершилась революция, но в послереволюционные годы в храмы не ходили, а если где-то все же ходили, то — не те женщины, что носили брюки. До революционной же эпохи вряд ли были «нетрадиционные» женщины, разве что те же революционерки, но они исповедовали другую религию . Позже в СССР нравственные нормы, правда, стали возрождаться, но это были несколько иные нормы, чем те, что были приняты в дореволюционной православной России.
    «Можно думать, что обладаешь богатым внутренним миром, но выглядеть при этом, как блудница.»
    Конечно, можно, но к чему такие крайности? Обычная девушка с неизвращенным чувством красоты, одетая в брюки, и с макияжем давно уже не воспринимается, как блудница.
    «А если речь не о девушке, а о замужней или одинокой женщине, она, наверное, должна не столько нравиться, сколько производить впечатление достойного человека (и быть им).» Но человека без пола не бывает. Мы все либо женщины, либо мужчины, а не бесполые и бесплотные существа. И почему одинокой женщине возбраняется нравиться и хотеть выйти замуж? Что здесь недостойного? Мне напоминает такой подход революционную и раннесоветскую психологию, когда люди обоих полов назывались общим словом «товарищь».
    «Язычники тоже были знакомы с целомудрием.» Несомненно, целомудрие было, есть и будет во все времена. Вот только с модой на одежду это никак не связано.
    «Но это «проблема» распутного Дон Гуана, а не вдовы. Вдова была права, надев черное покрывало, а не платье с глубоким вырезом.» Разве это только его проблема? Мне представляется, что обоих: он соблазнил на грех, а она поддалась соблазну. Конечно, вдова была права, но это не спасло её от греха (результат все равно тот же, как если бы она надела декольте), потому что от него не спасает скромная одежда, так же, как нескромная (условно говоря) не вводит во грех того, кто не желает блудить. Кто чист, тот не запачкается, а свинья, как
    говорят, везде грязи найдет.
    «Думаю, женщина в длинной юбке действительно носит в себе тайну и становится более привлекательной, но не для тех, кто ищет только телесного.» Тех, кто ищет только телесного, людьми назвать затруднительно. Человек же (как правило) ищет и того и другого.
    Нашу дискуссию можно продолжать до бесконечности, поэтому, на мой взгляд, стоит поставить … не точку, а многоточие. Остаюсь пока при своих взглядах. Благодарю всех и в особенности Вас, Ольга Сергеевна, за интересный разговор и терпение.

  • «Товарищи» были мужеподобны независимо от пола, а в Церкви этого нет, во многом благодаря именно юбке и платку. Тем не менее, у души нет пола, и, совершенствуясь как христиане, мы не становимся совершенными женщинами или совершенными мужчинами, но уподобляемся Богу.
    Соглашусь с Мариной в том, что, изменяясь внешне, мы смиряемся и начинаем понимать, насколько трудно даётся смирение (что уж тогда говорить о внутренних переменах!).
    И Вам спасибо за беседу, Людмила Николаевна. Знаю, что переменить свои взгляды очень трудно, особенно если не на кого опереться.

  • Нижний Новгород

    Это просто клад! Очень много для себя здесь нашла, словно глаза стали открываться. Спаси Господи! Надеюсь, выйдет книга, она будет одной из моих любимых. Только одно резануло: » Но как спасаться в суете?» (про детей, бегающих по монастырю). У меня двое маленьких детей, суета непрерывная. Так как же спасаться в суете? Как стать «святой матерью»? Как было бы замечательно, если бы батюшка, может быть, побольше рассказал о своей маме, в пример для нас. Простите, ради Бога, если что не так.

  • Нижний Новгород

    Нашла ответ на свой вопрос «как спасаться в суете» у святителя Феофана Затворника, которого очень полюбила, благодаря этому сайту. Спаси и сохрани, Господи, авторов, создателей сайта на многая лета! Вы Божие дело делаете.

  • «Он < епископ Феофан (Быстров) >вёл дневник. Мне удалось почитать его… Чем дальше он вёл его, тем увеличивались выписки из Свв. отцов; так что в конце его Еп. Феофан выписывал одни выдержки из них. Но очевидно, они отвечали каким-то его личным переживаниям… Потом записи почему-то совсем прекращаются… Вероятно, он увидел, что эти выдержки несравненно авторитетнее, чем собственные мысли».

    Митрополит Вениамин (Федченков). Владыка. Записки об архиепископе Феофане (Быстрове)

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

О слово!

Новая книга иеромонаха Романа