col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Иеромонах Роман. Не сообразуйтеся веку сему

+

«Все человеки Божии не любят быть в славе между человеками» (свт. Филарет, митрополит Московский).

Быть Божьим человеком – потерять себя для міра.

Несколько десятилетий назад прихожане были похожи на прихожан, верующие даже внешне отличались от неверующих. Верующие женщины не стригли волосы, не перекрашивали их, не красили губы, глаза, ногти, носили платья, а не брюки. Сейчас и попадьи ходят простоволосые, не стыдятся носить брюки – о платках уже и речи нет, выброшены за полной ненадобностью. Мужчинам не приходило в голову ходить в Церковь в джинсах, бриджах. Сейчас в скабрёзном виде даже дерзают приступать к Причастию. Приходилось видеть фото пожилых женщин на юге, в пляжных лоскутах, держащих иконы. Но возможно ли, угождая мiру, быть Божьим человеком?

+

За чаем

– Можно ли, не почитая святых, спастись? – обратился к жёнам и дочерям своих знакомых из белоруского городка.

– Нельзя, – после небольшого молчания услышал в ответ.

– Тогда почему вы не почитаете своих Небесных покровительниц?

Все недоуменно посмотрели на меня.

– Почему не почитаем?

– А посмотрите на иконы своих святых. Есть ли там простоволосые, накрашенные, стоящие в брюках? Но так как почитание святых есть подражание им, значит, не почитаете. И кому вы подражаете? Лицедеям, блудницам и прочим непотребным представителям падшего мiра. Ваш внешний вид говорит о том, что вы стоите в их ряду, а не со своими Небесными покровительницами.

– В самом деле, – проговорила приветливая хозяйка дома, – придётся забыть о брюках и вспомнить о платке. С этого дня и начну.

Остальные промолчали. Ну хоть кто-то отозвался на призыв.

+

В одном из калужских Храмов на исповедь ко мне подошла молодая женщина. Всё, как положено: юбка, платок и… длиннющие ногти-когти.

– Зачем вам это? – указывая на руки, как можно мягче спросил прихожанку.

– Мне это не мешает.

– А не задумывались, что это может мешать священнику, который должен видеть пред собой мать, сестру, дочь, но только не женщину?

Недолгое молчание – и:

– До платка я доросла, а до этого пока нет.

– Так если вы и до этого не доросли, уверены, что доросли до принятия Христа?
Поймите, я человек приезжий и не хочу устанавливать здесь новые правила, но также не собираюсь менять свои. Подойдите к отцу настоятелю, он будет причащать. Если допустит, пусть это будет на его совести.

Прихожанка кивнула и пошла отыскивать настоятеля. Добрейшей души отец А., наверное, пожалел, что попросил меня исповедовать.

+

Несколько выше обмолвился о, возможно, последней поездке на родную Брянщину. Почему последней? В первый свой приезд побывал в районной библиотеке – встретили, как в родной семье: мы долго и тепло беседовали, сотрудницы библиотеки и дома культуры задавали много вопросов. Конечно же, речь заходила и о внешнем виде: ношении платков, брюк, а также о косметике. Второе посещение этой же библиотеки порадовало тем, что хоть кто-то из собеседниц был в платье. И в последний раз не могли не заехать, так как наша дорога лежала через тот же районный центр. Никто не ожидал нас увидеть, и все как одна, вышли в джинсах.

– Даа! – протянул нежданный гость, – плоды нашего общения налицо.

Так как мы очень спешили, в этот раз попросил не хлопотать о чае. Посидели, поговорили, сфотографировались на прощанье. Откуда ни возьмись, у всех появились платки, юбки. И хотя, как обычно, очень тепло расстались, на душе остался осадок.

– И какая польза от таких посещений? – уже в машине обратился к водителю. – Только усложняю всем жизнь, мешая жить, как привыкли. Рускiе люди, прекрасные души, а как помочь? Мiр оставил жуткие отпечатки в душах, сколько крови нужно пролить, чтобы изгладить их. Но кто об этом думает? Пора прекращать никому не нужные выныривания. Вот, паломники приезжают в скит – молимся, трудимся, общаемся. Потом все уезжают, чтобы вернуться на свою обычную наезженную колею и жить, как жили. Всем говорю, что нельзя строить чужие дома, разрушая свой, а сам постоянно этим занимаюсь. Пора закрываться.

– А как быть нам? – спросил немногословный водитель.

– А у вас есть свои Храмы, свои священники, сейчас все всё знают. Есть желающие окормлять и старчествовать, так что никто никакой потери не ощутит.

+

Не так давно оповестил своих знакомых – ближних и дальних: вычёркиваю из синодика всех, кто носит джинсы и шорты, женщин, которые красятся, ходят в брюках, лосинах, не надевают платок; кто, придя в Церковь, не желает оставить пагубные мiрские привычки. В самом деле, зачем насильно делать Божьим того, кто хочет быть чадом мiра?

Не всsкъ глаг0лzй ми2: гDи, гDи, вни1детъ въ цrтвіе нбcное: но творsй в0лю nц7A моегw2, и4же є4сть на нб7сёхъ (Мф. 7:21).

Неужели воля Божия в том, чтобы люди внешне и внутренне искажали Его Образ?

+

Мы пали нравственно до того, что женщину, носящую платок за пределами Храма, можно уподобить исповеднице. Одни говорят, оправдывая свою простоволосость, что внешнее неважно. Но если внешнее, в самом деле, несущественно, почему так держитесь за него? Другие лукавят, говоря, что не носят платки, чтобы их не путали с мусульманками. Теперь понятно, почему спиваются славяне…

+

Летом, как снег на голову, в скит прибыли паломники – игумен, иеромонах и четверо попутчиков-мiрян. За столом обратил внимание, что, кроме священников, все были в джинсах.

– А почему в джинсах приехали в скит?

– Мы уже в селе переоделись, ехали в шортах, – с улыбкой ответил старший.

– Как в шортах? При игумене и иеромонахе ехали в шортах? Батюшка, а вы почему не объяснили, что нельзя в таком виде ездить в монастыри и скиты? – обратился к игумену.

Тот молча развёл руками. Дело близилось к вечеру, не хотелось отправлять на ночь глядя прибывших издалека паломников, но на другой день, после обеда, сказал:

– Смотрите, что получается. Вы все в джинсах. В таком виде вас не во всякий кабак впустят. Далее: в банке тоже существует свой кодекс, сотрудники ходят в той одежде, какую скажет носить банкир. Теперь вопрос ко всем. Почему люди больше слушаются владельцев кабаков и банков, чем прихожане священников? Получается, что священники заботятся о достоинстве Церкви меньше, чем те о своих заведениях? Почему настоятель должен ставить дом Божий ниже кабаков и банков, впуская прихожан в непотребном виде в Церковь? Поэтому, прошу прощения, в таком виде не могу вас оставить на ночную Литургию, езжайте с миром.

– А нам никто не говорил об этом.

– Теперь будете знать.

К общему удивлению, никто не обиделся, не напрягся. Наоборот, задумались. У причала все подошли под благословение, обнялись и махали из лодки руками, пока не скрылись за поворотом.

+

А теперь посмотрим, какие требования предъявляются к желающим посетить «высокое общество».

«White Tie – самый строгий и формальный из всех видов дресс-кода. Практикуется он крайне редко, однако, если в приглашении присутствует обозначение „White Tie“, значит, вам предстоит невероятно важный и изысканный прием, где соберутся сливки общества. Это может быть какая-нибудь официальная церемония, вручение награды или дипломатический прием. Правила этого дресс-кода довольно жесткие, мужская и женская одежда должны точно соответствовать.

Мужчины:

черный фрак, другие цвета запрещены;

белый жилет, который застегивается на три пуговицы, причем застегнуты должны быть все три;

обязательным аксессуаром является белый галстук-бабочка и белый платок;

черные лаковые туфли;

при себе желательно иметь белые перчатки или карманные часы.

Женщины:

могут ожидать трудности в выборе цвета и фасона платья, ведь в правилах это никак не регламентируется;

платье должно быть не выше щиколотки, желательно, в пол;

плечи лучше прикрыть накидкой, например, меховой;

под платье обязательно нужно надеть чулки бежевого цвета;

высота каблука может быть любой, необходимо только, чтобы туфли не открывали пальцы;

из аксессуаров уместны максимально длинные перчатки, которые позволяет платье, и маленькая сумочка-клатч;

бижутерия не допускается ни в коем случае, только настоящие камни, которые можно взять напрокат на один вечер;

волосы должны быть собраны в элегантную прическу».

Не стыдно ли так называемым христианам и христианкам идти на встречу со Христом абы как одетыми? И если люди века сего угождают протухшим «сливкам общества» больше, чем вы Распятому за всех, то грош цена вашей вере.

+

О дерзости

«Особенное внимание должно обратить на то, чтоб отучиться от свободы в обращении с людьми, свободы, столько одобряемой и столько любимой в светских обществах… Святые Отцы сильно говорят против свободного обращения, которое они называют дерзостию…

„Нет страсти более лютой, как дерзость: она — родительница всех страстей“ (авва Агафон).

Преподобный авва Дорофей, приводя эти слова святого Агафона в одном из поучений своих, говорит: „Очень хорошо и очень разумно сказал Старец, назвав дерзость материю всех страстей. Она — мать их, потому что изгоняет страх Божий из души… Несомненно, там всякое зло, где нет стра¬ха Божия. Дерзость проявляется различно: может она выразиться и словами, и действиями тела, и одним взором. От дерзости переходят к празднословию, к разговорам о предметах мирских и шуточным, возбуждающим непристойный смех. Причисляется к дерзости и то, когда кто прикоснется к ближнему без нужды, или прострет к устам его руку, чтоб остановить его слово или смех, когда позволит себе вырвать что-либо из рук ближнего или толкнуть его, когда позволит себе посмотреть на ближнего бесстыдно. Все это причисляется к дерзости, и происходит от того, что человек не имеет в душе страха Божия. Из такого состояния можно перейти мало-помалу к совершенному нерадению о себе. По этой причине Бог, преподавая заповеди, из которых состоит закон, данный Моисею, сказал… Без благоговения невозможны ни истинное Богопочитание, ни хранение заповедей“.

… Свободное обращение часто является по побуждениям человекоугодия, двоедушия, от слабости нравственных правил и воли. Охраняя от этих начал свободного обращения, преподобные Варсонофий Великий и ученик его Иоанн Пророк говорят: „…Если хочешь избавиться от постыдных страстей, не обращайся ни с кем свободно, особенно же с теми, к которым сердце твое скло¬няется в страсти похотения. Чрез это освободишься и от тще¬славия, ибо к тщеславию примешивается человекоугодие, к человекоугодию свободное обращение, а свободное обращение есть ма¬терь всех страстей. Уклонись от дерзости, как от смерти“.

Для всех очевидно и понятно, что свободное обращение, весьма легко и часто переходящее в величайшую дерзость и наглость, бывает причиною ссор, гнева, памятозлобия; но не всем из¬вестно и понятно, что от свободного обращения возжигается сильнейшая блудная страсть». (Cвт. Игнатий Брянчанинов. Из «Правил наружного поведения для новоначальных иноков».)

+

Настало время жутковерующих всезнаек. Жутковерующие любят дружить с мiром, брататься с католиками и подражать чадам погибающего века сего. Жутковерующим политикам хождение в Храм не мешает издавать антинародные законы. Жутковерующим олигархам-бизнесменам общение с архипастырями не мешает грабить их же паству: как-нибудь выберутся, трудяги, на Афон, подкинут грекам крохи наворованного и с набальзамированной совестью вернутся расхищать народное достояние. Жутковерующим лицедеям стояние со свечой не мешает на глазах у всех ложиться в постель, делать непристойные движения, материться – растлевать общество. Мало того, их телам в роскошных гробах ещё похлопают, и жутковерующие попы будут счастливы помахать кадилом у их могилок. Жутковерующие интеллигенты недоумевают, почему матерщина считается грехом, приводя в пример жутковерующих именитых поэтов и писателей. Жутковерующие певчие по благословению жутковерующего настоятеля, отпев обедню, поют и пляшут на той же самой солее, где причащались. Вот одна жутковерующая певчая, намалеванная, наштукатуренная, как и все «славящие Бога», стоит на солее перед микрофоном, выламываясь, как на сцене. Таких жутковерующих и в свой дом не пустил бы, не то, что в дом Божий. Неужели уже невозможно предстоять пред Богом в пристойном виде? А ведь кто-то из них окончил богословское учебное заведение и готов заткнуть за пояс любого старца высказываниями Святых Отцов. Да разве они прославляют, а не оскорбляют своим непотребным видом Создателя, испытывая Его Долготерпение? Иноверцы и безбожники смеются, говоря: «Что сто́ит ваша вера, если её последователей не отличить от завсегдатаев ночных клубов, борделей и прочих злачных мест?» Но обвинять ли веру, если пасущих и пасомых не согнать с широкого пути на заповеданный узкий? Полон Храм жутковерующими, но избави, Господи, душу, ищущую Тебя, уподобиться им! А где же верные, где Божии? А верных днём с огнём не сыскать. Но они были, есть и будут! И ради них ещё долготерпит Господь.

+

Когда писал о сквернословии классиков, сказал, что никому не дозволено пакостить на площадях. Тронул идолов от литературы, и жутковерующие показали себя во всей красе! Что тут началось! «Да кто он такой?! Да как посмел посягнуть на самое святое!» Самое печальное, что негодовали, в основном, женщины. Уму непостижимо: те, кого должно было бы коробить от матерщины, кто обязан хранить чистоту и стоять за неё, вопияли больше всех. Пропитанные тлетворным духом мiра жутковерующие не возгнушались непотребством. Чего и следовало ожидать: грязь кумиров для идолопоклонников священна и неприкосновенна.

+

«Поэтому, так положа руку на сердце, какую мы имеем веру? Не православную. Наша вера с вами, дорогие мои, натурально бесовская. Приходит на исповедь и валяет дурака. Но это тоже не страшно. Страшно совершенно другое – что он это валяние дурака воспринимает как покаяние. Человек уже давно покаяние заменил исповедью. То есть вместо покаяния я тебе расскажу сейчас, какой я плохой. Но я не собираюсь ничего в этом менять, я таким и хочу остаться. Вот в чём дело. Никакого изменения в себе я не собираюсь даже производить… Никаких усилий, чтоб себя изменить, мы не производим. А христианством называется как раз это усилие» (прот. Димитрий Смирнов).

+

И# речE сэдsй на пrт0лэ: сE, нов† вс‰ творю (Откр. 21:5).

Господь хочет омыть, обновить человека, но современные Адамы и Евы не желают меняться даже внешне, уподобляясь юродивым в бане: разденутся, коснутся водички и надевают на себя прежние грязные одежды. Мало кто, приходя в Церковь, оставляет прежние свои взгляды, привычки – жизнь.

+

«… Сущность христианства и состоит именно в этом новотворении: новотворении пораженной ядом греха души человеческой, а с нею и всего остального мира, на который также легла печать этого греха.

Но сколь велико лукавство диавола и предавших себя ему служителей его! Даже все то, что так ясно заповедано Господом в Его Божественном Евангелии, он стремится перетолковать, переиначить на свой лад, лишь бы только не допустить этого новотворения, а еще больше погрузить человека в бездну греха, откуда уже не будет выхода!

Кто во Христе, тот новая тварь (2 Кор. 5:17) — так учит нас Слово Божие, то есть кто хочет быть христианином, тот должен переродиться, стать совершенно новым человеком. Об этом постоянно учил Сам Господь наш Иисус Христос, столь решительно сказавший иудейскому законоучителю Никодиму, пришедшему к Нему ночью: Истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия (Ин. 3:3), а дальше поясняет, как это родиться свыше — водою и духом (Ин. 3:5), то есть через Таинство Крещения и прочие Таинства, подающие благодать Святаго Духа, которая и перерождает человека.

Сказано совершенно ясно и понятно. Но вот в последнее время появились люди, и даже среди священнослужителей и некоторых иерархов Православной Церкви, которые стали учить, что не себя мы должны обновлять с помощью благодати Святого Духа, а Церковь нашу, которая якобы устарела, «отстала» от времени, противится общему «прогрессу», которым все вперед и вперед идет человечество (!?), будто бы здесь на земле.

Так появились у нас в Русской Церкви «обновленцы» и во всем православном мире — «модернисты», поставившие себе главной задачей не себя самих обновлять, чтобы стать «новою тварью во Христе», а модернизировать Церковь нашу, чтобы она не отставала от «духа времени», а шла «в ногу» с ним.

И вот мы слышим из уст некоторых высших иерархов Православной Церкви совершенно, казалось бы, невероятные слова. Сказанное Самим Богом об обновлении мира и человека: Се, творю все новое они относят не к духовному обновлению человека, не к его рождению свыше, как новой твари, а к модернизации Церкви, — к изменению и переделке в Церкви всего, что было в ней раньше, от самого начала ее существования, в новом духе, в согласии с веяниями времени, со всем тем, что тешит человеческие страсти — в духе мира сего, по слову Апостола, во зле лежащего (1 Ин. 5:19), князем которого является никто иной, как сам диавол, по словам Самого Господа, сказанным незадолго до Его крестных страданий (Ин. 12:31).

Ведь это — подлинное безумие! Какое оправдание могут эти люди, заблуждающиеся так грубо и других вводящие в заблуждение, найти для себя, когда Слово Божие столь ясно говорит об обновлении именно души человеческой, чего как раз они и не хотят делать, а готовы оправдывать всю греховную порчу души, ссылаясь на «дух времени», который для них является большим законом, чем Закон Божий.

Ведь св. Апостол Павел так ясно говорит именно о таком обновлении, а никак не о реформации Церкви, которую они замышляют и которую уже, на наших глазах, незаконно, порою исподтишка, а порою и открыто уже проводят. Неоднократно мы находим его настойчивый призыв совлечься ветхого человека с делами его и облечься в нового, который обновляется в познании по образу Создавшего его (Кол. 3:9-10).

Этот великий «Апостол языков» всех нас зовет отложить прежний образ жизни ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях, а обновиться духом ума нашего и облечься в нового человека, созданного по Богу, в праведности и святости истины (Еф. 4:22-24).

А в Послании его к Римлянам мы находим особенно сильный призыв, направленный как будто прямо против этих современных модернистов, пропагандирующих следование «духу времени», являющемуся для них почему-то непреложным законом, во имя которого можно и должно даже попирать Закон Божий:

Представьте тела ваши в жертву живую, святую, благоугодную Богу, для разумного служения вашего, и не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познавать, что есть воля Божия, благая, угодная и совершенная (Рим. 12:1-2).

Так вот, видите ли: Слово Божие призывает нас «не сообразоваться с веком сим», а модернисты именно это и проповедуют теперь, призывая всех нас сообразоваться с современным миром, более чем когда-либо прежде во зле лежащим.

Что же это такое? От Бога ли такие «проповедники», хотя бы и были они облечены во священные одежды?

А такой призыв в наше время многим весьма по душе! Да и не удивительно, ибо плыть по течению, угождая страстям своим, гораздо легче и приятнее, чем совлекаться своего ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях и преобразоваться обновлением ума своего. Тут не требуется никакого труда своего, а просто делай, что хочешь, что тебе нравится, что тебе приятно: теперь — все можно, все позволено, ибо сама Церковь, реформированная патриархами, это разрешает!

Но что особенно ужасно и преступно, это то, что весь этот модернизм любит прикрываться и оправдывать себя заповедью о христианской любви (!!), под которую подводится все, что угодно, вплоть до самого грубого попрания Христовой Истины, которая для христианина должна стоять выше всего. Ведь истинно христианская любовь — это только та, которая ставит себе главной целью спасение душ в жизнь вечную, но уж никак не их погубление, в угоду чьим бы то ни было страстям человеческим.

С этой точки зрения модернизм хуже и зловреднее атеизма, ибо атеизм открыто заявляет, что не признает существования Бога, духовного мира и будущей жизни, а модернизм, не отвергая этого прямо, производит такую ломку, такое искажение и потрясение всего того, чему столетиями учила святая Церковь, воспитывая духовно верующих, что люди, без всякого гонения на них, сами теряют веру и становятся духовными нигилистами, по существу, ничего не признающими.

Это — не голословные утверждения, ибо все это мы теперь видим на деле в современной жизни. Модернисты всеми фибрами души ненавидят «консерваторов», как они называют истинно верующих, ибо чувствуют, что со своим модернизмом они все потеряли — утратили все подлинные ценности нашей святой веры и остались ни с чем, «у разбитого корыта», с опустошенной душой, оставив лишь напоказ жалкие остатки того, что было когда-то верой. Одним словом, модернизм в вере — это в наше время главное орудие диавола для уничтожения, для полного искоренения веры и насаждения безверия. Гонения открытые и явные только укрепляют в вере истинно верующих, делают их исповедниками, готовыми на мученический подвиг, а модернизм расслабляет верующие души, как моль и тля подтачивает и искореняет истинную веру, делает поддавшихся ему христиан подлинно солью обуявшей, по слову Христову (Mф. 5:13).

Страшно за священнослужителей, а тем более — за иерархов, проповедующих модернизм, стремящихся «обновить» Церковь и Ее учение!

Кому они служат?

Конечно, тому же сатане, как и явные богоборцы, только сатане, преобразующемуся во ангела светла, по словам св. Апостола (2 Кор. 11:13-15). Подражая своему вдохновителю, и сами они «принимают вид служителей правды». Но Апостол, разоблачая их, называет их «лжеапостолами» и «лукавыми делателями», которые только принимают вид Апостолов Христовых, и предостерегает от них, увещевая беречься их.

И это все вполне понятно. Ибо немногие лишь пойдут за явными богоборцами: вот почему сатане и нужны такие «лукавые делатели», которые под личиной внешнего благочестия способны взрывать Церковь и веру нашу изнутри своими новшествами и самочинными измышлениями, которые порою кажутся иногда благовидными и могут прельщать и увлекать за собой людей, недостаточно знающих свою православно-христианскую веру, недостаточно стойких в вере истинной, колеблющихся и увлекающихся всяким ветром учения, по лукавству человеков, по хитрому искусству обольщения (Еф. 4:14).

Преступные новаторы-модернисты, стремящиеся все превратить, все извратить в Церкви по своему развращенному вкусу, в угоду своим страстям! Не клевещите на Бога, сказавшего: Се, творю все новое (Откр. 21:5), не лгите на Истину! Не о замышляемых вами преступных «реформах» в Церкви это сказано, а об обновлении ваших душ, которые вы упорно не хотите обновлять, предпочитая лелеять в себе ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях. Вашими «реформами» вы хотите только узаконить для себя и для других, вам подобных, эти «обольстительные похоти», чтобы творить грех и сеять зло без всякого зазрения совести, если кое-что от нее у вас еще осталось!

Но вот что надлежит вам помнить! Это — Богооткровенное слово св. Апостола, обращенное как бы непосредственно к вам:

Если бы даже… Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема! (Гал. 1:8).

Евангелие Христово и все писания Боговдохновенных учеников Христовых открыли нам все, что необходимо нам знать для нашего спасения, а Отцы и Учители Церкви разъяснили, как все это надо правильно понимать и применять в своей жизни, а потому ничего нам более не нужно — не надо никакой туманной философии, никаких лукавых мудрований от собственного каверзного ума, а потому не дерзайте самоуверенно и богохульно перетолковывать и переиначивать все то, чему веками учила наша св. Церковь и чем спасались на протяжении многих веков православные христиане, давшие из своей среды целые сонмы великих угодников Божиих, молитвенников, подвижников и чудотворцев. На это святое учение и на подвиги этих прославленных святых будем взирать с полным доверием и любовью, а вы, новаторы-модернисты, для нас не авторитет, и нам нечему у вас учиться! Вы — не более как дерзкие, самоуверенные отступники от Святого Православия!

Итак, стойте, братия, в вере, мужайтеся, утверждайтеся! (1 Кор. 16:13). А модернистам, как прелюбодеям в вере, судит Бог! (Евр. 13:4)».

(Архиепископ Аверкий (Таушев). «Се творю всё новое».)

+

Нынче где только не встретишь миссионера! Всё идёт в ход – и рок, и концерты в Храмах, и театры, и футбольные команды, и клубы, и ток-шоу, и гробы на колёсах. Всё это напоминает неофита-ревнителя, пришедшего к уголовникам и пытающегося на фене рассказать о Благой вести. Вместо того, чтобы возводить слушающих к высокому, горе-проповедник, теряя достоинство, переходит на их уровень, старается быть своим, превращая проповедь в балаган, а себя в скомороха.

+

Однажды мне рассказали о священнике, который сидел с братвой в кабаке областного белорусского города.

– Батюшка, они смеялись над ним! Подливали водку в его стакан и сами подмигивали друг другу. Я подошёл к нему, сложил руки для благословения, поклонился: «Благословите, отец». Он перепугался, стал у других спрашивать: «Кто это?»

Я слушал, и мне было жаль священника, который, возможно, гордился «крутыми» связями и забывал о том, что, роняя достоинство, невозможно привести к Тому, Кто помогает это достоинство обрести. Да и в кабаке ли, за возлияниями, приводить?

+

Нельзя заигрывать с мiром. Без вреда душе нельзя ему и подражать. Чада мiра сего должны брать пример с Божиих чад. А если чада Божии берут пример с чад мiра сего, то они перестают быть Божиими, становясь для внешних преградой пред церковными вратами.

+

Речe же гDь: сjмwне, сjмwне, сE сатанA пр0ситъ вaсъ, да бы2 сёzлъ, ћкw пшени1цу: ѓзъ же моли1хсz њ тебЁ, да не њскудёетъ вёра твоS: и3 ты2 нёкогда њбрaщьсz ўтверди2 брaтію твою (Лк. 22:31-32).

«У христиан — свой мир, свой образ жизни, и ум, и слово, и деятельность свои; инаковы же и образ жизни, и ум, и слово, и деятельность у людей мiра сего. Иное — христиане, иное — мiролюбцы; между теми и другими расстояние велико. Ибо обитатели земли, чада века сего уподобляются пшенице, всыпанной в решето земли сей, и просеваются среди непостоянных помыслов мiра сего, при непрестанном волнении земных дел, пожеланий и многосплетенных вещественных понятий. Сатана сотрясает души, и решетом, то есть земными делами, просевает весь грешный род человеческий. Со времени падения, как преступил Адам заповедь, и подчинился лукавому князю, взявшему над ним власть, непрестанными обольстительными и мятущимися помыслами всех сынов века сего просевает, и приводит он в столкновение в решете земном» (преп. Макарий Великий).

+

Духом мiра сего пропитаны многие мiряне, пастыри и архипастыри. Отсюда превращение домов Божиих в театры, клубы, места для соревнований. Мы стали слепыми и глухими на духовное.

«Хочется быть дальше от этой жизни, от духа мiра сего. Этот дух овладел всем человечеством. Только со стороны можно видеть и почувствовать всю мерзость и ужас этого духа. Мало теперь людей на земле, которые могли бы освободиться от действия на них злого духа. Это ужасно! Говорят, что лягушка, встретив глаза змия, не может оторваться от них, в ужасе кричит, но не может убежать, а всё приближается к змию, пока не попадет в пасть.

В вечерних молитвах есть такие слова: „Изми мя, Господи, от уст пагубного змия, зияющего пожрети мя и свести во ад жива“. Это написано из опыта. Находящиеся в сфере действия этого духа не чувствуют этого и не верят тем, кто освободился уже от него» (иг. Никон (Воробьёв)).

+

«Каждый христианин должен находить для себя закон, обязанность и побуждение непременно сделаться святым. Если же вы живете без старания и без надежды быть святыми – вы христиане лишь по имени, а не по существу, а без святости никто не увидит Господа, то есть не достигнет вечного блаженства… Верно слово, что Христос Иисус пришел в мир спасти грешников. Но мы обманываемся, если думаем, что спасемся, оставаясь грешниками. Спасает Христос грешников тем, что дает им средство сделаться святыми» (свт. Филарет Московский).

+

Неблагодарность – путь в бездну. Не ищите неблагодарного в Царстве Божьем, неблагодарные чада міра находятся под властью князя-человеконенавистника.

«Может ли быть благодарным сребролюбец? К кому может он возыметь благодарность? Ни к кому. Он считает всех своими врагами, желая у всех отнять все. Хотя бы ты отдал ему все свое имущество, он не изъявит тебе никакой благодарности, но будет досадовать, что ты не имел большего богатства и не сделал его обладателем большего. Хотя бы ты сделал его владыкою вселенной, он не изъявит тебе благодарности, но будет думать, что он ничего не получил. Его желание ненасытимо: потому что оно походит на желание, болезни присущее; а такие желания ненасытимы. Как страждущий горячкою никогда не может насытиться, но постоянно чувствует жажду и никогда не насыщает неутолимого желания пить; так и одержимый страстию к богатству никогда не может насытить своего желания. А не насыщаясь никогда, он не будет и благодарен тебе, сколько бы ты ни давал ему. Он был бы благодарен тому, кто дал бы ему столько, сколько он желает. — Но этого никто не может сделать, потому что желание его безмерно. Посему он и не может быть никому благодарен. Нет человека столь неблагодарного, как сребролюбец, и столько бесчувственного, как корыстолюбец» (свт. Иоанн Златоуст).

+

МАЛОВЕРИЕ

Болsщыz и3сцэлsйте, прокажє1нныz њчищaйте
(Мф. 10:8)
.

Что за вера такая? Везде колокольные звоны,
Золотятся кресты, но никто не целует Креста!
Как источник напасти, обходят святые иконы:
Маловерной душе и Святыня уже не свята.

Даже влас не падёт с головы†! В одночасье забыли!
Утопая в сомненьях, причастница к Чаше идёт.
Чад постигла беда, а монахи ворота закрыли:
До мiрян ли отцам — бережёного Бог бережёт!

Не ведут на расстрел, и никто не грозит револьвером:
Тем, кто мiр возлюбил, не дано за Христа умереть.
Пожелаем две жизни прожить на земле маловерам,
Ну а нам бы успеть с покаянием руки воздеть…

22-23 марта 2020
 
† Мф. 10: 30.

Читательница оставила отзыв о стихотворении «Маловерие», где в числе прочего написала: «Выбор, чья позиция правильная патриарха о. Кирилла или о. Романа я считаю достоин плача».

Вряд ли нужно оспаривать очевидное: слишком разные весовые категории. Тем не менее, не желая задеть кого бы то ни было, отмечу, что всегда есть опасность в следовании за кем-то, если тот не идёт за Истиной. И если родной отец ведёт своего сына в притон, то, при всей любви и уважении к отцу, сын не должен следовать за ним. Чтобы не впасть в многословие, скажу, что меня не радуют экуменические шабаши, уравнивающие Истину Святого Православия с ложью ересей, иноверия и сект, благословение на издание трудов протоиерея Александра Меня издательством Московской Патриархии, празднование двадцатипятилетия кочетковщины в главном Храме столицы. Если же это кем-то приветствуется – на каждый роток не накинешь платок, каждый волен думать сообразно своим понятиям о Спасении.

Впрочем, и не собирался спорить в этом стихотворении с Патриархом, да и не смог бы это сделать при всём желании: своё мнение по поводу происходившего в Церкви Великим постом 2020 года он высказал позже.

Далее читательница привела примеры из Отечника — «о том, что живущие в мiру достигали в меру духовного совершенства путем смирения»: о кожевнике и домохозяйках, превзошедших преподобных Антония и Макария Великих.

1. Нельзя принимать исключение из правил за норму. 2. Возможно, преподобным Антонию и Макарию Господь открыл о них или в начале отшельнического жития, или в средине: трудно представить, чтобы пришедшие в меру подвижники — «небесные человеки и земные Ангелы», как их называли, подвизались ради подвигов, а не ради «милования, прощения и веры». 3. Когда современные монахи и священники ставят жизнь некоторых своих мiрских знакомых выше своей, это радует, потому что говорит о трезвости и смирении монахов и священников. Но когда современные мiряне ссылаются на эти древние примеры, говоря, что «не жертвы и подвигов хочет Господь, но милования, прощения и веры», то они, вольно или невольно, ставят себя выше монашествующих, отрицая ведомую только Господу брань, которые переносили боголюбцы в уединении.

«Праведность в миру имеет особую ценность и зачастую ставится выше уединенного подвижничества и монашеского подвизания, начинающегося с бегства от людей и мирских благ» — написала далее читательница.

Видимо, представителю слабого современного монашества лучше промолчать, отправив автора спорить с Апостолом языков (Евр. 11:38).

+

НЕ РАЗЛУЧИТЬ!

Кто2 ны2 разлучи1тъ t любвE б9іz?
(Рим. 8:35)

Блажил неистовый писатель:
Горите пламенным огнём!
Театр наш храм, туда ступайте,
Живите и умрите в нём!

Властитель дум, любитель драмы
Хотел игрой улучшить злых?
Позорище равняя с Храмом,
Он был слепым вождём слепых.

Одёрнул кто-то господина
За экзальтированный гнус?
На сцене, в зале — всё едино! —
Он звал на смерть холопов муз!

— Виват! — восторженное племя
Бесилось, идолу под стать…
Представьте, пастырь в наше время
Позвал бы в Церковь умирать.

Навряд ли власти приголубят
Того, кто поперёк им встал,
Того, кто больше жизни любит
За нас распятого Христа!

О время всевозможных равенств!
О наказанье без вины!
Но если можно жить без Таинств,
Тогда зачем Они нужны?

Всё чётче контуры содома,
Всё ближе адские врата.
Но чем же смерть в больнице, дома
Достойней смерти у Креста?

И что же делать, в самом деле?
Что ждёт уже невдалеке?..
Кому намордники надели,
Тех поведут на поводке.

8 мая 2020

Примечание. Автор хотел бы, чтобы каждый христианин горел желанием умереть за Христа, но, доверяя Спасительному Промыслу Божию, никого не призывает к этому, полагая, что каждый должен руководствоваться своей мерой и совестью.

+

Из переписки с читательницей.

«Зашла на сайт „Ветрово“, прочитала последнее опубликованное стихотворение: не мне, человеку не искушённому в вопросах Веры, спорить или соглашаться с монахом, оставившим ради Бога мiр, по поводу жажды смерти у Креста. Безспорно — это достойная смерть, но ведь такую смерть надо ещё заслужить. Думается, отсутствием намордника, непослушанием власти и священноначалию по вопросам самоизоляции вряд ли удостоишься смерти у Креста. По поводу поводка — нас давно на нём водят».

Несомненно, «такую смерть надо ещё заслужить». И каким же образом, находясь в «самоизоляции», можно её заслужить?

Причастие – встреча, точнее, принятие в себя Самого Христа. И если скажут, что на пути в Храм или в Храме, во время молитвы, могут застрелить, то кто будет со Христом – идущий ради Него на смерть или разумно оберегающийся в «самоизоляции»? Это первое. Второе – за одним поветрием придёт другое, третье, всё равно от грядущих бед, заслуженных нами, никому не отсидеться.

+

Nбaче сн7ъ чlвёческій пришeдъ ќбw њбрsщетъ ли (си2) вёру на земли; (Лк. 18:8).

«Это значит: обрящет ли Он истинно верующих, доказывающих веру делами, особливо же истинною и действительною молитвою, подвиг которой и основывается на вере и совершается, постоянно опираясь на веру? Такой оборот, по употреблению его Писанием, равносилен следующему: Сын Божий, пришедши на землю, почти не найдет никого или найдет весьма-весьма мало таких, которые имели бы истинную веру и зависящее от нее, являющее ее молитвенное преуспеяние. А тогда-то это преуспеяние и нужно в особенности! „Кончина приближися, – говорит святой апостол Петр, – уцеломудритеся убо и трезвитеся в молитвах“ (1 Пет. 4:7). Ни преуспеяния в молитве, ни истинного делания молитвы не будет: все человеки займутся вещественным развитием, займутся тем, чтоб обратить обреченную на сожжение землю в свой рай; сочтут в самообольщении временную жизнь вечною, заботы о приготовлении себя к вечности отвергнут и осмеют. Для тех, которых мысли всецело устремлены к земле и заняты землею, нет Бога. Возносящийся к Богу чистою и частою молитвою стяжавает живую веру в Бога, ею видит Его и пролетает, как крылатый, чрез все превратности и бедствия земной жизни. Он узрит «отмщение свое от соперника своего», и возрадуется не только о прощении грехов своих, но и об очищении своем от греховных страстей. Это состояние святые Отцы называют святостью, блаженным бесстрастием, христианским совершенством. В этом состоянии он сподобится „убежати всех бедствий, хотящих быти, и стати пред Сыном Человеческим“, когда будет востребован пред него и смертью и тою трубою, которая соберет живых и мертвых на суд пред Сына Божия» (свт. Игнатий (Брянчанинов). Аскетическая проповедь).

+

Ослеплённые городскими фонарями, оглушённые шумом века сего не видят Божиих звёзд, не слышат постоянных Его призывов. Но если слепые не увидят и глухие не услышат, зачем же, призывая на себя громы и молнии, писать о том, что не порадует высокопоставленных чиновников от Православия? Чтобы молчанием не потакать человеческим немощам и не быть соучастником душепагубного отступления, ибо «молчанием предаётся Бог» (свт. Григорий Богослов. Слово 21-е.)

+

Из письма:

«Современному человеку, не имеющему духовного руководства, не стремящемуся к монашеству, многое может показаться неудобоваримым, может показаться, что Вы отождествляете Спасение только с внешним, может насторожить то, как Вы категорически против любых попыток реформирования чего бы то ни было в Церкви».

Обычно люди видят то, что хотят видеть. Понимаю, мало кому угодил своей писаниной, так ведь и цель была другая: показать, что человеческие немощи не должны заслонять Лик Христов, что Церковь способна к очищению и приемлет рождённые болью недоумения чад. Мы верим и знаем, что Церковь Свята, что Глава Её Сам Господь, и что Дух Святой наделяет каждого надлежащей мерой, ибо Ї}съ хrт0съ вчерA и3 днeсь т0йже, и3 во вёки (Евр. 13:8).

+

И#щи1те же прeжде цrтвіz б9іz и3 прaвды є3гw2, и3 сі‰ вс‰ приложaтсz вaмъ (Мф. 6:33).

є3ди1но же є4сть на потрeбу (Лк. 10:42).

Мы живём в последние времена и заповеданное единое на потребу заменили всевозможными развлечениями, отзываясь на прихоти мiра, возжелав идти в ногу с непримиримым богоборцем. Мiрские забавы увлекают пастырей и архипастырей. Дух мiра сего овладел пасущими и пасомыми. Вси2 ўклони1шасz, вкyпэ непотрeбни бhша: нёсть творsй бlг0е, нёсть до є3ди1нагw (Пс. 52:4). Христиане стыдятся быть Христовыми! Но если кто не хочет быть Христовым, то это означает лишь одно – он не хочет быть спасённым, ибо только Христос Спаситель. Аминь!

иеромонах Роман
декабрь 2017
скит Ветрово

Страницы ( 11 из 11 ): « Предыдущая1 ... 910 11

Заметки на полях

  • БАТЮШКА ДОРОГОЙ,С РАДОСТНЫМ ПОСТОМ! БЛАГОСЛОВИТЕ.ВЫ,КАК ГОЛОС СОВЕСТИ,МАЯК. ПРОЯСНИТЕ МНЕ,ГРЕШНОЙ,НАСКОЛЬКО ДОПУСТИМО ОБРАЩЕНИЕ К ВАМ «ОТЧЕ»…,ЕСЛИ МОЛИТВА ГОСПОДНЯ НАЧИНАЕТСЯ С ОТЧЕ НАШ… ? ХРАНИ ВАС БОГ! ВАШИ ОТКРОВЕНИЯ БЕСЦЕННЫ.ЭТО НЕ ПРОСТО СЛОВА,ЭТО ПРОПОВЕДЬ.ЖЕРТВА. СОГЛАСНА С КАЖДЫМ СЛОВОМ И ПОДДЕРЖИВАЮ ВАС.НЕ УДАЛОСЬ ВОВРЕМЯ ПОЗДРАВИТЬ ВАС С ПРЕСТОЛЬНЫМ ПРАЗДНИКОМ СВ.ИКОНЫ БОЖЬЕЙ МАТЕРИ «ВЗЫСКАНИЕ ПОГИБШИХ»(18.02),КОТОРУЮ НЕ ТОЛЬКО ПОЧИТАЮ,НО И ВОЗЛАГАЮ ОГРОМНУЮ НАДЕЖДУ ВО СПАСЕНИЕ ДУШ ЖИВЫХ И УСОПШИХ СРОДНИКОВ,ПРАВОСЛАВНЫХ ХРИСТИАН.

  • Читать очень тяжело, почти невозможно, простите меня. 1, 2 страницы прочитала, то, что происходит в нашей жизни, большое спасибо. 3 страницу не смогла прочитать.

  • Елене, Неман.
    Почитайте «Люблю молиться Николаю Угодничку» — витаминка. А «Не сообразуйтеся веку сему» — лекарство

  • «Научниками быть дано очень немногим, не всем можно и проходить науки, но обсуждать окружающие нас вещи, чтоб добыть определенные о них понятия, всем и можно, и должно. Вот этим и следовало быть у всех занятою мыслительной силе. Сколько она добудет – это судя по своей крепости, но она должна быть всегда занята серьезным делом обдумывания и обсуждения действительностей» — святитель Феофан Затворник

  • Спаси Господи, прочитала еще раз, читала не один день, чувствую, что прочла бы еще и еще раз, очень много мыслей, фактов, цитат святых отцов, даже в отношении одежды, все очень важно. Спаси Господи, отец Роман. Прочитала первые комментарии, очень нужная книга. Спаси Господи!

  • Про смертную казнь вопрос, конечно, сложный. Безусловно, те, кто совершает ужасные злодейства, заслуживают воздаяния, соответствующего их деяниям. Но как быть с тем, кто будет исполнять приговор? Не нарушит ли он заповедь «не убий»? Ведь убийство не перестает быть таковым, даже если убиенный его заслужил. Или казнь душегуба не является грехом? Да и осознает ли этот душегуб то, что совершил, раскается ли? Давным-давно смотрела фильм про заключенных, ожидающих своей участи в камере смертников. Помню, как поразили меня слова одного из них. Перед лицом смерти этот, с позволения сказать, человек, совершивший не одно зверство, вдруг сказал, что всегда …очень любил людей…

  • Согласна, что ходить в церковь в чем попало недопустимо, но почему православным христианкам нельзя носить брюки вне стен храма? Как это мешает спасению? Запрет на ношение женщинами мужской одежды (если понимать его буквально) содержится только в Ветхом Завете. В Новом Завете такого запрета вроде бы нет? Кроме того, во времена раннего христианства брюки и не считались мужским одеянием, поскольку их просто не было. Брюки, как принадлежность мужской одежды, появились значительно позже. В нынешние же времена существуют как мужские, так и женские брюки, которые мужчинам носить неприлично. И вызвано ношение брюк женщинами вовсе не желанием оных ввести кого-то во грех (грех и без того найдет дорогу к тому, кто к нему склонен) или уподобиться мужчинам, а скорее — соображениями удобства. Ведь большинство женщин в современном мире не сидят дома, как раньше, а ведут активную жизнь в обществе. Очень неудобно ехать в общественном транспорте в «час пик» с сумками в руках и в длинной юбке. Да и так ли уж важно соблюдение внешнего (не имею ввиду крайностей)? Если мы наденем длинные юбки и платки, перестанем стричь волосы и пользоваться косметикой, мы не станем от этого лучше, чем мы есть. Гораздо важнее, на мой взгляд, блюсти внутренний нравственный закон, данный нам Богом. Только имея внутри этот закон, человек способен отличить дурное от доброго. Казаться христианином гораздо легче (но мало пользы), чем быть им по сути. Так не лучше ли на внутреннем наполнении, а не на внешней оболочке сосредоточить свое внимание и силы? Иначе так и в фарисейство недолго впасть. Лично мне тоже симпатичнее женщины в юбках, но чисто из эстетических соображений: поскольку сейчас существует тенденция слепо следовать моде, без учета индивидуальных особенностей. Но эта тенденция, вероятно, говорит больше об отсутствии эстетического чувства, нежели о недостатке веры ( о чем, впрочем, не берусь судить) или всеобщей растленности (хотя она тоже имеет быть).

  • Людмила Николаевна, думаю, в Храме люди должны быть самими собой. Если в Храме женщина в юбке, то подразумевается, что это естественно для неё (иначе зачем притворяется тем, кем не является?). Ведь Вы же согласны, что неправильно женщине ходить в Храм в брюках – значит, эта «неправильность» сохраняется и вне его стен. В Церкви сохранилась традиция, которая исчезла в мiру, и это очень показательно: Церковь вообще противостоит мiру, греху, хранит добродетели, несвойственные нашему времени, возвращает человеку утраченную целостность, отрезвляет его. Но нет никакого смысла в отрезвлении, если, выходя из Храма, мы опять «опьяняемся». Да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого. Мы или хотим быть чистыми, или хотим валяться, как свиния в калу. Поэтому думаю, что никакого разделения на «внешнее» и «внутреннее» здесь нет. Человек, изменившийся внутренне, изменится и внешне. Человек, изменившийся на время и «для виду» (придя в Храм), не изменяется вообще. Получается, что он бессмысленно тратит время.
    Что касается стрижки волос и косметики, спросите у любого художника, актера, режиссера, влияют ли такие «мелочи» на художественный образ. Эти мелочи очень важны и могут решить, например, характер роли, подсказать актеру, как именно он должен вести себя на сцене. А в жизни они куда важнее, потому что диктуют свои правила уже в реальности, заставляют «обыгрывать» их. Одна и та же женщина в брюках или в юбке, с рыжими, зелеными, светлыми волосами, с накрашенными глазами или губами, с длинными наманикюренными или «естественными» ногтями – все это разные образы, а должен быть один: Божий. Вспомните преподобную Марию Египетскую: могла ли она краситься после того, как осознала свой грех? Конечно, нет, потому что очень захотела измениться.
    Сегодня смотрели фильм «А зори здесь тихие…» и обратили внимание на то, что все героини – в юбках, хотя можно ли придумать более «неудобные» обстоятельства? Знаю много женщин, которые водят машину исключительно в юбке, а что касается общественного транспорта в «час пик», то там одинаково неудобно и в юбке, и в брюках.

  • Простите, Людмила Николаевна, еще несколько слов вдогонку. Вы пишете: «Согласна, что ходить в церковь в чем попало недопустимо, но почему православным христианкам нельзя носить брюки вне стен храма?» Мне кажется, Вы здесь сами себя опровергаете: если недопустимо ходить в Церковь в чём попало, то как может христианка ходить в чём попало вне Храма? Ведь она является членом Церкви на всякое время и на всякий час и всюду должна показывать пример. Церковь не заканчивается за пределами Храма, у неё вообще нет границ, и мы всегда ходим перед Богом. А если христианка всюду ходит «в чём попало», то какая же она христианка? И если внешнее для неё неважно, то почему она так держится за внешнее?

  • Хочу добавить к словам редактора , что внешний вид является одной из форм проповеди . Если внимательно присмотреться к людям на улице , можно увидеть , какую проповедь несет человек. Например когда женщина одевает брюки она проповедует свободный образ жизни , когда человек слепо следует моде , он как бы говорит , что он готов ко всему новому и для него нет ограничений и.т.д . А какую проповедь хотите нести в мир Вы?

  • Согласна с Людмилой Николаевной.
    Если не произойдет перемен внутренних (а это к пенсии бы обрести. Отдельное спасибо В.В.), то внешнее только показуха.

  • А как же юбка и платок в Храме — тоже показуха?

  • Юбка и платок в Храме — начало перемен.

  • Не знаю как у вас , а у нас некоторые женщины в брюках , заходя в Храм, стыдливо обматываются парео на манер индианок , и смешно и грустно.

  • А почему перемены происходят только в Храме? Вышел из Храма — и стал таким, как прежде. Побыл немножко «приличным» — и стал обычным. В Храме каялся и разговаривал кротко и приветливо, вышел — и выругался. В Храме терпел, не курил, вышел — и тут же закурил. Не курить курящему человеку физически трудно, и люди, курящие за оградой Храма, даже вызывают сострадание, но юбка никаких мучений не доставляет. Думаю, просто хочется быть, как все, слиться с толпой. И это оказывается более важным, чем какие-то внутренние изменения.

  • Не у всех есть смелость выделяться из толпы. И надо время, чтобы произошли внутренние перемены и появилась смелость выглядеть не так как все. А тем у кого есть смелость нужны любовь и понимание, дабы не осуждать тех у кого нет смелости. И к пенсии дойдем до приличного христианского вида и внутреннего и внешнего. Вся жизнь христианина- это работа над собой. Нельзя сегодня засеять поле, а завтра собрать с него урожай.

  • Светлана, но внешний вид — это никакой не урожай, это как раз обработка поля, её нельзя откладывать до пенсии (до осени), иначе ничего не взойдет. Если бы мы считали, что наше спасение исчерпывается переодеванием в другую одежду, это действительно было бы нелепо и ничтожно.

  • Светлана , 13.07.2019 в 13:03
    Юбка и платок в Храме — начало перемен.

    Только Вы свое поле начали обрабатывать вчера, а кто-то сегодня. Есть люди, которые еще не знают о том, что у них есть поле.
    Нам надо приобретать первую ступеньку любви — терпение.

  • Да, конечно. Но плохо, если они никогда так и не узнают об этом поле… И если рядом не окажется опытного земледельца.

  • Марина, я ничего не хочу проповедовать миру, то есть распространять какие-то взгляды, так как не считаю себя вправе это делать. Для этого есть особые люди – проповедники. Я поделилась своим мнением, которое не претендует на то, чтобы считаться истинным. Возможно, я заблуждаюсь, но совершенно искренне.

  • Ольга Сергеевна, я не сторонница того, чтобы за пределами храма ходить, в чем попало. Я имела ввиду, что одежда должна соответствовать месту. Мы же не пойдем в сталеплавильный цех в вечернем платье (как, впрочем, и в любом другом платье или юбке)? Точно так же и в церковь мы ходим в юбках не потому, что это для всех нас естественно, а потому, что такова традиция, которая возникла задолго до того, как женщины стали носить брюки. А Православие, как Вы справедливо заметили, ревностно хранит традиции. Но если девушка не привыкла ходить в юбках (а таких сейчас немало), то ей незачем ходить в церковь, так как дорога ко спасению ей все равно закрыта и она автоматически попадает в разряд лицемеров? В Храм приходят меняться не внешне, а внутренне, и, если кто-то, выйдя из церкви, выругался, то значит этого изменения, увы, не случилось, в какие бы одежды человек ни рядился. А Вам не доводилось встречать вполне благопристойно одетых юных созданий (в платьях, в том числе, — свадебных) с сигаретой в руках и матерными словами (сказать «на устах» в данном случае неуместно)? Или женщин, которые никогда не носили брюк, но женщинами их назвать можно только по первичным половым признакам? И если уж говорить о том, что женщина должна быть женщиной, то нам нужно поменять весь уклад жизни. Подозреваю, что в библейские времена мы не были настолько эмансипированы, как сейчас. Но, кстати говоря, одежда мужская в те времена мало чем отличалась от женской (по крайней мере, брюк мужчины не носили). Сейчас же женщины во многих аспектах жизни уравнены с мужчинами (во всех, к счастью, нас не уравнять), но вот в одежде почему-то мы должны принципиально отличаться.
    Что касается смены образов, когда мы переодеваемся, красим волосы или делаем макияж, то это не более, чем смена формы, которая влияет лишь на то, как нас воспринимают окружающие, а не на нашу внутреннюю суть. Если бы, меняя внешний вид, мы каждый раз становились кем-то иным, страшно подумать, что тогда было бы. Тогда бы и актер мог играть роль только в гриме и сценическом костюме. Но ведь это же не так. Актер вполне способен сыграть роль, в которую он «вжился» и без каких-либо внешних атрибутов.
    Фильм «А зори здесь тихие» мне тоже нравится, но в фильмах не всегда отражены исторические реалии. Вспоминается рассказ женщины-фронтовички, которая говорила, что самым сильным ее желанием после войны было – надеть юбку, то есть юбки в полевых условиях не были так уж распространены.

  • «Но если девушка не привыкла ходить в юбках (а таких сейчас немало), то ей незачем ходить в церковь, так как дорога ко спасению ей все равно закрыта и она автоматически попадает в разряд лицемеров?»
    Думаю, девушке разумно разобраться — почему она надевает в церковь юбку и платок и считает неприличным идти туда в другой одежде, хотя в «обычной» жизни одевается иначе. Мне как раз в этом видится формализм и фарисейство: одеваться в Храм, «как положено», хотя в Церкви не должно быть ничего случайного, показного, механического. Знаю девушку (впрочем, честнее назвать её всё-таки женщиной — ей под сорок), которая достаточно долго ходит в Храм, но всегда в джинсах и с непокрытой головой. Поскольку она общается со священниками, думаю, этот вопрос неоднократно обсуждался, но всё-таки она остаётся при своём. Думаю, для неё это принципиальный вопрос: она не хочет притворяться, хочет быть цельной, но не изменившись (как надо бы), а оставшись прежней. Но, по крайней мере, в её поведении ощущается какая-то мысль.

    «В Храм приходят меняться не внешне, а внутренне…»
    Конечно, но трудно представить себе, что кто-то серьёзно изменился внутренне, а на его облике это никак не отразилось.

    «Что касается смены образов, когда мы переодеваемся, красим волосы или делаем макияж, то это не более, чем смена формы, которая влияет лишь на то, как нас воспринимают окружающие, а не на нашу внутреннюю суть».
    Непонятно, зачем казаться окружающим тем, кем не являешься? Самое ценное в общении между людьми — это именно внутренняя суть.

    «Если бы, меняя внешний вид, мы каждый раз становились кем-то иным, страшно подумать, что тогда было бы. Тогда бы и актер мог играть роль только в гриме и сценическом костюме. Но ведь это же не так. Актер вполне способен сыграть роль, в которую он «вжился» и без каких-либо внешних атрибутов».
    У Станиславского в книге «Моя жизнь в искусстве» есть интересный рассказ о том, как он никак не мог найти характер для одной роли, и помогла ему в этом в конце концов одна случайная деталь в гриме: «Но тут, на мое счастье, совершенно случайно я получил «дар от Аполлона». Одна черта в гриме, придавшая какое-то живое комическое выражение лицу,- и сразу что-то где-то во мне точно перевернулось. Что было неясно, стало ясным; что было без почвы, получило ее; чему я не верил – теперь поверил. Кто объяснит этот непонятный, чудодейственный творческий сдвиг! Что-то внутри назревало, наливалось, как в почке, наконец – созрело. Одно случайное прикосновение,- и бутон прорвался, из него показались свежие молодые лепестки, которые расправлялись на ярком солнце. Так и у меня от одного случайного прикосновения растушевки с краской, от одной удачной черты в гриме бутон точно прорвался, и роль начала раскрывать свои лепестки перед блестящим, греющим светом рампы. Это был момент великой радости, искупающий все прежние муки творчества». http://modernlib.net/books/stanislavskiy_konstantin/moya_zhizn_v_iskusstve/read_11/ Грим помогал Станиславскому и в дальнейшем при поисках образа, и в любом профессиональном театре и гриму, и костюму придается большое значение, над этим работают режиссеры, актеры, художники по костюму, гримеры.
    У Надежды Тэффи есть рассказ «Жизнь и воротник» — о том, как покупка воротника заставила героиню сначала сменить гардероб, а потом вести себя так, как этот гардероб диктовал ей. https://izdaiknigu.ru/bookread-28154 Рассказ юмористический, но наблюдение совершенно верное. Одежда требует, чтобы ты «обыграл» её и, когда мы покупаем ребенку или дарим кому-то воротничок, джинсы, юбку, шорты, вечернее платье или что-то еще, мы вместе с этим предлагаем и определенный образ.
    Представим себе православную женщину, которая, допустим, искренне стремится к целомудренной жизни. Но, приходя из Храма домой, делает макияж и маникюр — как будто подчеркивая чистоту, за которую борется, легким оттенком блуда… Краска на лице ведь не только делает её привлекательнее для мужчин, но и её саму наводит на определенные мысли и приводит в состояние некого самолюбования, желания нравиться, кокетничать и т. д. А теперь подумайте, что проще: научиться контролировать свои мысли и чувства или просто перестать краситься? Первое — почти неподъёмно, второе — элементарно. Если с отказом от внешнего (допустим, от макияжа) станет хоть чуть-чуть легче побороть внутреннее (мысли, чувства), то внешнее нужно изменять с великой радостью! И, наоборот, бороться с грехом в себе и в то же время привлекать его к себе свой внешностью — вдвойне тяжелый труд, и непонятно, по какой причине нужно обрекать себя на него, тем более что на кону — чистота души и спасение.

    «Фильм «А зори здесь тихие» мне тоже нравится, но в фильмах не всегда отражены исторические реалии. Вспоминается рассказ женщины-фронтовички, которая говорила, что самым сильным ее желанием после войны было – надеть юбку, то есть юбки в полевых условиях не были так уж распространены».
    Не знаю истории военной формы, ничего не могу сказать, но думаю, что, раз в фильме использована именно такая форма, значит, она, по крайней мере, существовала в военных условиях. Если у женщин на войне был выбор — юбка или штаны, значит, режиссер сознательно выбрал именно юбку для создания образа (о чём говорилось выше). Если бы героини фильма были в штанах, это ослабило бы образ.

  • Благодарен редактору за твёрдую позицию в обсуждаемом вопросе.
    «Женщина, красящая лицо свое, великое получит наказание, потому что она дело Божие переправляет, которое совершенно и никакого исправления не требует» (Беседа 17 на евангелие от Матфея св. Иоанна Златоуста)
    «Признак нечестной жены — украшать себя ради того, чтобы нравиться другим и иметь от них похвалу, ибо украшенную жену никто честный не похвалит, но только похотливые и бесстыдные люди» (Беседа 61 на евангелиста Иоанна)
    Св Тихон Задонский, рассуждая, для чего жены свои лица украшают не видит другой причины, кроме, чтобы людям показаться, ибо не для себя они украшаются, поскольку в домах и спальнях своих бывают без украшения, да и тело того не требует, и здоровья краски не придают, разве вредят. «Плохо они делают, что ходят на банкеты, на браки, на комедии, в компании и прочие собрания; а хуже того, когда в церковь святую с той же безделицей входят и так делают храм Божий позорищем.»
    «Истинная красота не с лица, но от добрых и честных нравов познается» (Беседа 14 о женах и красоте св. Иоанна Златоуста)

  • «Думаю, девушке разумно разобраться — почему она надевает в церковь юбку и платок и считает неприличным идти туда в другой одежде, хотя в «обычной» жизни одевается иначе.» Думаю — потому, что так принято и она уважает церковные традиции, святое место и людей, которых могут оскорбить её джинсы в храме. А может просто боится вызвать справедливый гнев церковных бабушек. Справедливый потому, что если разрешить всем носить джинсы в церкви, то, чего доброго, найдутся и такие, кто сочтет возможным ходить туда в лосинах, трусах и пляжных тапочках. «Мне как раз в этом видится формализм и фарисейство: одеваться в Храм, «как положено», хотя в Церкви не должно быть ничего случайного, показного, механического.» Иначе говоря, прежде, чем идти в храм, нужно ждать, когда посетит искреннее желание надеть юбку и платок навечно?
    «Знаю девушку (впрочем, честнее назвать её всё-таки женщиной — ей под сорок), которая достаточно долго ходит в Храм, но всегда в джинсах и с непокрытой головой. Поскольку она общается со священниками, думаю, этот вопрос неоднократно обсуждался, но всё-таки она остаётся при своём. Думаю, для неё это принципиальный вопрос: она не хочет притворяться, хочет быть цельной, но не изменившись (как надо бы), а оставшись прежней. Но, по крайней мере, в её поведении ощущается какая-то мысль.» А, может быть, — поза: мол я считаю, что имею право так ходить, поскольку в Новом Завете нет запрета на ношение джинсов в храме (да и не может быть), а до всех остальных мне нет дела. А платок носить предписано только замужней женщине и тоже — в силу традиций, никак не связанных с верой и спасением.
    «Непонятно, зачем казаться окружающим тем, кем не являешься? Самое ценное в общении между людьми — это именно внутренняя суть.» Я не имею ввиду крайностей. Если нарядиться в маскарадный костюм и сделать боевой раскрас, то, наверное, за всем этим, действительно, суть разглядеть трудно. Но хорший макияж не бросается в глаза, он призван только немного подчеркнуть природную красоту и ту же самую суть. Это касается и одежды.
    «Представим себе православную женщину, которая, допустим, искренне стремится к целомудренной жизни. Но, приходя из Храма домой, делает макияж и маникюр — как будто подчеркивая чистоту, за которую борется, легким оттенком блуда… Краска на лице ведь не только делает её привлекательнее для мужчин, но и её саму наводит на определенные мысли и приводит в состояние некого самолюбования, желания нравиться.» Если в естественном желании женщины нравиться видеть всегда только блуд, то нужно тогда и одеваться так, чтобы уж наверняка никому не понравиться, даже -себе. Как-то становится уныло от этого. На самом деле, если даже женщина носит платок и юбку, то, наверное, надевает не абы какую тряпку на голову и балахон из мешковины, а выбирает что-то покрасивее, что ей к лицу. Зачем? Не за тем ли, чтобы все-таки нравиться?
    Отсутствие макияжа, юбка и платок — не показатель целомудрия. Вспомните дохристианскую Русь. В те времена женщины не знали брюк и косметикой, вероятно, не злоупотребляли, однако же это не мешало им традиционно отмечать отнюдь не целомудренный праздник Ивана Купала.

  • Хочется ещё добавить: тех, кто склонен предаваться греху, не остановит целомудренный вид. Вспомните пушкинского Дон Гуана, который воспламенился от вида одной только женской пятки под «вдовьим чёрным покрывалом». Женщина в длинной юбке, возможно, даже более привлекательна для мужчин, так как в ней больше тайны. А откровенным или экстравагантным видом сейчас никого уже не удивишь.

  • «Иначе говоря, прежде, чем идти в храм, нужно ждать, когда посетит искреннее желание надеть юбку и платок навечно?»
    Думаю, в первый раз в Храм можно хоть в лохмотьях приползти – и будет на Небесах о таком человеке более радости, нежели о девяноста девяти праведниках. Блудный сын пришёл к Отцу в рубище и принял от Него лучшую одежду. Конечно, мы вправе сказать, что это о внутреннем, но ведь в Евангелии внутреннее часто облечено во внешнее, именно так построены все притчи. Сын мог бы то пировать с Отцом в лучшей одежде, то опять уходить к блудницам, стыдливо пряча брачные ризы (его обсмеяли бы в них), но мы понимаем, что он пришёл навсегда и к прошлому возврата нет.

    «А может просто боится вызвать справедливый гнев церковных бабушек».
    Может быть, этот гнев церковных бабушек зародился в те годы, когда окружающий мiр еще не пал так, как сейчас. Тогда всё ещё была нормой женщина в юбке и в платке, но некоторые уже стали носить брюки, не покрывать голову, стричься и т.п. И всё же это было очень вызывающе и для «традиционного» человека являлось сигналом того, что такая женщина пала. Поэтому, если эта женщина входила в Храм, на неё могли смотреть, как на явную бесстыдницу, и возмущаться тем, что свой порок она демонстрирует в святом месте. Сейчас эмансипированные женщины стали нормой, поэтому «гнев бабушек» стал менее понятен (возможно, и для них самих). Он воспринимается, как придирка к тому, что стало нормой, как требование соблюдения формальных правил поведения в Храме, и потому кажется нелепым и фарисейским, хотя когда-то, возможно, был призывом к нравственной чистоте.

    «Если в естественном желании женщины нравиться видеть всегда только блуд, то нужно тогда и одеваться так, чтобы уж наверняка никому не понравиться, даже -себе. Как-то становится уныло от этого. На самом деле, если даже женщина носит платок и юбку, то, наверное, надевает не абы какую тряпку на голову и балахон из мешковины, а выбирает что-то покрасивее, что ей к лицу. Зачем? Не за тем ли, чтобы все-таки нравиться?»
    Думаю, мы утратили вкус к настоящей одежде, не понимаем, как одеться скромно, достойно и в то же время красиво, поэтому на голове у нас и оказываются тряпки. Красота красоте рознь. На иконах не видно женщин с тряпками на голове, мусульманки часто одеты очень красиво и со вкусом (у них традиция не пресекалась так, как у нас). Наверное, мусульманки с детства учатся повязывать хиджаб, чувствуется большое мастерство.
    Девушке, которая хочет выйти замуж, конечно, хочется нравиться, но от того, как именно она попытается нравиться, зависит очень многое. Можно думать, что обладаешь богатым внутренним миром, но выглядеть при этом, как блудница. Тогда в конце концов встретишь человека с соответствующими запросами, и все твои «духовные» богатства окажутся в сточной яме. А если речь не о девушке, а о замужней или одинокой женщине, она, наверное, должна не столько нравиться, сколько производить впечатление достойного человека (и быть им). Да будет украшением вашим не внешнее плетение волос, не золотые уборы или нарядность в одежде, но сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом (1 Пет. 3:3-4). Мне здесь особенно нравится слово «человек» — не «женщина»!

    «Вспомните дохристианскую Русь. В те времена женщины не знали брюк и косметикой, вероятно, не злоупотребляли, однако же это не мешало им традиционно отмечать отнюдь не целомудренный праздник Ивана Купала».
    Язычники тоже были знакомы с целомудрием. Вспомните эпизод из жития святой Ольги, где она (язычница) отвергла нескромные «ухаживания» князя (!) Игоря. Однажды знакомый историк по моей просьбе прокомментировал этот эпизод и сказал, что такое поведение не было исключением для язычников.

    «Тех, кто склонен предаваться греху, не остановит целомудренный вид. Вспомните пушкинского Дон Гуана, который воспламенился от вида одной только женской пятки под «вдовьим чёрным покрывалом». Женщина в длинной юбке, возможно, даже более привлекательна для мужчин, так как в ней больше тайны. А откровенным или экстравагантным видом сейчас никого уже не удивишь».
    Еще бы! Но это «проблема» распутного Дон Гуана, а не вдовы. Вдова была права, надев черное покрывало, а не платье с глубоким вырезом. Думаю, женщина в длинной юбке действительно носит в себе тайну и становится более привлекательной, но не для тех, кто ищет только телесного. Конечно, Дон Гуанов хватает (его только телесным не назовешь — он знаток и душевного), но при встрече с ними стоит дать понять, что покрывало у тебя не только снаружи, но и внутри.

  • Конечно в Храм можно ходить и в брюках и без платка (в наше время тебя не выгонят и даже не выругают) , но такая женщина вряд ли сможет жить полноценной церковной жизнью . Ведь в Церковь приходят не только для того , что бы свечку поставить , помолиться и пойти домой. Храм становится твоим домом ,и ты живешь этой жизнью , и эта твоя жизнь самая настоящая , самая первая , самая важная. А когда ты живешь этой жизнью , то всё что предлагает тебе Церковь ( не навязывает ) становится естественным и полезным для спасения. Такая одежда(которую предлагает Церковь) как юбка , платок традиционна для прихожанок Русской Церкви , она ( одежда ) скромна , удобна , не вызывает похотливых взглядов , не отвлекает от молитвы. И знаете , ведь это ещё один повод для смирения . Утром не одела джинсы, а одела юбку — смирилась .Не намазала губы и глаза опять смирилась . Одела платок , смирилась , ещё и как. Вот вам и послушание и смирение для пользы души. А так ,Церковь ничего не навязывает , и не заставляет , как например в мусульманстве. Это только наша свободная воля послушаться доброго совета, или нет.

  • Марине: «Конечно в Храм можно ходить и в брюках и без платка (в наше время тебя не выгонят и даже не выругают) «. В своём городе я не встречала в храмах женщин без платков, в брюках — приходят, но надевают сверху подобия юбок, которые есть в каждой церкви. Поэтому, думаю, что мало найдется храмов, где на это посмотрят снисходительно. В противном случае, наверное, многие бы ходили в брюках и без платка, потому что многие и ходят в церковь, как Вы говорите, «чтобы свечку поставить, помолиться и пойти домой». Я знаю даже двоих человек, которые слабо верят в Христа, но помолиться ходят в православный храм. Один из них, правда, пробует делать шаги к православию, а другому и так хорошо.

  • Простите, может быть это и не по теме.
    Несколько лет тому назад, летним ранним утром, встретила на улице женщину, проживавшую недалеко от нашего дома.
    Женщина была не пьяная, но высохшая от своего недуга. От подмышек до колен обмотана ветхой, уже не белой полупростыней (плечи оголены, ноги ниже колен оголены, а был ли платочек на голове не помню). Передвигалась она мелкими шажками.
    Увидев меня спросила, правильной ли дорогой идёт в Храм? И получив утвердительный ответ, продолжила свой путь.
    А мне стало её пронзительно жалко, до слёз.
    Ведь и она шла своим путём к Богу!
    Больше я её не видела.

  • Дай Бог, чтобы она дошла! Спасибо Вам за рассказ, Людмила.

  • «Может быть, этот гнев церковных бабушек зародился в те годы, когда окружающий мiр еще не пал так, как сейчас. Тогда всё ещё была нормой женщина в юбке и в платке, но некоторые уже стали носить брюки, не покрывать голову, стричься и т.п. И всё же это было очень вызывающе и для «традиционного» человека являлось сигналом того, что такая женщина пала. Поэтому, если эта женщина входила в Храм, на неё могли смотреть, как на явную бесстыдницу, и возмущаться тем, что свой порок она демонстрирует в святом месте.» Не совсем понимаю, о каких временах речь. Мир пал, когда свершилась революция, но в послереволюционные годы в храмы не ходили, а если где-то все же ходили, то — не те женщины, что носили брюки. До революционной же эпохи вряд ли были «нетрадиционные» женщины, разве что те же революционерки, но они исповедовали другую религию . Позже в СССР нравственные нормы, правда, стали возрождаться, но это были несколько иные нормы, чем те, что были приняты в дореволюционной православной России.
    «Можно думать, что обладаешь богатым внутренним миром, но выглядеть при этом, как блудница.»
    Конечно, можно, но к чему такие крайности? Обычная девушка с неизвращенным чувством красоты, одетая в брюки, и с макияжем давно уже не воспринимается, как блудница.
    «А если речь не о девушке, а о замужней или одинокой женщине, она, наверное, должна не столько нравиться, сколько производить впечатление достойного человека (и быть им).» Но человека без пола не бывает. Мы все либо женщины, либо мужчины, а не бесполые и бесплотные существа. И почему одинокой женщине возбраняется нравиться и хотеть выйти замуж? Что здесь недостойного? Мне напоминает такой подход революционную и раннесоветскую психологию, когда люди обоих полов назывались общим словом «товарищь».
    «Язычники тоже были знакомы с целомудрием.» Несомненно, целомудрие было, есть и будет во все времена. Вот только с модой на одежду это никак не связано.
    «Но это «проблема» распутного Дон Гуана, а не вдовы. Вдова была права, надев черное покрывало, а не платье с глубоким вырезом.» Разве это только его проблема? Мне представляется, что обоих: он соблазнил на грех, а она поддалась соблазну. Конечно, вдова была права, но это не спасло её от греха (результат все равно тот же, как если бы она надела декольте), потому что от него не спасает скромная одежда, так же, как нескромная (условно говоря) не вводит во грех того, кто не желает блудить. Кто чист, тот не запачкается, а свинья, как
    говорят, везде грязи найдет.
    «Думаю, женщина в длинной юбке действительно носит в себе тайну и становится более привлекательной, но не для тех, кто ищет только телесного.» Тех, кто ищет только телесного, людьми назвать затруднительно. Человек же (как правило) ищет и того и другого.
    Нашу дискуссию можно продолжать до бесконечности, поэтому, на мой взгляд, стоит поставить … не точку, а многоточие. Остаюсь пока при своих взглядах. Благодарю всех и в особенности Вас, Ольга Сергеевна, за интересный разговор и терпение.

  • «Товарищи» были мужеподобны независимо от пола, а в Церкви этого нет, во многом благодаря именно юбке и платку. Тем не менее, у души нет пола, и, совершенствуясь как христиане, мы не становимся совершенными женщинами или совершенными мужчинами, но уподобляемся Богу.
    Соглашусь с Мариной в том, что, изменяясь внешне, мы смиряемся и начинаем понимать, насколько трудно даётся смирение (что уж тогда говорить о внутренних переменах!).
    И Вам спасибо за беседу, Людмила Николаевна. Знаю, что переменить свои взгляды очень трудно, особенно если не на кого опереться.

  • Нижний Новгород

    Это просто клад! Очень много для себя здесь нашла, словно глаза стали открываться. Спаси Господи! Надеюсь, выйдет книга, она будет одной из моих любимых. Только одно резануло: » Но как спасаться в суете?» (про детей, бегающих по монастырю). У меня двое маленьких детей, суета непрерывная. Так как же спасаться в суете? Как стать «святой матерью»? Как было бы замечательно, если бы батюшка, может быть, побольше рассказал о своей маме, в пример для нас. Простите, ради Бога, если что не так.

  • Нижний Новгород

    Нашла ответ на свой вопрос «как спасаться в суете» у святителя Феофана Затворника, которого очень полюбила, благодаря этому сайту. Спаси и сохрани, Господи, авторов, создателей сайта на многая лета! Вы Божие дело делаете.

  • «Он < епископ Феофан (Быстров) >вёл дневник. Мне удалось почитать его… Чем дальше он вёл его, тем увеличивались выписки из Свв. отцов; так что в конце его Еп. Феофан выписывал одни выдержки из них. Но очевидно, они отвечали каким-то его личным переживаниям… Потом записи почему-то совсем прекращаются… Вероятно, он увидел, что эти выдержки несравненно авторитетнее, чем собственные мысли».

    Митрополит Вениамин (Федченков). Владыка. Записки об архиепископе Феофане (Быстрове)

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

О слово!

Новая книга иеромонаха Романа