col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Ольга Надпорожская. Поэтические родники

 

В библиотеке посёлка Выгоничи Брянской области обратила внимание на то, что материалы о поэтах родного края размещены на одном стенде со сведениями об особо охраняемых памятниках природы — оврагах, кручах, родниках. Подумала, что это очень верное сочетание, и вспомнила стихотворение иеромонаха Романа «Забытость»:

Не привлекают реки и озёра,
Где многолюдство, теснота и гам.
Большие воды радовали взоры,
Пока не загрязнили берега.

О человек, добро, что век твой краток!
Беречь созданье — непосильный труд.
Общедоступность — велий недостаток:
Замусорят, заму́тят, заплюют.

Мне нравятся забытые речушки,
Текущие меж сосен и болот.
Здесь пенье птиц и перечёт кукушки,
И царство лилий к Небесам зовёт.

Течёт вода и душу омывает,
Целят благословенные места.
И что в речушке этой привлекает?
Она чиста!

Слова отца Романа о чистой реке, омывающей душу, мысленно всегда отношу и к творчеству (в первую очередь к его собственному), хотя он, когда писал это стихотворение, конечно, совсем не думал об этом. Подлинный талант может быть загублен не только нуждой и нищетой, но и неумеренным вниманием и почитанием публики, славой, деньгами — и, наверное, для творца второй путь пагубнее, чем первым. Поэту, живущему где-нибудь в глубинке, труднее пробиться к читателям, зато проще сохранить свой дар в чистоте.

Но, если продолжить сравнение рек с поэтическим даром, придётся сказать, что реки, как и вся природа, живут в согласии с волей Божией — если только человеческая рука не станет поворачивать течение вспять. А вот реки человеческого слова, как и человеческой души, чаще всего теряют указанное Богом направление и превращаются в буйные и бессмысленные потоки, хотя и в них можно отыскать свою красоту.

В библиотеке города Трубчевска оказалось, что сотрудник музейной комнаты поэт Борис Юрьевич Лозов — по образованию биолог и прежде работал в Брянском заповеднике.

— Здравствуйте, иеромонах Роман, — громко сказал Борис Юрьевич, вставая из-за стола. — Я рад нашей встрече, хотя мы и придерживаемся разных взглядов. Я пантеист. А в Вашей поэзии ценю гражданскую лирику.

На стендах музейной комнаты можно было прочитать краткие биографии, а иногда и целые стихотворения поэтов, которые жили или творили на Брянщине. Была среди них и биография отца Романа, но Борис Юрьевич по понятной причине попросил у нас разрешения пропустить этот рассказ. Зато об остальных литераторах он говорил предельно обстоятельно, отдавая рассказу все силы души — порой казалось, что он не просто говорит, а читает стихи — и как будто защищая своих героев. Среди тех, о ком он говорил, не так много имён было знакомо мне прежде — Даниила Андреева, Виктора Козырева, Михаила Шолохова (его жизненный путь не был связан с Брянщиной, но в музейной комнате хранится написанное им письмо). О большинстве я слышала впервые, но рассказы об их судьбах были порой, может быть, интереснее их собственных произведений — помню, иногда такое же впечатление складывалось на лекциях по истории зарубежной литературы, когда речь шла о малознакомых писателях.

Такова, например, судьба Раисы Радонежской — дочери сельского священника, жившей во второй половине девятнадцатого века. Он окончила школу и получила неплохое домашнее образование, увлеклась народническими идеями и стала учить сельских детей. Будучи совсем молодой девушкой, написала «Записки сельской учительницы», а чуть позже (как я узнала уже дома) — книгу «Отец Иван и отец Стефан», «гневно обличающую безнравственность духовенства». Получив за эту книгу хороший гонорар, она потратила деньги на ремонт школы, однако скоро из-за своих взглядов из школы была уволена. Жизнь двадцатисемилетней Раисы Радонежской трагически оборвалась: она покончила с собой, бросившись в глубокий колодец.

— Не знаю, как вы, а лично я с глубоким уважением отношусь к выбору Раисы Витальевны, — подвёл итог Борис Юрьевич.

Всеволод Гаршин хотел написать повесть о Раисе Радонежской, известны строки из его письма о том, что петербургская молодёжь «на эту Радонежскую молилась, как на святую». Но повесть написана так и не была, а сам Гаршин покончил с собой в возрасте тридцати трёх лет, бросившись в лестничный пролёт.

Вспомнились слова отца Романа о том, что он никому не советовал бы брать в руки перо прежде воцерковления: враг обязательно посмеётся. Размышляя об этом, отец Роман вспоминает строки Маяковского, Есенина, Рубцова, в которых они сами себе накаркали печальный конец: пулю, петлю, гибель в январские морозы. И мне тоже вспомнился такой пример — строчки из стихотворения Марины Цветаевой: «Прелестное создание! Сплети-ка мне веревочку…»

И ещё один литератор, о котором рассказал нам Борис Юрьевич, погиб молодым, тридцатидвухлетним — поэт Вячеслав Поздняков. Было это уже в наше время, в семидесятые годы. На стенде в литературной комнате мы прочитали его стихотворение:

Колокола

Послушай, край мой журавлиный,
Затихни, ветер в тополях…
Звонят, звонят с великой силой
По всей стране колокола.

О ком? О чём? — О скорбных вдовах,
О деревнях, которых нет.
О хлебе, что не ели вдоволь,
И об огне военных лет.

Они гудят в июльской сини,
Они гудят в рассветный час:
О тех, в Красухе и в Хатыни,
Сожжённых заживо, кричат.

И если вновь я выйду в поле
С тревогой о земных делах,
Опять в груди моей до боли
Звонят, звонят колокола.

Вернувшись домой, я нашла в Интернете другие стихи Вячеслава Позднякова, которые понравились мне больше:

Мне бы вновь идти
сквозь пожар калин,
Мне к озерам бездонным
надо бы…

Пожалей меня,
журавлиный клин,
Не раскалывай сердце надвое.

«Это как память смертная», — сказал однажды отец Роман, глядя на журавлиный клин в небе над Храмом.

— А почему он скончался? — спросил отец Роман у Бориса Юрьевича.

— Многие творческие люди страдают одним недугом, иеромонах Роман, — ответил Борис Юрьевич. — Жизнь Вячеслава Позднякова оборвалась при трагических невыясненных обстоятельствах.

Всё время, пока Борис Юрьевич рассказывал нам о писателях и поэтах, я думала, на какое стихотворение отца Романа можно обратить его внимание. Раз он пантеист, ему должны быть близки стихотворения о природе — но нет, он сказал, что предпочитает гражданскую лирику. Может быть, что-то о творчестве? Слушая рассказ Бориса Юрьевича, становилось ясно, что писателей он если не обожествляет, то ставит очень высоко, и литература для него – сродни служению. Может быть, стихотворение «Искусство. Творчество…» — но едва ли ему будет близка мысль о том, что искусство находится во власти падшего уродства, и придётся спорить. А может быть, недавнее стихотворение «Возвращение»? Оно как раз о тайне рождения слова и есть в том сборнике, который мы привезли в подарок библиотеке.

Но отец Роман вспомнил о другом стихотворении — «Рускiй Солдат». Однажды знакомый нам генерал включил песню на эти стихи своим сослуживцам — и те, хотя были настроены скептически, встали. Отец Роман говорил, что эта песня слышится ему в исполнении хора без всякого музыкального сопровождения — только под звук чеканного шага военных во время парада. Тут же, в музейной комнате, я отыскала эту песню в исполнении Андрея Селиванова в смартфоне и, слушая её вместе со всеми, порадовалась точности этого выбора. «Если б не был монахом — стал бы руским солдатом» — чьими глазами ни взгляни на эти слова, монашескими или солдатскими, они не могут не вызвать уважения.

— Если бы я был генералом, я бы тоже встал, — сказал Борис Юрьевич с тем же неподдельным чувством, с которым провёл всю экскурсию.

Впрочем, он стоял и без того, и мы попросили его прочитать что-нибудь из собственных стихотворений. И он прочитал:

И вновь весна. И музыка гусей
Звучит и торжествует на разливе.
И радостней новоявленье дней,
Свободней, одержимее, счастливей.

И вновь ликуют песни куликов,
И зелень, не достигшая всесилья,
И рыжие полоски тростников,
И белизной сверкающие крылья.

Опять живу и странствую один,
Природе исповедуясь; поверив
В целебность этих мокрых луговин
И разноцветий турухтаньих перьев.

И всё как вновь: закатный свет с холмов
И сумерки, звенящие утино,
И свист… и всплеск… И хоры голосов…
И мир вокруг, и мир в тебе — едины.

А ночь придет — в гармонию хоров
Обрушится сиянием могучим
И грузом ненаписанных стихов,
И сладостным, и беспощадно жгучим.

Мы слушали его с удивлением — казалось, что стихотворение свободнее самого автора, и особенно отметили эти слова: «И мир вокруг, и мир в тебе — едины». Наверное, для Бориса Юрьевича они согласны с философией пантеизма, но мне показалось: через какую букву в этой строчке слово «мир» ни пиши, всё равно мысль будет богословской.

Напоследок нам предложили оставить запись в книге отзывов, и отец Роман написал:

«Надеюсь, что поэтические родники Трубчевского края будут приводить к Единому Животворящему Источнику, ибо “если дороги не ведут к Храму, то зачем они нужны?’’»

Если бы можно было вернуть этот день, добавила бы к словам отца Романа евангельские: Всякий, пьющий воду сию, возжаждет опять, а кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную (Ин. 4: 13-14).

А больше, конечно, добавить нечего.

Ольга Надпорожская
Сайт «Ветрово»
10 октября 2021

Заметки на полях

  • Волгоградская область

    Спаси Господи Ольга Сергеевна, очень интересно. Особенно понравился отзыв батюшки:
    «Надеюсь, что поэтические родники Трубчевского края будут приводить к Единому Животворящему Источнику, ибо “если дороги не ведут к Храму, то зачем они нужны?’’» Рады видеть батюшку, хоть и на фотографии.

  • Санкт-Петербург

    Спасибо. Очень понравилась статья. Читаешь стихи, и вся суета житейская уходит. Как чистой воды напилась.

  • Рыбинск

    Добрый день, Ольга Сергеевна! Статья очень интересная ! Только меня интересует, почему убрали статью, в которой Вы просите молитв о здравии отца Романа, я всю ночь следила за публикациями, много чего надумала, думала самое плохое, скажите пожалуйста, что это не так! Не может быть самое плохое! Не может! Мы любим его! Весь Рыбинск молится за него! Жду добрых сообщений! Я всю ночь не спала, молилась, весь православный Рыбинск молится за него!

  • Дорогие читатели, мы благодарим вас за молитвы! Отец Роман попросил убрать просьбу о молитве с сайта, потому что под ней было слишком много «лестных отзывов». Он поправляется, но, конечно, ещё не здоров, продолжает лечиться.

  • Рыбинск

    Слава Богу за всё!!!
    Ждём новых добрых сообщений!!!
    Молиться продолжаем!
    У нас молятся даже те, кто хоть немного знает творчество отца Романа, но не является читателем сайта Ветрово.
    Только зря Вы убрали эту статью с сайта!
    Его же все любят и молятся за него. Что в этом плохого?
    Ну а лестных отзывов, я думаю, больше не будет!
    Все, кто любят батюшку и так будут молиться за него
    Но раз сам он велел убрать эту статью с сайта — это хороший признак! Значит, он идёт на поправку!
    Надеемся и молимся!!!!

  • Кронштадт

    Спасибо за статью! Дай Бог здоровья и спасение о.Роману

  • Таисия (11.10.2021 в 10:00). Волгоградская область. «Рады видеть батюшку, хоть и на фотографии». И присоединяюсь к этому высказыванию.

  • г.Санкт- Петербург

    Интересно читать, Ольга Сергеевна! Не бросайте писать Ваши путевые заметки. На мой взгляд, у Вас хорошо получаются литературные зарисовки, встреченных Вами, людей. Мне, лично, понравился герой Вашего очерка — Борис Юрьевич! Виден человек — честный, открытый и без примеси лукавства. Такие обязательно, ПО-НАСТОЯЩЕМУ, приходят к Богу. Очень симпатичный человек и стихи его — очень чистые.

  • Славгород Могилевской обл.

    Спаси Господи Вас, Ольга Сергеевна! Очень интересно вы пишете свои рассказы об иеромонахе Романе и встречах с людьми. Рада видеть батюшку Романа. Дай Бог всем доброго здоровья и Божией помощи в вашем творчестве.

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

Календарь на 2022 год

«Иеромонах Роман. Месяцеслов»

Не сообразуйтеся веку сему

Новая книга иеромонаха Романа

Где найти новые книги отца Романа

Список магазинов и церковных лавок