МЕНЮ

Ветрово

Сайт, посвященный творчеству иеромонаха Романа

Помощь сайту

В преддверии Праздника Введения во Храм Пресвятой Богородицы вспомнился киевский Введенский монастырь, где я побывала почти пятнадцать лет тому назад. Не отличается монастырь ни древностью, ни красотой и размахом архитектуры, но множество людей приходит туда — поклониться чудотворной иконе Божией Матери «Призри на смирение». В 1993 году на стекле, закрывавшем икону, отобразился образ Богородицы, точно такой же, как на холсте, только написан он не красками, а как будто изморозью. После многочисленных исследований специалисты — реставраторы, химики, криминалисты — признали, что образ, проявившийся на стекле, нерукотворный, и объяснить его происхождение очень трудно.

«Это чудо Божия Матерь явила в очень сложное время, когда нашу Церковь терзал раскол, который продолжается и сейчас, — рассказал настоятель монастыря. — Она показала нам тот путь, на котором нужно было остаться, не принимая ничего нового». А когда я спросила, почему, на его взгляд, чудо произошло именно с иконой «Призри на смирение», он ответил: «Может быть, была избрана именно эта икона, потому что Господь призрел на смирение тех людей, которые во время раскола приходили в храм в очень странном, неясном состоянии. Людям нужен был особый знак, чтобы как-то определиться, найти свое место. Ведь после семидесятилетнего Вавилонского плена нашей страны мало кто прислушивается к слову духовенства. Вот Божия Матерь и не замедлила призреть на смирение тех, кто взывал к ней в то время, наверное, день и ночь, и явила такое чудо».

За годы, что прошли с тех пор, чудеса стали интересовать меня гораздо меньше. Вернее, я поняла, что самое сильное чудо — то, о котором и рассказать трудно, потому что оно понятно только тебе и может не выражаться ни в чём внешнем — исцелении, мироточении или отображении иконы на стекле. Может быть, поэтому, когда я думаю о Введенском монастыре, мне вспоминается не столько чудотворная икона, сколько люди. Вскоре после того, как я впервые побывала в монастыре, я приехала туда еще раз и вместе с его братией, прихожанами и паломниками прошла крестным ходом от Киева до Ризоположенского скита в селе Томашовка. Совершается этот крестный ход раз в год, и за один день его участники проходят путь почти в шестьдесят километров, неся с собой чудотворную икону.

Но и людей в основном вспоминаю не по лицам и именам, а как-то всех сразу — по их доброте, сердечности, надежде на Божию Матерь — каждый шел крестным ходом с каким-то своим упованием. Это были православные люди, поющие по-украински, но говорящие по-русски — о себе, о своей вере, своих близких, о том, что они надеются на Россию, на Русскую Православную Церковь. «Мы один народ, как бы нас ни делили, — сказал молодой введенский иеромонах. — У нас разные бумажки, которые называются паспортами, но все мы разговариваем на одинаковом языке. Мы шли, идем и будем идти по этому крестному пути, как бы нас ни пытались разделить всякие силы, в том числе и потусторонние, какие бы ни строили нам козни… Нас будет меньше, больше, больше, меньше — мы все равно будем идти. Православие было, есть и будет на Руси, оно будет процветать. Оно начиналось с Киева, и в Киеве никогда не умрет. Как бы его ни пытались задавить».

И, когда в Храме читают молитву: «Господи Иисусе Христе Боже наш, призри милостивным Твоим оком на скорбь и многоболезненный вопль чад Твоих…», — мне иногда вспоминаются эти прекрасные русские люди, их прекрасная украинская земля, долгий путь, икона Божией Матери над головами. Ощущение родства с ними и их чудесное человеческое тепло, на которое мне нечем ответить — ни пятнадцать лет тому назад, ни сейчас… Господи, воздай им Сам за это тепло, не остави в трудную минуту.

Ольга Надпорожская
3 декабря 2018
Сайт «Ветрово»

Заметки на полях

  • Н.С. Михаил , 04.12.2018 в 15:00

    Много русских проживает на Украине, а украинцев — в России. Вера православная одна. Стремление к Божьему объединяет людей.
    Как понятны Ваши чувства, Ольга! Сначала подумалось, что как это много пройти в один день почти шестьдесят километров. И тут вспомнилось, когда в Москву привозили с Афона Святые Дары.
    В день, когда мы приехали, людская очередь протянулась в несколько километров. Советовали не занимать, так как до закрытия Храма не успеть всем. Решили остаться. А люди всё ещё подходили. Было холодно. Иногда накрапывал дождь. Взявшие зонты укрывали других. Делились между собой имеющимися продуктами. От мест, где располагались волонтёры, передавали друг другу горячий чай. Приехавшие из разных областей были объединены одним стремлением. И в этот раз Храм не закрыли и ночью, чтобы все смогли приложиться к Святыне. Нас поздравляли с Рождеством Христовым! Сожалели только о том, что уже не досталось изображения Даров, привезенных с Афона.
    До утра обогревались в оставленных для нас автобусах. Рядом в автобусе находилась молодая пара. Они и подарили нам изображение, так как у них было два. Теперь остались воспоминания.

    И очень близко Ваше выражение, что самое сильное чудо — то, которое понятно только тебе…

Витрина

Кни­ги иеро­мо­на­ха Ро­ма­на