col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Ольга Надпорожская. Дом духовный, священство святое

На острове Талабске мне больше всего запомнился домик отца Николая. Может быть, он показался таким маленьким ещё и потому, что, когда мы приехали на остров, там отключили электричество, и мы вошли в дом при свете фонариков. Одна комната совсем крохотная – «приёмная», где стоит стол да два стула, вторая побольше – много икон, железная кровать, а больше я ничего то ли не разглядела, то ли не запомнила. «Сюда я не дерзал заходить при жизни старца», — сказал приехавший с нами священник, входя в «большую» комнату. Получается, люди приезжали оттуда, где хватает больших и красивых Храмов и монастырей, хватает священников, чтобы войти в этот бедный домик, посидеть со старцем за столиком или на лавочке в саду. Приезжают сюда и сейчас, хотя теперь здесь и старца нет, молятся на его могиле, которая выглядит гораздо богаче, гораздо праздничнее, чем эта скромная келья. Чего же не хватает нам в наших Храмах? Мне нравится, как ответил на похожий вопрос Гоголь: нам «надобно человека».

Приступая к Нему, камню живому, человеками отверженному, но Богом избранному, драгоценному, и сами, как живые камни, устрояйте из себя дом духовный, священство святое, чтобы приносить духовные жертвы, благоприятные Богу Иисусом Христом, — писал апостол Пётр. Вот для чего Гоголю был «надобен человек»: для прикосновения к живому камню, сопричастности святости, подлинной жизни во Христе. Для того, чтобы вложить персты свои, увидеть и уверовать. В Оптиной пустыни Гоголь посетил старца Макария и, выйдя от него, сказал: «Это единственный из всех известных мне людей, кто имеет власть и силу повести на источник воды живой». И позже говорил об этой встрече: «Вошел я к старцу одним, а вышел другим».

Конечно, для старцев, не ищущих славы для себя самих, важно было, чтобы люди шли не лично к ним, а ко Христу, чтобы приходили в Храм с покаянием. В воспоминаниях об отце Николае есть история о том, как однажды он вышел из своего домика и вдруг побежал в сторону Храма. Толпа паломников устремилась за ним. Вскоре отец Николай вышел из Храма и спросил: «Чего же вы за мной бегаете? Вы бы в храм так каждый день бегали, как сейчас за мной бежали!..» А сегодня в Храме на острове, в притворе Никольского придела, есть настенная роспись: коленопреклоненная женщина, а перед ней – святитель Николай Чудотворец и старец Николай. Настоятель Храма, игумен Паисий, рассказал нам, что на этой росписи запечатлено видение, которое трижды было во сне местной жительнице Нине. Отец Николай подавал доску святителю, а тот недовольно спрашивал Нину: «Почему местные жители не помогают отцу Паисию ремонтировать храм?» Без Храма нет церковной жизни, нет спасения.

Недавно Патриарх Кирилл сказал, что сегодня мы строим «в среднем три Храма в сутки, тридцать тысяч храмов за десять лет». Если бы одновременно с этим, соразмерно этому появлялись и праведники! Тогда бы действительно была у нас Святая Русь. Но что-то не слышно об этом, напротив – говорят, что сейчас нет старцев, хотя и не хочется в это верить. Получается, что и материальная жертва, и тяжёлый труд по строительству Храмов – всё это легче, чем созидание Храма внутри себя самого. А может, мы просто не ставим перед собой такой цели? Может, почти что некому подсказать? Из истории мы знаем, что в XVIII веке на Руси было оскудение, обмiрщение веры, и даже в монастырях утратили умное делание – Иисусову молитву, и всё же оно было возрождено благодаря трудам святого Паисия Величковского. Может быть, всё впереди и у нашей эпохи? Не напрасно же мы строим по тридцать тысяч Храмов за десять лет. Кем должны наполняться они – живыми камнями или туристами и теми, кто пришёл свечку поставить?

Придя на землю, Христос обрел такой скромный приют, что стыдно сказать: в хлеву, в яслях, на соломе. А позже воздохнул: Лисицы имеют норы, и птицы небесные — гнезда; а Сын Человеческий не имеет, где главу приклонить. Великая честь – построить для Господа Дом, православный Храм, и всё же это ещё не самая большая любовь. Самая большая любовь и доверие, самая большая близость – это отдать своё сердце, там возвести Храм, чтобы всегда было Господу, где главу приклонить. Но как редко встречаются такие сердца на земле! Потому и приезжали паломники к отцу Николаю и к другим старцам, как к самым редкостным, удивительным, Божьим людям. И кажущаяся нищета этих людей дарила пришедшим самое большое богатство, какое только может быть и в этой жизни, и в Вечности.

Ольга Надпорожская
Сайт «Ветрово»
13 июня 2019
В оформлении страницы использованы картина Михаила Нестерова «Лисичка» и фотография Зинаиды Белозёровой

Заметки на полях

  • Конечно, очень хотелось бы, чтобы соразмерно темпу роста храмов, увеличивалось и количество людей, всецело отдающих свои сердца Богу. Но этого явления не наблюдается. Лучше было бы в этом утверждении ошибиться. Вот только:

    «Любовь, смирение и кротость —
    Печать Христа, но дело в том,
    Что наша пагубная мёртвость
    Лишь прикрывается Христом.

    Душа мертва и око сухо,
    Бесплодны воздеянья рук.
    И вера без Христова Духа —
    Страшней неверия недуг…»

    И верны слова: » Самая большая любовь и доверие, самая большая близость – это отдать своё сердце, там возвести Храм, чтобы всегда было Господу, где главу приклонить.»

  • Только что прислали ссылку на текст, написанный бывшим пономарём, в котором есть такие слова: «Мне кажется, что Церковь неправильный путь просвещения избрала. Нужно проповедовать веру, нести веру в массы, как это делали Апостолы, а не строить новые здания, которые будут пустовать. В начале нужно привести людей к вере, а потом уже для них и храмы строить. Нужно быть последовательным во всем. А то храмы мы строим, а ходить в них будет некому». На первый взгляд, справедливые слова, но, с другой стороны, строительство Храма — тоже проповедь.

  • Пожалуй нужно одновременно и человека приводить к истинному христианству, и храмы строить. Однажды А. И. Осипов раскритиковал слова уважаемого митрополита, какой сказал (дословно не помню) , что прежде чем стать христианином, нужно стать человеком. Значит не получится стать настоящим человеком, не став истинным христианином.

  • Михаил, наверное, это зависит от того, что вкладывается в понятие «человек».

  • Согласен с Вашим мнением, так как неизвестно какой смысл вкладывал митрополит в эти слова.

  • Как оъясняет это высказывание протоиерей Дмитрий Смирнов , прежде чем приблизиться к идеалу христианства , надо научиться исполнять заповеди ветхого завета , что отличает человека от животного.
    Т.е прежде чем стремиться к обожению , надо очеловечиться

  • «Я всегда говорю родителям: не растите таланты, — не раз повторял нам отец Роман. – Растите хорошего сына, мужа, отца. Это — ступени к самому главному. Без этого нельзя стать христианином!».
    «В веянии тихого ветра»

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

Мир вам!

Новая книга иеромонаха Романа