МЕНЮ

Ветрово

Сайт, посвященный творчеству иеромонаха Романа

Помощь сайту

С кем поведешься, от того и наберешься.
Русская народная пословица

Избрание правильных или ошибочных духовно-нравственных ориентиров в сфере образования и науки является важнейшим фактором, определяющим благотворность или тлетворность их воздействия на человеческие души. Сущность двух основных ориентиров, один из которых выбирает для себя каждый человек на протяжении своей земной жизни, кратко и ясно выразил блаженный Августин: «Высочайшее благо есть вечная жизнь, а величайшее зло – вечная смерть (здесь и далее все выделено мной – А.Т.); поэтому для приобретения первой и избежания последней нам следует жить праведно» [2]. Само слово «ориентир», указывающее направление, происходит от лат. «oriens» – восток. Хорошо известно выражение: «ex oriente lux» – «с Востока (идет) свет». В Евангелии от Луки Востоком свыше (Лк. 1:78) называется Иисус Христос – воплотившийся Бог, Солнце Правды, восходящее от вышних. Следовательно, по духовно-символическому значению самого слова, человечеству дан единственно верный ориентир в его земном странствовании – путь к Богу, Который является Источником жизни и всякого блага.

Для людей верующих очевидно, что без искреннего служения Богу праведно жить невозможно. Для сомневающихся эту простую истину в свое время художественно убедительно выразил Ф. М. Достоевский: если Бога нет – «все позволено» [см.: 9, т. 14, с. 64-65, 240]. Действительно, если земная жизнь человека коротка и быстротечна, а за гробом нет ни воздаяния за добродетели и грехи, ни будущей вечной жизни, то не все ли равно, как себя вести здесь – бери, сколько сможешь, и «наслаждайся»: станем есть и пить, ибо завтра умрем! (1 Кор. 15:32). Большинство беззаконий и преступлений, совершающихся в мире, есть неизбежное следствие этого пагубного атеистического принципа. Логическую правильность тезиса Достоевского подтверждает и статистика. В Российской Империи (так называемой «тюрьме народов») в начале XX века показатель преступности был 77 человек на 100 000 населения [см.: Посев. 1983. № 6. С. 54]. На исходе богоборческого XX века – при торжестве демократии – этот показатель в РФ был уже более 500 человек на 100 000 [см.: Первый и Последний. 2004. № 3. С. 45]. Опыт жизни многих поколений наглядно показывает: «Человеческая жизнь без веры есть опасная авантюра, которая должна кончиться катастрофой. Человек без Бога не может быть вполне человечным, он опускается и разлагается» [14, c. 183]. По слову И. С. Аксакова, «…прогресс, отрицающий Бога и Христа, в конце концов становится регрессом; цивилизация завершается одичанием; свобода — деспотизмом и рабством. Совлекши с себя образ Божий, человек неминуемо совлечет (уже совлекает с себя) и образ человеческий, и возревнует об образе зверином» [18, c. 395].

В свое время Н. С. Лесков в заметке «Об участии народа в церковных делах» («Северная пчела» от 23-го марта 1862 г.) писал: «Есть люди, уверенные, что русский народ по преимуществу материалист. Мы сожалеем о людях с таким убеждением, но не упрекаем их: они не виноваты в недостатке способности смотреть на вещи без предвзятых понятий. Нам, напротив, кажется, что русский народ любит жить в сфере чудесного и живет в области идей, ищет разрешения духовных задач, поставленных его внутренним миром. Он постоянно стремится к богопознанию и уяснению себе истин господствующего вероучения. История земной жизни Христа и святых, чтимых церковью, составляет самое любимое чтение русского народа; все другие книги пока еще мало интересуют его. Народники, знающие все, кроме своего незнания, могут поверить это в воскресных школах и в книжных лавках, где продаются книги духовного содержания. Отсюда мы приходим к заключению, что нужно содействовать народному развитию, давая ему возможность удовлетворять своим чистым наклонностям и помогать ему сделаться христианином, ибо он этого хочет и это ему полезно» [13].

Для переориентации чистых наклонностей русского народа на нечистые и неполезные врагам Христовым необходимо было разрушить (или хотя бы значительно ослабить) его духовный иммунитет.

Люди трезвомыслящие и проницательные прямо указывали на того, кто мешает русскому человеку сделаться христианином. Например, М. Н. Загоскин, которого С. Т. Аксаков считал «самым русским из русских писателей», так определял главную цель своего романа «Искуситель» (1838): «…показать, что в нынешнем т. н. просвещении участвует сам сатана» [17, c. 305].

В заключительной главе «Выбранных мест из переписки с друзьями» (1847) – «Светлое Воскресение» – Н. В. Гоголь со скорбью говорил о «глупейших законах», которые дает «дух гордости» – диавол очарованному и покоряющемуся ему миру. Так, мода, допущенная вначале «как мелочь, как невинное дело», стала «полной хозяйкой… в домах наших», гонительницей всего «главнейшего и лучшего в человеке», исполняющем с робостью ее «малейшие приказанья», но без страха преступающего «первейшие и священнейшие законы Христа».

Проявления такого лукавого «законодательства», исходящего «снизу от нечистой силы», видны повсюду. Это и «бесчисленные приличия», ставшие сильнее «всяких коренных постановлений», и «странные власти, образовавшиеся мимо законных…», и «правление» мненьями и мыслями общества «людей темных» посредством «газетного листка», признаваемого лживым всеми, но становящегося «нечувствительным законодателем его не уважающего человека» [7, т. 6, c. 201-202]. Со временем чтение «газетного листка» станет «любимым чтением» многих русских людей.

После окончания Восточной (Крымской) войны (1853-1856) «широкой рекой потекли к нам западные учения о неслыханных дотоле, противных духу Христову, порядках в жизни семейной, религиозной, политической, кои гласно стали слышаться в речах и читаться в печати. <…> Западом и наказывал и накажет нас Господь, а нам в толк не берется, – пророчески предостерегал русское общество святитель Феофан Затворник (Говоров), – …завязли в грязи западной по уши, и все хорошо. Есть очи, но не видим; есть уши, но не слышим; и сердцем не разумеем» [16, с. 54, 47].

В. И. Аскоченский – автор антинигилистического романа «Асмодей нашего времени» (1858) – в заметках своего «Дневника» («О современном просвещении вообще и об университетском образовании в России в частности») на вопрос: «что такое современное просвещение?» отвечает вопросом: «Не та ли это печать антихриста, которая предсказана в Апокалипсисе и которая не ляжет численным изображением индустрии на челе только малых избранных?..» В наших университетах «язва, привитая издавна европейским просвещением… уже произвела неисцелимую, застарелую болезнь; …обратилась там в антонов огонь, охвативший целый организм». Профессора руководствуются «книгами иностранцев, живущих в вихре нововведений, революций и гибельного прогресса». Мы «воздвигли огромные здания, где… целыми пудами раздают отраву отрицания и безверия, да еще гордимся тем, что и мы, дескать, не отстали от Европы, и у нас есть университеты…» [4, c. 709 , 700].

Если – по афористическому выражению купца из «Крейцеровой сонаты» Л. Н. Толстого – «глупости от образования» [19, т. 12, c. 126], то – от «образования» не по должному Божьему Образу, а по иному пародийному, называемому «обезьяной» Бога.

Эволюцию этого безбожного «образования» и «гибельного прогресса» европейской цивилизации безошибочно предсказал Ф. М. Достоевский: начинаются они «всегда с рабского подражания, с роскоши, с моды, с разных там наук и искусств», а кончаются «содомским грехом и всеобщим растлением…» [8, т. 2, с. 180].

* * *

Святой праведный Иоанн Кронштадтский (на протяжении четверти века преподававший в гимназии Закон Божий) передает нам свой духовный педагогический опыт: «Душа человеческая по природе проста и все простое легко усвояет себе, обращает в свою жизнь и сущность, а все хитросплетенное отталкивает от себя, как несвойственное ее природе, как бесполезный сор. Мы все учились. Что же осталось в нашей душе из всех наук? Что врезалось неизгладимо в сердце и память? Не с детскою ли простотою преподанные истины? Не сором ли оказалось все, что было преподано искусственно, безжизненно? Не напрасно ли потрачено время на слишком мудрые уроки? Так, – это всякий из нас испытал на себе. Значит, тем осязательнее всякий должен убедиться в необходимости простого преподавания, особенно малым детям… Не в том сила, чтобы преподать много, а в том, чтобы преподать немногое, но существенно нужное для ученика в его положении» [11, с. 71].

Кронштадтский праведник напоминает нам и о главной науке, которую следует изучать всем: «Наука наук — побеждать грех, в нас живущий, или действующие в нас страсти; например: великая мудрость — ни на кого и ни за что не сердиться, ни о ком не мыслить зла, хотя бы кто и причинил нам зло, а всеми мерами извинять его; мудрость — презирать корысть, сласти, а любить нестяжание и простоту в пище и питье с всегдашнею умеренностью; мудрость — никому не льстить, но всякому говорить правду безбоязненно; мудрость — не прельщаться красотою лица, но уважать во всяком красивом и некрасивом человеке красоту образа Божия, одинакового у всех; мудрость — любить врагов и не мстить им ни словом, ни мыслию, ни делом; мудрость — не собирать себе богатства, но подавать милостыню бедным, да стяжем себе сокровище неоскудеемо на небесех (Лк. 12:33). Увы! мы едва не всякую науку изучили, а науки удаляться греха вовсе не учили и оказываемся часто совершенными невеждами в этой нравственной науке. И выходит, что истинно мудрые, истинно ученые были святые, истинные ученики истинного Учителя — Христа, а мы все, так называемые ученые, — невежды, и чем ученейшие, тем горшие невежды, потому что не знаем и не делаем единого на потребу, а работаем самолюбию, славолюбию, сластолюбию и корысти» [10, с. 621-622].

В фундаментальном труде «Основы искусства святости» епископ Варнава (Беляев) указывает на безсилие безбожной светской науки в постижении законов и смысла жизни: «До тех пор пока будет искать причину на поверхности — в социальных, экономических и тому подобных условиях, а не в глубине человеческого духа, …она никакой «философии» и «психологии» не постигнет. Всегда останется нерешенным вопрос: ну, а сами-то социально-экономические и другие факторы откуда берут свои направления? Это …по нынешней терминологии: земля вертится потому, что всемирное тяготение существует, а тяготение существует потому, что все светила вертятся, а вертятся они потому, что… И подумать только, все это круговерчение мозгов и хватание за мелочи, от которых еще Василий Великий просил своих слушателей отходить подальше, происходит только потому, что люди не хотят смириться перед главной Причиной — Богом и в своем грехопадении, в служении диаволу сказать единое слово: «Увы, согрешили, Господи, помилуй нас падших!» [5, с. 55-56].

Преподобный Иустин (Попович) – один из величайших деятелей Сербской Православной Церкви двадцатого века, долгие годы посвятивший преподавательской деятельности в духовных семинариях Югославии и на богословском факультете Белградского университета – определяет сущность безбожного прогресса и «действительную ценность всякой науки, всякой философии, всякой религии, всякой культуры» в контексте смерти: «Раз смерть есть естественный конец человека, да и самой вселенной, тогда настоящий прогресс в принципе невозможен. Не только невозможен, но и не нужен. На что мне прогресс, если он состоит в том, чтобы торжественно довести меня от колыбели до гроба … Необходимость смерти для науки неотвратима и непреодолима. Это означает, что наука не в состоянии ни найти, ни дать смысла жизни. Перед проблемой смерти издыхает и сама наука как таковая. Многие говорят: наука — сила, наука — мощь. Но скажите сами: разве сила, которая безсильна перед смертью, — на самом деле сила? Разве мощь, которая немощна перед смертью, — действительно мощь? Нет победы, кроме той, что побеждает смерть, и нет прогресса без этой победы, и нет силы без этой силы, и нет мощи без этой мощи… Говорят: наука человеколюбива. Но что это за человеколюбие, раз она оставляет меня в смерти? …Человеколюбие — это победа над смертью. И нет другого» [12, с. 38, 40].

Отречение человека от Бога можно уподобить отречению детей от своих родителей, при той, правда, существенной разнице, что родители дают детям земную жизнь, а Бог дает и нам, и нашим родителям, и всему человеческому роду не только земную жизнь, но и вечную. Но как в разделившейся семье нет мира и благополучия, так и в жизни общества и государства, отделившихся от Бога, разделивших школу и Церковь, не будет ни благоденствия, ни мира, ни порядка. Сейчас родители и педагоги все чаще жалуются на непослушание детей. Это непослушание, постепенно переходящее в восстание детей на родителей (Мф. 10:21), уже закрепляется законодательно в цивилизованном мире под видом «ювенальной юстиции». Но непослушание детей — прямое следствие непослушания родителей Богу. До тех пор, пока папы и мамы не проявят искреннего желания и стремления исполнять Заповеди Божии, в том числе и малые (Лк. 16:10), — ожидать от детей послушания безрассудно. «Исполни сам на себе прежде, чем других заставлять, — вот в чем — по Достоевскому — вся тайна первого шага» [9, т. 25, с. 61-63] в деле воспитания и образования.

Сегодня во многих сферах государственной и общественной жизни, в том числе и в системе образования, навязчиво популярным становится принцип толерантности (терпимости). Для правильного его понимания и применения уместно вспомнить одно высказывание Вл. С. Соловьева: «Истина интолерантна, то есть не терпит неистины по самой природе своей» [6, с. 124]. Святые отцы Православной Церкви предупреждали: вера в Истину – спасает, вера в ложь – губит. Следовательно, толерантность разумно проявлять ко всему благому и душеспасительному, а ко всему душепагубному, развращающему и растлевающему человеческую душу (в особенности душу ребенка) толерантность может проявлять или глупец, или враг рода человеческого.

К. С. Аксаков в своей работе «Русское воззрение» ставит очень важный вопрос нашей жизни: «К чему все эти богатства и удобства, если потеряет душу человек, одно, что дает всему цену? К чему, например, книгопечатание, если потерян разум? Современное человечество в подобном положении» [3, с. 239-240]. Когда же человек, сотворенный «по образу Божьему» (Быт. 1:27), теряет разум – на первый план выступает искусственный интеллект: «Искусственный интеллект – будущее не только России, это будущее всего человечества. Здесь колоссальные возможности и трудно прогнозируемые сегодня угрозы. Тот, кто станет лидером в этой сфере, будет властелином мира» [20], т. е. антихристом.

Отсутствие правильного – православного – ориентира у нас, призванных ориентировать других, может привести к трагическим последствиям, ибо если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму (Мф. 14:15). Яма эта – по объяснению святых отцов – преисподняя, геенна огненная, откуда после падения выбраться почти уже невозможно (только по молитвам живых). Об опасности такой перспективы нам напоминает мудрая русская пословица: «Век живи – век учись, а дураком помрешь». Духовный смысл ее следующий: если мы всю жизнь и силы будем отдавать только мирским наукам и пренебрегать изучением Слова Божия для жительства по евангельским заповедям, то результат будет плачевный – на Страшном Суде мы можем оказаться в дураках, каких бы ученых степеней и званий здесь не достигли.

На фронтоне храма МГУ им. М. В. Ломоносова в честь святой мученицы Татианы – покровительницы студентов – красуется надпись Свет Христов просвещает всех. Она напоминает нам о выборе правильного духовного ориентира в нашей жизни:

Что избираем, то и воздаёт.
К чему винить превратности судьбы,
Коль путник обязательно придёт
Туда, куда направлены стопы?

Идущим в пропасть оправданья нет,
Закон извечный разумеет всяк:
Свет просвещает возлюбивших Свет,
Мрак поглощает возлюбивших мрак [15].

Александр Терлецкий, Симферополь
Сайт «Ветрово»

Список использованной литературы:

1. Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. – М., 1993.

2. Аврелий Августин, блаженный. О граде Божьем. Книга девятнадцатая. Глава IV. Что христиане думают о высочайшем благе и о величайшем зле в противоположность философам, утверждавшим, что высочайшее благо находится в них самих // https://azbyka.ru/otechnik/Avrelij_Avgustin/o-grade-bozhem/19

3. Аксаков К.С. Государство и народ. — М.: Институт русской цивилизации, 2009.

4. Аскоченский В. И. За Русь Святую! – М.: Институт русской цивилизации, 2014.

5. Варнава (Беляев), епископ. Основы искусства святости: В 4 т. – Нижний Новгород, 1996.

6. Воробьевский Ю. Ю. Путь к Апокалипсису. Стук в Золотые врата. – М., 1999.

7. Гоголь Н. В. Полное собрание сочинений и писем: В 17 т. — М.: Издательство Московской Патриархии, 2009.

8. Достоевский Ф.М. в воспоминаниях современников: В 2-х т. – М., 1990.

9. Достоевский Ф. М. Полн. собр. соч.: В 30-и томах. – Л., 1971-1990.

10. Иоанн Кронштадтский, святой и праведный. Моя жизнь во Христе. — Переиздание Мгарского монастыря Полтавской епархии, 2003.

11. Источник Живой Воды: Описание жизни и деятельности отца Иоанна Кронштадтского. – СПб., 1910.

12. Иустин (Попович), преподобный. Философские пропасти. – М., Издательский Совет Русской Православной Церкви, 2004.

13. Н. С. Лесков. Об участии народа в церковных делах // Северная пчела. 23. 03. 1862 // http://krotov.info/library/12_l/eskov/1862naro.html

14. Православие и искусство. Опыт библиографического исследования. – М., 1994.

15. Роман (Матюшин-Правдин), иеромонах. Два пути // http://vetrovo.ru/dva-puti/

16. Россия перед Вторым Пришествием. – Издание Свято-Троицкой Сергеевой Лавры, 1993.

17. Русские писатели. 1800—1917. Биографический словарь. Том 2. – М., «Большая российская энциклопедия», 1992.

18. Святая Русь. Исторический календарь-альманах 2000/2001. — М., 2000.

19. Толстой Л.Н. Собр. соч.: В 22 т. – М., 1978-1985.

20. https:// svoboda.org/a/28716053.html

Заметки на полях

  • Н.С.Михаил , 03.07.2018 в 17:45

    Успехов Вам в трудах ваших!Спасибо Александр!

Витрина

Кни­ги иеро­мо­на­ха Ро­ма­на