col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Владимир Семенко. Можно ли веру приспособить к мiру?

Сие сказал Я вам, чтобы вы имели во Мне мир. В мiре будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мiр (Ин. 16:33).

Ве­ра в Бо­га – не на­бор от­вле­чен­ных догм, а жиз­нен­но не­об­хо­ди­мое, на­сущ­ное дело. Од­на­ко не­об­хо­ди­мость эта осоз­на­ет­ся да­ле­ко не все­ми и не сра­зу.

Мы под­вер­же­ны жиз­нен­ной инер­ции, во мно­гом по­ра­бо­ще­ны «не­вин­ны­ми» гре­хов­ны­ми при­выч­ка­ми, удоб­ностью, без­ду­хов­ным ком­фор­том это­го мi­ра. По­рой воз­ни­ка­ет же­ла­ние со­е­ди­нить ве­ру с этой «удоб­ностью», уко­ро­тить для че­ло­ве­ка тот крест, без не­се­ния ко­то­ро­го спа­се­ние, то есть соединение с Богом в будущей вечной жизни, невозможно. Говорят: давайте «облегчим» нашу веру, дабы привлечь побольше адептов; сократим молитвы и посты, упростим богослужение, переведя его на сугубо современный русский язык; ослабим нравственную строгость; станем «дружить» со всевозможными субкультурами и другими религиями: ведь и у них есть своя «духовность» и какая-то частная правда; позволим человеку больше, чем в древней Церкви. И тогда народ к нам потянется. А уж позднее расскажем новообращенным об истинной вере. Словом, приспособим нашу веру к мiру ради благой цели – миссионерской «открытости», пойдя на маленький компромисс ради успеха нашего дела.

В истории было немало образцов такой ложной «миссии». Один из наглядных примеров – члены папского ордена иезуитов, поклонявшиеся в «миссионерских» целях статуям Будды с нарисованными на них маленькими крестиками.

Восприятие веры в качестве «довеска», к которому будущих адептов привлекают мiрскими средствами, конечно, абсолютно контрпродуктивно. Поклоннику рок-музыки совсем не интересен «разогрев» перед концертом, когда человек в рясе что-то рассказывает ему о каком-то непонятном Боге. Фанату футбола нет дела до того, что играющий тренер его команды – священник.

В Библии встреча с Богом и вступление человека на Истинный путь описывается совсем иначе. Христос сравнивает Царство Божие, где человек, достойно совершивший свой жизненный подвиг, пребывает в единстве с Господом, с драгоценной жемчужиной, ради приобретения которой купец продал все, что у него было (Мф. 13:45-46). Богатому юноше, который соблюдал все заповеди, положенные у иудеев, Он советует раздать все свое имение и следовать за Ним (Мф. 19:16-30). «Имение» здесь – это не только имущество, материальные ценности, которыми обладает человек, но и все мiрские пристрастия, все, что привязывает человека к мiру. Он, наш Господь и Спаситель, не раз повторяет, что погрязший во грехах мiр и Царство Божие никак не совместимы. Мiр ненавидит своего Спасителя (Ин. 1:8-13; Ин. 15:18 – 16:1-4); между тем Христос приходит в мiр именно для его спасения и именно для этого приносит Свою крестную Жертву. Он упорно внушает Своим ученикам, что верность Ему требует всего человека, готовности пожертвовать всем, вплоть до самой жизни. Почти все апостолы, ученики Христа, подтвердили свою верность Учителю, приняв мученическую смерть за Него. По пути апостолов шли и многочисленные святые.

В Ветхом и Новом Завете встреча человека с Богом описывается не как маленькое добавление к существенно не изменяемой обычной, повседневной жизни, а как мощное потрясение, меняющее эту жизнь самым кардинальным образом. Из Деяний святых апостолов можно узнать, как Савл, будущий апостол, бывший до этого убежденным гонителем христиан, на три дня ослеп, встретив Христа по дороге в Дамаск. Некоторые Святые Отцы, толкователи Священного Писания, говорят в связи с этим, что свет Христов ослепляет человека, идущего по пути греха, погружает его в Божественный мрак, и, выходя из него в мiр уже очищенным, человек, в открывшемся ему Божественном сиянии, видит свой истинный путь праведных дел и абсолютно неизбежного тяжкого подвига.

Древние христиане, многие из которых были вполне достойными гражданами Римской империи, не шли даже на, казалось бы, маленькие и чисто внешние компромиссы, формально никак не затрагивавшие их веру, не желая засвидетельствовать общегражданскую верность культу императора, ибо воспринимали это не как государственную формальность, а как измену Христу.

Вера и покаяние («метанойя» греч. – «изменение ума») – это не дополнение, «освящающее» нашу обычную повседневность, а кардинальное изменение всей жизни, преображение ее во Христе.

Владимир Семенко
«Экзегетъ»

Заметки на полях

  • г.Санкт- Петербург

    Благодарю редактора за размещение такой глубокой и одновременно очень понятно и доступно изложенной статьи. Нам всем сейчас приходится сталкиваться с таким явлением, как священник- мотоциклист, футболист, каратист; монах -певец или «духовные» концерты, где номера объявляет «Поп-шоу». Как-то спросила у очень хорошего батюшки:»Что это?!» Он ответил: «Хорошо, если хотя бы так, человек придёт к Богу…» А разве к Богу можно «хотя бы так?!» «Хотя бы так» — слышится повсеместно… Эта статья прекрасный им всем ответ! Спасибо!

  • Коломна

    Очень своевременная, важная для всех статья. Поклон и сердечная благодарность автору!

  • Рыбинск

    Присоединяюсь к Марии — очень своевременная и важная статья. Также выражаю автору благодарность.
    Но вот Вера Николаевна упомянула: монах — певец. Отец Роман тоже монах и … певец, и так можно сказать. Только батюшкины песнопения песнями никак не назовёшь. Это песнопения-молитвы, песнопения-проповеди.
    Старец Николай Гурьянов, благословивший отца Романа тоже ведь пел, и стихи сочинял.
    А есть монах-певец Фотий (Молчанов). Вот это певец! Он же поёт светские песни.
    А священник-мотоциклист? Конечно, так не должно быть. Но вот у нас , например, постоянно проходят богослужения на родине святого Федора Ушакова (он наш земляк), так первое время, когда туда дороги не было, настоятель нашего Храма перевозил всех на своём снегоходе. А иначе бы людям просто не добраться было. Разве это плохо?

  • МО

    Недавно общаясь со своими неверующими друзьями, столкнулась с их негодованием по поводу постов, мол Церкви пора выходить из средневековья к народу, пора меняться, мол нет необходимости в таких длительных и многочисленных постах. Будто-то лишь посты служат препятствием человека на пути к Богу, или «непонятные» службы на ЦСЯ, или исповедь. Если всё это упразднить, то что останется? Толпы радостных безбожников.

  • Рыбинск

    Я сейчас начала читать книгу Ивана Шмелёва «Лето Господне» (правда ещё немного прочитала). Начинается она с поста. Какой же это был пост! Он, совсем ещё ребенок, воспринимает пост как праздник. Ничего нельзя, а всё равно праздник. Мясные магазины все закрывались. Продавалось только постное. А как вкусно он описывает постную еду!
    Разве сейчас так? Постится сейчас вообще мало кто. Посмотришь в пост в магазине — пожилые уже, а мясное покупают.
    Помню, в прошлом году, подруга покупала матери календарь на 2020 год.
    Я ей посоветовала купить церковный.
    Нет, говорит, велено купить с мышкой (что-то там по гороскопу).
    А матери 92 года.
    Вот такие мы сейчас стали!

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

О слово!

Новая книга иеромонаха Романа

Календарь

«Стихотворения иеромонаха Романа» на 2021 год