МЕНЮ

Ветрово

Сайт, посвященный творчеству иеромонаха Романа

Помощь сайту

В тра­пез­ных, по­но­мар­ках, ку­лу­а­рах цер­ков­ных со­бра­ний все чаще го­во­рят: де­нег в хра­мах и мо­нас­ты­рях ста­но­вит­ся мень­ше. Где-то мень­ше ста­но­вит­ся и лю­дей – не по­сто­ян­ных чле­нов об­щи­ны, а «за­хо­жан» с «про­хо­жа­на­ми». Где-то мень­ше со­вер­ша­ет­ся та­инств и треб. Мас­штаб­ной ста­тис­ти­ки, сос­то­я­щей из твер­дых фак­тов, мы, ко­неч­но, не зна­ем – и это пе­чаль­но. Ведь по­ни­мать, что про­ис­хо­дит с цер­ков­ным со­об­щест­вом и его дос­то­я­ни­ем, по­лез­но не толь­ко из­бран­ным, а всем пра­вос­лав­ным хрис­ти­а­нам – осо­бен­но ми­ря­нам, при­зван­ным под­дер­жи­вать Цер­ковь боль­ши­ми и ма­лы­ми леп­та­ми.

Чуть более системная дискуссия ведется в постах и комментах. В них, впрочем, есть и по-особому заинтересованная сторона: лоббисты реформ церковной практики – и, как ни странно, церковного учения. Первые пеняют духовенству на якобы слишком высокий уровень жизни, на «самолеты Патриарха» и так далее. Но с этими критиками все ясно: они просто лгут или сильно преувеличивают картину «сверхпотребления». Другие по-своему более честны: они считают, что Церкви нужно пересмотреть свой взгляд на аборты, «свободную любовь», демократию, вечную участь иноверцев и неверующих – ну или просто молчать на эти темы. Дескать, не раздражайте людей, и они к вам потянутся.

Вот только мое общение с самыми разными людьми – консерваторами и либералами, пенсионерами и молодежью, «прохожанами» и участниками светских собраний – говорит совсем о другом. Большинству упомянутые «горячие» темы не так уж интересны. Они – удел узкого круга «дрессировщиков» Церкви, гипетрофированно представленных в интернете и умело накручивающих лайки-рейтинги-упоминания себе и своей позиции. Они – это не реальное мнение общества, а фантом «общественного мнения». Ориентироваться на них не надо – скорее следует внимательно их слушать и поступать ровно наоборот.

А вот что происходит с обычными людьми? Агрессии в адрес Церкви они не проявляют: не замечаю ее ни на светских собраниях, ни на улице, хотя уж меня-то по идее должны ненавидеть больше всех, поскольку я не боюсь говорить малоприятные вещи и власти, и народу. Вот что часто слышишь: «Хотел бы прийти в храм, но все не получается».

На День города около церкви, где я служу, ходят толпы народа. Выставили на улицу лоток с книгами — изданными недавно и давно, взрослыми и детскими, толстыми и тонкими, недорогими и просто совсем дешевыми. За пять часов не взяли ни одной. На следующие дни брали по две-три. Нечто «антиклерикальное» сказала лишь пара человек. Остальные проходили мимо – или брали книги в руки, листали, но не приобретали.

Перед праздниками иногда ходим с прихожанами по окрестностям – в школы, музеи, театры, кафе, банки. Объясняем смысл праздника, раздаем листовки, приносим куличи или крещенскую воду, приглашаем на службы. Встречают почти всегда радостно, с улыбками и обещаниями «обязательно зайти». Свечки ставить иногда потом приходят. На службы – единицы из сотен.

Да, наверное, мы всегда недорабатываем – по определению. Никогда не будет «довольно» проповеди, миссионерства, призыва ко Христу. Но люди ясно дают понять: они не против Церкви, они вроде как православные, они просто… слишком заняты. Нынешняя жизнь все более устроена так, что зарабатывание денег, устройство быта, приобретение «необходимых» знаний и товаров отнимает все время – и рабочее, и личное. Даже семейный отдых проходит в торгово-развлекательных центрах. Не так давно побывал в таком «храме XXIвека». Побывал почти случайно – мы с соратниками пошли пикетировать «GogolSchool», устроившую гей-шоу с антироссийским подтекстом на форуме «Таврида», организованном Росмолодежью. «School», близкая к Кириллу Серебренникову, занимает в этом центре небольшой офис. А рядом – не только магазины, рестораны, кафе, но и кинотеатр, спортивный зал, мини-зоопарк, игровые площадки — детские и взрослые — и вообще все, что душе обывателя угодно. Сооружение сияет и блестит, создает ощущение праздника. Воскресным утром родители ведут детей (или наоборот) именно туда, а не в храм. А в остальное время зарабатывают, в том числе на это развлечение.

Кстати, зарабатывать все труднее. Доходы большинства наших сограждан падают гораздо резче, чем докладывают органы власти и прислоненные к ним эксперты. И это тоже отражается на церковных средствах. Хорошо одетые люди, которые еще недавно не брали сдачи, получив свечу или церковную книгу, теперь забирают все до рубля. Многие потеряли работу – и легли на диван. На это жалуются не только сами уволенные, но и их жены, матери, бабушки. Сокращения идут массовые – а устроиться на работу после 45 лет почти нереально. Хорошие места заняты членами стойких «команд», плохие – мигрантами. У многих после недавней реформы – ни пенсии, ни работы. Вынужденную крайнюю прижимистость этих людей ощутили не только приходы, но и рестораны, и магазины. Но если недавно, оказавшись без трудоустройства, люди прилагали свои силы в храмах и монастырях, то теперь они обычно замыкаются в себе – или бьются за каждую копейку.

Словом, наступает время обывателя. Торжествующего или потерпевшего поражение – но в обоих случаях забывшего о Боге. И наши недруги – антирелигиозно настроенные интеллектуалы – зря радуются этому времени. Оно и Никонова с Невзоровым скоро похоронит, как и умные сайты продвинутых либералов. Те тоже, кстати, теряют работу.

Каков должен быть наш ответ? Встроить храмы в торгово-развлекательные центры, чтобы люди ставили свечки между походами в ресторан, игровой зал и кафе? А Церковь, христианство встроить в систему ценностей консьюмеризма, к чему по сути призывают иные «православные с человеческим (простите, глянцевым) лицом»? Нет: у Церкви есть более достойные – и более действенные, проверенные веками – ответы.

Во-первых, надо оставить триумфализм и учиться жить по средствам. Очень скоро их может не хватить ни на «правые» хоры, ни на большое количество церковных служащих, ни на дорогостоящее храмовое убранство, ни на «статусные» трапезы. И ничего страшного: Церковь умела выживать и в очень скромных условиях — вспомним советское время. Нужно вспомнить о солидарности богатых монастырей и приходов с бедными – стимулировать такую солидарность могли бы епархии, да и общецерковные структуры. Очень полезно всей Церковью оценить, сколько у нас денег — и на что их нужно продолжать расходовать, а от чего можно отказаться.

Во-вторых, нужно, сколько ни было разочарований, продолжать проповедь. Пусть не будет никакой победной статистики – пастыри и миссионеры призваны идти и к малому количеству людей, и даже к одному человеку.

И, в-третьих, нужно просить Господа вмешаться в историю. Обыватель – что довольный собой, что замученный проблемами, — дальше от спасения, чем кающийся разбойник или увидевшая бездну греха блудница. Человек, «пекущийся и молвящий о многом», часто не может уже взглянуть на Небо, если не грянет гром. И поэтому, если сыны и дщери нашего некогда богоносного народа увязнут в обывательском мирке, — Господь его разрушит. Для настоящего блага его несчастных обитателей. Даже если им поначалу это очень не понравится. Надеюсь, что так и произойдет. Ведь Бог нас любит, даже если мы отворачиваемся от Него.

Протоиерей Всеволод Чаплин
«Радонеж»
13 октября 2019

Заметки на полях

  • Редактор, , 28.11.2019 в 09:16

    Со вчерашнего дня работаю на выставке «Православная Русь» в Петербурге — у сайта «Ветрово» там есть небольшой стенд. Выставка уменьшилась раз в пять по сравнению с началом двухтысячных, и проходит теперь не в самом центре города, как раньше, а в дальнем уголке Васильевского острова. Как объяснили мне организаторы, народ «наелся Православием» (возможно, неточно передаю слова, но суть такая). Раньше народ валил на выставку валом, скупая всё подряд, теперь ходят отдельные посетители. Но люди всё те же: искренние, разговорчивые, часто бедные, по большей части — пожилые. По крайней мере, такие по большей части подходили ко мне, чтобы расспросить о книгах отца Романа. Есть более энергичные и деловые, но они редко останавливаются.

  • Людмила Николаевна, Нижний Новгород , 28.11.2019 в 15:45

    А, может быть, это в основном потому, что молодые сейчас предпочитают пользоваться интернетом, где все можно найти, в том числе, — стихи и песни отца Романа.

  • Редактор, , 28.11.2019 в 15:57

    Да, многие пожилые люди говорят, что не пользуются Интернетом. Правда, вчера одна девушка, интересовавшаяся малоизвестными стихами отца Романа (например, «Возвращением Крыма»), на моё предложение прочитать их на сайте сказала: «Ничто не сравнится с запахом бумаги».

  • Людмила Николаевна, Нижний Новгород , 28.11.2019 в 16:13

    Запах бумаги, конечно, неповторимый и волнующий, зато смартфон всегда с собой. И в нем легко помещается все, что нужно ☺

  • Редактор, , 28.11.2019 в 16:19

    Да, запах — точно не главное.

  • Алла, Минск, 29.11.2019 в 08:46

    Редактор, , 28.11.2019 в 09:16
    «…Раньше народ валил на выставку валом, скупая всё подряд, теперь ходят отдельные посетители. »

    Общество потребления диктует такое же потребительское отношение к Богу. Может быть, часть посетителей охладела, не получив желаемого? Думается, если бы на лотке выставили «чудодейственное» масло, исцеляющее от всех телесных болезней и гарантирующее долгую и безбедную жизнь, покупателей было бы намного больше.

    Хочу поделиться своим опытом посещением православной выставки-ярмарки «Пакроускi кiрмаш» . 5-6 лет назад пошла туда по приглашению верующей соседки. Пошла целенаправленно: почему-то захотелось приобрести икону «Тайная вечеря» . Бросилось в глаза то, что основная масса посетителей группировалась в очередях в те лавки, где предлагали купить что-то исцеляющее или заказать молитвы, которые помогут исцелиться страждущим от тяжких недугов.
    Подошла к столу, мимо которого почти все проходили не останавливаясь, с твёрдым намерением что-то там обязательно купить. За столом, склонив голову, сидел монах в окружении священнического облачения. На столе лежали свечи красного цвета и, кажется, больше ничего. Некоторое время смотрела, что из предложенного могу купить. Решила, что только свечи. Рука потянулась за кошельком, а «продавец» за столом, очевидно, понял мои долгие размышления и опередил, молча протягивая небольшой буклет, представлявший, как потом оказалось, один из сербских монастырей. Подняла глаза и увидела взгляд, излучавший, как мне тогда показалось, какой-то непонятный свет. Взяла буклет и поспешила отойти от стола. Желание ходить по выставке пропало. Коротко помолясь, ушла оттуда. Так и не поняла, что это было: отражение неба в глазах или «проделки» лукавого. Но на выставки-ярмарки больше не ходила.

Витрина

Кни­ги иеро­мо­на­ха Ро­ма­на