col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Иерей Сергий Ситников. Размышления о роли социального служения Церкви

Со­ци­аль­ное слу­же­ние на се­год­няш­ний день — од­на из глав­ных тем в Церк­ви. Как та­ко­вое оно, ко­неч­но, ор­га­ни­чес­ки свя­за­но со слу­же­ни­ем Бо­гу. Мы, воз­мож­но, ред­ко за­ду­мы­ва­ем­ся о том, что че­ло­век все­гда ко­му-то слу­жит. Мать слу­жит де­тям, ко­гда они ещё не са­мо­сто­я­тель­ны. Муж слу­жит семье, ко­гда за­ра­ба­ты­ва­ет на жизнь семьи. Ра­бо­то­да­тель слу­жит по­до­печ­ным и об­щест­ву, обес­пе­чи­вая жизнь сво­им про­из­водст­вом. Подопечные служат работодателю и соответственно обществу. Это можно продолжать до бесконечности. Мы все — политики, министры, бизнесмены, чиновники, священники, врачи, дворники — несём определённое служение обществу. Даже отшельник, не имеющий непосредственного соприкосновения с обществом, тоже ему служит. Как правило, своей молитвой о мире во всём мире. Можно также служить греховным потребностям человеческих душ, но это уже другая история.

Новозаветная Церковь изначально основана Господом Иисусом Христом для богообщения, для участия людей в Таинствах и приобщения их к Божественной благодати. Поэтому, если в Церкви и есть другие служения — например, социальные, образовательные, миссионерские — то они являются второстепенными. Остальные служения — это миссия Церкви, а не конечная цель и смысл её существования. Здесь уместно вспомнить преподобного Серафима Саровского, который в простых словах преподнёс эту богословскую идею: Цель христианской жизни — стяжание Святого Духа. Всё же остальное — средства. Эти средства различны, и кто как их реализует в Церкви, зависит от талантов и индивидуальных особенностей её членов.

Мы сказали о Цели Церкви, теперь вспомним о её задачах. Можно заметить, что сегодня из всех своих задач Церковь на первое место ставит социальное служение. Чисто психологически эта позиция Церкви ясна. Ещё в Евангелии Господь Иисус Христос говорил Своим ученикам: Нищих всегда имеете с собою и, когда захотите, можете им благотворить; а Меня не всегда имеете (Мк. 14:7). То есть Господь имел в виду, что нищие или нуждающиеся всегда были и будут в Церкви. И всегда будет стоять практический вопрос: как и кому помогать? Ведь далеко не факт, что нуждающийся в помощи обязательно эту помощь от Церкви оценит. Нередко бывает и наоборот. Сколько бы я лично ни задавался этим вопросом, никогда не находил на него прямых ответов. Например, возьмём ранний памятник христианской письменности — «Дидахе» (Учение двенадцати апостолов). Там сказано: «Пусть твоя милостыня запотеет у тебя в руках, прежде чем ты узнаешь, кому подаёшь». С другой стороны, в Евангелии совершенно прямо сказано: Кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду; и кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два. Просящему у тебя дай и от хотящего занять у тебя не отвращайся (Мф. 5:40-42). Мы видим, что Евангелие ставит нам высокую этическую планку. То есть Господь как бы говорит: не смотри на лицо человека, кто он и что из себя представляет, а, не задумываясь, окажи ему сверхдолжную милость. Это, конечно, не в силах человеческих, но в этом и уникальность Евангелия. Тем более, не случайно об этом говорится именно в Евангелии от Матфея, поскольку, как известно, Матфей обращал своё Евангелие к зажиточному классу иудеев, таким же мытарям, каким он сам когда-то являлся. Противоречие или, лучше сказать, спор между сердцем, обычной человеческой жалостью и здравым смыслом будет всегда. Тем более, добрые дела не всегда могут оказаться безобидными и добрыми — как для тех, кто их оказывает, так и для тех, кто их получает. У одного европейского философа конца ХIX века есть такие интересные слова: «Мы плохо всматриваемся в жизнь, если не замечаем в ней той руки, которая, щадя, может убивать». Как видим, вопрос даже о единичном, разовом добром деле может оказаться не таким уж простым, не говоря о целом социальном служении.

Я думаю, что никогда не может быть одного универсального способа для всех. Это может показаться странным, но иногда неоказание милостыни, материальной и даже духовной, моральной поддержки может быть продиктовано адекватными христианскими мотивами. Если, например, знаешь наверняка, что человек использует твою поддержку не по назначению, а употребит её себе во вред, либо просто обесценит. Тем более что социальное служение всегда различно. Одно дело, когда организована служба по транспортировке недееспособных людей, пожилых или инвалидов из дома на богослужение и обратно. Это дело и духовно, и физически не требует больших сил и раздумий. Другое дело — сбор средств малоимущим семьям, что увеличивает ответственность перед жертвователями и теми, кому оказывается помощь. Третье дело — это работа со сложными людьми с низкой духовной и социальной ответственностью — как правило, зависимыми, что требует ещё большей ответственности перед ними и их родственниками. Как видим, социальное служение различно как по духовной, так и материальной ответственности.

Любой священник волей-неволей оказывается вовлечённым в социальное служение, поскольку к священникам, как правило, обращаются люди с разными просьбами. На мой взгляд, в наше время Церковь не имеет большого опыта социального служения. Она только недавно вышла из руин постсоветской эпохи и огляделась вокруг. В девяностые годы каждый приход старался нести какое-то социальное служение по мере своих сил. Это не требовалось, но было как само собой разумеющееся. И, честно признаться, на мой взгляд, такое несистемное социальное служение имело много положительных моментов. Во-первых, это являлось совершенно свободной харизматической особенностью отдельной общины, а, во-вторых, гармонично сочеталось с миссионерской деятельностью. Сейчас уже стоит задача обязательных разноплановых социальных направлений на каждом приходе, фактически с единым органом управления, обеспечивающим консультацию, обучение и передачу опыта. Это задачи системного подхода к нуждам прихожан. И, конечно, качественное социальное служение всегда будет касаться определённых финансовых затрат. На сегодняшний день финансовые затраты затрагивают либо бюджет прихода, либо частных жертвователей. Получается, что это также задача и финансово-экономического порядка.

Из всего сказанного видно, что строительство качественной поддержки социальных проектов в Церкви затрагивает огромные области многих сторон жизни. У нас перед глазами есть опыт западных церквей на этом поприще, где достаточно много благотворительных фондов, но, кажется, Церковь нельзя превращать в обычное «министерство добрых дел». Потому что основной задачей Церкви по-прежнему остаётся возвещение Царствия Божия и обращения людей к Богу через покаяние, выполняя которую, она сама должна являть собой пример таких качеств как смирение, покаяние и любовь. И выходит так, что добрые дела христианина или Церкви — это опять же ни в коем случае не самоцель, а средство.

Я думаю, что сейчас большой опасностью обязательного церковного социального служения может являться самореклама, когда, в общем-то, обычные средства христианского спасения Церковь может обращать для повышения оценки в глазах общественного мнения. Богу, понятное дело, наши добрые дела не нужны, если к этому вопросу подходить строго богословски. Они нужны нам и нужны обществу. У общества, на мой взгляд, сейчас есть завышенные ожидания по отношению к церковному служению. И с большой долей вероятности Церковь может пойти не по евангельскому призыву творить добро не напоказ (Мф. 6:1-3). Гонка за количеством открытых реабилитационных центров, детских домов, домов престарелых ради саморекламы может вредить как качеству социальной работы, так и духовному состоянию Церкви. И в конце концов отчётность за свои дела Церковь должна иметь не перед общественным мнением, а перед Богом. Большой ошибкой было бы считать, что Церковь, несмотря на Святость, Соборность и Апостольское преемство (9-й член Символа Веры), не несёт ответственности перед Господом Богом за своё служение.

Есть такое замечательное библейское выражение о том, что суд Божий начинается с дома Божьего (1 Пет. 4:17). В первую очередь, за свои дела будет отвечать Церковь, то есть верующие чада Божьего дома. Затем все остальные. Есть и у митрополита Антония Сурожского интересные размышления о том, что «христиане — это люди, которые несут за мир очень большую ответственность». И ответственность эта не просто за количество сделанных дел на поприще социального служения, не за эстетическое состояние богослужений или строительство храмов. Это ответственность за качество веры. Если добрые дела Церкви, которые, как правило, должны происходить совершенно естественно и без громких объявлений, оказываются не следствием веры, а средством поднятия её рейтинга, то качество этих дел, выражаясь библейским языком, будет хромать на оба колена. Соответственно и вера христиан и Церкви может вызывать сомнение и соблазн. Поэтому, я думаю, христиане во всех жизненных явлениях — от личной веры в Бога до общественного и социального служения — должны помнить: они несут ответственность за то, что могут послужить соблазном, камнем преткновения для неокрепших в вере душ, если что-то делается напоказ. В Евангелии Господь Иисус Христос обращается к нам со словами: Да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного (Мф. 5:16). Примечательно, что слово «добро» по-гречески «каlos», буквально означает «красота». Название известного монашеского произведения древности «Добротолюбие», которое настраивает читателя на аскетическое умное делание, некоторые богословы переводят как «Любовь к красоте». А красота — это, я полагаю, уже личное состояние души, нравственно-субъективное.

Можно творить хорошие дела, не имея красивого нравственного состояния. Можно также иметь преображённое Духом Святым нравственное состояние без больших дел. Бог не смотрит на лицо, на количество дел или внешность. Бог всегда будет смотреть на сердце. Есть такая старая шутка, когда коллегия ангелов решила на суде компенсировать все материальные затраты благотворителям, потому что их добродетели не имели соответствующей Царствию Небесному духовной красоты. Это ведь может иметь отношение и к добрым делам членов Церкви. Когда внешне может быть сделано много, сердце же далеко находиться от Бога (Мф. 15:8).

Иерей Сергий Ситников
Сайт «Ветрово»
21 мая 2020

Заметки на полях

  • Москва

    «Есть такая старая шутка, когда коллегия ангелов решила на суде компенсировать все материальные затраты благотворителям, потому что их добродетели не имели соответствующей Царствию Небесному духовной красоты. » — улыбнуло! Доходчиво!

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

О слово!

Новая книга иеромонаха Романа