col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Священник Михаил Желтов. «Слово святителя Григория о Святой Литургии»

Средневековое откровение-толкование на Божественную Литургию

Среди различных средневековых комментариев на Божественную литургию своей яркой образностью выделяется «Слово свт. Григория о св. литургии». Этот комментарий был написан в XII веке с использованием более ранних историй из патериков[1]. Его перевод широко представлен в древнерусских рукописях и, в частности, вошел в состав Златоуста, одной из книг уставных богослужебных чтений[2]. Как доказал еще Н. Ф. Красносельцев, великий русский ученый конца XIX века, «Слово свт. Григория» лежит в основе «Толковой службы» – самого популярного дониконовского комментария на литургию[3], который и вовсе обладал полуканоническим статусом, поскольку включался в состав Кормчих книг.

Образы из «Слова свт. Григория» вошли в состав иконографических программ некоторых русских храмов[4]. В греческих рукописях текст комментария встречается нечасто, поскольку он все-таки явно апокрифичен. По одной из них (Paris, Coisl. 296), несколько лет назад он был издан нами полностью впервые[5], хотя фрагменты греческого текста комментария, послужившие подписями к серии книжных миниатюр в рукописи Vatican. gr. 2137, были изданы А. Маи еще в середине XIX века[6].

Божественная литургия в комментарии раскрывается как мистическое тайнодействие, совершаемое в храме ангелами параллельно с видимым чинопоследованием. Из элементов чина литургии упоминаются: проскомидия, мирная ектения, три антифона, малый вход, прокимен, Апостол, аллилуиарий, Евангелие, ектения об оглашенных, великий вход, евхаристическая молитва (анафора), «Отче наш», возглас священника «Святая святым» (который составитель комментария, следуя более древним патериковым историям, наделяет совершенно особым значением), причащение и окончание литургии.

Ниже приводится наш перевод комментария на современный русский язык по рукописи Paris, Coisl. 296, с привлечением текста еще одной греческой рукописи, из собрания Эскориала[7]. Перевод сопровождается миниатюрами из Vatican. gr. 2137[8].

Раскрытие[9] Святой литургии

1. [Однажды] преподобные отцы, собравшись у святого Григория Богослова, сказали ему: «Отче преподобный, научи нас [тому], что [относится] к Церкви, и каким образом Божественная и умосозерцаемая и бескровная Жертва приносится на небесах».

Святитель Григорий Богослов с вопрошающими. Фрагмент рукописи Vatican. gr. 2137

2. И Григорий Богослов, отвечая, сказал: «Слушайте, братья мои.

3. [Когда] иерей, совершая проскомидию[10] Святых Даров, произнес: «Господу помолимся», тогда я услышал с небес голос, взывающий и говорящий: «Кто [из вас] совершили церковные приношения по расположению сердца?»[11] И слетел вниз ангел с небес, и встал у внешних врат церковного притвора.

4. И когда произносит диакон: «Прóсти![12] Миром Господу помолимся», – поставьте ваши сердца [прямо], на страх Божий, на литургию.

Начало Божественной литургии

5. И когда поется [1-й антифон]: «Благо есть исповедатися Господеви», я услышал, как ангел сказал: «Возрадуйтесь[13] все и сосредоточьтесь на страхе Божием и на литургии».

6. И когда поется [2-й антифон]: «Господь воцарися», ангел сказал: «И царствует теперь! Христианский род, радуйся и веселись, ибо Христос царствует на бесконечные века. Диавол уже не способен воевать против человека, ибо он полностью сломлен».

7. И когда поется [3-й антифон]: «Приидите, возрадуемся Господеви», тогда я увидел ангела у царских и святых врат церкви.

8. И тогда иерей вошел в алтарь и взял Евангелие, а диакон – кадило, и [пономари] зажгли свечи и, пройдя, вышли к амвону.

9. И когда сказали [на малом входе]: «Приидите поклонимся и припадем», я увидел, как ангел простер свои крылья и обхватил [ими] иерея, и взял его, и ввел его внутрь алтаря.

Малый вход

10. И когда [иерей] положил Святое Евангелие на святой престол, ангел опустил свои крылья и встал рядом с тем, и сказал: «Смотри, как ты стоишь на Страшном суде».

11. И когда [иерей] перешел на кафедру [на горнем месте], сказал Михаил: «Премудрость», и Гавриил: «Вонмем», и Владыка: «Мир всем», и все в мире раскрылось. Вот что [происходит, когда] иерей преподает мир (то есть: «Мир всем») в церкви, [так что] стойте все в мире, и никто пусть не вертит своей головой, чтобы встретиться [взглядом] с [другим] человеком.

Возгласы перед чтением Апостола

13. И когда читается Апостол, учит [сам апостол] Павел. И слышится: «Да будет [вам все] это известно».

14. И когда пришло [время] святого [пения] «Аллилуия», восклицает Давид и глаголет: «Бог яве приидет, Бог наш – и не премолчит[14]; Огнь пред Ним предъидет, и попалит окрест враги Его[15] и Осветиша молния евангелистов Его вселенную[16]». И я услышал ангела, говорящего: «Грядет Сын Божий, раздробляемый и верным раздаваемый».

15. И когда пришло [время чтения] Святого Евангелия, тогда я увидел, что крыша церкви раскрылась, и [сквозь нее] показалось небо, и каждое слово Евангелия было словно огонь и достигало до неба.

Чтение Евангелия

16. И когда диакон произнес: «Елицы оглашеннии», я увидел человека, стоящего в святых вратах церкви, с острыми, как стрелы, зубами и налитыми [кровью] глазами, и он скрипел зубами своими на стоящих в церкви, как бы ему выкинуть из церкви каждого из них.

17. И когда диакон произнес: «Да никто от оглашенных», я увидел, как ангел распростер свои крылья и вытолкнул того [человека с острыми зубами] в огонь внешний, сказав ему: «Чего ты стоишь тут, не имея брачной одежды?» – и [добавив]: «Ты не имеешь здесь власти».

18. И когда иерей пошел переносить Святые [Дары], я услышал, как ангел сказал: «Отче святый, посли тайноводцев Твоих, ангелов, чтобы священнодействовать Божественные тайны».

Великий вход

19. И когда диакон произнес: «Станем добре», – станем же со страхом! – ибо страшно происходящее.

20. И когда иерей произнес: «Победную песнь поюще», тогда я увидел, что крыша церкви раскрылась, и [сквозь нее] показалось небо, и сошла вниз вспышка пламени, и вслед за вспышкой сошло множество ангелов; а после ангелов увидел я два прекрасных лика, красоту которых невозможно описать словами, ибо сияние их было как вспышка пламени. И распростерли ангелы крылья свои вокруг алтаря, а шестокрылые лики – вокруг святого престола. И посреди тех [я увидел] Младенца, [сияющего] словно вспышка пламени, и [это] пламя сошло на иерея, и [сам] иерей сделался вспышкой пламени, с головы до ногтей.

Евхаристическая молитва

21. И когда пришло [время] «Отче наш», я услышал, как ангел сказал: «Отцы благие и верные, если кто из вас был в [мимошедшую] субботу с женой, будь то наяву или во сне, тот недостоин пречистого Тела и почитаемой Крови Господа нашего Иисуса Христа».

22. И когда иерей произнес: «Святая святым», тогда я увидел, что упомянутые лики сделались словно бы жертвенником, и увидел ангелов с ножами в руках, и они заклали Младенца, и слили Его Кровь во святой потир, а тело, разрубив на куски, [положили] сверху хлеба. И стал хлеб Телом, а [вино с водой] в потире – Кровью Господа нашего Иисуса Христа.

23. И народ, подойдя, причащался, и те, кто не говорили: «Аминь», суть недостойные Сына Божия.

Причащение

24. И когда диакон произнес: «С миром изыдем»[17], тогда я увидел, как Божественные тайны поднимались на небеса, а церковные приношения возносились».

25. И, выслушав это и испытав большое потрясение, [преподобные отцы] были укреплены [в вере] на бесконечные века. Аминь.

Окончание Божественной литургии

Священник Михаил Желтов
Православие.ru
2 декабря 2020

[1] Подробнее см.: Zheltov M. The Disclosure of the Divine Liturgy by Presudo-Gregory of Nazianzus: Edition of the Text and Commentary // Bollettino della Badia Greca di Grottaferrata. Roma, 2015 [фактически 2016]. Vol. 14. P. 215–235.

[2] См.: Афанасьева Т. И. Апокрифическое «Слово св. Григория о литургии» в славянской рукописной традиции // Вестник СПбГУ. Сер. 9. 2011. Вып. 4. С. 95–106; Желтов М., свящ. «Откровение святого Григория Богослова о литургии»: исследования, текст и его славянские переводы // Вестник ПСТГУ. Серия III: Филология. М., 2018. Вып. 54. С. 9–26.

[3] Красносельцевъ Н. Ѳ. «Толковая служба» и другiя сочиненiя, относящiяся къ объясненiю богослуженiя въ древней Руси до XVIII вҍка (Библiографическiй обзоръ) // Православный собесҍдникъ. 1878. Ч. 2. Т. 5. С. 3–43.

[4] Покровскiй Н. [В.] Стҍнныя росписи въ древнихъ храмахъ греческихъ и русскихъ. М., 1890. С. 132–136, 150–151, 160–161.

[5] Zheltov. The Disclosure…

[6] Maius A. Novae Patrum Bibliothecae. Roma, 1853. T. 6. 585–592; текст перепечатан в PG 99. Col. 1689–1692, not. 11.

[7] В настоящее время готовится наше издание текста и этой рукописи, содержащей интересные разночтения относительно Paris, Coisl. 296.

[8] Изображения опубликованы на сайте Ватиканской библиотеки: https://digi.vatlib.it/view/MSS_Vat.gr.2137 .

[9] Греч.: Διάλυσις, буквально «разгадка».

[10] Греч. πρόθεσις – Предложение.

[11] Здесь игра слов: греческое выражение πρόθεσις καρδίας из Септуагинты (Притч. 16. 1) перекликается с названием чина проскомидии (πρόθεσις).

[12] Здесь это означает: «верные!»

[13] Здесь снова игра слов – призыв: «Возрадуйтесь…» (Ἀγαθυνθεῖτε…) обыгрывает первое слово антифона (Ἀγαθὸν…).

[14] Пс. 49:3.

[15] Пс. 96:4.

[16] Парафраз Пс. 76:18.

[17] Сейчас этот возглас произносит священник, но в Византии и на Руси до Патриарха Никона это были слова диакона.

Заметки на полях

  • Из комментариев под этим материалом на сайте «Православие.ru»:

    «Даем мы себе отчет в страхе Божьем когда приходим в храм на божественную службу в том, где мы находимся?! Наше обмирвшление превращает храм Божий в наш «дом» (клуб, дом быта). Идеология потребления сделала свое дело. Зачастую причастие принимается как услуга в суете. Редко можно услышать разумное, понятное и торжественное пение. Это общая беда. Многие приходят в одежде с иностранными надписями, большинство женщин в брюках. Всем нам не хватает СТРОГОСТИ и разъяснительной работы со стороны священников. Нужно мягко и последовательно научать страху Божьему».

  • Рыбинск

    Из книги митрополита Вениамина (Федченкова) «Небо на земле»:

    Мы нередко смотрим на богослужение с точки зрения прежде всего прошений у Бога разных благ, утешения в разных нуждах. Не так чувствуют истинные молитвенники вообще на молитве, а тем более во время Литургии. Не таков был и отец Иоанн (святой праведный Иоанн Кронштадтский).
    «Богослужение есть райское жительство»… Но разве в раю просят? Нет, там наслаждаются, благодарят и славословят. А если и просят, то только о нас, земных, — и то о спасении нашем, по любви к Богу и к нам. Так мыслил и батюшка о всём вообще богослужении, как о блаженной любви и славе. «Молитва есть постоянное благодарственное настроение, — говорил он. — Богослужение есть пребывание с Богом и святыми, чистое, любовное, ничем не развлекаемое с Ними собеседование, посильное благодарение и славословие бренными устами Господа и предначатие вечного славословия с ангелами устами духовными в преображенном теле славном, прославление святых угодников Божиих, училище благочестия всякой добродетели, приятие высшей благодати в молитве и в таинствах, и самое срастворение с Богом и обожение».
    «Богослужение по духу и составу своему есть жертва любви, хвалы и благодарения Господу… Дивный дух богослужения нашей Церкви! Широкий и высокий полёт даёт оно душам христианским». И это понятно, если не упускать из сознания и сердца, что сделал для нас Бог, — в особенности даровал нам Сына Своего, Спасителя миру… Уже сделал…Остаётся лишь воспринимать и благодарить.И всё богослужение наше прежде всего проникнуто этим духом хвалы Троице и Спасителю… «В богослужении проводится главным образом та мысль, что Бог в Троице есть Творец, и Промыслитель мира, и что Христос — наш Искупитель, Спаситель, Помазанник, Царь и Судия всего человеческого рода, Которого мы должны благодарить, прославлять, просить о своих нуждах, Коему должны всегда каяться во грехах, Коего должны умилостивлять Жертвою бескровною (принесением Тела и Крови Иисуса Христа), Коим должны освящаться, утверждаться и от Коего должны ожидать вечной жизни».

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

Мир вам!

Новая книга иеромонаха Романа