МЕНЮ

Ветрово

Сайт, посвященный творчеству иеромонаха Романа

Помощь сайту

22 сентября 2018 года в передаче «Церковь и мир», выходящей на канале «Россия-24» по субботам и воскресеньям, председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион ответил на вопросы ведущей телеканала Екатерины Грачевой. В числе прочих прозвучал и вопрос о «кошачьем» молебне, который недавно был совершён в Ильинском храме деревни Лемешево рядом с подмосковным Подольском.

Е. Грачева: В Ильинском храме, это рядом с подмосковным Подольском, прошел молебен в защиту животных во Всемирный день защиты животных. Нужно сказать, что ежегодно в этом храме проводится такой молебен, а в этом году он примечателен тем, что в нем приняли участие сами собаки и кошки. Как следует относиться к подобного рода молебнам? Я знаю, что некоторые священники даже не благословляют дома держать, например, собак. Говорят, что в отличие от кошки, собака — это уличное животное и дома ему не место.

Митрополит Иларион: Я знаю этот храм, о котором Вы говорите, знаю настоятеля отца Петра Дынникова. Помимо того, что там совершаются молебны, там еще и проводится большая работа по спасению животных: это, прежде всего, бездомные кошки, собаки, которых этот священник собирает со всей округи, которые живут при этом храме в хороших условиях. Прихожане о них заботятся, их кормят, их лечат.

Что касается молебна, о котором Вы упомянули, то, конечно, это не был молебен, в котором участвовали кошки и собаки. В молебне участвовали люди, но некоторые из них на руках держали своих домашних питомцев. Это первое, что я хотел сказать. А вторая часть Вашего вопроса касается того, что некоторые священники якобы запрещают держать домашних животных. Но я не знаю, на каком основании эти священники запрещают держать домашних животных. Конечно, изначально собака была уличным животным, но уже много столетий и тысячелетий собака является другом человека и является домашним животным. И для людей, особенно для одиноких людей, для пожилых, домашние собаки и кошки являются большим утешением, так же как и для детей, конечно.

Я вспоминаю свое детство. У меня был кот, его звали Алеша, он, конечно, доставлял мне большое утешение. А когда потом соседи его отравили, — мы жили в коммунальной квартире и кот захаживал на кухню, и один сосед его отравил, — этот кот умер у меня на руках. Это, конечно, было источником большой скорби, потому что этот кот был фактически членом нашей семьи. Часто меня спрашивали: «А почему вы назвали кота именем Алеша? Разве можно кота называть человеческим именем?» На что я отвечал: «Кот может быть Васькой, а почему он не может быть Алешкой?» Вот такой был у меня кот.

По материалам Официального сайта Московского Патриархата

Заметки на полях

Витрина

Кни­ги иеро­мо­на­ха Ро­ма­на