col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Алексей Михеев. «За то, что сербы»

В степи молятся о жертвах страшного лагеря


Чин резания славского колача, распространенный в Балканских странах, в храме Казанской иконы Богородицы в Орске

13 сентября Русская Православная Церковь вспоминала мучеников одного из самых страшных фашистских лагерей смерти — хорватского Ясеноваца. Экспериментам, которые ставили там союзные Гитлеру хорваты над сербами, евреями и цыганами, ужасались даже в немецком командовании. В Европе сегодня предпочитают не говорить об этой трагедии. Зато говорят в России, причем в очень неожиданном месте.

Орск находится на границе с Казахстаном. Некогда маленький купеческий городок, сегодня это центр тяжелой промышленности. На восточной его окраине в здании бывшего магазина — храм в честь Казанской иконы Богородицы. Местные прихожане очень хорошо знают, за что и как умирали во время Второй мировой войны православные на таких далеких отсюда Балканах.

Коты бывшего сельпо

Магазины в советское время строили большие, места в церкви много. Под иконами сидит один из здешних любимцев — коты в храм приходят регулярно и остаются насовсем.

«Я решил стать священником не из-за книг или «вечных вопросов» — просто полюбил богослужение. Это не меньший источник знаний о Боге, чем все богословские труды! И когда сегодня служу в храме, ощущаю, что вся Вселенная, которую сотворил Господь, оказывается рядом. Весь мир, вся вера, все мученики и исповедники прошлого и нынешнего времени — все тут. И хочется рассказать всем об этом», — говорит настоятель Казанского храма священник Максим Бражников.

Случайно он познакомился с людьми, тесно связанными с Сербской Православной Церковью. За свою долгую историю, в том числе и в ХХ веке, она дала миру мучеников и исповедников веры во Христа не меньше, чем Русская Церковь. «Я стал изучать прошлое, богослужебные обычаи сербских общин и монастырей, познакомился с историей Церкви в бывшей Югославии — Хорватии, Боснии, Косово. Особенно меня заинтересовала судьба православных сербов в годы Второй мировой войны», — продолжает отец Максим.

Как известно, на территории захваченного немцами королевства Югославия было создано Независимое государство Хорватия (НГХ), которое проводило политику откровенного геноцида сербов, евреев и цыган. В Славонии (историческая область на востоке Хорватии) хорватские нацисты-усташи построили несколько лагерей, известных под общим названием «Ясеновац». Здесь погибло около 700 тысяч человек, почти все — православные сербы. Усташи видели свою задачу в полном искоренении православия и самого понятия «серб» в Хорватии.

Хлеб с кровью

«Для меня это оказалось очень важным, ведь и Русская Церковь прошла через гонения, и в то время, когда в НГХ лилась кровь, наши мученики безвестно гибли в лагерях Сибири, Казахстана и Урала, где я живу. Память о новомучениках российских особенно дорога для жителей нашего города, и я по мере возможностей стал рассказывать прихожанам и о сербских мучениках», — объясняет настоятель.

В маленьком деревянном храме Святой Елисаветы у подножия Уральских гор, где отец Максим служил раньше, он ввел сербский обычай Крестной Славы — при совершении этого чина священник приподнимает испеченный особым образом хлеб, и все прихожане возлагают на него руки, подчеркивая свое единство. А потом хлеб (славский колач) раздают людям со словами «Христос посреди нас!».

«Я увидел в этом именно то, что необходимо для наших приходов, — чтобы люди ощущали себя в храме не одинокими, лучше понимали, что православный мир не замыкается в границах России. И еще я ввел в число особо почитаемых праздников День новомучеников Ясеновацких. Оказалось, некоторые наши прихожане даже знают о них!» — говорит священник.

И он решил поехать в Ясеновац.

Соревнования по резне

Славония, область Хорватии между Дравой и Дунаем, пережила не только Вторую мировую, но и две разрушительные гражданские войны. В результате операций «Молния» и «Буря», проведенных хорватской армией против войск Республики Сербская Краина при разделе федеративной Югославии, с территории Славонии были изгнаны почти все сербы, при этом без вести пропало не менее трех тысяч человек. В горах до сих пор лежат неразорвавшиеся мины, многие дома хранят следы от пуль крупного калибра.

Здешние православные храмы не исключение — собор Святой Троицы в Пакраце расстрелян в упор, лики святых обезображены пулеметными очередями.

А на месте концлагеря Ясеновац — огромное поле и памятник в виде каменного цветка, поставленный при первом и пожизненном президенте СФРЮ Иосипе Броз Тито. Он, кстати, максимально постарался, чтобы память о зверствах усташей была сведена к минимуму, потому все лагерные строения, в отличие от того же Освенцима, стерты с лица земли.

На этой земле творились злодеяния, которым ужасались даже видавшие виды гестаповцы. Узников лагеря топили в реке Саве, забивали молотами, резали ножами, сжигали в печах, морили голодом и заставляли есть трупы. Из костей погибших варили мыло, которое шло на продажу в Хорватии. Когда начальству лагеря понадобилось провести железную дорогу, насыпь уложили прямо поверх тел умерших невольников, которые дробили там камень. И это далеко не полный перечень того, что происходило в этом лагере.

«Я слышал, что комендантом лагеря был францисканский монах Филиппович, лично принимавший участие в ежедневных убийствах. Недалеко от бывших лагерных строений находится село Млака, где было детское отделение Ясеноваца. В болотах вокруг села — останки детей, погибших просто потому, что родились сербами», — рассказывает священник Максим.

Еще один истовый католик, один из конвойных Ясеноваца Петар Брзица, на спор зарезал за один день 1360 заключенных — и получил щедрую награду.

В Ясеноваце находится женский монастырь святого Иоанна Крестителя. Усташи разорили его и устроили в главном храме свой штаб. Собор восстановили в 1980-х, а до этого люди приходили сюда и совершали тайно службы в небольшом гараже поблизости. Теперь здесь занимаются изучением истории новомучеников, восстанавливают память о них. Частицу мощей сербских новомучеников, найденных на огромном поле на месте бывшего лагеря, местный епископ передал в Орск.

«Они были такие же, как мы»

Отец Максим поместил мощи в особый ковчег и почти в каждой проповеди рассказывает об узниках страшного лагеря. В Орске решили даже построить новый храм, в котором один придел был бы посвящен ясеновацким святым.

«Прихожане часто спрашивают меня: «О чем мы можем просить ясеновацких мучеников?» И я подумал: да ведь о чем угодно. Они были такие же, как мы, — с нашими житейскими проблемами, так же вели хозяйство, рожали детей, воспитывали внуков… И теперь они с Богом. Наверное, они могут нам помочь понять, что земля вокруг нас — это наша ответственность перед Богом, а наша жизнь на этой земле — огромная ценность в Его глазах. Наша история не прошла даром, не была пустышкой, в ней не было ничего случайного, и почитать тех, кто засвидетельствовал это кровью, значит хоть немного приобщиться к этой полноте бытия. Дай Бог, чтобы у нас на Урале это было понято», — заключает он.

Алексей Михеев
РИА Новости
13 сентября 2018

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

О слово!

Новая книга иеромонаха Романа

Просьба

Помогите справиться с мошенником!