МЕНЮ

Ветрово

Сайт, посвященный творчеству иеромонаха Романа

Помощь сайту

Во всех дискуссиях последних недель действия Константинопольской Патриархии рассматривались с разных точек зрения: с канонической, с геополитической, с исторической и так далее.

Но мне бы хотелось отметить пару моментов, прежде всего этических.

Первое впечатление простого верующего Украинской Православной Церкви, что для Фанара нас не существует. Есть Киевская Митрополия, есть территория, есть притязания и амбиции. Людей только нет.

Если принять точку зрения, согласно которой трехсотлетнее пребывание Киевской Митрополии в составе Русской Церкви неправильно, то что же выходит? Наша Церковь-мученица, пережившая жесточайшие гонения за всю историю Вселенской Церкви, «не совсем законна»? Может быть, и наши Киевские митрополиты-мученики и исповедники теперь «не совсем правильны»? Или их не существовало?

Если Константинополь вдруг решил вспомнить, что Киевская Митрополия принадлежит ему, то хочется спросить, а где же был Константинополь, когда возле Лавры убивали священномученика Владимира (Богоявленского), где он был, когда на допросе от пыток умирал священномученик Константин (Дьяков)? Я напомню: в эти драматические годы Константинопольская кафедра была занята присвоением приходов Русской Церкви в Европе. Ей было не до наших гонений, они только помогали Фанару расширять сферу влияния. Неужели теперь все возвращается?

Если теперь Константинополь становится на сторону гонителей, эти вопросы звучат не так уж и риторически.

Что же до «снятия анафемы» с Филарета, теперь можно услышать множество красивых слов: здесь и «преодоление раскола», здесь и кощунственное цитирование Писания: Брат твой сей был мёртв и ожил. Все это, конечно, фарисейство. Но что оно значит практически?

А значит оно то, что отныне наши нераскаянные гонители вроде как уже и не гонители. А исповедническое служение Украинской Православной Церкви за четверть века бессмысленно?

Скажу больше, теперь получается, что и все служение покойного Митрополита Владимира (Сабодана) тоже не имеет никакого смысла?

Столь хамское отношение к памяти Блаженнейшего Владимира особенно показательно теперь, когда люди, всем обязанные усопшему Предстоятелю, фактически поддерживают Константинополь. Говоря «а», нужно сказать и «б»: если вы признаете решения Фанара о «возвращении» Киевской Митрополии в Константинополь, значит согласны со «снятием анафемы» с Филарета. А соответственно, избрание Митрополита Владимира на место отлученного Филарета, с вашей точки зрения, сомнительно.

И это несмотря на то, что все эти годы Константинопольский Патриархат недвусмысленно поддерживал каноническую Украинскую Православную Церковь и ее Предстоятелей.

Вспоминается Писание: Даже человек мирный со мною, на которого я полагался, который ел хлеб мой, поднял на меня пяту (Пс. 40:10). Так на кого сегодня «поднял пяту» Патриарх Варфоломей?

Личность нашего Предстоятеля Блаженнейшего Митрополита Онуфрия уважаема и почитаема и в Украинской Православной Церкви, и за ее пределами. Даже враги не могут найти в нем ничего, что можно было бы раздуть в прессе. Митрополиту не могут приписать ни обладание роскошными особняками, ни наличие дорогого автопарка, его имя не замешано ни в каких скандалах, ни в каких непристойных деяниях. Это живой исповедник Веры, праведник и аскет.

Какие претензии может предъявить законному Митрополиту Киевскому Патриарх Константинопольский? Патриарх, который о гонениях знает из книг, Патриарх, чьи периодические недоразумения с турецкими властями несравнимы с тем, что пережил наш Предстоятель еще со времени возглавления им Черновицкой кафедры и что он переживает сейчас.

И я говорю не о присвоенном Константинополем праве «вязать и решить» там, где это право не имеет силы. Я говорю о простой человеческой порядочности. С кем теперь Патриарх Константинопольский – с исповедниками живой Веры Христовой или с ее гонителями, с теми, кто запятнан всеми возможными грехами и преступлениями?

Дмитрий Марченко
Православная жизнь

Заметки на полях

Витрина

Кни­ги иеро­мо­на­ха Ро­ма­на