col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Валентин Катасонов, Светлана Замлелова. «Современный человек парализован страхом…»

– Валентин Юрьевич, сегодня все чаще говорят, что так называемая пандемия коронавируса – это вопрос не столько медицинский, сколько геополитический. Согласны ли Вы с таким утверждением?

– Да, геополитический, экономический… Медицины там – 1%. Моего ограниченного представления о медицине достаточно, чтобы оценить масштабы. Уж точно COVID-19 на пандемию не тянет. У ВОЗ, которая, собственно говоря, и раздула эту панику, были в свое время достаточно четкие критерии, что такое пандемия. Пандемия – это эпидемия в глобальных масштабах. Там есть определенные количественные параметры, потом эти параметры убрали. И теперь чиновники ВОЗ могут сами определять, что такое пандемия, что такое не-пандемия. Статистика показывает, что на сегодняшний день есть гораздо более страшные «звери», нежели COVID-19. Я просто слежу за медицинской статистикой: на первом месте болезни типа ишемической болезни сердца, онкологические заболевания, многие легочные заболевания и т.д. К сегодняшним событиям я был подготовлен, потому что за несколько лет до этого серьезно изучал вопрос со СПИДом. СПИД – это тоже спецоперация. Говорили о некоем ВИЧе, о дефиците иммунитета, вызванном каким-то вирусом. Но самое интересное, что до сих пор никакого вируса СПИДа не нашли. И никогда не найдут. Хотя на это истрачены гигантские деньги. И на борьбу с так называемым СПИДом потрачены бешеные деньги. Но все это лишь укорачивает жизни пациентов и отправляет их на тот свет.

Честно говоря, я был далек от медицины, просто в Штатах в 1990 г. соприкоснулся с активистами, которые как раз пытались объяснить людям, что СПИДа нет, что это – очередная афера большой фармы. Тогда все замыкали на фарму, не понимая, что за ней есть более серьезные бенефициары. Я даже помню, как называлась компания, выпускавшая в 90-е годы препараты для больных СПИДом, – Wellcome. Сейчас этого бренда уже нет. Но в 90-е годы горько шутили по поводу названия: добро пожаловать… на тот свет. Курс лечения препаратами от Wellcome стоил порядка тридцати тысяч долларов. Не будем углубляться в тему СПИДа, просто хочу сказать, что за этим иммунодефицитом скрываются хорошо известные человечеству болезни, связанные с частичной или полной потерей иммунитета. Медики называли и называют около тридцати таких заболеваний. И каждое заболевание лечится прицельно своими средствами.

Тема СПИДа заставила меня скептически относиться к разного рода заявлениям властей и особенно Всемирной организации здравоохранения. Особенно после того, как для себя я неожиданно выяснил, что ВОЗ спонсируется Биллом Гейтсом. За Биллом Гейтсом я следил и ранее, но по другим причинам. И никак не подозревал, что Билл Гейтс полезет еще и в медицину – раньше он был мне интересен с точки зрения взаимодействия его бизнеса Microsoft с американскими спецслужбами. Билл Гейтс разрабатывал технологии кибервойны. Но вдруг неожиданно он создает свой одноименный фонд – вернее это фонд Билла и Мелинды Гейтс, – и начинает заниматься вакцинами. Вот тогда у меня и возникли подозрения, что Билл Гейтс соединяет в себе два направления. Это цифровое направление борьбы с человечеством и направление, связанное с использованием вакцины. Все для того, чтобы сокращать численность населения Земли.
И по вакцинам я тоже следил. Наверное, меня американцы подвинули в этом направлении – они уже тогда, в 90-е годы, проводили определенную работу среди своего населения. Тогда же стало понятно, что вакцины – инструмент сокращения численности населения. Опять-таки почему я верю, что кто-то там «за кулисой» заинтересован в том, чтобы сокращалась численность населения планеты?

В 1972 году, когда я окончил институт и поступил в аспирантуру, после долгих и мучительных выборов определился наконец с темой: «Экономические аспекты охраны окружающей среды в США». Тогда «экология» было новым словом, надо мной даже многие подшучивали. На защите председатель диссовета сказал: «А вы не перепутали диссовет? По-моему, это не наш профиль». Но на самом-то деле это как раз профиль международников.

В 1972 году я держал в руках первый годовой отчет Римского клуба – «Пределы роста» (авторы Донелли и Денис Медоуз, Уильям Беренс, Йорген Рандерс). И дальше я уже по инерции следил за годовыми отчетами Римского клуба. Не сразу все понимал. Хотя должен сказать, что в советской прессе, в советских научных изданиях была дана очень правильная оценка первого доклада Римского клуба. Доклад называли наукообразным обоснованием неомальтузианства. Рекомендации доклада заключались в том, что надо сдерживать промышленный рост, надо сдерживать демографический рост. Иначе будет катастрофа.

На сверхмощных тогда компьютерах Массачусетского университета просчитывались разные сценарии развития мира. Все сценарии кончались плохо. Просто в одном случае плохой конец – это экологический кризис, в другом случае – истощение почвенных ресурсов и голод, в третьем – истощение минеральных ресурсов, а далее – климатическая катастрофа. В общем, каждый последующий доклад Римского клуба только еще более сгущал краски. Выводы становились жестче: не просто сдерживание демографического или промышленного роста, а сокращение численности населения и деиндустриализация мира. Все это мы наблюдаем сегодня воочию.

Уже тогда я стал понимать, кто скрывается за рекомендациями Римского клуба, кто бенефициары этих рекомендаций. Достаточно привести такой «забавный» пример: муж нынешней английской королевы принц Филипп – ему уже 99 лет, – так вот, он уже длительное время возглавляет Фонд дикой природы. Мне доводилось соприкасаться с этими фанатиками-экологистами. Я сам длительное время позиционировал себя как экологист, и в США на меня смотрели как на своего. Но тогда я эти вещи не до конца понимал. «Зеленый» в Америке значит «свой».

Все это я к тому, что COVID-19 из этого же разряда. Это инструмент сокращения численности населения на планете. Самое-то, конечно, печальное, что почти все государства мира взяли под козырек и стали исполнять рекомендации ВОЗ, а фактически – те команды, которые ВОЗ получала и получает от Билла Гейтса. А Билл Гейтс, соответственно, получает эти команды от «глубинного государства». Такая выстраивается иерархия. За редким исключением – это Белоруссия, Северная Корея, у Швеции своя позиция по COVID-19 – все страны взяли под козырек.

COVID-19 – это некая лакмусовая бумажка, которая нам демонстрирует, что за несколько десятилетий государственными лидерами почти повсеместно хозяева мира сумели поставить своих людей. И теперь эти президенты, эти канцлеры, эти премьеры ретранслируют команды «глубинного государства»; а мир движется в том направлении, о котором в наукообразной форме говорилось в докладах Римского клуба.

Во-первых, это деиндустриализация.

Во-вторых, сокращение численности населения планеты, или депопуляция, геноцид.

В-третьих, размывание национального суверенитета государств под флагами защиты окружающей среды или глобализации – Вашингтонский консенсус требует от МВФ, чтобы исчезли все барьеры для движения капитала, товаров, услуг, рабочей силы.

В-четвертых, цифровизация всего и вся.

И, наконец – the last but not the least – создание единого государства с единым правительством, во главе которого будет некий мировой правитель. Для христиан это – Антихрист.

– Вы сказали о геноциде. Можем ли мы утверждать, что и в нашей стране сегодня осуществляется геноцид? Мы же помним, когда в Москве в 1959 году случилась вспышка оспы – а это действительно страшное заболевание, не в пример коронавирусу, – тогдашние власти сумели справиться с болезнью в самые сжатые сроки. Многие москвичи даже не подозревали, что где-то рядом смертельно опасная болезнь. За три недели 27 000 врачей привили 5,5 миллиона человек. Оспа была остановлена. О панике или массовом психозе не было даже и речи.

Похоже обстояли дела и с эпидемией холеры в 1970 г. Как только холера подтвердилась, несколько городов были закрыты на карантин, даже в Московской области перекрыли подходы к водоемам, несущим волжскую воду, в городах, где появились заболевшие, начались поквартирные обходы врачей, выявлявших больных с похожими на холеру симптомами. Через месяц холера исчезла. И опять же: никакой паники, никакого нагнетания. Большинство граждан даже не узнали об эпидемии опаснейшей болезни, которую, наряду с оспой, и сравнивать нельзя с коронавирусом.

А что сегодня? Скоро год, как изолируют здоровых, заставляют под угрозами штрафов носить бесполезные, а во многом и вредные, маски и еще более бесполезные перчатки. Из-за болезни, которую не ангажированные врачи сравнивают с гриппом, у нас остановилась экономика, выросла смертность от невозможности получить медицинскую помощь по другим болезням, от арестантских условий так называемой самоизоляции, от непроверенных и весьма сомнительных методов лечения. Создается впечатление, что делается это намеренно, что проводится запланированный мор. Это ложное впечатление или все-таки есть основания для подобных страхов?

– Убивает людей даже не COVID-19. Статистика показывает, что COVID-19 находится где-то на 10–12-м месте. В зависимости от того, как классифицировать причины смертности. Я слежу за этой статистикой, она показывает значительный прирост в 2020 году по сравнению с аналогичными периодами 2019 года. И хотя сама по себе статистика по COVID-19 очень лукавая, надо выяснить, каковы же причины роста смертности. Первая причина заключается в том, что людей сгоняют на ограниченные площади, в так называемые «красные зоны», где гибнут и те, кто имел бессимптомную форму коронавируса. Потом такие больные получают тяжелую форму и даже летальную. Там гибнут и врачи. Все брошено якобы для защиты от COVID-19. А на самом деле практически на произвол судьбы оставлены люди с хроническими болезнями. И это, конечно, очень серьезно усугубляет ситуацию. Я уже писал, что у Роберта Кеннеди-младшего есть видеоролик, который так и называется: «Убивает не столько ковид, сколько борьба с ковидом».

Дальше это, конечно, локдаун экономики. Локдаун уже в этом году приведет к потерям, которые Всемирным банком и МВФ оцениваются в пять–десять триллионов долларов. Это, грубо говоря, 5–10 % ВВП 2019 г. Понятно, что кто-то на ковиде обогащается, но многие беднеют и даже оказываются за чертой прожиточного минимума. А это нищета. А если нищета, то, я думаю, не требуется особых доказательств, что это люди, обреченные на смерть.

Далее – непроверенные методы лечения, которые людей только убивают. Даже те же самые аппараты ИВЛ, по мнению некоторых специалистов, не лечат, а калечат.

Я не специалист в области медицины, и мне не хотелось бы обсуждать конкретные медицинские проблемы и средства лечения. Но мне хотелось бы сказать, что решения по применению тех или иных методов – или, наоборот, неприменению – принимаются чиновниками. Это видно невооруженным глазом. В Министерстве здравоохранения – я это проверял – многие чиновники не имеют медицинского образования. Это чиновники, которые даже не дают «указивки», а ретранслируют «указивки», получаемые сверху, от ВОЗ. Поэтому, конечно, люди, имеющие богатейший опыт борьбы с инфекционными заболеваниями – с бактериологическими, с вирусными, – они как раз и лишены возможности давать какие-то рекомендации, советы, просто выступать перед людьми. Их блокируют. В России это, может быть, не так заметно. А в США блокировка очень жесткая. И, кстати говоря, это очень раздражало и озлобляло президента США Дональда Трампа. Незадолго до выборов Трамп заявил, что если его переизберут, эту тему – COVID-19 – он вообще закроет, о ней никто говорить не будет.

По-своему он прав: эту тему искусственно раздули. Многие врачи, с которыми я общаюсь, говорят, что раньше были бактериологические формы инфицирования людей, а сегодня это – вирусные. Все это произошло по той простой причине, что непродуманно, хаотично, бесконтрольно использовали антибиотики. Какие-то бактерии просто уничтожены, на их место приходит COVID-19. А если с таким же фанатизмом бороться с COVID-19, то нас ждет следующее поколение вирусов, которые уже ничем не возьмешь. Думаю, что большинство чиновников Минздрава России, да и других минздравов, этих элементарных вещей просто не понимают. Поэтому, конечно, общество как-то пытается противостоять этому. Кто-то молча, кто-то пытается организовываться, кто-то – донести правду до остальных людей, кто-то создает параллельные консилиумы или советы врачей, которым не дают возможности выступить на телевидении. Мы знаем, что сегодня «намордники» надели не просто на обычного обывателя, но даже на медиков, потому что Минздрав запретил выступать врачам публично без согласования с руководством Министерства.

– Валентин Юрьевич, Вы сказали о серьезных последствиях для экономики от локдаунов и прочего коронабесия. А чем эта лжепандемия может обернуться для российской экономики, о которой специалисты и в мирное-то время говорили как о дышащей на ладан?

– Только что прошли выборы в США, и меня спрашивают: все-таки из двух зол которое меньше – Байден или Трамп? Я отвечаю, что меньшее зло, конечно, Трамп. Потому что Байден несколько раз накануне выборов высказался, что не весь инструментарий экономических санкций был применен в отношении России. И тут он совершенно прав. Думаю, Трамп не стал бы использовать даже эти санкции, которые мы имеем на сегодняшний день. Но поскольку постоянно его подпихивали, ему приходилось идти на компромисс. Он какие-то санкции объявлял, но это были смешные санкции. А кое-кто у нас в России решил, что не так страшен черт, как его малюют; что, мол, пережили мы эти санкции, и даже где-то они нам помогли. Но вы, ребята, еще не почувствовали, что такое настоящие санкции. Скажем, заморозка международных резервов или блокировка через систему SWIFT. Это будет полный Армагеддон. Так что, конечно, у тех людей, что стоят за Байденом, чешутся руки, чтобы задействовать мощные инструменты экономических санкций.

Ну и потом российская власть под видом локдаунов фактически действительно убивает экономику. Если бы президентом США стал все-таки Трамп, то он попытался бы навести порядок и поставил все с головы на ноги. Конечно, COVID-19 остался бы, но он не был бы страшнее сезонного гриппа или пневмонии. Соответственно, и экономика работала бы в обычном, нормальном режиме.

Но российской экономике обычного, нормального режима в ближайшее время ждать не приходится. В конце сентября – начале октября 2020 года закончился период так называемых налоговых и кредитных каникул. При этом, кстати, на полгода был установлен мораторий на банкротство. Многие компании, особенно в малом и среднем бизнесе, готовы были уже в начале локдауна объявить о своем банкротстве. Но им не давали такой возможности, счетчик был включен. То есть они понимали, что осенью им будет предъявлен счет, и этот счет окажется неподъемным. Со всеми отсюда вытекающими последствиями. Омбудсмен Борис Титов предложил еще на полгода продлить эти самые каникулы. Но эти каникулы не решают ни одной проблемы. С самого начала неправильно были определены меры. А меры должны были заключаться в том, что не нужны нам локдауны, нам нужны просто нормальные меры предосторожности. У нас, кстати говоря, санитария была в загоне. А сейчас бросились в другую крайность. Но маски – это не санитария. Как у нас не было настоящей санитарии, так ее и нет.

Возвращаясь к экономике – вместо каникул необходимо было списание долгов, реструктуризация долгов, субсидии на оплату труда работников, которые оказались в вынужденном отпуске.

Недавно я был в Турции – а Турция не самая богатая страна, – но даже в сентябре многие там продолжали получать компенсации в достаточно серьезном объеме по отношению к зарплате. Это продолжалось несколько месяцев. В России такого не было. Единственное, на что решились – компании могут брать кредиты под нулевой процент для выплаты зарплат. Но ведь банки – это не благодетели. Банки сказали, что не будут выдавать кредит под нулевой процент. И вообще, когда в марте президент объявлял свою программу борьбы с COVID-19, он несколько раз упомянул банковскую систему. Это очень показательно. В.В. Путин на протяжении нескольких лет обходил стороной вопрос банков. У нас Центральный банк – это первая и единственная власть в стране. И президент РФ боится обсуждения вопросов, связанных с ЦБ. А тут он неожиданно сказал и про кредитные каникулы, и про нулевую процентную ставку по выплате зарплат. Честно говоря, я заволновался: подумал, в какое он себя положение ставит, как на него прореагирует ЦБ. А ЦБ потом разослал инструкции банкам: как жили, так и живите. Начисляйте проценты, никаких реструктуризаций. А в конце сентября – начале октября получите все по полной программе. Ну а мы вас немного поддержим и кредитами в виде операций РЕПО. Нулевые процентные ставки по кредитам – банки просто рассмеялись. Они сказали: мы не благодетели, не филантропы. И кто в доме хозяин? Выясняется, что президент РФ – не хозяин в своем доме. Реальная власть в России принадлежит Центробанку. А ЦБ РФ – это филиал ФРС США.

– Валентин Юрьевич, вопрос в связи с банками. Конечно, мы не врачи. Но здравый смысл никто не отменял. К тому же информация, отличная от той, что исходит из телевизора, доступна. В частности, в открытом доступе в интернете размещен документ Всемирного банка под названием: «Project appraisal document on a COVID-19 strategic preparedness and response program and proposed 25 projects under phase 1» («Анализ проекта программы стратегической готовности и реагирования на COVID-19 и предложенные 25 проектов в рамках фазы 1»). Скажите, пожалуйста, какое отношение может иметь Всемирный банк к какой бы то ни было болезни? И откуда эта контора знает, что первая фаза пандемии коронавируса завершится 31 марта 2025 г.?

– Я не успел просмотреть этот документ. Но должен сказать, что я был финансовым директором в одном проекте Всемирного банка. Это проект по управлению окружающей средой в РФ. России был предоставлен заем на 110 миллионов долларов. Получателем этого кредита выступала РФ, специальным постановлением правительства было определено, что ответственность за выполнение обязательств по этому кредиту несет Минфин. Но Минфин, естественно, этими делами сам не занимается – была создана специальная группа по реализации проекта. В этой группе я и работал финансовым директором. Конечно, к экологии этот проект имел очень опосредованное отношение. Это тема отдельного большого разговора, потому что под видом того, что они дают деньги на решение каких-то экологических проблем, на уровне отдельных предприятий, они требуют от потенциальных получателей денег полной финансовой отчетности. Зачем-то им надо было изучать особенности технологических процессов. Короче говоря, с моей точки зрения, американцы использовали этот проект как прикрытие для своей разведки. Они просто добывали информацию по предприятиям России. Плюс к этому они проводили и другие активные операции. При Всемирном банке есть куча грантовых фондов. В частности, там был грантовый фонд, предоставлявший деньги для того, чтобы предприятия в странах – членах Всемирного банка могли перепрофилировать свои производства.

Консультанты ВБ с нами вели переговоры по поводу того, что Россия – страна с гигантских масштабов производством так называемых серых фреонов. Фреоны – востребованный на мировом рынке продукт. Холодильники работают на фреонах, огнетушители работают на фреонах. В военной промышленности есть сфера применения фреонов. Где-то в начале 30-х годов американская компания «Du Pont de Nemours» разработала в своих лабораториях эти фреоны и захватила этим продуктом американский и мировой рынок. И на продолжении пятидесяти лет они продвигали эти фреоны во все страны мира.

Через пятьдесят лет закончилось действие патента, который защищал интеллектуальную собственность, права компании «Du Pont de Nemours» на этот продукт. И тогда началась катавасия, выяснилось, что фреоны опасны. Я несколько месяцев проработал консультантом в ООН. Мы тогда готовили доклад для Генерального секретаря ООН для конференции 1992 года по окружающей среде, эта конференция проходила в Рио-де-Жанейро. И тогда мне пришлось соприкоснуться с тем, что ООН очень активно лоббировала интересы компании «Du Pont de Nemours». А наши холодильщики с богатым советским опытом работы честно мне всё разъяснили: шла подковерная борьба, компания «Du Pont de Nemours» пыталась сохранить свои позиции и вместо старого поколения фреонов навязать миру новое поколение. Россия тогда продолжала штамповать эти серые фреоны. И ВБ просто давал деньги – по пять, по десять миллионов долларов – предприятиям, чтобы они закрывали производство. Мол, разрушается озоновый слой. Кто-то соглашался, кто-то нет. На примере этого проекта я мог бы очень подробно рассказать, как действует Всемирный банк. Возвращаясь к вашему вопросу, я думаю, что и сейчас примерно то же самое. Скорее всего, деньги Всемирного банка использовались в качестве троянского коня для того, чтобы контролировать власть в ситуациях, когда нужно играть по правилам ВОЗ.

– Многие сегодня называют такой взгляд на вещи конспирологией. То есть чем-то несерьезным, какими-то фантазиями легкомысленных людей. Это касается и Билла Гейтса, и ВОЗ, и Всемирного банка, и утверждений, что коронавирус – инструмент депопуляции. Что бы Вы на это ответили?

– Слово «конспирология» происходит от английского слова «conspiracy», то есть «заговор», «секретность». Но сегодня в мире все секретно. Например, банковская деятельность. Там есть понятие «банковской тайны». Единственное, что не секретно – это то, что говорят public relations в коммерческом банке или даже в ЦБ РФ. Откуда это взялось – конспирология, теория заговора?.. История этого вопроса начинается в конце 40-х – начале 50-х годов. Создается такая организация, как Central Intelligence Agency – ЦРУ. Один из первых проектов или одна из первых операций этой организации называлась «Mockingbird» – «Пересмешник». Эта операция была призвана нейтрализовать тех людей, которые пытались приоткрыть завесу, пытались обозначить истинные цели мировой закулисы, на службе у которой находилось и находится ЦРУ. В рамках этой операции как раз и начали высмеивать людей, появилось это ироническое выражение «теория заговора». Книга, которую я недавно издал, – «Антиутопии. Заговор против человечества без грифа «Секретно» – показывает, что все это не так уж и секретно. Еще в романе Евгения Замятина «Мы» уже описывалось многое из того, что сегодня мы видим. И Олдос Хаксли («О дивный новый мир»), и Джордж Оруэлл («1984», повесть «Скотный двор»), и Рэй Брэдбери («451 градус по Фаренгейту»), и Герберт Уэллс («Открытый заговор») – многое из того, что было описано, сегодня сбывается.

– Валентин Юрьевич, очевидно, в России мы тоже на пороге сбывающейся антиутопии. В апреле 2020 года в передаче «Вести недели» бессменный ведущий Дмитрий Киселев заявил, что коронавирус ускорил перемену жизненного уклада, приблизил будущее. Он же пояснил, что будущее – хотим мы этого или нет (он именно так и сказал) – связано с искусственным интеллектом, который будет обрабатывать огромные массивы наших персональных данных. В этом прозрачном «честном» обществе появится персональный рейтинг, когда каждый гражданин будет оцениваться за свое поведение и получать или, соответственно, терять баллы. Накопил штрафов за скорость, бросил мусор на улицу, пришел на несогласованную акцию, утаил налоги – вырастет процент по кредиту. Участвуешь в волонтерском движении, занимаешься благотворительностью – рейтинг можно и подправить. Чем не антиутопия? Как Вы думаете, власть имущие тоже будут получать и терять баллы? Или эта система предназначена только для толпы, для профанов? И не следует ли воспринимать подобные инициативы как light-версию крепостного права?

– Китайцы далеко в этом смысле продвинулись – отслеживают передвижения и действия почти полутора миллиардов человек. Единственное, по какой части они пока недоработали свою систему, – они не очень понимают, за что ставить плюсы, а за что – минусы. Там идут серьезные разночтения по поводу того, «что такое хорошо и что такое плохо».

Что касается власть имущих, думаю, жена Цезаря вне подозрений. Они же считают себя женой Цезаря или даже Цезарем. Поэтому их рейтинговать не будут. Из нынешнего так называемого цифрового регистра предлагается исключить некоторые категории лиц – чиновников, например. Так что все равны, но некоторые равнее.

– Есть и другие примеры, когда власти предержащие не стесняются ставить себя в особое положение. Например, на книжную выставку-ярмарку на Красной площади, куда вход простым гражданам был ограничен по причине риска заразиться, президент Российского книжного союза прибыл без всякой маски и перчаток, здоровался с коллегами, кого-то обнял, кого-то поцеловал. Или недавний пример – вечеринка на дне рождения у пресс-секретаря президента страны, где присутствовало довольно много людей, опять же, без масок и перчаток. А ведь Вы уже писали, что маски – это психологическое насилие, ношение маски на протяжении длительного времени может вызвать необратимые последствия в психике. Человек, покорно принявший «пандемию», позволивший надеть на себя маску, рискует потерять собственное «я». Не поэтому ли время от времени мы видим, как власть имущие игнорируют обязательные меры противодействия коронавирусной инфекции? Можно ли из того, как они ведут себя, заключить, что они прекрасно знают: все эти ограничения – один пшик, все это не для них? И как сегодня простому человеку выйти из этого коронабесия?

– У них система двойных стандартов. Они настолько обнаглели, что не особенно конспирируются. Quod licet Jovi, non licet bovi. В антиутопиях это тоже все четко прописано. И все сбывается. Поэтому операция «Mockingbird» была призвана нейтрализовать противников энтропийного процесса. У нас, например, людей преследуют за то, что они пишут какие-то работы по «Протоколам Сионских мудрецов». Это что же, вы будете вырывать страницы из истории? «Mein Kampf» тоже можно запретить, а может, уже запретили. Но, между прочим, на сайте ФБР «Протоколы Сионских мудрецов» наоборот появились буквально пару месяцев назад. Думаю, они появились благодаря отмашке Трампа. Потому что, видимо, он хотел показать американцам: ребята, вот что происходит-то в мире! Все это было прописано в конце XIX – начале XX века.

Что касается масок, я нашел один учебник по психиатрии, где сказано, что постоянное ношение маски практиковалось в некоторых концлагерях Третьего рейха. И людей быстро приводили в животное состояние. Потом я нашел в интернете книгу «Просвещенное сердце» Бруно Беттельгeйма. Это австрийский еврей, родом из Вены, последователь Фрейда. Он попал в немецкий концлагерь и, естественно, как психоаналитик он профессионально воспринимал происходившее там. У нас много всяких воспоминаний о том, какие беззакония творились в концлагерях – убийства, работа на износ, опыты. А он описал именно психологический момент. И вот когда я читал эту работу, я наложил его анализ на сегодняшние события и понял: один к одному. Это технологии Третьего рейха. Ускоренное превращение человека в животное.

Сегодня каждый может что-то делать на своем участке. Недавно беседовал с одним адвокатом. Он все понимает, но спрашивает: а я-то что могу? Я ему говорю: напишите нашим людям шпаргалку в формате А-4, чтобы они ходили с открытым забралом. И если какой-нибудь контролер подойдет, чтобы смело доставали бумагу и зачитывали, какие статьи закона и конституции нарушает этот самый контролер. Что, это трудно сделать? Давно пора написать и миллионными тиражами распространять в интернете. Чтобы каждый мог найти, что ему делать. Как вести разговор с сотрудниками полиции, с продавцами и т.д. Современный человек парализован страхом, а это очень серьезная наука – как избавиться от страха.

Коронабесие – это ментально-психологическая проблема. Над нами проводится мощнейший эксперимент. Во-первых, протестировали человечество, протестировали Россию. Почти все уже – дрессированные хомяки. Но мы еще этих дрессированных хомяков будем доводить до полной кондиции! Нужно показать, что это эксперимент, что людей превращают в биомассу под видом борьбы с COVID-19. Я думаю, что необходима разъяснительная работа, потому что часть людей действительно не понимает, в чем дело. Но опять-таки COVID-19 не запустили в России в 1992 году. А с тех пор все тридцать лет людей превращают в животных, в недоумков. Сегодня появилась питательная почва, на которой можно проводить такие эксперименты. Но нам надо как-то развернуть этот вектор.

– Вы сказали, что ограничения нарушают законы и даже конституцию. Получается, что в нашей стране законы вообще не работают. Разве можно подобные эксперименты над обществом проводить без согласия общества? А поскольку это касается сегодня всей планеты, то правды искать негде, нет такого суда, который поддержал бы несогласных с происходящим?

– Никаких законов уже нет. Когда меня пытали: а Вы придете голосовать за поправки в конституцию? Я говорил: какой смысл? Конституцию я хорошо знаю. Но при этом не знаю ни одной статьи конституции, которая бы не нарушалась. Оттого что вы примете поправки, ничего не изменится – как вы на ноль ни помножайте, все равно будет ноль.

Вообще, лишний раз пора всем задуматься над тем, что есть закон. Есть, например, разные заповеди. Первым людям была дана заповедь: «Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею» (Быт: 1:28). Потом появились более сложные заповеди. Наконец еврейский народ через Моисея получил десять заповедей на скрижалях. Эти заповеди покрывают 90% любых законов. Есть еще и малые заповеди, которые конкретизируют большие. Десять лет назад я написал книгу «О проценте. Ссудном, подсудном, безрассудном». Запрет на взимание процента – это малая заповедь в Ветхом Завете. И я показал, что нарушение этой малой заповеди ведет к нарушению больших заповедей.

И мало того, что это нарушение всех законов, это еще означает нарушение порядка во всей жизни. Поэтому в названии книги и говорится о проценте не просто «подсудном», но еще и «безрассудном». Потому что надо включить голову, чтобы понять, к каким последствиям ведет легализация процента. Это кризисы, это войны и т.д. Поэтому в Древнем мире за нарушение этой малой заповеди карали очень жестко. Почти как за убийство. Часто это была смертная казнь. А сегодня у нас банковский мир, студенты изучают банковское дело, денежно-кредитное обращение. Но за деревьями они не видят леса, а лес страшный. Так что мы сегодня живем в условиях полного беззакония.

В Первом послании апостола Павла к фессалоникийцам сказано: «Когда будут говорить: «мир и безопасность», тогда внезапно постигнет их пагуба». Вот и у нас последние годы все говорят: мир и безопасность…

– Валентин Юрьевич, возможно ли сегодня остановить это, с позволения сказать, «светлое будущее», которое готовят человечеству реформаторы-глобализаторы?

– Человек должен задуматься, кто он и зачем он. Человек должен понять, что построить «Царство Божие» на Земле невозможно. Давайте зададимся вопросом: для чего мы здесь, на этой планете находимся? Если предки человека изгнаны из рая, значит, человек живет на Земле ради перевоспитания. Представим, что некто находится в тюрьме и пытается договориться с охранниками или с кем-то на свободе, чтобы из своего тюремного заключения сделать пятизвездочный отель. Но это безумие! Вот так же нельзя построить и «Царство Божие» на Земле. Жизнь очень коротка, вчера мне было двадцать лет, а сегодня уже семьдесят. Я сам не заметил, как это произошло, но понимаю, что времени отмерено только на самое-самое необходимое. Если люди начнут задумываться, то и слава Богу.

В книге «Апокалипсис»: тайны раскрываются» я описываю великую блудницу Апокалипсиса. На мой взгляд, это Америка. Меня спрашивают: не кажется ли Вам, что это натяжка? В том числе, и насчет грядущей войны. Знаете, задачку можно решить десятью способами. Антиутописты говорили об этом, Эдгар Кейси тоже. Чисто рационально можно прийти к выводу, что Америка себя изжила и находится на грани краха. Возможен распад Америки на несколько частей, возможна утрата Америкой Pax Americana. А может, завтра заработает Йеллоустон и накроет всю Америку.
Сейчас время ускоряется. Были империи, существовавшие по тысяче лет. Но американская империя уже исчерпала свой потенциал. Сегодняшняя Pax Americana зиждется на американском долларе. Как экономист могу сказать, что возможности американского доллара исчерпаны полностью. Кажется, «глубинное государство» тоже это понимает. И до финиша остается, грубо говоря, десять метров. Хватит ли ресурсов печатного станка ФРС, чтобы пройти эти десять метров? Поэтому у них запасной инструмент – цифра. Это, как я называю, «силиконовая мафия» – Apple, Microsoft, Google и другие «айтишные» компании, которые навязывают миру цифру. Это более жесткий инструмент, чем доллар. Как переходная форма от доллара к цифре – цифровой доллар, отмашку на создание которого дали буквально в начале 2020 года. Думаю, что события могут пойти таким образом, что цифровой доллар не состоится. И последствия выборов в США пока не ясны, и Китай явно опережает США в создании собственной цифровой валюты – цифрового юаня. Они обещают, что в 2022 году сделают цифровой юань официальной валютой.

– А для России какой бы Вы сделали прогноз? Что нужно для сохранения и процветания России?

– Один из самых пессимистических сценариев, что Россия просто исчезнет. Она может, конечно, развалиться на отдельные части. Вы посмотрите: нынешняя борьба с COVID-19. В свое время президент Ельцин говорил, в том числе, и субъектам РФ: берите суверенитета, сколько сможете. Он фактически провоцировал Россию на распад. А сегодня президент РФ говорит: губернаторы сами определяют, как они будут бороться с этим ковидом. Под видом борьбы с ковидом губернаторы получают невиданные полномочия. А невиданные полномочия означают ослабление центра и повышение риска распада России. Так что здесь могут быть самые пессимистичные прогнозы. Но Россия – это ведь понятие не только географическое, геополитическое. Это понятие духовное. Россия имеет свою особую миссию. Об этом говорил еще Ф.М. Достоевский. Конечно, только в этом смысле можно говорить о русской цивилизации. Быть в составе русской цивилизации может кто угодно: славянин, американец, немец. Примеров много, когда американцы ближе нам, чем какие-нибудь «новые русские». В таком качестве Россия сохранится до последних времен.

Принято говорить, что от меня лично ничего не зависит. Давайте посмотрим историю. У Христа было двенадцать апостолов больших и семьдесят малых. Это на всю ойкумену. И они преобразили весь мир. Нам не надо, чтобы были миллионы. Для начала это могут быть единицы. Но это должны быть харизматические единицы. Поэтому некоторые люди, по природе своей стеснительные и робкие, могут понимать, что и они в поле воины. Мы не видим ни готовых патриотических партий, ни национальных фронтов. Но это где-то все вызревает. Вспомним историю Америки: в 1944 г. произошло негативное судьбоносное событие для США. Это конференция в Бреттон-Вудсе, где было принято решение о введении долларового стандарта. Неожиданно решения конференции были встречены в штыки американским конгрессом – не хотели ратифицировать. Видимо, там были далеко смотрящие политики, понимавшие, что Америку разворачивают на рельсы финансового капитализма. Индустриальная Америка будет хиреть. Так все и произошло. Америка стала жить за счет печатного станка. Детройты стали исчезать, все эти металлургические заводы стали исчезать.

Впервые, наверное, осознал этот процесс деиндустриализации Америки Джон Кеннеди. Он очень активно лоббировал в конгрессе законопроект о дополнительном налогообложении на иностранные инвестиции, то есть инвестиции, которые делали американские предприниматели за границей. Он пытался остановить бегство капитала из Америки. Он пытался сделать так, чтобы инвестиции шли в американскую экономику. А они не желали идти в американскую экономику, потому что был доллар, который вел к размыванию промышленной Америки, и потому что в странах третьего мира прибыли были выше. И вот 22 ноября 1963 года – убийство в Далласе. Одна из причин – Кеннеди пытался встать на пути глобализаторов, тех, кто размывал индустриальную Америку и вообще размывал цивилизованную идентичность Америки. Но прошло почти полвека, и появляется Дональд Трамп. Я с американцами общался – конечно, большинство американцев вообще ни о чем не задумываются, но 1–2% американцев задумываются. И они, тяжело вздыхая, говорили: уже процесс запущен, Америка исчезнет. А мы двигаемся по рельсам финансового капитализма. Сегодня Америка насаждает по всему миру глобализацию, а завтра Америка сама растворится в глобализации. И тут появляется Трамп – изоляционист, националист. И требует выхода из ВТО, подвергает сомнению членство США в НАТО. Понятно, что дело не в Трампе, а в том, что за ним стоит глубинная, «одноэтажная» Америка, которая проснулась.

Это к тому, что мы можем переживать, что нет ни одной партии, нет ни одного национального фронта. А потом вдруг откуда-то что-то возьмется. Неожиданно.

– Спасибо, Валентин Юрьевич! Когда-то А.К. Толстой так сформулировал ту же мысль: «Казалося, ну, ниже / Нельзя сидеть в дыре, / Ан глядь: уж мы в Париже, / С Louis le Desiré». Как говорится, на этой оптимистической ноте мы и завершим нашу беседу.

Валентин Катасонов, Светлана Замлелова
«Советская Россия»
12 ноября 2020

Заметки на полях

  • Санкт-Петербург

    Интересно, где автор следит за статистикой. На сайте Росстат я не нашла соответствующей формы. Но по общему показателю мы продолжаем вымирать. В «+» только Кавказ и Тыва.
    «Один из самых пессимистических сценариев, что Россия просто исчезнет. Она может, конечно, развалиться на отдельные части. Вы посмотрите: нынешняя борьба с COVID-19. В свое время президент Ельцин говорил, в том числе, и субъектам РФ: берите суверенитета, сколько сможете. Он фактически провоцировал Россию на распад. А сегодня президент РФ говорит: губернаторы сами определяют, как они будут бороться с этим ковидом. Под видом борьбы с ковидом губернаторы получают невиданные полномочия. А невиданные полномочия означают ослабление центра и повышение риска распада России. Так что здесь могут быть самые пессимистичные прогнозы. Но Россия – это ведь понятие не только географическое, геополитическое. Это понятие духовное. Россия имеет свою особую миссию. Об этом говорил еще Ф.М. Достоевский. Конечно, только в этом смысле можно говорить о русской цивилизации. Быть в составе русской цивилизации может кто угодно: славянин, американец, немец. Примеров много, когда американцы ближе нам, чем какие-нибудь «новые русские». В таком качестве Россия сохранится до последних времен.» — у нас вообще-то Федерация. У каждой республики есть своя внутренняя конституция. Путин не делегировал им больше полномочий, чем у них есть, а призвал вообще что-то делать самим и принимать решение самим. Не вижу здесь ничего плохого…Устала слышать об этой духовной миссии, русской цивилизации…Какая-то психология вечной жертвы, и все прямо счастливо упиваются этим, национализмом, обернутым в «духовность»…хочется сказать люди, очнитесь, какая миссия?! мы себя сами спасти не можем, мы вымираем, живем в разврате, мужчины стали женщинами, женщины – мужчинами, Питер — это уже почти давно Содом и Гоморра, тут половина педерастов России собралась…

  • Нижний Новгород

    «Что касается масок, я нашел один учебник по психиатрии, где сказано, что постоянное ношение маски практиковалось в некоторых концлагерях Третьего рейха. И людей быстро приводили в животное состояние».
    Так что же, женщины-мусульманки, носящие паранджу, закрывающую все лицо, уже не люди? Или в животных превращает только медицинская маска?

  • Нижний Новгород

    Представила такую картину: подхожу к кассе в магазине и на предложение девушки-кассирши надеть масочку вынимаю шпаргалку формата А-4 и зачитываю ей статьи законов, которые она нарушила. Кассир отказывает мне в обслуживании, требую позвать администратора и то же самое повторяю ей. Закончить картину не хватает фантазии, но догадываюсь, что ежедневный поход в магазин превратится в продолжительное и увлекательное мероприятие.

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

О слово!

Новая книга иеромонаха Романа

Календарь

«Стихотворения иеромонаха Романа» на 2021 год