col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Людмила Ильюнина. Протоиерей Владимир Каменский. Творчество и судьба

Имя от­ца Вла­ди­ми­ра Ка­менс­ко­го (го­ды жиз­ни 1897-1969) мож­но по­ста­вить в один ряд с та­ки­ми име­на­ми как отец Па­вел Фло­ренс­кий, отец Сер­гий Бул­га­ков, отец Ва­лен­тин Свен­циц­кий, отец Сер­гий Ду­ры­лин. Все на­зван­ные свя­щен­ни­ки при­шли к ве­ре че­рез со­мне­ния из эли­тар­ных кру­гов «Се­ре­бря­но­го ве­ка». При этом, став слу­жи­те­ля­ми ал­та­ря, все они не утра­ти­ли лю­бовь к куль­ту­ре и на­у­ке, мож­но ска­зать, ра­бо­та­ли над «син­те­зом ис­кусств» (по тер­ми­но­ло­гии от­ца Пав­ла Фло­ренс­ко­го).

Од­на­ко отец Вла­ди­мир Ка­менс­кий при­над­ле­жал не к «сим­во­листс­ко­му», а, мож­но ска­зать, к «ак­ме­ист­ско­му» по­ко­ле­нию, и свя­щен­ни­чес­кое слу­же­ние его про­хо­ди­ло не сре­ди лю­дей вы­со­ко­го куль­тур­но­го уров­ня, что относится к началу служения всех вышеназванных священников, а в основном в среде людей так называемой «новой формации», оторванных от рафинированной культуры начала XX века. И для этих людей он был «ископаемым», осколком «старого мира». Недаром в 1960-е годы митрополит Никодим (Ротов) благословил отца Владимира быть духовником Академии, то есть воспитателем будущих священников. Владыка надеялся, что отец Владимир сможет передать им не только духовную, но и культурную преемственность.

Отец Владимир Каменский происходил из старинного дворянского рода Каменских. Прадед, дед и отец будущего священника были учеными-изобретателями. Отец — Андрей Андреевич Каменский — и в советское время заведовал кафедрой машиностроения в Политехническом институте. По линии матери, Марии Викторовны Гладкой, дядюшками будущего отца Владимира были писатели Н. Г. Гарин-Михайловский и Г. Успенский. Они, так же как художники и актеры Мариинского театра (соседи по имению), были частыми гостями дома Каменских близ Чудово. Детство мальчика прошло в творческой атмосфере.

Уже с пяти лет с Володей Каменским занимались музыкой и языками, рисованием, рано он научился читать. За чтение книг не по возрасту его уже тогда прозвали «философом». Примерно с двенадцати до семнадцати лет Владимир пережил период религиозного отрицания, из которого вышел с твердой личной верой. В это время он учился в Тенишевском училище и, по свидетельству близких, был хорошо знаком с тенишевцем О. Мандельштамом, который не раз бывал в родовом имении Каменских.

В 1914 году Владимир поступил в Политехнический институт, вероятно, под влиянием отца, желавшего, чтобы сын продолжил семейную инженерно-исследовательскую традицию. Но уже в 1915 году Владимир Андреевич перешел на учебу в Университет на философское отделение историко-филологического факультета. Как вспоминали духовные чада батюшки: «Он был настолько одарен, что не мог выбрать, какое дело должно стать главным в его жизни: он был хорошим музыкантом, художником (занимался какое-то время у К.Петрова-Водкина), знал и любил точные науки, вообще углублялся в знание и исследование Божьего мира».

Но, вероятно, уже в юные годы будущий священник предчувствовал, что его ждет судьба неприкаянного странника. В его архиве, который бережно сохранила одна из духовных чад, Наталья Николаевна Спиридонова, мы нашли переписанное рукой отца Владимира Каменского стихотворение Федора Сологуба «Странник».

В одеянии убогом,
По тропинкам, по дорогам,
Покаянный труд подъяв,
Без приюта я скитаюсь,
Подаянием питаюсь
Да корнями сочных трав…

В Университете В. А. Каменский стал учеником знаменитого философа-интуитивиста Н.О. Лосского, который возлагал на талантливого студента большие надежды. Также с интересом и вниманием относились к молодому ученому академик-египтолог Б. А. Тураев и философ Л. П. Карсавин. Обучаясь в Университете, Владимир вошел в тесный кружок православной молодежи, который образовался на историко-филологическом факультете, и каждый день перед занятиями посещал раннюю Литургию в Знаменской церкви.

Обучение в Университете было прервано в январе 1917 года — В. А. Каменский был призван в действующую армию. Впоследствии удалось восстановиться в Университете, он был окончен в 1923 году.

Некоторое время В. А. Каменский преподавал историю в военно-морском училище имени Фрунзе, с 1928 года работал в Русском музее, с 1930 года он — сотрудник первой категории Института истории науки и техники АН СССР. В 1935 году В.А.Каменский получает степень кандидата исторических наук, тема его исследования — «Художники крепостного Урала». В 1957 году вышел трехтомник с таким названием. Кроме того В. А. Каменский подготовил к защите докторскую диссертацию, но в связи с арестом в 1940 году не успел ее защитить.

В нашем питерском «Большом доме», в архиве ФСБ мне удалось ознакомиться со следственным делом В. А. Каменского за номером 77390.

Постановление на арест было подписано 24 октября 1940 года, обвинение было предъявлено следующее: «Каменский является активным участником контрреволюционной церковной организации… ведет активную антисоветскую работу по созданию подпольного монастыря». В протоколе обыска говорится об изъятии большого количества икон и церковной утвари – крестов, лампад и религиозной литературы.

Под протоколами допросов В. А. Каменский написал: «Виновным себя в предъявленных обвинениях не признаю, так как работал всегда честно и никаких преступлений не совершал». На самом деле, работая в Русском музее, отец Владимир пытался сохранить святыни, которые привозили туда из разных церквей не только для хранения в запасниках, но, по негласному приказу, и для частичного уничтожения. О попытке сохранить личные вещи преподобного Серафима Саровского (его подрясник, скуфейку) кто-то донес властям, и батюшка был арестован.

В деле содержатся протоколы опросов соседей по квартире и сотрудников тех учреждений, где работал В. А. Каменский. Ни один из них не оговорил подследственного, все старались сказать о нем как можно больше хорошего. Однако это не помогло. 13 июля 1941 года было вынесено обвинительное заключение: «Управлением НКВД Ленинграда была вскрыта и ликвидирована антисоветская организация церковников, длительное время проводившая подрывную контрреволюционную деятельность, направленную против ВКП (б) и советской власти… По своему составу большинство обвиняемых по делу происходят из чуждой советской власти социальной среды (дворяне, кулаки, священнослужители)» . Последняя фраза объясняет тот принцип, по которому были арестованы несколько прихожан Никольского собора, объединенных дружеской симпатией — духовные чада одного священника, о котором мы знаем только то, что он был глубоким, почти столетним старцем, и звали его отец Серафим.

По благословению отца Серафима незадолго до ареста В. А. Каменский развелся с женой. Дело в том, что она никогда не поддерживала духовных устремлений будущего священника, а с детьми (двумя сыновьями и двумя дочерьми) батюшка продолжал поддерживать отношения. Вероятно, развод был нужен еще и для того, чтобы оградить семью от преследований, — «тень Голгофы», как напишет в стихах отец Владимир, витала над ним задолго до ареста.

Летом 1941 года В.А.Каменского отправили в воркутинские лагеря, на лесоповал. Там он чуть не потерял ногу, была проведена операция, ногу чудом удалось спасти. После этого «доходягу» (как в лагере называли больных зэков) отправили в сельхоз лагерь, где условия были легче, чем в обычном лагере.

О годах заключения лучше всего рассказать стихами самого В.А. Каменского:

В окно тюрьмы глядит прощальный,
Такой печальный
Передзакатный тихий свет.
И мальчик-вор, ему семь лет,
Из песни воровской куплет
Один с вниманьем напевает…
Ему та песнь напоминает
Себя у матери. Она его любила и молила
Таким остаться навсегда,
Каким он был в любви ея.
Молитвы знал он или не знал тогда?
— Теперь не знает.
Но молится его душа.
И песни воровской слова
С благоговеньем повторяет.
И в них душа его влагает
О жизни плач — мольбу загубленной души…
И луч в окне тюрьмы
Прощальный догорает.
А песнь его никто не замечает —
Известна всем она давно.
И только луч ей тот внимает
И Тот внимает,
Кто посылает свет солнца в темную тюрьму,
Кто в сердце бедное влагает
Без слов мольбу…

— Уничтожать без сожаленья! —
Вещает тоном убежденья
Благообразный и седой
(он тоже тут по «бытовой»)
— Неисправимы все они!
И их таких теперь немало…
а у него в запасе сало,
И в сытом доли нет сомненья:
— Уничтожать без сожаленья!

И луч вечерний догорает,
И песне мальчика внимает,
И Тот внимает,
Кто посещает
Их сердца темную тюрьму,
Кто в душу скорбную влагает
Без слов мольбу…

В общей сложности в лагерях В.А.Каменский провел пятнадцать лет, освобожден был только в 1955 году.

Но мытарства его не прекратились. У него не было дома, его не брали на работу. Из милости на услужение по домашнему хозяйству взяли его дальние родственники из Всеволожска. Во всеволожском храме Святой Троицы Владимир Андреевич стал чтецом, и на него обратил внимание замечательный архиерей — митрополит Ленинградский Григорий (Чуков). По его благословению В. А. Каменский, выдержав епархиальный экзамен, был рукоположен 26 февраля 1956 года во дьякона, а 4 марта – во иерея. Первым место службы был Троицкий храм во Всеволожске. Но, как и всякий ревностный священник в то время, отец Владимир не мог удержаться долго на одном месте, его перебрасывали с прихода на приход — ему пришлось служить в поселке Антропшино, в Вырице, в посёлке Динамо, в Александро-Невской Лавре, в Преображенском соборе, в селе Петровская Горка Лужского района.
Аллегорический образ появляется в стихотворении, написанном в первые годы пастырского служения:

Теперь по деревням уже не водят медведей.
В. Гаршин. «Медведи». 1883 г.

…а ну-ка, Миша, попляши!
а ну, топтыгин, посмеши
народ честной!
Нам покажи,
как бабы ходят за водой!
Из-под палки пляши
на цепи и смеши,
медведь голодный и слепой!

А им нет дела и не понять —
В глуши лесной медведица мать,
Сестрицы, братцы под сосной,
где мхи
и шепоты листвы,
и хвойный шум,
родимый шум…

Когда тропинкою лесной
его мучитель поведет,
нарочно в бубен громко бьет,
чтоб шум родной не услыхать
и горя горького бежать.

Из-под палки пляши
на цепи и смеши,
медведь голодный и слепой!
………………………………….
И послышится вдруг стон глухой
сквозь визг мальчишек
и смех толпы,
из надорванной горем
косматой груди.
……………………………………..
Из-под палки пляши!

Только в 1964 году, незадолго до смерти, кончились скитания — отец Владимир получил постоянное назначение в Свято-Дмитриевский храм в Коломягах. А в 1966 году митрополит Никодим (Ротов) благословил отцу Владимиру совершать служение духовника всей Ленинградской епархии, а также Духовной академии. Искусство проповеди, за которое отец Владимир подвергался гонениям на всех приходах (в архиве Санкт-Петербургской епархии хранятся многочисленные жалобы настоятелей храмов, где он служил), было по достоинству оценено выдающимся иерархом Русской Православной Церкви.

У отца Владимира была удивительная особенность: проповеди он не только старался произносить за каждым богослужением, но и писал их специально для тех духовных чад, которые по старости и болезни не могли добраться до церкви, посылал немощствующим через других духовных чад, чтобы они смогли прочитать драгоценное слово батюшки и утешиться. Часто эти проповеди были облечены в стихотворную форму.

Особо нужно выделить те стихи-проповеди, в которых присутствует образ ребенка — души человеческой. Таким чистым ребенком остался сам отец Владимир до конца своих дней. Недаром его постоянно окружали дети: им, как и своим взрослым духовным чадам, он писал письма с занимательными рассказами, посылал художественные открытки, изображения на которых прозорливо указывали на будущее того или иного ребенка.

Завершим наше повествование о протоиерее Владимире Каменском его стихотворным завещанием:

…в пустынях мира
будь не от мира,
но, как пустынница одна,
как древле Ной средь многолюдья,
страдавший люто от безлюдья,
чтобы в молчаньи, как и он,
создать себе плавучий дом,
чтоб, как и он,
твоя душа
себя в нем
в лютый день нашла
средь ветра, бури, вод, крушенья
спасенье от опустошенья
и потопленья
Навсегда.

Людмила Ильюнина
Сайт «Ветрово»
13 июля 2020

Заметки на полях

  • Санкт-Петербург

    Статья составлена по материалам авторской книги «Прекрасен лик страданием очищенной души». Протоиерей Владимир Каменский. Весть через века. СПБ, 2007

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

О слово!

Новая книга иеромонаха Романа

Просьба

Помогите справиться с мошенником!