МЕНЮ

Ветрово

Сайт, посвященный творчеству иеромонаха Романа

Помощь сайту

Серафим Роуз Понятие «прелести», ключевое в православном аскетическом учении, совершенно отсутствует в протестантско-католическом мире, который породил «харизматическое» движение; именно этот факт проливает свет на то, почему такое явное заблуждение может настолько овладеть кругами, формально принадлежащими к «христианству», и почему такой «пророк», как Николай Бердяев, происходивший из православных, мог считать абсолютно непреложным, что в «новую эру Святого Духа» «больше не будет аскетического мировоззрения». Причина этого очевидна: православное аскетическое мировоззрение дает единственную возможность для того, чтобы люди, получившие Духа Святого при крещении и миропомазании, могли действительно продолжать стяжание Духа Святого в своей жизни; оно учит различать духовное заблуждение и хранить себя от него. «Новая духовность», о которой мечтал Бердяев и которую осуществляет на практике «харизматическое возрождение», имеет совершенно иные основы и в свете православного аскетического учения является фальшивкой. Следовательно, для двух этих мировоззрений нет места в одной и той же духовной вселенной; чтобы принять новую духовность «харизматического возрождения», нужно отречься от православного христианства; и, наоборот, чтобы оставаться православным христианином, человек должен отречься от «харизматического возрождения», как от поддельного Православия.

Чтобы это стало совершенно ясно, мы далее представим учение Православной Церкви о духовном заблуждении в основном по сделанному в XIX веке общему изложению основ этого учения, автором которого был епископ Игнатий (Брянчанинов), православный отец наших времен, и которое помещено в первом томе собрания его сочинений.

Существуют две основных формы «прелести», или духовного заблуждения. Первая, и более наглядная, форма связана с тем, когда человек стремится к высокому состоянию или духовным видениям, не очистившись от страстей и надеясь на собственное суждение. Таким людям дьявол посылает великие «видения». Такие примеры есть в «Житиях святых», одном из источников православного аскетического учения. Так свт. Никита, Новгородский епископ (31 января), перешел к уединенной жизни неподготовленным и против воли своего духовного отца и вскоре стал слышать голос, молившийся вместе с ним. Затем «Господь» стал говорить с ним и послал «Ангела» молиться вместо него, и тот сказал ему, чтобы он вместо молитвы читал книги и поучал всех приходящих к нему. Это он и стал делать, всегда видя «Ангела», который молился рядом с ним, и люди поражались его духовной мудрости и «дарам Святого Духа», которые он будто бы имел, в том числе поражались его пророчествам, которые всегда исполнялись. Заблуждение было открыто только тогда, когда отцы из монастыря узнали о его отвращении к Новому Завету (Ветхий Завет, которого он никогда не читал, он цитировал наизусть), и по их молитвам он раскаялся, его чудеса прекратились, и впоследствии он обрел истинную святость. Также преп. Исаак Киево-Печерский (14 февраля) увидел великий свет «Христа», грядущего к нему с «Ангелами»; когда Исаак, не перекрестившись, поклонился «Христу», бесы получили власть над ним и после долгого танца вместе с ним бросили его еле живого. Он также впоследствии обрел истинную святость. Подобных случаев множество, когда «Христос» и «Ангелы» являлись отшельникам и давали им удивительную силу и «дары Святого Духа», когда часто приводили заблудшего отшельника к безумию и самоубийству.

Но есть другая, более обычная, менее эффектная форма духовного заблуждения, которая предлагает своим жертвам не великие видения, а всего лишь экзальтированные «религиозные чувства». Это возникает, как писал епископ Игнатий, «когда сердце жаждет и стремится к наслаждению святыми и Божественными чувствами, будучи совершенно к ним неподготовленным. Каждый, кто не имеет духа сокрушенного, кто видит в себе какую-либо добродетель или достоинство, кто не придерживается неукоснительно учения Православной Церкви, а на основе того или иного толкования придумал себе собственное своевольное суждение или последовал неправославному учению, находится в состоянии подобного заблуждения». Римо-католическая церковь имеет целые духовные труды, написанные людьми в подобном состоянии: например, «Подражание Христу» Фомы Кемпийского. Об этом епископ Игнатий говорит: «В этой книге царит и дышит с ее страниц лесть злого духа, обольщающая читателя, опьяняющая его… Книга приглашает читателя к прямому слиянию с Богом, без предварительного очищения покаянием… Она вводит плотских людей в экстатический восторг и опьянение, достигнутое без труда, без раскаяния, без „распятия плоти со страстями и похотями“ (Гал. 5: 24), с лестью их падшего состояния». А результат таков, как писал И. М. Концевич, великий распространитель святоотеческого учения: «Аскет, стремясь разжечь в своем сердце любовь к Богу и пренебрегая покаянием, старается достичь чувства блаженства и получает в результате как раз противоположное: он вступает в союз с дьяволом и заражается ненавистью к Святому Духу».

И это именно то состояние, в котором находятся, даже не подозревая этого, приверженцы «харизматического возрождения». Это можно совершенно ясно видеть, сравнивая их переживания и взгляды, пункт за пунктом, с учением православных Отцов, как его излагает епископ Игнатий.

Отношение к «духовным» переживаниям

Не имея никакой опоры в истинных источниках христианского духовного опыта и в святых таинствах Церкви, в духовном учении, передававшемся святыми Отцами от Христа и Его апостолов – приверженцы «харизматического возрождения» не имеют возможности отличить Божию благодать от подделок под нее. Все «харизматические» авторы проявляют в большей или меньшей степени отсутствие осторожности и способности различать свои переживания.

Разумеется, некоторые католики-пятидесятники производят «изгнание сатаны» перед тем, как просить «крещения Святого Духа»; но эффективность этого акта, как вскоре будет видно из их собственных свидетельств, такова же, как у иудеев в Деяниях (Деян.19: 15), на «экзорцизмы» которых злой дух отвечал: «Иисуса знаю, и Павел мне известен, а вы кто»?«. Святой Иоанн Кассиан Римлянин, великий православный Отец, подвизавшийся на Западе в V веке, который с великим проникновением писал о действиях Святого Духа в своих «Беседах о дарах Божиих», отмечает, что подчас бесы «творят чудеса», чтобы вознести в надменности человека, который верит, что обладает чудесным даром, чтобы подготовить его к еще более «чудесному» падению. Они делают вид, что горят и бегут из тел тех, в ком они пребывали, благодаря «святости людей», про нечистоту которых они знают… В Писании мы читаем: «и придут лжехристы и лжепророки»…

Шведский «духовидец» XVIII века Эммануэль Сведенборг – он был странным предтечей современного оккультного и «духовного» возрожденчества – имел большой опыт связи с областью духов, часто видел «духовных существ» и беседовал с ними. Он различал два рода духов, «добрых» и «злых»; его опыты недавно получили подтверждение в открытиях врача-психолога, работавшего с «галлюцинирующими» пациентами в больнице в Юкая, Калифорния. Этот психолог принял всерьез голоса, которые слышали его пациенты, и предпринял серию «диалогов» с ними (через посредство самих пациентов). Он пришел к выводу, как и Сведенборг, что есть совершенно различные роды существ, которые вступают в контакт с пациентами: «высшие» и «низшие». Вот его собственные слова: «Голоса низшего порядка похожи на пьяниц в баре, которые любят задираться и мучить просто ради удовольствия. Они подсказывают непристойные действия, а затем ругают пациента за то, что он их слушал. Они находят слабое место в сознании и непрестанно бередят его… Словарный запас и круг мыслей существ низшего порядка ограничен, но им свойственно постоянное стремление к разрушению… Они используют любую слабость и суеверие, сулят поразительные силы, лгут, обещают, а потом подрывают волю пациента… Все эти низшие не религиозны или антирелигиозны… Одному человеку они явились в обычном бесовском обличье и сами себя называли бесами…»

«Прямую противоположность представляют галлюцинации высшего порядка… Этот контраст можно продемонстрировать на опыте одного и того же человека. Он слышал, как низшие существа долго обсуждали, как они будут его убивать. [Но] его же по ночам посещал свет, подобный солнечному. Он знал, что это явление иного порядка, потому что свет уважал его свободу и уходил, если человек пугался его… Когда человек набрался смелости приблизиться к самому благосклонному солнцу, он вошел в мир сильнейших божественных переживаний… [Однажды] появилась могучая и величавая фигура, похожая на Христа… Некоторые пациенты переживают встречи и с низшими, и с высшими существами и чувствуют себя пойманными между личным раем и адом. Многим знакомы только нападения существ низшего порядка. Существа высшего порядка претендуют на власть над низшими существами и действительно демонстрируют ее временами, но недостаточно, чтобы дать пациентам душевный мир… Существа высшего разряда кажутся удивительно одаренными, чувствительными, мудрыми и религиозными» (И. Г. Льюис. Религия экстаза, антропологические исследования одержимости духами и шаманизма).

Всякий, кто читал жития православных святых и другую духовную литературу, знает, что все эти духи – и «добрые», и «злые», и «высшие», и «низшие» – все они бесы, и что различить истинно добрых духов (Ангелов) от этих злых духов невозможно, опираясь лишь на собственные чувства и впечатления. Широко распространенный в «харизматических» кругах обряд «экзорцизма» («изгнания дьявола». – Прим. пер.) не дает никакой гарантии, что злые духи и вправду изгоняются; такие «экзорцизмы» – привычный прием шаманов, которые также признают, что есть два рода духов, однако все они имеют одинаковую бесовскую природу, независимо от того, бегут ли они для видимости, когда их изгоняют, или появляются в ответ на заклинания, чтобы дать шаману силу.

Никто не станет отрицать, что «харизматическое» движение в целом стоит в решительной оппозиции к современному оккультизму и сатанизму. Но ведь более тонкие из злых духов принимают вид «ангела света» (2Кор. 11: 14); и от человека, чтобы не быть введенным в обман, требуется великий дар различения и при этом глубокое недоверие к своим собственным «духовным» переживаниям. Перед лицом тонких невидимых врагов, которые ведут невидимую брань против рода человеческого, та наивная доверчивость, с которой большинство приверженцев «харизматического» движения относится к своим переживаниям и опытам, – это открытая дверь для духовного заблуждения. Один пастор, к примеру, советует медитировать на темы из Священного Писания, а затем записывать любые мысли, которые «возникли» после чтения: «Это – послание вам лично от Святого Духа». Но любой серьезный знаток христианской духовности знает, например, что в начале монашеской жизни некоторые нечистые бесы поучают (новичков) толкованию Св. Писания, постепенно запутывая их, чтобы привести к ереси и кощунству.

К сожалению, позиция православных последователей «харизматического возрождения» не более разумна, чем у католиков и протестантов. Они явно не знают как следует православных Отцов и житий святых, и когда они цитируют изредка кого-либо из Отцов, то часто в отрыве от контекста. «Харизматики» опираются в основном на «опыт». Один православный священник пишет: «Кое-кто дерзнул назвать это переживание «прелестью» – духовной гордыней. Никто, беседовавший с Богом таким образом, не может быть введен в такое заблуждение». Но трудно найти такого православного христианина, который был бы способен разбираться в очень тонких формах духовного заблуждения (где гордыня, например, может принимать вид самоуничижения), опираясь только на собственные «чувства» по отношению к ним, без помощи святоотеческих писаний. Лишь тот, кто полностью принял отеческие поучения в свои собственные мысли и действия, может надеяться, что справится с этим.

Как подготовлен православный христианин, чтобы противостоять заблуждению? Ему дан целый свод богодухновенных святоотеческих писаний, вдобавок к Священному Писанию, – современное мнение Христовой Церкви за две тысячи лет в отношении буквально любого мыслимого духовного и псевдодуховного опыта.

Далее мы увидим, что эти учения высказывают очень определенное суждение как раз по основному вопросу, поднимаемому «харизматическим» движением: относительно возможности нового и широко распространенного «излияния Святого Духа» в последние дни. Но даже прежде того, как обратиться к святым Отцам за советом по отдельным вопросам, православный христианин вооружен против заблуждения одним лишь знанием, что такое заблуждение не только существует, но встречается повсюду, в том числе и в нем самом. Епископ Игнатий пишет: «Мы все пребываем в прелести. Сознание этого – величайшая защита от заблуждения». Он цитирует св. Григория Синаита, который предостерегает нас: «Немалый труд – достигнуть точной истины и очиститься от всего, противного благодати; потому что обычно для диавола представлять свои наваждения, особенно новоначальным, под видом истины, придавая духовный облик злой сущности». И «Господь не разгневается на того, кто, боясь заблуждения, блюдет себя с крайней осторожностью, даже если он не примет чего-то посланного от Бога… Напротив, Господь хвалит его за здравое рассуждение».

Итак, совершенно неподготовленный к духовной брани, не ведая, что существует духовное заблуждение особо тонкого рода (в противовес явным формам оккультизма), католик, или протестант, или невежественный православный христианин идет на молитвенное собрание, чтобы быть «крещенным (или исполненным) Святым Духом». Атмосфера на собрании крайне непринужденная, сознательно «открывающая» возможность для активности некоего «духа». Вот как католики (которые утверждают, что они более осторожны, чем протестанты) описывают некоторые из собраний пятидесятников: «Казалось, что нет никаких барьеров, никаких сдерживающих начал… Они сидели на полу, скрестив ноги. Женщины в брюках. Монах в белой рясе. Курильщики сигарет. Пьющие кофе. Молились кто как хочет… Я вдруг понял, что эти люди просто развлекаются молитвой! И это они называют «пребыванием среди них Святого Духа»?» А другое собрание католиков-пятидесятников «напоминало обычную вечеринку с коктейлями, разве что никто не пил. На межконфессиональных «харизматических» собраниях атмосфера столь же непринужденная, так что никто не удивляется, когда «дух» побуждает пожилую женщину, среди общих рыданий, вскочить и «проплясать маленькую джигу». Для здравомыслящего православного христианина главное, что он замечает в подобной атмосфере, – это полное отсутствие благоговения и преклонения, которые рождаются из страха перед Богом. И это первое впечатление тем более разительно, подтверждается наблюдением поистине диковинных эффектов, которые «дух» пятидесятников производит, нисходя в эту атмосферу распущенности. Мы рассмотрим некоторые из этих эффектов, ставя их перед судом святых Отцов и Церкви Христовой.

Физические явления, сопровождающие «харизматические» опыты

Одна из самых распространенных реакций на переживание «крещения Святым Духом» – «смех». Один католик свидетельствует: «Ощущение присутствия и любви Бога было так сильно, что я припоминаю, как сидел полчаса в церкви и просто смеялся от радости, что Бог меня любит». Протестант рассказывает: «При «крещении» я стал смеяться… Я просто хотел смеяться, как это бывает, когда вам так хорошо, что об этом невозможно говорить… Я держался за бока и смеялся, пока не согнулся вдвое». Другой протестант говорит: «Новый язык, дарованный мне, перемежался приступами веселья, которые уносили все страхи. Это был язык смеха». Православный священник о. Евсевий Стефану пишет: «Я не мог удержаться от широкой улыбки, которая в любую минуту могла перейти в смех, – смех Святого Духа, пробудившего во мне животворящие чувство свободы».

Можно подобрать еще множество примеров этой поистине странной реакции на «духовное» переживание, и некоторые апологеты «харизматики» создали целую философию «духовной радости» и «Божьего шутовства», чтобы это объяснить. Но эта философия совершенно чужда христианству; о таком понятии, как «смех Святого Духа», никто не слыхал за всю историю христианской мысли и опыта. Быть может, именно в этом «харизматическое возрождение» яснее, чем в чем бы то ни было, выдает свою абсолютно нехристианскую религиозную ориентацию; это переживание чисто мирское и языческое, и где его нельзя объяснить в терминах эмоциональной истории (о. Евсевию, и вправду, смех принес «раскрепощение» и «освобождение» от «сильнейшего чувства смущения и неловкости» и «эмоциональной опустошенности»), оно может происходить только от «одержимости» одним или несколькими языческими богами, которых Православная Церковь называет демонами (бесами). Вот, например, для сравнения, церемония «посвящения» эскимосского язычника-шамана: не достигнув «инициации», «я иногда начинал плакать и горько рыдал, сам не зная почему. Потом без всякой причины все внезапно изменилось, и я почувствовал великую, неизъяснимую радость, настолько могучую, что я не мог ее сдержать, и у меня из горла рвалась песнь, великая песнь, в которой было место только для одного слова: «радость», «радость»! И я был вынужден петь во весь голос. И вот в разгаре этого таинственного и всеповторяющегося восторга я стал шаманом… Я стал видеть и слышать совершенно по-другому. Я достиг своего озарения… и не только я сам мог видеть сквозь мрак жизни, но тот же самый яркий свет светил и от меня… и все духи земли, неба и моря собрались во мне и стали моими духами-помощниками» (И.Г. Льюис. Религия экстаза, антропологические исследования одержимости духами и шаманизма).

Нет ничего удивительного в том, что неподготовленные «христиане», намеренно открывшие себя подобному языческому переживанию, все же толкуют его как переживание «христианское»; психология у них все еще христианская, хотя духовно они уже вступили в область бесспорно нехристианских обрядов и мировоззрения. Как же судит православная аскетическая традиция о таких вещах, как «смех Святого Духа»? Святые Варсонофий и Иоанн, отшельники VIII века, так ответили православному монаху, которого мучил этот вопрос (ответ 451): «В страхе Божием нет места смеху. В Писаниях сказано о неразумных: «Буй во смехе возносит глас свой…» (Сир. 21: 23); и «слово неразумного всегда неясно и лишено благодати». Преп. Ефрем Сирин столь же ясно учит: «Начало душевного развращения в монахе – смех и вольность. Когда увидишь в себе то, монах, знай, что пришел ты в глубину зол. Не переставай молить Бога, чтобы избавил тебя от той смерти… смех лишает человека блаженства, обещанного плачущим (Мф. 5: 4), разоряет доброе устроение внутреннее, оскорбляет Духа Святого, вредит душе, растлевает тело. Смех изгоняет добродетели, не имеет памятования о смерти, ни помышления о мучениях». Разве не очевидно, как далеко может увести в сторону незнание основ христианства?

По крайней мере, столь же часто, как смех, ответом на харизматическое «крещение» являются «слезы» – психологически родственная смеху реакция. Она проявляется не только индивидуально, но очень часто сразу в целых группах (в этом случае отличаясь от переживания «крещения») и без всякой видимой причины заражает всех присутствующих. «Харизматические» авторы не находят объяснения этому в «сознании греховности», которое приводит к такому результату на протестантских молениях; они не дают вообще никаких объяснений, да никаких объяснений, кажется, и нельзя найти, кроме того, что эта реакция просто находит на того, кто пребывает под влиянием «харизматической» атмосферы. Православные Отцы, как отмечает епископ Игнатий, учили, что слезы часто сопровождают духовное заблуждение второго рода. Преп. Иоанн Лествичник, перечисляя много разных причин для слез, хороших и дурных, предостерегает: не доверяй твоим источникам слез, пока твоя душа совершенно не очистилась (сл. 7, п. 35), а об одном роде слез определенно говорит: слезы без мысли подобают только безумию, а не разуму(7, 17).

Кроме смеха и слез, а зачастую и вместе с ними, наблюдаются и другие физические реакции на «крещение Святым Духом»: жар, разные формы дрожи и судорог, падение на землю. Все приведенные здесь примеры, следует подчеркнуть, – переживания рядовых католиков и протестантов, а не экстремистов-пятидесятников, чьи переживания куда более эффектны и несдержанны.

«Когда на меня наложили руки, я тут же почувствовал, что вся моя грудь как будто пытается подняться в мою голову. Губы у меня начали дрожать, а мозг принялся кувыркаться. Затем я заулыбался во весь рот». Другой «следил за всем без эмоций, но чувствовал сильный жар во всем теле и облегчение». Вот что рассказывает еще один: «Как только я встал на колени, меня охватила дрожь… Совершенно внезапно я „исполнился“ Святого Духа и понял, что „Бог существует“. Я стал плакать и смеяться одновременно. Опомнился я, простершись перед алтарем, и меня переполнял мир Христа». Другой говорит: «Когда я коленопреклонно и безмолвно благодарил Бога, Д. лежал простершись ниц и вдруг стал приподниматься, как будто под действием невидимой силы. Прозрением, которое, должно быть, было вдохновлено Господом, я понял, что Д. у нас на глазах двигает сила Святого Духа». И еще: «Мои руки (обычно холодные из-за недостаточности кровообращения) стали теплыми и влажными. Меня окутало теплом». Еще: «Я знал, что Бог действует внутри меня. Я ощутил отчетливое покалывание в ладонях и мгновенно весь покрылся потом». Участник «Движения Иисуса» говорит: «Я чувствую, как что-то вздымается, как волна, внутри меня, и внезапно я говорю на языках». Один из апологетов «харизматики» подчеркивает, что подобные переживания «типичны для «крещения Святым Духом», которое часто бывает отмечено субъективным переживанием, которое приносит человеку чудесное новое чувство близости к Богу; это порой требует такого выражения поклонения и обожания, которое выходит за рамки этикета, навязанного нам нашим западным обществом! В такие минуты некоторых охватывала сильнейшая дрожь, они вздымали руки к Господу, возвышали голос громче обычного или даже падали на пол».

Не знаешь, чему больше удивляться: полнейшей несовместимости этих истерических проявлений с чем бы то ни было духовным или невероятному легкомыслию, которое заставляет таких заблудших людей приписывать свои конвульсии «Святому Духу», «божественному вдохновению», «миру Христа». Ясно, что эти люди не только совершенно неопытные и лишенные руководства в духовном и религиозном мире, но и абсолютно «невежественные». Вся история православного христианства не знает о подобных «экстатических» переживаниях, внушенных Святым Духом. Только по глупости некоторые апологеты «харизматики» осмеливаются сравнивать эти детские и истерические чувства, доступные всем без исключения, с Божественными откровениями, ниспосланными величайшим святым, как св. ап. Павлу на дороге в Дамаск или св. ап. Иоанну евангелисту на Патмосе. Эти святые простирались ниц перед истинным Богом (без конвульсий и, разумеется, без смеха), в то время как псевдохристиане просто реагировали на присутствие вторгающегося духа и поклоняются только самим себе. Старец Макарий из Оптиной писал человеку, находившемуся в таком состоянии: «Полагая найти любовь Бога в утешительных чувствах, вы ищете не Бога, а себя самого, то есть собственного своего утешения, избегая тем самым стези страданий, потому что считаете себя потерянным без духовных утешений». Если эти «харизматические» переживания и имеют вообще религиозную природу, то это «языческие» религиозные переживания; фактически они точно совпадают с переживаниями медиума при инициации, с «одержимостью духом», которая возникает, когда «внутренняя сила волной вздымается внутри, стараясь овладеть тобой». Конечно, не все случаи «крещения Святым Духом» так экстатичны, как некоторые из этих переживаний (хотя некоторые еще «более» экстатичны); но это тоже совпадает с практикой спиритов: «Когда духи находят медиума дружественно или благосклонно настроенным в подчинении или пассивности духа, они входят спокойно, как в собственный дом; напротив, если психик менее расположен и оказывает некое сопротивление или недостаточную пассивность духа, дух входит с большим или меньшим усилием, и это часто отображается в судорогах и гримасах и в дрожи членов медиума» ( Саймон А. Блэкмор. Факты и мошенничества спиритизма).

Однако этот опыт «одержимости духом» не следует смешивать с настоящей одержимостью демонами, которая представляет собой состояние, когда нечистый дух находит постоянное обиталище в ком-нибудь и проявляется в психических и физических расстройствах, которые как будто не описываются в «харизматических» источниках. Медиумическая «одержимость» частична и временна, медиум соглашается быть «использован» для определенной функции духом извне. Но из самых «харизматических» текстов становится совершенно ясно, что в этих переживаниях присутствует – когда они подлинные, а не просто внушенные – не просто развитие какой-либо медиумической способности, а настоящая одержимость духом. Возможно, эти люди и имеют право говорить, что они преисполнены духа – но их наполняет никак не Святой Дух!

Епископ Игнатий приводит несколько примеров таких физических сопутствующих явлений в состоянии духовного заблуждения: первый – это когда монах трясся и издавал странные звуки, называя эти признаки «плодами молитвы»; второй – когда епископ встретил монаха, который молился в таком экстазе, что чувствовал жар во всем теле и мог обходиться зимой без теплой одежды, и этот жар даже ощущался другими. Общий признак, как пишет епископ, при втором роде духовного заблуждения, заключается в том, что ощущается материальный, страстный жар в крови; «поведение латинских отшельников, охваченных заблуждением, всегда было экстатичным благодаря этому необычайному материальному разделению» – это состояние таких латинских «святых», как Франциск Ассизский и Игнатий Лойола. Этот «материальный» жар в крови, признак духовно заблудших, нужно отличать от «духовного» жара, который ощущали такие святые, как преп. Серафим Саровский, который действительно получил Святого Духа. Но Святой Дух добывается не экстатическими «харизматическими» опытами, а долгим и напряженным путем аскетизма, «путем страданий», о котором говорил старец Макарий, в лоне Церкви Христовой.

«Духовные дары», сопровождающие «харизматические» опыты

Главное достижение, на которое претендуют приверженцы «харизматического возрождения», – это то, что они получают «духовные дары». Один из таких «даров», в первую очередь проявляющийся в «крещенных Святым Духом», – новая «духовная» сила и смелость. Им придает смелости определенное переживание, которое они имели, в чем никто не сомневался, хотя их толкование этого вызывает серьезные сомнения. Вот типичные примеры: «Мне не нужно верить в Пятидесятницу, я ее видел своими глазами». «Я почувствовал, что знаю точно, что сказать остальным и что им нужно услышать… Я обнаружил, что Святой Дух дал мне истинную смелость, чтобы сказать это, и что сказанное имело большое влияние». «Я был столь уверен, что Дух сдержит Свое слово, что молился без всяких сомнений, без „если“, а „будет“ и „должно быть“ „и в других повелительных выражениях“». Пример из опыта православного: «Мы молимся о мудрости, и внезапно мы становимся мудрыми в Господе. Мы молимся о любви, и истинная любовь ко всем людям наполняет нас. Мы молимся об исцелении, и все становятся здоровыми. Мы молимся о чудесах, и, веруя, мы видим совершающиеся чудеса. Мы молимся о знамениях и получаем их. Мы молимся на языках ведомых и неведомых».

И здесь снова подлинное православное качество, стяжаемое и испытанное долгими годами подвижнического труда и совершенствования в вере, должно быть получено мгновенно путем «харизматического» опыта. Конечно, это правда, что апостолы и мученики получали великое дерзновение по милости Божией; но смешно и нелепо, когда каждый «христианин-харизматик», даже не ведающий, что такое милость Божия, хочет сравняться с этими великими святыми.

Основанная на опыте духовного заблуждения, «харизматическая» смелость – не более чем лихорадочное, «возрожденческое» подражание истинному христианскому дерзновению и служит только лишним признаком, выдающим «харизматическое» заблуждение. Епископ Игнатий пишет, что некая «самоуверенность и дерзновение обычно заметны в людях, находящихся в состоянии самообмана, полагающих, что они святы и духовно совершенствуются». «Необычайная помпезность заметна в тех, кто находится в заблуждении: они как бы опьяняются сами собой, своим состоянием самообмана, видя в нем состояние благодати. Они поглощены, переполнены надмением и гордыней, хотя кажутся смиренными многим, кто судит по видимости, не умея судить по плодам».

Кроме «говорения на языках» как такового наиболее обычный дар получивших «крещение Святым Духом» – прямое получение «посланий от Бога» в форме «пророчеств» и «толкований». Одна девушка-католичка говорит о своих друзьях-«харизматиках»: «Я видела, как многие из них говорят на языках, и некоторые я могла толковать. Послания всегда несли великое утешение и радость от Господа». Одно толкование сводилось к следующему: «Он говорил слова от Бога, послание утешения». В дерзости этим посланиям никак не откажешь; на одном собрании «еще одна молодая женщина объявила «послание от Бога», говоря в первом лице». Протестант-«харизматик» пишет, что в таких посланиях «Слово Божие произносится прямо!.. Слово может быть внезапно сказано любым из присутствующих, так что то и дело слова «Так говорит Бог» звучат на собрании братства.

Обычно говорят в первом лице (хотя и не всегда): «Я с вами, чтобы благословить вас».

Несколько отдельных текстов «пророчеств» и «толкований» дается в апологиях «харизматического» движения:

«Будь подобен дереву, качающемуся по Его воле, коренящемуся в Его силе, поднимающемуся к Его любви и свету».

«Как Святой Дух сошел на Марию, и Иисус сформировался внутри Нее, так Святой Дух сходит на вас и находится среди вас». Это послание было дано на языках католику и «истолковано» протестантом.

«Стопы Того, Кто проходил по улицам Иерусалима, идут за тобой. Его взгляд исцеляет тех, кто подходит ближе, но несет смерть тем, кто бежит прочь». Это имело специальное значение для одного из членов молитвенного собрания.

«Я протягиваю вам Свою руку. Вы должны только взять ее, и Я поведу вас». Это самое послание было «дано» несколькими минутами раньше католическому священнику в другой комнате; он записал его и вошел в молитвенную комнату точно в тот момент, когда его произносили точно в тех же словах, которые он записал.

«Не волнуйтесь, я доволен позицией, которую вы заняли. Это трудно для вас, но принесет много благодати другому». Это принесло окончательное поощрение одному человеку относительно недавно принятого трудного решения.

«Моя жена вошла и стала играть на органе. Внезапно Дух Божий сошел на нее, и она стала говорить на языках и пророчествовать: «Сын мой, Я с тобой. Так как ты был верен в малом, Я собираюсь использовать тебя для более великих дел. Я веду тебя за руку. Я направляю тебя, не бойся. Ты в центре моей воли. Не смотри ни направо, ни налево, но иди дальше». Это «пророчество» сопровождалось «видением» и послужило прямым доводом для организации крупного и влиятельного объединения пятидесятников – «Интернационального братства бизнесменов Полного Завета».

Мы вполне можем поверить, согласно свидетельствам тех, кто считает, что эти послания направлены непосредственно к ним, что во многих из них есть нечто сверхъестественное и что они не просто «выдуманы». Но пользуется ли «Святой Дух» такими искусственными средствами связи с людьми? (Духи на спиритических сеансах, безусловно, пользуются!) Почему язык так монотонен и стереотипен, что иногда походит на язык предсказательных машин в американских кафе, выдающих предсказание за пение? Почему послания так неясны и похожи на сон и звучат иногда как выкрики в трансе, почему они несут всегда «утешение», «успокоение и радость», поддержку, совершенно без пророческого и догматического содержания – как будто «дух», в точности как и «духи» на сеансах, особенно радуется внеконфессиональной аудитории? Кто, наконец, это странно безликое «Я», которое говорит? И ошибемся ли мы, применяя к этому слова истинного пророка Божиего? «Ибо так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: да не обольщают вас пророки ваши, которые среди вас, и гадатели ваши… Я не посылал их, говорит Господь» (Иер. 29: 8–9).

Так же, как всякий «крещенный Духом» обычно сохраняет способность говорить на языках и в своих молитвах наедине, и вообще уверен, что «Бог» постоянно с ним, так и вне атмосферы молитвенных собраний он часто имеет личные «откровения», в том числе слышит «голоса» и ощущает «присутствие». «Пророк харизматического возрождения» так описывает одно из своих переживаний: «Я пробудился от глубокого спокойного сна, услышав голос, который казался громким и ясным… который четко произнес: «У Бога нет внуков…» Потом мне показалось, что в моей комнате кто-то есть, а это присутствие было мне приятно. Внезапно я понял, должно быть, со мной говорил Святой Дух».

Как можно объяснить подобные переживания? Епископ Игнатий пишет: «Одержимый этим видом духовного заблуждения мнит о себе (вторая форма «прелести» называется по-русски «мнение»), что он изобилует дарами Святого Духа. Это мнение состоит из ложных понятий и ложных чувств, и в этом виде оно целиком и полностью принадлежит к царству отца и воплощения лжи, дьявола. Тот, кто во время молитвы стремится открыть сердце для чувств нового человека, но не имеет для этого никакой возможности, заменяет их чувствами собственного изобретения, подделками, к которым падшие духи не замедлят присоединить свои действия. Признавая свои неправедные чувства, и собственные, и те, что от бесов, истинными и данными во благодать, он получает и мысли, соответствующие чувствам».

В точности такой же процесс наблюдали и авторы, пишущие о спиритизме. Для того, кто серьезно занимался спиритизмом (и не только для самих медиумов), настает момент, когда вся ложная духовность, которая развивает пассивность духа и открытость действиям «духов», проявляющаяся даже в таких невинных на вид развлечениях, как пишущий столик, переходит в настоящую одержимость этого лица вторгающимся в него духом, после чего начинают твориться неоспоримо «сверхъестественные» явления. В «харизматическом возрождении» этот момент перехода определяется как «крещение Святым Духом», который, если он происходит в действительности, является именно тем моментом, когда самообман превращается в одержимость бесами и жертва («харизматик») твердо убеждена, что с этих пор она может ждать ответа Святого Духа на свои обманные «религиозные чувства» и что ее ждет «жизнь, полная чудес».

Новое «излияние святого духа»

Как правило, приверженцы «харизматического возрождения» чувствуют себя (о чем они постоянно упоминают) «преисполненными Духа». «Я почувствовала себя свободной, чистой и новой личностью, преисполненной Святым Духом». «После того, что началось при крещении Духом, я начал провидеть, что такое жизнь в Духе. Это поистине жизнь, состоящая из чудес… снова и снова переполненная дающей жизнь любовью Духа Божия». Они неизменно характеризуют свое «духовное» состояние одинаковыми словами; католический священник пишет: «Какие бы особые эффекты ни проявлялись, все, почти без исключения, кого коснулся Дух, казалось, получили мир и радость». Одна межконфессиональная «харизматическая» группа заявляет, что цель ее членов – «проявлять и распространять любовь, радость и мир Иисуса Христа всюду, где бы они ни были». В этом «духовном» состоянии (в котором, что характерно, очень редко вспоминают и о покаянии, и о спасении) кое-кто достигает больших высот. Дар «Духа» у одного католика «поднимался внутри» него «на долгие периоды (до нескольких часов), близкие к экстазу, когда» он «мог бы клятвенно утверждать, что был в преддверии Царства Небесного». Рассказывают впечатляющие истории об освобождении от наркомании и тому подобное. Греческий священник о. Евсевий Стефану подводит итог этой «духовности», цитируя римо-католического священника, который утверждает, что «харизматическое» движение несет «новое ощущение присутствия Бога; новое понимание Христа; более сильное желание молиться, возможность славить Бога; новое желание читать Св. Писание, потому что Писание оживает, как Слово Божие; новое стремление передать другим знание о Христе; новое сочувствие к другим и чуткость к их нуждам; новое ощущение мира и радости…» И о. Евсевий приводит самый главный аргумент в пользу движения: «Дерево познается по плодам его… Демонстрируют ли эти плоды присутствие дьявола или освящающего Духа Христа? Ни один православный, если он в здравом уме, увидев собственными глазами плоды Духа, не может ошибиться в ответе на этот вопрос».

Нет причин подвергать сомнению все эти свидетельства. Правда, есть и множество других свидетельств – мы привели несколько примеров, противоречащих этим и решительно утверждающих, что «Дух» «харизматического возрождения» – это нечто темное и зловещее; но тем не менее нельзя сомневаться, что многие приверженцы «харизматического возрождения» действительно думают, что это чувства «христианские» и «духовные». Коль скоро эти люди остаются вне Церкви Христовой, мы могли бы оставить их мнения без комментариев. Но когда православный священник говорит нам, что сектантские феномены идут от Святого Духа, и даже увещевает нас: «Не оставайтесь в стороне. Отворите сердца призывам Святого Духа и станьте частицей растущего „харизматического возрождения“», тогда наше право и долг – исследовать их мнения очень пристально, проверяя их не по стандартам туманного «христианства», преобладающего на Западе, которое с готовностью именует «христианским» все, что они «чувствуют» таковым, но по совершенно иным стандартам православного христианства. А по этим стандартам в выше приведенном списке «духовных плодов» нет ни одного пункта, которого бы не могло быть и не было бы в сектантских и еретических движениях прошлого, вызванных дьяволом, являвшимся в обличии «Ангела света», как раз с целью отторгнуть людей от Церкви Христовой и увести к «какому-то иному виду христианства». Если «дух» «харизматического возрождения» – не Святой Дух, то и эти «духовные плоды» тоже не от Бога.

По епископу Игнатию, заблуждение, известное под названием «мнения», «удовлетворяется придумыванием поддельных чувств и состояний благодати, из которых рождается ложное, неправильное представление обо всем духовном подвиге… Оно постоянно измышляет псевдодуховные состояния, интимную дружбу с Иисусом, внутренние беседы с Ним, мистические откровения, голоса, наслаждения… От таких действий кровь получает греховное, обманное движение, которое предстает, как посланное Божией милостью наслаждение… Оно скрывается под маской смирения, благочестия, мудрости». В отличие от более яркой формы духовного заблуждения «мнение», «вводя дух в самую ужасную ошибку, однако, не приводит к бреду», так что это состояние может продолжаться многие годы и даже всю жизнь, и распознать его нелегко. Тот, кто впадает в это теплое, уютное, взвинченное состояние заблуждения, по сути дела, совершает духовное самоубийство, становясь слепым к собственному духовному состоянию. Епископ Игнатий пишет: «Возомнив о себе… что он преисполнен благодати, он никогда не получит благодати… Тот, кто приписывает сам себе дары благодати, отгораживает от себя этим „мнением“ возможность сподобиться Божественной благодати и широко открывает дверь для заразы греха и для бесов»; «Ибо ты говоришь: „¬¬я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды“; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг» (Откр. 3: 17).

Те, кто заражен «харизматическим» заблуждением, не только сами «исполнены Духом»; они еще и видят вокруг себя начало «нового века» «излияния Святого Духа», веря, как о. Евсевий Стефану, что «мир находится на пороге великого духовного пробуждения»; и с их уст не сходят слова пророка Иоиля: «…излию от Духа Моего на всякую плоть…» (Иоиль 2, 28). Православный христианин знает, что это пророчество относится в общем к последнему веку, который начнется пришествием Господа, а более узко к Пятидесятнице (Деян. 2), и к каждому православному святому, который изобилует дарами Святого Духа – как, например, прав. Иоанн Кронштадтский и св. Нектарий из Пентаполиса, которые совершали тысячи чудес даже в нашем растленном XX веке. Но сегодняшние «харизматики» считают, что чудотворные дары доступны для всех; почти каждый желающий может говорить на языках, и есть даже руководства, как это делать.

Но чему учат нас святые Отцы Православной Церкви? По епископу Игнатию, дары Святого Духа «присутствуют только в православных христианах, достигших христианского совершенства, очистившихся и подготовленных покаянием». Они «даются Божьим святым только по воле Божией и Его действием, а не по воле человеческой и не усилием человека. Они даются неожиданно, чрезвычайно редко, в случае крайней нужды, чудесным провидением Господним, а не просто по случайности» (преп. Исаак Сирин). «Следует отметить, что в наше время духовные дары ниспосылаются с великой умеренностью, по причине оскудения, охватившего все христианство в целом. Эти дары служат исключительно нуждам спасения. Напротив, „мнение“ рассыпает свои дары в безграничном изобилии и с невиданной скоростью».

Одним словом, «дух», который внезапно осыпает своими «дарами» это поколение прелюбодеев, которое, растленное и введенное в заблуждение веками ложных верований и поддельного благочестия, жаждет только «знамений», – это не Святой Дух Божий. Эти люди никогда не знали Святого Духа и никогда не поклонялись Ему. Истинная духовность настолько недосягаема для них, что, на взгляд здравомыслящего наблюдателя, они только подражают ей своими психическими и эмоциональными – а подчас и бесовскими – феноменами и святотатственными высказываниями. Об истинно духовных чувствах, как пишет епископ Игнатий, «плотский человек не может составить никакого представления: потому что представление о чувстве всегда опирается на чувства, уже знакомые сердцу, тогда как духовные чувства совершенно чужды сердцу, которое знает только плотские и эмоциональные чувства. Такое сердце даже и не ведает о „существовании“ духовных чувств».

Иеромонах Серафим (Роуз)
Из книги «Православие и религия будущего»

Заметки на полях

Витрина

Кни­ги иеро­мо­на­ха Ро­ма­на