col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Людмила Ильюнина. Иерей Игорь Розин – мученик за Христа в наше время

13 мая 2001 года на Кавказе принял мученическую смерть за Христа иерей Игорь Розин. Узнала о его подвиге удивительным образом. Воспринимаю это как весть от моих бабушек — напоминание о том, как должен жить настоящий христианин. Зимой прошлого года мне позвонил незнакомый священник и сказал, что собирает материал об Анне Сергеевне Иговской (о ней мы рассказывали читателям сайта «Ветрово»), попросил о встрече. Странным показалось, что служащий в далеком Приэльбрусье священник так заинтересовался судьбой матушки Анны, и еще странным показалось его имя – иеромонах Игорь – не монашеское. Уже через несколько дней после телефонного разговора мы встретились с отцом Игорем в Вырице. Он рассказал о том, что, когда к нему в руки попали воспоминания матушки Анны, они так его потрясли, что он решил сделать о ней фильм – ездил несколько раз в Караганду, в Якутию, нашел ее лагерные места, снял памятные места Петербурга и, наконец, настал черед Вырицы (куда матушка ездила к преподобному Серафиму). От меня отец Игорь ждал рассказа о православном братстве владыки Мануила (Лемешевского) и о его членах, моих дорогих бабушках. Их подвиг для отца Игоря оказался внутренне связанным с подвигом его духовного отца – убиенного иерея Игоря Розина, в честь которого он получил свое необычное для монаха имя.

То, что иеромонах Игорь (Васильев) рассказал о современном мученике за Христа, в нашей семье было воспринято как благая весть: есть еще такие чистые, крепкие верой люди в народе, но их подвиг всех нас – современных теплохладных верующих — обязывает к покаянию.

Передам коротко рассказа иеромонаха Игоря. «Ему угрожали. Я помню, как однажды мы шли с ним по улице — а у него были длинные седые волосы, собранные в косичку, — и вот из проезжавшей машины донеслось: „Вот бы взять его за эту косичку и голову отрезать!“.

А за несколько недель до случившегося к машине отца Игоря подбросили убитую собаку — и, в общем, нетрудно догадаться, что это означало в контексте местных понятий: не уберешься отсюда, будешь убит — вот именно как собака. Так что он не просто догадывался, что его убьют — он знал это. Больше того, — он даже назначил себе день смерти. Это было так. 6 мая 2001 года человек, впоследствии ставший убийцей отца Игоря, вошел в храм святого великомученика Георгия Победоносца. Был воскресный день и престольный праздник — на службе было полно народу. Тот человек направился к отцу Игорю. „Приходи через неделю, мы с тобой поговорим“, — сказал ему священник.

И всю эту неделю он понимал, что живет последние дни. Ему было очень тяжело. Крайне тяжело. Особенно накануне, в последний день. Я видел это. О том, что произойдет, знала и жена отца Игоря, матушка Екатерина. Батюшка сказал ей, что боится. Боится, что в последний момент не выдержит, — побежит или станет сопротивляться. Что было бы нетрудно для мастера спорта и неоднократного чемпиона Советского Союза по альпинизму, но отец Игорь ничего не сделал для своей безопасности, когда ровно через неделю тот человек вернулся.

Это тоже был воскресный день — 13 мая 2001 года, память святителя Игнатия (Брянчанинова), епископа Кавказского, которого отец Игорь очень почитал. Обычно после службы я всегда оставался в храме, а тут он отпустил меня — „иди, иди, сегодня я сам все сделаю“, — и только я пришел домой, как через несколько минут позвонили с известием: батюшку зарезали. Я, ничего не понимая, не веря, побежал в храм. Не успел немножечко, — когда прибежал, только-только душа отошла.

Свидетелем смерти отца Игоря стала женщина, помогавшая в храме, — она была в другом конце домика и когда, заслышав какой-то шум, прибежала, отец Игорь был еще жив. Убийца склонился к нему, нанося последний удар. «В руки Твои, Господи, предаю душу мою», — такими были последние слова батюшки.

Валентину убийца отца Игоря не тронул — оттолкнул и ушел, а через несколько часов сам явился в милицию и сказал: вот, я убил попа, за это в рай пойду. Его признали невменяемым, однако в постановлении суда черным по белому написано, что он исповедовал крайний ислам, что у него была соответствующая литература, что он посещал собрания, готовился и убил отца Игоря за то, — и это его прямая речь, — что он проповедовал веру Христову, а здесь должны жить мусульмане.

Наш храм святого Георгия Победоносца в городе Тырныаузе — настоящий храм на крови. И вот что еще очень важно — может быть, это немножко пафосно прозвучит, но тем не менее: отец Игорь своим сознательным мученичеством за Христа показал, что и в стремительно наступившем третьем тысячелетии есть люди, способные идти за Христом до конца. Идти, несмотря ни на что — ведь у него была мать, жена и пятеро детей. Понимаете — у него был выбор, но он не сопротивлялся убийце, хотя мог скрутить его в первую же минуту».

Призна́юсь, что рассказ иеромонаха Игоря не записывала, но и не по памяти его привожу. Уезжая, батюшка оставил мне книгу о новомученике Кавказском «В руки Твои, Господи», которую написала Анастасия Рахлина, ставшая перед кончиной в 2018 году монахиней Иулианией. Именно она записала процитированный мной рассказ иеромонаха Игоря. А из книги, написанной на таком уровне духовного сопереживания и серьезности духовной, которая почти не встречается у современных православных журналистов (из них же первая есмь аз), я узнала о жизненном пути иерея Игоря Розина. То, что узнала, подтверждает духовный закон – мученичество за Христа надо заслужить, в жертву приносятся лучшие.

Всей своей жизнью иерей Игорь подготовил себя к смерти за Христа. Родился он на Кавказе. Как недавно сказал епископ Пятигорский и Черкесский Феофилакт: «Духовный смысл Кавказа в том, что здесь, у Главного Кавказского хребта, мы представляем себя стоящими у амвона. Если всю Россию представить храмом, то, несомненно, ее амвоном станут предгорья Кавказа, потому что там, за хребтом, за Кавказом, находится Алтарь: Святая Земля. Там – Кувуклия Гроба Господня, там – чудо Воскресения, там – образы земной жизни Христа Спасителя. А мы стоим у Алтаря. Вот поэтому все люди, приезжающие на Кавказ, видя эти горы, ощущая особый дух, созерцая простор, чувствуют, что это – место особенного нахождения. Да. Мы – перед Алтарем.

А ведь зовешь в гости друзей, а они говорят: «Ой, у тебя там страшно, то КТО (режим контртеррористической операции. — Прим. ред.) ввели, то убили кого-то …» Суть жизни верных здесь Христу и остающихся вопреки всему на этой земле православных – исповедание веры. Есть у нас проблема вытеснения одной культуры другой. И есть люди, которые целью своей жизни ставят это вытеснение, неприятие другой культуры. Очень часто нас запугивают. Нередко приходилось слышать прямые угрозы.

А нашим предкам здесь легко ли было? Первые поселенцы получали непригодные для жизни, болотистые земли, – но благодаря титаническому труду они превратились в хлебные поля. Нашим предкам было непросто, но они понимали, что это их призвание. И не искали комфортной жизни».

Многие русские люди уехали и уезжают с Кавказа, опасаясь за свою жизнь и за жизнь своих близких. Эта издревле бывшая православной земля – в Кабардино-Балкарии в Нижнем Архызе сохранились самые древние христианские храмы в мире – стала агрессивно-мусульманской. Игорь Розин не мыслил свою жизнь без родной земли, никогда не думал о том, чтобы покинуть Кавказ, и выбрал для себя профессию, которая требует особого самопожертвования – он стал альпинистом-спасателем. Родился он в 1956 году и жил в городе Тырныаузе, который расположен в долине под самой высокой горой Кавказского хребта – Эльбрусом. С семьей в 1980-е годы перебрался в город Терскол. У многих местных, и балкарцев, и кабардинцев, подогреваемых ваххабитами, чье влияние в 1990-х всё больше ощущалось в этих горах, тогда очень переменилось отношение даже к старым знакомым. Разные бывали случаи в Терсколе – и оскорбить могли, просто во двор зайти и взять то, что приглянулось, то ли позарившись на чужое добро, то ли провоцируя на открытые конфликты. Власти ничего поделать не могли, чтобы изменить обстановку в регионе, где русские оказались в положении бесправном и, можно сказать, беззащитном. Соседи стали внушать Игорю, что следует быть осторожнее. «А как быть осторожнее? – ответил тогда Игорь. – Вон, в Писании сказано: зажегши свечу, не прячут ее под сосуд. На всё воля Божия. Если я встал на это место, я не могу по-другому».

Став священником, иерей Игорь Розин для того, чтобы поддержать свою большую семью и приход, продолжал работать спасателем. Приведу рассказ о строительстве храма в Тырныаузе иеромонаха Игоря (Васильева), записанный также Анастасией Рахлиной, которая не один раз побывала в этом пограничном городке. «Тырныауз, стоящий вдоль реки Баксан, берущей начало из ручейков, сбегающих с Эльбруса, возник во второй половине 1930-х, когда здесь обнаружили залежи молибдена и вольфрама. Советским танкам была нужна крепкая броня, – сталь укрепляли здешним молибденом. Производство развивалось – до девяностых годов бо́льшую часть бюджета Кабардинско-Балкарской АССР составляла прибыль вольфрамо-молибденового комбината. А затем его закрыли. И пришло время оглядеться.

И тогда люди стали задумываться, что не так все в жизни устроено, как показывали по телевизору. Начала складываться община. Бабушки собирались, молились. Сперва – в комнатке в женском общежитии. Приезжал священник, – когда раз в несколько месяцев, а когда и чаще. В этом некогда русском городе, чье население сократилось после перестройки на треть, никогда не было православного храма. В 1999 году был рукоположен первый за всю историю Тырныауза города иерей, администрация передала ему разбитый барак, одно из немногих зданий, сохранившихся с тридцатых, – времен первой застройки города.

В здании не было ни окон, ни дверей, ни полов. Отец Игорь Розин служил в маленькой комнатке, и всю свою недолгую священническую жизнь, – менее двух лет, – так в ней и прослужил. Храм, освященный в честь святого великомученика Георгия Победоносца, перестроили из барака уже позже, – после того, как отца Игоря убили».

В книге Анастасии Рахлиной «В руки Твои, Господи» собраны многочисленные воспоминания разных людей об убиенном иерее Игоре Розине. Все они свидетельствуют об одном – отец Игорь смог стяжать Христа в своем сердце, фактически не выходя из своего необустроенного, бедного, маленького храма, своей общины-семьи. Всего два года иерей Игорь Розин прослужил в священническом сане, но вся его жизнь свидетельствует – он был избранный Богом человек. А избранничество всегда сопряжено со скорбями. За несколько месяцев до своей кончины отец Игорь пережил такую скорбь, больше которой на земле не бывает – он потерял сына, младшего, девятилетнего. Погиб мальчик в страшных мучениях, получив 90- процентный ожог всего тела. После прощания с сыном, как вспоминают прихожане, для отца Игоря умер весь мир, он стал монахом по духу. И все свое время проводил либо в храме, либо в уединенной молитве, уходя в горы. И тогда он предупреждал прихожан и свою семью: «Всех нас могут убить за православную веру». Но, опять повторим – в жертву приносится лучшее! Один отец Игорь стал такой жертвой за многих.

Плодом доброго сеяния – мученической смерти иерея Игоря — стало то, что алтарник Андрей сменил его на посту настоятеля тырныаузского храма, через три месяца после убиения духовника приняв монашество и священство. Его свидетельством закончим наш рассказ: «Отец Игорь с небес присматривает за нашим храмом и за людьми, которые идут в этом храме ко спасению, он – настоятель нашего прихода и самый главный и самый большой заступник за нас». Будем и мы, живущие в гораздо более благоприятных условиях, чем православные на Кавказе (как справедливо написала Анастасия Рахлина: «Они – на переднем крае, мы – сытые тыловики») молиться об убиенном отце Игоре. Будем просить: помяни, Господи, во Царствии Твоем убиенного иерея Игоря, и его святыми молитвами помилуй нас, укрепи и обрати к исповедованию веры не на словах только, но жизнью.

И еще неожиданное «совпадение»: иеромонах Игорь (Васильев) сделал видеозапись для публикации в Интернете, на которой запечатлено служение иерея Игоря Розина, а сопровождает ее песнопение иеромонаха Романа (Матюшина-Правдина).

Людмила Ильюнина
Сайт «Ветрово»
12 мая 2020

Заметки на полях

  • Великий Новгород

    Потрясающий рассказ!

  • Коломна

    Помяни, Господи, во Царствии Твоем убиенного иерея Игоря!..

  • Москва

    Царствие Небесное убиенному иерею Игорю!

  • Великий Новгород

    Царствие Небесное и Вечная память иерею Игорю.

  • Беларусь

    Упокой Господи душу убиенного раба Твоего иерея Игоря!

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

О слово!

Новая книга иеромонаха Романа