МЕНЮ

Ветрово

Сайт, посвященный творчеству иеромонаха Романа

Помощь сайту

Сто пятьдесят четвёртый «Туполев» вышел из облаков лишь у самого аэродрома. Слева по борту проносятся милая сердцу Ульянка, Дачное — и вот лайнер уже бежит по бетонной дорожке, размазывая слезинки дождя по иллюминаторам. Я — дома… Багажа у меня нет, сразу иду на автобусную остановку, наблюдая, как публика штурмует только что подошедший «тридцать девятый». Махнул рукой — возьму такси! Очередь, конечно, есть. Но движется весьма быстро. За мною — дамочка, полная, лет сорока. Обращается ко мне:

— Вам, простите, не до метро?

— Я до Ульянки.

— Скинемся, по пути же.

— Давайте…

Старый добрый «Мерс», урча дизелем, весело покатил нас по Пулковскому шоссе. Разговорились. Летела она из Германии, через Москву. Была в командировке. Что ни фраза — восторг!.. Не хотелось мне разговаривать, да нехорошо как-то было отмалчиваться.

— Знаете, — говорю, — в отношении заграницы я все вопросы для себя давно закрыл.

— ?

— Россия — лучше.

Дамочка отчасти соглашается:

— Везде есть и свои плюсы, и свои минусы.

Соглашаюсь. Затянувшаяся пауза.

— Однако, — продолжаю разговор, — я лично принимаю НАШИ плюсы и минусы, как они есть, в сравнении с западными — с радостью…

Дамочка явно меня не понимает. Поясняю мысль:

— Объездил я весь мир, кроме Африки и Австралии, и только наш уклад видится мне единственно правильным. Превысил я, скажем, скорость… Вот в вашей Германии — сколько возни после этого?

— Никакой возни, платишь штраф и — всё!..

— Ну, я неудачный пример взял. Я к тому, что у нас все проблемы можно разрулить, так сказать, душевным образом. Чего нет на Западе.

— Ну, не во всех случаях это полезно.

— Во всех не во всех, но работает, что называется, от и до. Продвигал свои изобретения, знаю, о чём говорю. У нас, к примеру, многое можно разрешить через баню, выпивку и так далее. И это нашему менталитету не претит.

— Да, — говорит, — хорошо, действительно хорошо, когда у вас учёная степень и вы — мужик!.. А вот если женщина-учёный, тогда — какая баня?!

Внезапно вмешивается шофёр:

— Женщина-учёный — это нонсенс !

— Это — факт, — отвечает дамочка.

— Простите, что сую свой нос, — продолжает шофёр, — но, по-моему — нет Божьей воли на вот это вот самое: «женщина-учёный»!

— Да что вы говорите ?! — возмущается женщина-учёный.

— Апостол Павел в разных местах прямо говорит: «Женщине учить не дозволяю. Да учится женщина со всякою кротостию и в молчании» и так далее.

— Простите, — прерывает шофёра дамочка, — а вы — верующий?

— Верующий.

— Мне жаль вашу жену.

— Жаль, потому что — верующий? — смеётся таксист.

— Что это за вера такая? Глупость.

— Не обижайтесь. Есть воля ваша, а есть — воля Божия. Вы её не обойдёте никак. Вот моя соседка. Может на своём автобусе задним ходом в арку заехать с поворотом, да ещё одной рукой, да разговаривая при этом. Скажут — водитель экстра-класса. Таких тёток много. Но едва ли какая из них переберёт мотор или, прости, Господи, его спроектирует! Мох на камне. Корня нет. Нет Божьей воли.

— Ну, знаете… — обижается дамочка.

— А что тут на Божью волю обижаться, — продолжает таксист, — смотрите сами, что, так сказать, «на выходе» получается? У мужика-учёного на выходе — теория, процесс, «ту-сто пятьдесят четыре», вот этот вот «Мерседес», вот это вот пальто (шофёр оттягивает лацкан). А ваша сестра — всё «под руководством», при протекции и так далее. Везде дядина тень. Везде, посмотрите трезво. «Будешь зависеть от мужа», сказано…

— Кем сказано?! Вами?!

— Богом. Не знаю ни одного благого плода, «от и до» выращенного женщиной, на женской теории и под женским руководством… Простите уж… Получается, что на выходе у женщины-учёного — собственно женщина-учёный…

Повисло тягостное молчание. Я, грешным делом, полностью был согласен с шофёром и, едва сдерживая улыбку, отвернулся к окну. Слава Богу, добрались до станции метро «Московская». Женщина-учёный вышла. А мы — крутанулись у Дома Советов и покатили по Ленинскому. И вспоминались мне жёны великих и не очень великих, и совсем даже не великих людей. А зря мы этот разговор затеяли. Зря. Хотя — и осточертели уже эти горе-евы, везде и всюду стремящиеся поперёк батьки!.. Шофёр выключил дворники. Дождик кончился. Ну, вот я и на Бурцева. Расплатился, тепло попрощался с таксистом. Эх, ехал бы один, да на мягком автомобиле, и приехал бы, как огурчик, к горячей солянке, оливье, любимой жене и детям… Дёрнуло поддаться…

Постою у подъезда, дух переведу. Ну, с Богом!..

Владимир Гомфотырёв
Сайт «Ветрово»
10 декабря 2018

Заметки на полях

Витрина

Кни­ги иеро­мо­на­ха Ро­ма­на