col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Иван Чуркин. За что же, Господи?

Кругом пожары

Вчера поздно вечером пришло мне письмо от священника из Йошкар-Олы – отца Евгения Самойлова.

Скажу откровенно: мне приятно и радостно получать от него весточки. Молодой талантливый человек, а за его умом мне никогда не угнаться.

Пишет мне батюшка: «У нас горят леса и сосновый бор вблизи города. Город окутан плотным слоем дыма… задыхаемся…»

Я ему рассказал, что у нас в Сарове и около него творится – природа будто совсем сбрендила от сорокаградусной жары и бездождия.

У нас, пишу я ему, уже почитай месяца три не капнуло с небес. Тяжело и людям, и земле.

«Удивительно, почему не служат молебны о дожде, как до революции, – в поля выходили и духовенство, и крестьяне», – сетует отец Евгений. И спрашивает: а у вас, на намоленном преподобным Серафимом месте, неужто тоже нет молебнов?

«Не слышал, чтобы были», – ответил я батюшке, а уж о том, что он во времени ошибся, не стал говорить. Почему же только до революции люди шли на молитву и просили Господа послать дождя? Нет, во время моего детства я сам бегал на деревенские дорожные кресты и стоял, дожидаясь, когда святая вода, щедро раздариваемая сельским священником Василием Никольским, упадет мне на лицо, шею, руки, и сразу станет уютно и радостно…

– Варварушка, выгляни-ка в окошко, – зазвенел голосок отца Василия у крайнего на селе дома. Перед домом дорога, убегающая через пшеничное поле прямо до Дурнихи.

Варварушка выбежала из дома:

– Али случилось что, батюшка?

– Ты вчера на службе-то не была, вот и пришел тебе сказать: ты завтра на молебен приходи и своих с собой захвати. Надо у Спасителя милости попросить, а то вон видишь перед окнами-то у тебя не пшеница – одни сгоревшие плешины.

– Слыхала уже и юбку с кофтой праздничные приготовила. Как не прийти? Гибнем же.

Кому Варвара говорила, сама не знала – батюшка уже торопился к другим домам, не дослушав речей вдовицы.

По Выползову пробежался, на Ефремов конец завернул, а оттуда через пересохший родниковый ручей на Новую деревню подался.

– На Середке послужим, на крестах, – уточнял место молебна священник. – А то гляди-ка: горох весь съежился и сварился почти у вышки, картошка на конопляниках ни жива ни мертва, рожь у Рузанова и колос не наливает. Беда ведь…

Наутро ударил колокол, тревожно и заунывно. Со всех улиц на Середку потянулся народ, на то место, где дороги крестом соединяются и расходятся во все стороны.

Батюшка уже здесь. Здесь и Ваня Савин – невесть откуда взявшийся в нашем селе. Говорили, что война его покалечила, потому одна нога у него короче, а что говорит, и не поймешь сразу. Он служит в храме крестоносителем, истопником, по зиме дорожки чистит. Так он тоже здесь и в руках держит крест.

Тут же рядом церковный хор, в основном женщины – мужики на колхозной работе.

Проехал на лошади председатель колхоза. Покланялся отцу Василию.

– Вот и все вроде бы, вот и много нас, – проронил священник. – Неужто Господь не услышит нас? Да быть такого не может.

И зазвучали голоса:

– Владыко Господи Боже наш, послушавый Илию Фесвитянина, ревности ради к Тебе, и во время посылаемому земли дождю удержатися повелевый, таже паки молитвою его дождь плодоносный ей даровавый: Сам, Владыко всех, от самаго Твоего благоутробия умоляем, дождь волен даждь наследию Твоему, и согрешенная нами презрев, дожди Твоя низпосли на требующая и просящая места: возвесели лице земли, нищих ради людей Твоих, и младенцев и скотов, и иных всех, зане к тебе чают, еже дати пищу им во благо время. Ты бо еси Бог наш, Бог еже миловати и спасати, и Тебе славу возсылаем, Отцу и Сыну, и Святому Духу, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Молились люди на коленях, и за себя, детей своих просили Спасителя, а больше за землю, что ждет не дождется, когда упадет на нее дождик, и возрадуется она ему, а вместе с ней вздохнет счастливо все, что растет и трудится на ней.

– Смотрите, люди, смотрите, из-за леса, из Сарова туча идет. Да во все небо.

До первого удара грома молились люди, а батюшка Василий Никольский стоял на крестах с кадильницей в руках и на все четыре стороны кланялся.

Он улыбался, смеялся звонко, а дождик, крупный, теплый и бесконечный, не падал, а лил на его белоснежные волосы, такую же бороду и глаза. И не понять было, как катились его слезы в благодарность Творцу за радость…

Вчера я не стал рассказывать об этом отцу Евгению Самойлову. Почему-то не хотел. Сегодня понял, почему не хотел. Забыли мы о главном, потому очерствели и несем наказание.

Несем, тужим, болеем, страшимся, а понять так и не можем – за что?

Александр Маковский. Перед грозой

Иван Чуркин
Сайт «Русское воскресение»

Заметки на полях

  • Нижний Новгород

    А я любил, всегда любил дожди,
    Особенно порою грозовою.
    Пыль, духота, томленье позади,
    Когда приходит чудо мировое.

    Как изнывало всё без чистоты!
    Как жаждала природа очищенья!
    И дерева́, и травы, и цветы
    Вымаливали Праздник Омовенья.

    И, наконец, явился, аки царь,
    Дробя громами тучу дождевую…
    Вода Небес! Не уклоню лица,
    Приемля благодать твою живую!

    Вода Небес! Ты солнечно светла,
    В потоках ясных Милосердье вижу:
    Кто выжил бы, когда б ты не несла
    Моей Земле благословенье Свыше?

    14 октября 2005, Покров Пресвятой Богородицы
    скит Ветрово

    https://vetrovo.ru/a-ya-lubil-vsegda-lubil-dozhdi/

  • «Несем, тужим, болеем, страшимся, а понять так и не можем – за что?» Всё так и есть.

    * * *
    Молитва — чудо. Таинство её
    Возносит душу к Божьему престолу,
    Где созерцает звание своё
    И не желает возвращаться долу.

    Как будто пробудилась ото сна:
    Отринуты земные впечатленья,
    Открыты высота и глубина,
    И благостны небесные виденья.

    Не может насладиться Красотой,
    Запамятовала, о чем просила,
    И плачет благодарною слезой,
    И кается, что поздно возлюбила.

    Иеромонах Роман
    23 декабря 2003
    Скит Ветрово. Спаси, Господи, отца Романа. Слава Богу за всё!

  • Липецк

    Пока я сама не стала свидетелем такого чудесного дождя, признаться, не очень верила. Казалось, что это раньше так было, выходил народ на молебен всей деревней и Бог слышал…
    Долго не было дождей в Липецке, устала и природа, и люди. После утренней службы в храме был молебен о дожде, народу было немного. Потихоньку помолились, потихоньку разошлись. Только я вошла в дом, как небо потемнело и начался настоящий ливень! Шёл около часа, хорошо полил. Я пошла смотреть прогноз погоды в интернет. Ну нет там дождя.
    А Богу виднее, когда и что нам послать. Он смотрит в наши души. Ему же не жалко для нас воды…

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

Мир вам!

Новая книга иеромонаха Романа