col sm md lg xl (...)
Не любите мира, ни яже в мире...
(1 Ин. 2:15)
Ветрово

Александр Буздалов. «Царский путь» конформизма

Иде­о­ло­гия «пра­во­слав­но­го со­ци­а­лиз­ма» в вер­сии А. Сте­па­но­ва, глав­но­го ре­дак­то­ра пор­та­ла «Рус­ская на­род­ная ли­ния», по­ми­мо про­че­го, обос­но­вы­ва­ет­ся им ор­то­док­саль­ной фор­му­лой «царс­ко­го пу­ти», ко­то­ро­го при­дер­жи­ва­ет­ся ре­дак­ци­он­ная по­ли­ти­ка дан­но­го ре­сур­са.

«Наши давние читатели и старые друзья помнят, что Праздник Благовещения Пресвятой Богородицы является также и днём рождения РНЛ. Именно в этот день 11 лет назад вышла первая сводка новостей на нашей Линии. <…> За эти годы редакции РНЛ приходилось неоднократно решать сложнейшие задачи информационной политики, чтобы сохранить свой статус народного ресурса, откликающегося на все злободневные проблемы, но при этом не уклониться в ревнительство не по разуму, куда многие уклонились. Мы всегда стремились следовать именно “царским путём”» (Степанов А. Мы всегда стремимся следовать «царским путем»).

«Царским путем» в Священном Предании образно называется умеренность в аскетике, когда добродетель рассудительности ведет подвижника между крайностями преизбытка и недостатка воздержания, которые оказываются одинаково вредными для духовной жизни. «Рассуждение научает человека уклоняться во всем безмерия и шествовать путем царским. Оно не попускает ни быть окрадену с десной стороны безмерным воздержанием, ни низвлекаться со стороны шуйцы излишним послаблением телу» (свт. Игнатий (Брянчанинов). Аскетическая проповедь / Полн. собр. соч. М., «Паломник», 2002. Т.4. С.198 / Преподобный Кассиан Римлянин. Collatio secunda, de discretione). Но это отнюдь не означает, что все добродетели и истины Христианства вообще образуются и располагаются в аналогичной зоне «среднего», служат медиатором двух противоположностей по аналогии с диалектическим «синтезом» или «средним путем» в буддизме. Так, в Ветхом Завете тропом «царский путь» обозначается неукоснительное соблюдение заповедей Божиих, где принцип умеренности уже явно не работает, поскольку это означало бы нерадение и вело к недостатку благочестия. Смотрите, поступайте так, как повелел вам Господь, Бог ваш; не уклоняйтесь ни направо, ни налево (Втор. 5: 32). …позволь мне пройти землею твоею; [мы пойдем дорогою,] не будем заходить в поля и виноградники, не будем пить воды из колодезей [твоих], а пойдем путем царским, доколе не перейдем пределов твоих (Числ. 21:22). Обдумай стезю для ноги твоей, и все пути твои да будут тверды. Не уклоняйся ни направо, ни налево; удали ногу твою от зла (Притч. 4: 26-27). Как мы видим, «царский путь» здесь – это не что иное, как метафора прямого (твердого) пути благочестия, или то же самое, что евангельский узкий путь. Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их (Мф. 7: 13-14).

Это означает, что «царский путь» редакционной политики РНЛ – это понятие, по сути, противоположное христианскому «царскому (прямому, узкому) пути», потому что в данном случае этой ортодоксальной формулой спекулятивно называется именно диалектически «широкое» идеологическое направление («православный социализм»), строящееся по принципу синтеза, сочетания противоположностей, а не отталкивания от них. То есть мы имеем здесь дело с типичной фальсификаций нового (секуляризированного) «христианства», или богословского модернизма, в отношении традиционного Христианства, различные понятия и принципы которого превратно толкуются здесь, в данном случае, посредством возведения в общее правило частного случая. То, что является добродетелью в аскетике (умеренность), отнюдь не является ей в других аспектах христианской жизни, потому что если христианин будет держаться умеренности в исполнении заповедей Божиих (а богослов – в следовании догматам Церкви), то он будет просто «умеренно» прегрешать (и исповедовать «умеренные» ереси). Собственно, это и происходит с «царским путем» на «Русской народной линии», где принцип аскетики произвольно переносится в область идеологии.

Путь, которым А. Степанов идет как общественный деятель, это путь обыкновенного конформизма, банального приспособления к политической и идеологической конъюнктуре, к сложившемуся статус-кво. Какие бы силы и партии ни пришли к власти в стране и Церкви, они получат полную информационную и пропагандистскую поддержку ресурса, идущего «царским путем» человекоугодничества и лицемерия, лукавства и сервильности и т.д. И эта готовность на компромисс с чем угодно ради комфортного существования в меняющейся окружающей среде, этот социал-дарвинистский инстинкт самосохранения (как проявление человеческой греховности) без стыда и совести определяется как христианская добродетель, как осуществление православного принципа, как продолжение святоотеческой традиции.

Вот некоторые конкретные формы этого «царственного» холуйства и беспринципности.

Прежде всего, это выражается, конечно, в программном положении данного органа «православного социализма», в его химерической идее соединения «красных» и «белых», сталинистов и христиан, в одной синкретической идеологии «розового» религиозного патриотизма.

«…”белые патриоты” считают нас красными, сталинистами, и не жалеют красок и эпитетов, чтобы нас покрепче заклеймить. Разумеется, и “красные патриоты” нас не считают своими, подозревают, что [мы] “белые”, поскольку почитаем Царя-Мученика Николая и не понимаем ”великого значения революции 1917 года”».

Здесь, как мы уже отмечали, Степанов и иже с ним продолжают традицию почвенничества как одного из первых квазиправославных направлений отечественной религиозно-философской мысли, стремившегося аналогичным образом примирить западников и славянофилов, народ и интеллигенцию теми же диалектическими средствами «немецкой классической» философии всеединства.

«Мы не случайно избрали нашим символом образ святого благоверного Великого князя Александра Невского, причём, с советского ордена. Этим мы хотели подчеркнуть две глубинные идеи, актуальность которых была нам очевидна и в 2010-м, остаётся она таковой и сегодня».

Тем самым уравнивается не только «глубинность» как укоренность в историческом бытии эпохи святого Александра Невского и советского периода российской истории, но и их значимость с христианской точки зрения, то есть, высокая оценка их духовного и нравственного содержания. И делается это для того, чтобы оправдать грехи и преступления прошлого и настоящего, в частности, богоборчество советского периода и вероотступничество современного либерального времени. Иными словами, идеолог глаголемого «православного социализма» делает то же самое, что сделали идеологи и практики советского сталинизма, поместившие на свой орден профиль благоверного князя, чтобы политически «отмыть» свои революционные преступления подобным «укоренением» их в русской истории. Соответственно, князь Александр Невский, изображенный на советском ордене – это уже не святой Православной Церкви, не благословленный ею защитник государства и Церкви от их врагов, но гностический «Александр Невский», носитель уже совсем других «добродетелей» гуманистического толка. Советский «Александр Невский» – это примерно то же самое, что Александр Македонский, то есть это такой языческий герой, совершавший свои «подвиги» как восставший из тартара титан, «бравший вершины» за счет максимального напряжения своих мускулов и своего духа (а не за счет благодатного укрепления Богом как одноименный христианский святой). Степанов же, помещая эту гностическую «икону» в качестве логотипа своего портала на его главной странице, выдает ее за традиционное изображение святого Александра, то есть, совершает иконографическую подмену. Поэтому собственное (РНЛ-вское, «православно-социалистическое») идеологическое содержание этого изображения тоже отлично от православного, как и изображение советского «Невского» с его религиозно-гуманистической накачкой, или как «Христос» Достоевского – от Христа святого апостола Павла.

Тем более что А. Степанов даже подчеркивает, что это изображение взято с советского ордена, а не с православной иконы или с какого-нибудь церковного артефакта, в чем символически выражается синтез «православного социализма» как единственного «царского пути» в нынешних условиях. В таком случае и советскую подмену святого благоверного Александра Невского титаническим «Александром Невским» тоже можно назвать примером хождения «царским путем», только со все тем же уточнением, что это «царский путь» гностицизма, а не Христианства.

«Во-первых, это идея преемственности русской истории, поэтому образ Князя взят с советского ордена. Советская Россия после переваривания русофобского и антихристианского большевизма снова стала прежней Россией – катехоном, силой, удерживающей мировое зло».

Идеологема «преемственности русской истории» здесь означает национал-мессианизм как форму все той же гностической веры в Человека (в данном случае – в Русский Народ). Дескать, уж кому-кому, а нам, Русским, «стоящим добре» по самой своей «православной природе», с «царского пути» сойти не представляется возможным. Не такого мы рода-племени, чтобы по бездорожью мировой истории волчьими тропами шнырять. Советский (марксистко-ленинский) мессианизм – это лишь другая форма, или метаморфоза этого неогностицизма. «Россия, ставшая катехоном, силой удерживающей мировое зло», – это инерция советского титанизма, революционной идеологии Сверхчеловека, пытающегося творить Божии дела, исполнять различные функции Бога.

«Во-вторых, подвиг Великого князя Александра Невского как никакого из русских правителей актуален сегодня, поскольку Россия вновь выбирает путь между вызовами Запада и Востока. И тут важно не ошибиться, чтобы сохранить необходимую дистанцию а там и сям, чтобы сберечь нашу самобытность».

Это и означает, что принцип политического компромисса, предполагающего не только сохранение дистанции от «тех и этих», но и целесообразного угождения «и нашим, и вашим», выдается за христианскую добродетель, тривиальное «сбережение своей идентичности» (защиту своих политических и просто материальных интересов, чем занимаются правители все стран без исключения) – за благочестие.

«Антисоветизм – ложная цель для отвлечения внимания народа. Антисоветизм разделяет русский народ. Поэтому грех антисоветизма – это грех национального разделения, вот в этом грехе нужно каяться» (Степанов А. Мы всегда стремимся следовать «царским путем». Комментарий).

Если есть гностические «добродетели», то должны быть и гностические «грехи». Ценность «национального единства» является абсолютным приоритетом, в жертву которого должно быть принесено все, что способно повредить это единство. Что опять означает религиозное отношение к посюсторонности, или язычество, по сути. «Грех национального разделения» – это гностический «грех», поэтому он тождествен христианской добродетели заповеданного Христом Богом не то что национального, но даже семейного разделения из-за истин веры. Разделяя семьи, народы и другие исторически сложившиеся общности людей, Христос и Его Церковь веками «согрешали» против религиозного всеединства.

«Или взять нынешнюю борьбу православных ревнителей против вакцинации. Сколько уже довелось нам выслушать негатива в свой адрес по этому поводу. Но такова уж судьба тех, кто дерзает следовать “царским путём”, искать ту меру, которой можно измерить опасности уклонения в крайности» (Степанов А. Мы всегда стремимся следовать «царским путем»).

Под «борьбой с прививками» имеется в виду отказ православных граждан прибегать к вакцинации от ковида в том случае, когда для получения вакцины использовался абортивный материал. «Царским» аргументом, который должен успокоить совесть христиан, является тот факт, что бесконечным количеством делений того исходного клеточного материала, который был получен путем человекоубийства, физико-химическая связь с ним новейшей вакцины потеряна. В данной коллизии «русская народная» спекуляция «царского пути» проявляется наиболее отчетливо, потому что в этой ситуации как раз следует руководствоваться заповедью «не убей» (что и делают православные граждане), а не аскетическим принципом умеренности (как уверяет Степанов). Поэтому, чтобы оправдать свою ложь, этому религиозному софисту приходиться прибегнуть к другой лжи, а именно заклеймить подлинную добродетель рассудительности своих оппонентов «ревностью не по разуму» (гностическим «грехом» чрезмерного благочестия), а свое лукавое попрание заповеди Божией «заповедью человеческой» в очередной раз фарисейски короновать «царским» достоинством.

При этом основным мотивом этого «религиозного» пиара вакцинации, или основной причиной «стройного держания шага» в этом курсе, является то, что самая популярная во всем мире российская вакцина «Спутник V» была получена как раз таким, мягко говоря, несовершенным с христианской точки зрения способом (в отличие, кстати, от двух других официально зарегистрированных, но, видимо, не столь эффективных вакцин). А поскольку такие аспекты «православной веры» как национальное здоровье, государственная безопасность и, особенно, международный престиж для «православного» конформизма являются важнейшими из всех «заповедей Божиих», поэтому только таким и никаким иным «державным шагом» данная масс-медиа стройно марширует.

«…борьба с прививками – ложная цель. Бороться нужно с глобализмом, экуменизмом, церковным модернизмом, филокатоличеством, русофобией. Вот цели для борьбы. А прививка такой целью не является. Наоборот, прививка помогает организму справиться с болезнью. Поэтому мы не изменяем в этом своим принципам, и в этих вопросах идем царским путем» (Степанов А. Мы всегда стремимся следовать «царским путем». Комментарий).

«Истинно-православная» «борьба с экуменизмом» ведется главредом РНЛ, разумеется, все по тому же принципу «начальник всегда прав». То есть, экуменизм ОВЦС мы всячески осуждаем (так как нам за это ничего не будет), а экуменизм Патриарха и Синода – всячески поддерживаем (потому что нас за это похвалят, а, может, даже наградят или гранты выделят какие-нибудь), потому что это, конечно, принципиальная разница: в первом случае – это каноническое преступление, а во втором – высшая степень благочестия… Тем самым и в «святое дело» глобализма вносится своя скромная лепта.

Соответственно, тем же самым «царским путем» секуляризации как приспособления к меняющему миру эквилибристически идут и иерархи Русской Церкви вообще и, в частности, когда выдают свои индульгенции благословения на совместные молитвы с еретиками или сами участвуют в них, объясняя это «местным аборигенам» тем, что они в данной момент не молятся, а «просто стоят» рядом, а «заморских гостей» кулуарно заверяют в обратном. Или – когда составляют свои новейшие документы на диалектическом языке «православного экуменизма», в разных местах которых (иногда даже в одном абзаце, а в случаях наиболее виртуозной софистики – в одном предложении) утверждается противоположное. Делается это тоже для того, чтобы своих православных «братьев и сестер» можно было ткнуть носом: смотрите, мы вот здесь в полном соответствии с Отцами учим; а своим инославным «братьям» (уже без «сестер», потому что они теперь все больше андрогины, как ангелы) указать на другое место, чтобы они тоже убедились в «единоверии». Или – когда называют «грехом христианского разделения» благословенное Главой Церкви отлучение от нее еретиков и раскольников, где гностический «грех христианского разделения» в «православном экуменизме» это аналог «греха национального разделения» в «православном социализме» Степанова.

«Царским путем» идете, товарищи! Стройный держите шаг! Кто там шагает правой? Левой! Левой! Левой!

Александр Буздалов
Сайт «История идей»
15 апреля 2021

Заметки на полях

  • Разделяю основную мысль автора статьи, хотя и считаю, что кое-где он выразился жестковато.

  • Тверь

    Спасибо автору за правду! Таким понятием, как «царский путь», можно при желании оправдать практически любой нечестивый и лживый поступок. Не зря же говорится, что желающий жить по- Божьему ищет возможности, а не желающий — ищет оправдания.
    Особенно затронуло о вакцинации и экуменизме.

  • МО

    Всё бы ничего, и можно даже сказать, что хорошим культурно-историческим делом заняты писатели и читатели РНЛ, если бы они не примешивали на свой сайт православную веру. Вот именно. Если бы этот советский по сути ресурс не надевал бы на свою губительную сущность христианские символы и смыслы, не прикрывался бы, как волк овечьей шкурой, православием, то не вызывал бы столь стойкого неприятия.

    В этом отношении уместно привести и здесь слова комментатора Ирины, которые были оставлены под другим материалом на Ветрово: «Россия (благодаря таким информационным ресурсам как РНЛ. ― Г.С.) никак не может выйти из советской эпохи, где литературой, идеологической пропагандой и интеллигентно-гуманистическим словоблудием заменяли «религию». У них вместо Бога — Родина, вместо Церкви — политбюро, вместо святых отцов — литераторы, вместо молитвы — поэзия маяковских, есениных и пастернаков». «А вместо Христа и Евангелия ― Ленин, Сталин и другие вожди с их учением», ― добавил бы я. Поэтому культ личности и связанная с этим культом диктатура, так органично выходят из этой культуры.

    Кем были эти «народные учителя», Ленин и Сталин? Малыми машиахами, занявшими место Христа в людских умах и сердцах. Этого факта не хотят понимать и признавать на РНЛ. Поэтому в конце «царского пути» г-на Степанова и всей непокаявшейся России высится фигура вождя и отца всех народов – последнего и окончательного машиаха, или антихриста.

Уважаемые читатели, прежде чем оставить отзыв под любым материалом на сайте «Ветрово», обратите внимание на эпиграф на главной странице. Не нужно вопреки словам евангелиста Иоанна склонять других читателей к дружбе с мiром, которая есть вражда на Бога. Мы боремся с грехом и без­нрав­ствен­ностью, с тем, что ведёт к погибели души. Если для кого-то безобразие и безнравственность стали нормой, то он ошибся дверью.

Мир вам!

Новая книга иеромонаха Романа