Архимандрит Спиридон (Кисляков). Из книги «Исповедь священника перед Церковью» - Ветрово
МЕНЮ

Ветрово

Сайт, посвященный творчеству иеромонаха Романа

Помощь сайту

В издательстве «Эксмо» вышла книга архимандрита Спиридона (Кислякова, 1875-1930), ни разу не публиковавшаяся в Интернете

… Не бу­ду го­во­рить о дру­гих, ска­жу лич­но о се­бе. В быт­ность мою мис­си­о­не­ром я сам чув­ство­вал, что все мои мис­си­о­нер­ские по­езд­ки к языч­ни­кам вно­си­ли в мою ду­шу страш­ную нрав­ствен­ную му­ку. Я не раз спра­ши­вал се­бя: «Где и в чем за­клю­ча­ет­ся дей­стви­тель­ное ру­ча­тель­ство мо­ей лич­ной ве­ры в то, что я про­по­ве­дую этим не­срав­нен­но чи­ще и нрав­ствен­нее ме­ня жи­ву­щим де­тям при­ро­ды? Я вле­ку их ко Хри­сту, но сам-то я жи­ву ли по Еван­ге­лию? Я хо­чу вве­сти их в хри­сти­ан­ство, но в ка­кое?

Не в то ли, в каком я сам живу? Если в это христианство, то это не истинное христианство, это христианство есть враждебное язычество против истинного Евангельского христианства; что же касается чистого подлинного христианства, то я по самому духу моей жизни злостно-враждебен ему; после этого куда же я веду этих детей природы?

Ведь недостаточно только учить людей Христовой вере, а самому оставаться язычником. Если хочешь учить людей и крестить их, то прежде всего самому нужно быть истинным учеником Христовым, истинным последователем Иисуса Христа, я же вовсе не ученик Христа и совершенно не Его последователь». Так я думал, рассуждая сам с собой.

<...>

В самом деле, во что в настоящее время вылилось церковное проповедничество Слова Божия?

Прежде, во дни появления христианства, были харизматические апостолы, пророки, учители христианской Церкви, они не столько словом проповедовали Христа, сколько делом, сколько самоотреченной любовью к Иисусу, сколько своею тяжело нагруженною Евангельскими подвигами святой жизнью.

Не то теперь. Не то и я, как сын века сего. Я прежде всего не себя хочу наклонить под ярмо единого Учителя и Наставника Христа, нет, я хочу быть прежде всего сам учителем и наставником других. Я хочу сам заменить Христа и учить людей тому, что противно и враждебно Христу. Мне в то время казалось, что все люди, конечно, исключая лично меня, большие невежды, их нужно просвещать, для них нужно что-нибудь делать, им нужно во всем помочь, их нужно спасать от вечных мук и все это нужно делать для них сейчас же и т. д. Такие моменты моего стремления учить людей, проповедовать им спасение души часто сопровождались во мне жалостью к людям, слезливым восторгом радости и т. д.

Но вместе с тем я чувствовал, что все это одна дьявольщина, один великий грех гордыни и тонкого тщеславия, потому что каковы бы ни были подвиги, совершаемые мною, но, если они оторваны от Самого Христа, от Его Евангельского учения и если в свою очередь сама моя жизнь есть одно лишь лицемерие и горькая насмешка над самой религией и над Самим Христом, то, конечно, все это есть верх всякой злобы и сатанинской гордости. Так стремился я своими проповедями пересоздать, охристианизировать весь мир, только отнюдь не касаясь [ни] самого себя, ни своей собственной личной жизни.

В настоящее же время существует какая-то омерзительная болезнь, болезнь религиозная и болезнь ученая; эта болезнь, как никогда, ныне в моде и сама по себе очень заразительна, она особенно заражает религиозных ученых и духовно-пустых, праздных прожигателей жизни. Эта болезнь по существу своему есть великая благородная мания учить и только учить других тому, с чем собственная жизнь совершенно расходится, или в крайнем случае чего в личной жизни никогда сами эти господа на практике не переживали, в чем никогда серьезно внутренне не упражнялись, ограничиваясь только лишь одною болтовней.

В настоящее время, действительно, чтобы прослыть религиозным и ученым, нужно как можно больше о своих предметах красиво и ловко болтать. Это страшная болезнь нашего века! Она есть грозный показатель живого разложения души европейца-христианина. Этою предсмертною болезнью страдала некогда и сама мудрая Эллада, этою же болезнью болел и я, и болел больше, чем другие. Я учил язычника верить во Христа, но сам я на самом деле давно потерял живую веру в Него.

Я проповедовал Евангелие язычникам, а сам жил совершенно против Евангелия. И вот когда приходилось встречать крещеных бурят, тунгусов, орочан, печально раскаявшихся в том, что через принятие православной веры они потеряли всякую веру в Бога, тогда душа моя наполнялась какою-то злостью против самого себя, и в то время мне было ужасно тяжело. Я хорошо сознавал, что мое миссионерство среди язычников было ничем другим, как распространением другого нового язычества – современного христианства. Это меня страшно мучило.

В это же время я объезжал и Нерчинскую каторгу; здесь, среди преступного мира, я как будто снова оживал: душа моя снова наполнялась чистою любовью ко Христу, мне не раз легко и светло становилось на душе. Причина этого была не во мне, причина моего периодического приближения ко Христу лежала в самих арестантах, они как бы насильно влекли меня ко Христу.

Это было так: когда мне приходилось исповедовать арестантов, то их искреннее и глубокое раскаяние настолько было сильно, что оно вызывало во мне страшное мучительное самоосуждение. Совесть моя говорила мне: «Смотри, перед тобою стоят тысячи разбойников и злых убийц, одни в кандалах, другие без них – все они длинной вереницей тянутся ко Христу, все они всем своим существом ищут Его, желают с Ним примириться.

Посмотри на их ланиты, как струятся по ним горькие слезы, а ты… ты, священник, ты, их проповедник, ты, всегда зовущий их ко Христу, почему же ты сам так далеко уходишь от Христа? Почему ты не хочешь по-прежнему любить своего оскорбленного Господа? Почему ты не хочешь примириться со Христом? Что тебя держит вдали от Него? Ах, Спиридон, Спиридон, помни и никогда не забывай: как страшно впасть в руки живого Бога!»

Архимандрит Спиридон (Кисляков)
По материалам сайта «Православие и мир»

Заметки на полях

  • Марина, Днепр , 23.05.2018 в 20:45

    Удивительный человек. Какая исповедь ! Какой плач души !
    Читаю книгу архимандрита Спиридона «Из виденного и пережитого».

  • Татьяна, Брянск , 24.05.2018 в 23:17

    И как всегда в точку мудрые слова отца Романа:

    «То, что имеем, то даём.
    Мы делимся своим стяжаньем.
    Без покаяния живём?
    Мертвы слова о покаяньи!

    Да призывает к высоте
    К вершине шествующий странник!
    Да скажет постник о посте,
    О покаяньи — покаянник.

    Чтоб семя, а не шелуха
    Пшеницу множило Христову.
    Чтоб не добавило греха
    Рождённое неправдой слово».

  • Марина, Днепр , 07.06.2018 в 13:15

    Как важно для человека держаться Церкви Христовой , невозможно в наступающей буре спастись без Корабля , сразу накроет волной , волной ереси , гордости , желанием всё и всех исправить и душа пропала. Несмотря на все разногласия на все нестроения и соблазны среди священников и мирян ,только Церковь делает нас Телом Христовым , единым и живым организмом. Сочувствую всей душой этому необыкновенному , чудному человеку , чья судьба похожа на жития святых.Но оказываеться мало иметь веру, наоборот для врага рода человеческого такие верующие чистые люди главная добыча . Необходимо, что бы не случилось ,сохранить преданность Церкви , и пусть в Ней останется один праведник… Она выстоит.

Витрина

Кни­ги иеро­мо­на­ха Ро­ма­на