МЕНЮ
Христос Воскресе!

Ветрово

Сайт, посвященный творчеству иеромонаха Романа

Помощь сайту

В сокращении

Архиепископ Аверкий (Таушев) …К по­дви­гу воз­дер­жа­ния от из­вест­ных ро­дов пи­щи, что со­вер­шен­но не­об­хо­ди­мо для ду­хов­но­го по­ста, по­сколь­ку ду­ша и те­ло тес­но свя­за­ны, св. Цер­ковь так­же го­то­вит нас по­сте­пен­но: сна­ча­ла мы долж­ны от­ка­зать­ся от яде­ния мя­са – в тре­тью при­го­то­ви­тель­ную не­де­лю бы­ва­ет «мя­са от­пуст», то есть пре­кра­ще­ние яде­ния мя­са, от­че­го эта не­де­ля и на­зы­ва­ет­ся «Мя­со­пуст­ной», но еще раз­ре­ша­ет­ся вку­шать сыр и мо­лоч­ную пи­щу в те­че­ние всей по­сле­ду­ю­щей «сыр­ной» сед­ми­цы, или «мас­ле­ни­цы»; а за­тем в по­след­ний вос­крес­ный день пе­ред по­стом бы­ва­ет «сы­ра от­пуст», то есть пре­кра­ще­ние яде­ния сы­ра, по­че­му эта не­де­ля на­зы­ва­ет­ся «Сы­ро­пуст­ной».

Знают ли все это современные христиане и так ли они проводят эти дни?

Увы! Страшно сказать, как оскверняются эти святые дни приготовления к великопостному подвигу воздержания и покаяния!

«Божественнаго покаяния преддверия», «светлая предпразднства воздержания», «светлая предпутия поста», – когда Церковь поет: «Постов входы и преддверия, вси да не оскверним зле невоздержанием и пьянством»… современные христиане, вместо того, чтобы готовиться к наступающему посту, действительно оскверняют невоздержанием и пьянством, устраивая в эти дни нескромные увеселения и развлечения в виде «балов-маскарадов» и тому подобные игрища.

Удивительно, что это чисто языческое празднование «масленицы» дожило до наших дней, и многими считается чуть ли не священной национальной русской традицией, которую надо за границей поддерживать. А между тем, еще св. Тихон Задонский так решительно боролся с этим недостойным христианского звания празднеством, утверждая, что оно ведет свое начало от языческого бога Вакха, или Бахуса, – бога пьянства и безчинных увеселений.

И ведь когда все это устраивается?

В самые страшные и печальные по воспоминаниям для христианина дни – дни воспоминания последнего Страшного Суда Божия над всем человеческим родом и изгнания наших прародителей из рая! Можно ли себе представить большее надругательство над святынями нашей христианской веры?!

Церковь напоминает нам Второе Пришествие Христово и Страшный Суд… а у нас объедаются, напиваются и пляшут.

Церковь вспоминает мрачное событие грехопадения наших прародителей и потерю ими райского блаженства… а у нас веселие и «бал-маскарад».

Где же тут простой здравый смысл, если только мы действительно христиане, а не напрасно носим это святое имя?

Но страшно сказать!

Современное безумие охватило всех настолько, что даже сами православные священнослужители устраивают теперь иногда это празднование «масленицы», с музыкой, с песнями – «в пользу церкви» и… совсем что-то невероятное: с «православными танцами», с «православным балом» и с выборами «православной королевы»!!

Доколе, Господи!…

Ведь это – откровенное ниспровержение нашей святой православно-христианской веры, какими бы благовидными, лицемерными доводами оно ни прикрывалось!

Это – уже не право-славие, а зло-славие, хотя бы догматы веры и оставались неповрежденными, ибо истинное Православие заключается не в одном только голом, формальном исповедании догматов, но и в жизни по вере.

Вот почему эти люди, столь любящие поесть, попить, развлекаться и увеселяться, так не любят напоминания о Втором Пришествии Христовом, о кончине мiра и о Страшном Суде, а некоторые позволяют себе даже кощунственно смеяться над всем этим.

Это напоминание мешает им весело и в свое удовольствие проводить время: оно «портит» им «хорошее» настроение!

Вот каким страшным разлагающим ядом наполнены души и сердца многих современных людей и даже – из числа еще считающих себя «христианами»!

А между тем, постоянное помышление о Втором Пришествии Христовом и о Страшном Суде должно занимать центральное место во всей внутренней, духовной жизни каждого истинного христианина, о чем так ясно свидетельствуют и Слово Божие, и наши ежедневные келейные молитвы, и церковное богослужение, и поучения святых отцев-подвижников и наставников христианской веры.

Ведь это – наша надежда, наша конечная цель, венец всех наших стремлений и упований.

«Сей Иисус, вознесыйся от вас на Небо, такожде приидет, имже образом видесте Его идуща на Небо» (Деян. 1:11) – сказали небожители, явившиеся Апостолам при Вознесении Господнем на небо.

И этой мыслью о Втором Пришествии Христовом и о торжестве Правды Божией только и жили первые христиане, начиная с самих Св. Апостолов.

«Ей, гряди, Господи Иисусе!» (Откр. 22: 20) – молились они.

В этой святой и радостной надежде вновь увидеть Господа, «грядущаго со славою судити живым и мертвым, Егоже Царствию не будет конца», они находили утешение в постигавших их скорбях и напастях. Вот почему многие толкователи и книгу Апокалипсис называли не иначе, как «утешительной книгой».

А что скажем мы о нашем, переживаемом нами времени?

В наше жуткое время почти повсюдного уже торжества сатанизма, безъидейности, безпринципности, лукавства, лицемерия, подмены подлинных духовных ценностей фальшивыми, вплоть до подмены самой веры и Церкви Христовой, – лже-верием и лже-церковью – чем нам жить и чем утешать себя, чтобы не впасть в отчаяние, как только все тою же радостной мыслью о Втором Пришествии Христовом, об уничтожении диавольского зла и о торжестве Божиего добра, Божией правды?

Так относиться к мысли о Своем Втором Пришествии повелел нам и Сам Господь Иисус Христос, когда сказал, перечислив предварительно все признаки близости его: «Начинающым же сим бывати, восклонитеся и воздвигните главы ваша, зане приближается избавление ваше» то есть: «когда же начнет (все Мною сказанное) сбываться, тогда восклонитесь и поднимите головы ваши, потому что приближается избавление ваше» (Лк. 21:28).

С радостию, а не с паническим ужасом должны мы помышлять о Втором Пришествии Христовом.

Но как же тогда и в молитвах и в богослужебных книгах говорится о «страхе»?

«О! Кий страх тогда, ангелом предстоящим в страсе, и реце огненней влекущей!»

«Трепет неисповедимый и страх тамо!»…

Да ведь и сам суд Божий называется «Страшным Судом».

Все это так, но что делает Второе Пришествие Христово и Страшный Суд страшными для нас?

Грехи наши.

Не сами по себе Второе Пришествие Христово и Суд Его страшны, а наше упорное закоренение в греховных страстях и пороках, наша ожесточенная нераскаянность делают их для нас страшными.

Разумным и обоснованным для истинного христианина может быть только сыновний страх пред лишением Отчей любви, а страх животный, панический свидетельствует лишь о нечистой совести. Люди с нечистой совестью, запятнанной многими грехами, нежелающие каяться и исправляться, совсем и слышать ничего не хотят о Втором Пришествии Христовом и Страшном Суде и даже сердятся, негодуют, а иногда и богохульствуют, когда им напоминают об этом общем, ожидающем нас всех конце. Не хотят слышать о нем и все чрезмерно-привязанные к этой земной жизни со всеми ее призрачными тленными благами, за которые они легко продают свою совесть, в безумном ослеплении успокаивая себя, что еще не скоро Господь придет, хотя Сам Господь говорит: «Ей, гряду скоро!» (Откр. 22:20) и в целом ряде своих бесед и притчей учит нас всегда ожидать Его и всегда быть готовыми к Его Второму Пришествию (напр. Мф. 24: 42–51; 25: 1–13 и др.).

«Еще бо мало елико елико, Грядый приидет, и не укоснит» – уверяет нас Слово Божие, то есть: «Ибо еще немного, очень немного, и Грядущий придет и не умедлит» (Евр. 10:37).

Антихристианское то мудрование, которое не желает слышать речей о Втором Пришествии Христовом и о Страшном Суде!

А Св. Церковь, напоминая нам об этом всегда, нарочито и в особенно живых и ярких образах напоминает всем верным своим перед наступлением Великого поста, желая этим представлением сильнее подвигнуть нашу волю к покаянию и исправлению нашей жизни.

Помня всегда об ожидающем нас Страшном Суде, мы не так легко будем поддаваться греховным соблазнам, не так безпечно будем грешить, о чем говорил еще в Ветхом Завете Премудрый Сирах:

«Поминай последняя твоя, и во веки не согрешиши!» (Сир. 7:39).

Архиепископ Аверкий (Таушев)

Заметки на полях

Витрина

Кни­ги иеро­мо­на­ха Ро­ма­на