МЕНЮ

Ветрово

Сайт, посвященный творчеству иеромонаха Романа

Помощь сайту

Иван Билибин. Царь Салтан подслушивает под окнами. Иллюстрация к сказке А. С. Пушкина

Продолжая разговор об идеологии пушкинского творчества, то есть основных смыслах, которые сообщаются в этих произведениях, той системе ценностей, которая в них транслируется, уделим некоторое внимание сказкам А. С. Принято считать, что в них поэт, обращаясь к русскому народному творчеству, тем самым «возвращается к корням», как говорится, черпает из первоисточника «русского духа», здесь он наиболее национален и национально самобытен и т. д. Между тем даже беглого взгляда на основные мотивы, сюжеты и лексикон этих сказок достаточно, чтобы заметить сильное влияние восточной религиозной мифологии, прошедшей, как правило, через литературную обработку западного неоязычества Средних веков или эпохи романтизма. Иными словами, так же, как за славянофильством, почвенничеством и другими направлениями отечественной религиозно-философской мысли стоит слегка модифицированный (национализированный) общеевропейский неогностицизм Нового времени, за самими русскими народными сказками в качестве первоисточника стоят восточные мифологические сказания античности и средневековья, перекочевавшие в русский фольклор путем различных опосредований: либо через Византию, либо через Восточную, либо через Западную Европу. При этом, несмотря на различие путей перехода, неизменным (как и в случае «высоколобой» философской мысли) остается основный принцип религиозного синкретизма, апокрифического смешения христианского мировоззрения с восточным язычеством, где этот синтез выступает формой богооступничества, формой отречение от Христианства.

По этой причине, к примеру, авторские сказки Г.-Х. Андерсена оказываются более христианскими по духу, чем переложенные сказки Пушкина, который пользовался различными источниками и поэтому сполна передал их «русский дух», то есть вавилонское смешение восточно-славянского язычества как непосредственно с Христианством, так и с язычеством народов других регионов мира. Именно такое значение религиозного синкретизма имеет формула «отозваться всем духам», которую использовал Достоевского для описания характера пушкинского гения. Поэтому не случайным здесь (как, опять же, в масонском романтизме вообще, у того же В. Жуковского, например) является само обращение к неоязыческому жанру сказки, который уже сам по себе является формой гностического верования. «”Там русский дух… там Русью пахнет!” И действительно, многие сказки создавались в период существования единой древнерусской народности, они – общее достояние восточно-славянских народов, унаследованное от эпохи Киевской Руси. Рассказывает сказку русский ли, украинский или белорусский исполнитель, в ней Баба Яга обязательно скажет: “Фу-фу-фу, русским духом пахнет!”» (Зуева Т.В. Чудесный мир сказки и историческая действительность. В кн.: Восточно-славянские волшебные сказки. М., Просвещение», 1992. С.5)). Но скажет так Костяная Нога не только от своей русофобии, но и от того, что «аромат» этого «русского духа», действительно, был не очень. Потому что как еще могут пахнуть «бродящие» в этих сочинениях «лешие» и «сидящие на ветвях русалки» и прочие духи без определенного места жительства. «Язычество – это древние верования, религия природы. На Лысой горе совершались свадебные, похоронные и другие ритуалы, во время которых исполнялись песни и танцы, устраивались пиршества, приносились жертвы идолам. Летопись рассказывает, что еще в 980 г. здесь был языческий храм – капище. А рядом археологи нашли огромный курганный могильник» [то есть в качестве кладбища «прихожан» при храме]. «Крестьяне думали, что за печью живет домовой – покровитель семьи. Быть может, это он помогал героям сказки спастись на печи от нечистой силы: парню – от ведьм, а молодице – от “ухажера” болотного трясинника? С печью связано колдовство и обучение колдовству. В белорусском варианте сказки “Хитрая наука” ученик колдуна становится волшебником лишь после того, как побывал в печи» (там же; с.3, 9). То есть основной принцип здесь – мнимая оппозиция «хорошей» и «плохой» нечистой силы: домовой как заступник от лешего, – оцените глубину мысли. «Во всяком религиозном обряде человек стремится вступить в контакт с божеством, для этого нужны определенные знания. Старое русское слово ведунство (или ведовство, ведство) происходит от глагола “ведать”, то есть “знать”, и означает, как писал известный филолог XIX в. В.И. Даль, “знание, опытность, бывалось”, а также “волшебство, колдовство, знахарство, ворожбу”» (там же; с.3). Поэтому так легко и «отзывались» сочинители славянских сказок как местные гностики-ведуны на «лжеименное знание» других народов, на индуистские Веды, например. То есть потому, что они были существами одного «духа», одной мистической крови. Поэтому Баба Яга вполне могла бы оказаться в одной сказке с арабским Али Бабой или с каким-нибудь Рамакришной Бабой.

«Основа этих неканонических повестей обличает происхождение с дальнего востока: буддистского и иранского; но в Европу они проникли уже с именем Соломона; что указывает на посредство среды, оставившей на них это библейское имя. Таким образом, одна посредствующая форма перехода достаточно выяснилась. На этой первой степени стоит талмудическая сага о Соломоне, перешедшая впоследствии и к мусульманам, и, может, другое своеобразное видоизменение той же саги, которое я гадательно отнес на счет дуалистических сект, проводивших в средневековое христианство религиозные воззрения и легенды арийского Востока. В той и другой редакции соломоновская легенда проникла в христианскую Европу, вместе с другими статьями такого же двоеверного характера, и заняла здесь место в ряду отреченных книг [древнерусское название апокрифов, как раннехристианских, так и средневековых. Это книги, повествующие о событиях библейской истории и отвергнутые церковью]. Это – третья ступень перехода. У нас есть известие, что в конце V в. апокриф о Соломоне был знаком на Западе и что против него тогда уже восставала римская церковь. К южным славянам он принесен был, без сомнения, из Византии. Другие западные свидетельство от Х в. позволяют заключить, что уже в эту пору западная редакция отличалась особым характером, например, собственных имен, который потом упрочился за ней и составил ее отличие от восточной, то есть византийско-славянской. С Х в. или, вернее, с XI мы наблюдаем новое явление: апокрифическая повесть переходит в народ и народнеет; она дает содержание повестям, романам и фабльо и доходит до анекдота и прибаутки. Так было на Западе; но и в восточной группе происходит подобное брожение, хотя мы и не знаем, когда оно началось; отреченная статья разбилась на книжную повесть, русскую былину, на сербские и русские сказки» (Веселовский А.Н. Из истории литературного общения Востока и Запада. СПб, 1872. С.V-VI).

Соответственно, Пушкин в своих стихотворных переложениях старых русских сказок, изменив имена главных героев и немного структурировав сюжет, сделал лишь то же самое, что неоднократно делалось с этими восточными легендами до него. Известны, например, монгольская, армянская, восточно-африканская версии «Сказки о спящей царевне и семи богатырях», не говоря уже о более поздних западно-европейских вариациях, в частности, «Сказки о Белоснежке и семи гномах» братьев Гримм. Соответственно, генезис основной сюжетной линии этого произведения накладывает характерный отпечаток обозначенного Веселовским «двоеверия». В частности, главный герой сказки Пушкина царевич с библейским именем Елисей «усердно молится» и Богу, и ветру, и прочим стихиям.

В сюжете «Сказке о царе Салтане» мы слышим мотив путешествия младенца Моисея в осмоленной корзине, спасающегося от козней недоброжелателей (Ис. 2:1-8). Но, по законам апокрифического жанра, от библейского духа этой истории не осталось и следа: он полностью заменем духом языческого суеверия и зловерия, безнадежно перемешен с «Одиссеей» и другими похожими легендами. Поэтому этот обратившийся Гвидоном Одиссей-Моисей не брезгует уже своего рода магией – превращается то в комара, то в шмеля, чтобы подслушивать злоумышления и жалить своих обидчиков (тоже, кстати, одна из «египетских казней»). То есть перед нами уже что-то вроде жанра беспорядочного фэнтэзи, какой-то сочиняемой на ходу саги вроде романов о Гарре Потере, где «белая магия» положительных героев в конечном итоге одолевает «черную магию» героев отрицательных, что, опять же, по сути своей, является формой религиозного синкретизма.

«Сказка о попе и работнике его Балде» – это уже одна из тех «прибауток», о которых говорит Веселовский, «анекдот» о священнослужителе, весьма распространенной в «простом народе» во все времена, потому что антиклерикализм и греховная жизнь неразлучны. Как забубенным голосом пел другой «великий русский» поэт: «Нет, и в церкви все не так, все не так, ребята…» Потому и «великий человек» не в Церкви… Иными словами, это опять некая сублимация: сам алкоголик, наркоман и блудник, но кто во всем этом виноват? Разве не правительство и попы? То есть все это «творческое самовыражение», будь оно самое «простонародное» или самое «высокохудожественное», в последней своей демифистификации есть не что иное, как форма нигилизма и вольнодумства, апостасии и оправдания греха, лжи и отречения от Креста. Гностическо-апокрифический дух в данной сказке сказывается как идея «непосредственной» связи человека (и творческого человека – особенно) с Богом, где земные институты «официальной» Церкви являются только помехами этой существующей в гностической идеологии «органической связи». «Каста попов» традиционно оценивается ведуном как досадная преграда, мещаюся естественному «развитию» «божественной» потенции человеческой природы и потому подлежащая упразднению. Поэтому даже простой парень Балда обладает здесь заведомыми преимуществами (нравственными, интеллектуальными, творческими, харизматическими) перед иереем канонической Церкви.

Восточное происхождение сюжета «Сказки о золотом петушке» и вовсе является фактом академического пушкиноведения (Бойко К.А. Об арабском источнике мотива о золотом петушке в сказке Пушкина / Временник Пушкинской комиссии 1976. Л., «Наука». С. 113–120), где промежуточным звеном заимствования, как всегда, выступают западные переложения, в частности, «Легенда об арабском звездочёте» Вашингтона Ирвинга (Ахматова А.А. Последняя сказка Пушкина / Звезда, 1933. № 1. С. 161–176). При этом характер трансформации восточного сюжета данной сказки в европейском его варианте оказывается наиболее близким к описанному Веселовским механизму подобных переложений на примере цикла сказаний о Мерлине и Соломоне.

Суть подобного мифотворчества, напомним, заключалась в апокрифическом искажении библейской повести, то есть в профанации духовного смысла сакрального текста, сведения его к псевдоглубокомысленному развлечению, занимательной истории. Само смешение взятого из Священного Писания мотива с языческими баснями говорило о религиозном синкретизме как форме вольнодумства авторов подобных сочинений. Религия Ветхого Завета при подобном релятивистическом подходе оказывалась априори равночестной различным восточным религиозным системам. Праведник Ветхого Завета выступал здесь игралищем тех же самых обыденных страстей, что и «маленький человек» – этот главный герой литературы Нового времени. Как олимпийские боги в античной мифологии не брезгуют воровством, обманом, изменами, предательствами, убийствами и прочими вероломствами и преступлениями, дабы простой смертный (совершающий все это в своей жизни) таким способом почувствовал себя причастным «небесам»; так и ветхозаветные избранники Божии по схожим мотивам предстают в апокрифических сказаниях в том или ином неприглядном для них ракурсе. Более того, в сюжетной коллизии отношений царя Соломона и демона Мерлина зачастую второй был главным действующим лицом, более благородным, более мудрым, одним словом, более положительным героем. То есть, по сути своей, средневековые апокрифические сказания о Соломоне были не чем иным, как литературными пародиями на истории Ветхого Завета. Поэтому и по религиозному содержанию эти апокрифы были гностическими, потому что гностицизм это и есть пародия на Христианство. Именно такую подачу материала мы и наблюдаем в «Сказке о золотом петушке».

Царь Дадон – это фонетически что-то среднее между Давидом и Соломоном. Библейский мотив блудной страсти, ослепившей великого царя, толкающей его на физическое устранение соперника (2 Цар. 1-27), оказывается утрированным в сказке (не только сам царь Дадон совершает убийство в отношении своего подчиненного, но и его сыновья перед этим убивают друг друга в борьбе за обладание этой «шамаханской» пери). Если ветхозаветный праведник совершает свои греховные деяния перед лицом Бога и в покаянии обретает Его милость, то гностический (религиозно дуалистический, или синкретический) герой совершает безнравственные поступки исключительно в отношении божественного «достоинства человеческой природы», религиозно переживаемой «идеи» добра. Поэтому его неотвратимо карает «тайная судьба», какой-то безличный закон справедливого воздаяния. То есть мораль сказки чисто языческая, абстрактно-метафизическая. Между добром и злом, добродетелью и грехом здесь нельзя провести четкую границу, одно «естественно» переходит в другое и обратно, ничто не имеет под собой онтологического фундамента, все зыбко и обманчиво преходяще, как исчезающая в концовке «шамаханская царица», очередной «гений чистой красоты» Пушкина.

Иными словами, по авторскому замыслу, читатель должен вынести из прочтения сказки что-то доброе, потому что в ней, как в масонских баснях, иносказательно содержится «мораль». Но суть в том, что мораль эта – гностическая, «естественная», отвлеченная. То есть это мораль-симулякр, лжеименное духовное знание, потому что гностическое «добро» только мнит свою причастность «истинному Благу». Гностик, как и ведун, это мистический самозванец, претендующий на онтологическое родство с «Абсолютом», на близость к «богам». Но, по установленным Творцом законам духовной жизни, таким манером можно вступить в общение только с духами так называемого «астрального мира». Поэтому в лучшем случае такая «мораль» проходит через сознание читателя, как песок сквозь пальцы, не оставляя ничего, потому что она и есть ничто, гностическая «майя». Ведь кто такой «бродящий по цепи» Ученый Кот, который нам «свои сказки говорит», как не оборотившийся домашним животным библейский змей с «древа познания добра и зла»? Вот и Арина Родионовна надвое сказала.

Александр Буздалов
Сайт «Ветрово»
24 октября 2019

Заметки на полях

  • Геннадий, Санкт-Петербург, 08.11.2019 в 17:14

    Марина, Днепр, 08.11.2019 в 15:45, у буддистов рождение от воды и Духа есть.
    Вы лучше мне ответьте на вопрос, почему в Евангелии от Иоанна Иоанн Креститель Иисуса Христа не крестит? Кстати, утверждение о том, что во всех четырех книгах Евангелия есть описание крещения Иисуса Христа, — это четвертая ложная, но общепринятая, формула.

  • Буздалов А., Пенза, 08.11.2019 в 17:24

    Геннадий, Санкт-Петербург, 08.11.2019 в 17:14. «Кстати, утверждение о том, что во всех четырех книгах Евангелия есть описание крещения Иисуса Христа, — это четвертая ложная, но общепринятая, формула». Ну, правильно: четыре Евангелия — четыре ложных формулы… Так и должно быть. Симметрия.

  • Марина, Днепр, 08.11.2019 в 17:35

    Геннадий, не смешите народ, буддистов что, крестят?
    В Евангелии от Иоанна много чего нет, но зато есть многое другое. Зачем апостолу Иоанну нужно было повторяться? Он писал Евангелие последним, несомненно был знаком и согласен с раннее написанными Евангелиями от Матфея, Марка и Луки.
    И вообще, не мудрите. На этот счёт есть много информации. Изучайте.

  • Геннадий, Санкт-Петербург, 08.11.2019 в 17:44

    Буздалов А., Пенза, 08.11.2019 в 17:24, я думаю, таких «ложных формул» наберется очень много. Симметрия Ваша нарушена.

  • Геннадий, Санкт-Петербург, 08.11.2019 в 17:58

    Марина, Днепр, 08.11.2019 в 15:45: «Также отпадает надобность в исповеди и Причащении Святых Тайн , ведь у буддистов этого нет.»

    У буддистов, как в Греции, — все есть.

    Марина, Днепр, 08.11.2019 в 17:35: «Зачем апостолу Иоанну нужно было повторяться? Он писал Евангелие последним, несомненно был знаком и согласен с раннее написанными Евангелиями от Матфея, Марка и Луки.»

    У Вас примитивные представления о Новом Завет. Евангелисты Марк и Лука были хорошо знакомы с Евангелием от Матфея.

    «И вообще, не мудрите. На этот счёт есть много информации. Изучайте.»( Марина, Днепр )

    И Вам не помешало бы ознакомиться с тем, как создавались книги Евангелия. Особенно, Евангелие от Иоанна. Все канонические книги Евангелия богодухновенные. Там нет ни одной случайной буквы. И все тексты взаимосвязаны. Не апостол Иоанн решал, что написать, а что «выбросить».

  • Георгий, иерей, МО, 08.11.2019 в 18:09

    Геннадий, Санкт-Петербург, 07.11.2019 в 15:29
    «Изменяемые части Церкви — это верные христиане, участвующие в богослужебной жизни Церкви. Они, по идее, должны меняться от состояния обычных греховных людей до состояния сынов и дочерей Божьих ( по благодати ), а затем должны воскреснуть для жизни вечной. Плюс еще обычные возрастные изменения».

    Как соединяются изменяемые и неизменные части Церкви? Вероятно, изменяемые части Церкви не могут быть едины с неизменными, иначе они перестанут быть изменяемыми? Тогда изменяемые части сами по себе, а Христос Сам по Себе?

  • Геннадий, Санкт-Петербург, 08.11.2019 в 18:26

    Георгий, иерей, МО, 08.11.2019 в 18:09: «Как соединяются изменяемые и неизменные части Церкви? Вероятно, изменяемые части Церкви не могут быть едины с неизменными, иначе они перестанут быть изменяемыми? Тогда изменяемые части сами по себе, а Христос Сам по Себе?»

    Для этого в Церкви существуют таинства. Участвующие в таинстве Евхаристии соединяются с Христом.
    Когда изменяемые части Церкви достигнут совершенства, они так же, как и Христос, станут неизменяемыми.

    Отец Георгий, а как Вы думаете, Иисус Христос и Агнец из «Откровения» Иоанна Богослова полностью тождественны или нет?

  • Георгий, иерей, МО, 08.11.2019 в 19:09

    Геннадий, Санкт-Петербург, 08.11.2019 в 18:26
    «Для этого в Церкви существуют таинства. Участвующие в таинстве Евхаристии соединяются с Христом. Когда изменяемые части Церкви достигнут совершенства, они так же, как и Христос, станут неизменяемыми».

    Так в чём проблема? Участвуйте в Таинствах и спасайтесь. Они в Православной Церкви неизменны.

    Отец Георгий, а как Вы думаете, Иисус Христос и Агнец из «Откровения» Иоанна Богослова полностью тождественны или нет?

    Я над этим вопросом не думал, потому что уверен, что на Страшном Суде меня об этом не спросят.

  • Людмила Николаевна, Нижний Новгород , 08.11.2019 в 20:12

    «Людмила Николаевна, Вы, общаясь со мной, несколько раз схитрили. Я это помню и учитываю, поэтому Вашу реакцию на мои грубые слова воспринимаю, как способ уйти от ответа на неприятные для Вас вопросы.» (Геннадий, Санкт-Петербург)

    Вы часом не бухгалтер? Все у Вас под строгим учётом.

    Вот, привела Вашу цитату полностью. Смысл моей шутки от этого поменялся?
    Когда так реагируют на юмор, то это уже тревожный признак. Значит, — пора заканчивать общение, раз Вы уже на мат подумываете перейти. Невольно введешь Вас во грех, а потом отвечай на Страшном Суде.

    Написала Вам ответ, как обещала, но, пожалуй, поостерегусь отправлять. Боюсь.

    P.S. Информация к размышлению.
    Когда человек видит во всех ложь, хитрость, лукавство, то это определённым образом характеризует самого этого человека. Вы уже, кажется, всех обвинили здесь во лжи. Правда, по-видимому, только у Вас. Вы ей эксклюзивно владеете.

  • Марина, Днепр, 08.11.2019 в 20:28

    Геннадий : «Все канонические книги Евангелия богодухновенные. Там нет ни одной случайной буквы. И все тексты взаимосвязаны. Не апостол Иоанн решал, что написать, а что «выбросить».»
    Да, Геннадий Вы великий искатель тайных смыслов. Вы, случайно, в ложе не состоите? Что сокрыто от православных, открыто буддисту Геннадию. Три Евангелия написаны для христиан (как не могущих раскрыть свой разум), а последнее для буддиста Геннадия. Понятно, почему Вы в Апокалипсис залезли: там такое поле для Вашей фантазии, есть где разгуляться.

  • Геннадий, Санкт-Петербург, 08.11.2019 в 20:51

    Георгий, иерей, МО, 08.11.2019 в 19:09: «Участвуйте в Таинствах и спасайтесь. Они в Православной Церкви неизменны.»

    «Образами (αντίτυπα) же будущих [хлеб и вино] называются не потому, что они не суть поистине Тело и Кровь Христа, но потому, что теперь, конечно, через них мы делаемся участниками Божества Христова, а тогда духовным образом – через одно только лицезрение.» ( Прп. Иоанн Дамаскин.ТИПВ.4.13)

    Как видите, в будущем «мы» будет Причащаться «через одно только лицезрение». Так что они изменяемые.

  • Геннадий, Санкт-Петербург, 08.11.2019 в 21:05

    Людмила Николаевна, Нижний Новгород , 08.11.2019 в 20:12: «Написала Вам ответ, как обещала, но, пожалуй, поостерегусь отправлять. Боюсь.»

    Не бойтесь. Отправляйте.

    «Когда так реагируют на юмор, то это уже тревожный признак.» (Л.Н.)

    Шутка юмора, говорите? Бухгалтер, говорите, звучит смешно, а муха — оскорбительно? Учту.

    «P.S. Информация к размышлению.
    Когда человек видит во всех ложь, хитрость, лукавство, то это определённым образом характеризует самого этого человека. Вы уже, кажется, всех обвинили здесь во лжи. Правда, по-видимому, только у Вас. Вы ей эксклюзивно владеете.» (Л.Н.)

    Не во всех вижу, а только в тех, кто лжет и хитрит. Здесь далеко не все такие. А заблуждаются по сути все, и я в том числе. Если бы я ведал суть, то был бы сыном Божьим.

  • Геннадий, Санкт-Петербург, 08.11.2019 в 21:31

    Марина, Днепр, 08.11.2019 в 20:28, такой стиль общения, наверное, понравится Людмиле Николаевне, но я все-таки его копировать не буду.

  • Людмила Николаевна, Нижний Новгород, 08.11.2019 в 22:08

    Геннадий, Санкт-Петербург, 08.11.2019 в 21:31
    «Марина, Днепр, 08.11.2019 в 20:28, такой стиль общения, наверное, понравится Людмиле Николаевне, но я все-таки его копировать не буду.»

    Когда это я общалась с Вами в таком стиле? Вы что-то хитрите, Геннадий. От меня научились дурному?

  • Людмила Николаевна, Нижний Новгород, 08.11.2019 в 22:24

    Геннадий, Санкт-Петербург, 08.11.2019 в 21:05:
    «Шутка юмора, говорите? Бухгалтер, говорите, звучит смешно, а муха — оскорбительно? Учту.»

    Опять -«учту». А говорите — не бухгалтер.
    А если бы я Вас пауком, к примеру, назвала? Вы бы меньше оскорбились? Это определение, по-моему, даже вне контекста оскорбительно, а бухгалтер — это вообще-то профессия такая.

  • Алла, Минск, 08.11.2019 в 23:28

    Людмила Николаевна, только не называйте Геннадия «крокодилом» (хотя об этом персонаже очень тёплые воспоминания)).
    Уважаемые ветровцы, давайте сделаем паузу в этом обсуждении. Тем более Геннадий откровенно об этом намекал, если я правильно поняла. Геннадий, простите! Прошу, не отвечайте мне и не задавайте вопросов.

    Редактору: надеюсь на Ваш критический взгляд на мой комментарий. Я как-то попала на одну волну с Людмилой Николаевной) Если что не так, не публикуйте, пожалуйста.

  • Геннадий, Санкт-Петербург, 09.11.2019 в 00:00

    Почти девять страниц исписали. Сегодня почти девятое число. Самое время закончить обсуждение.

  • Людмила Николаевна, Нижний Новгород, 09.11.2019 в 00:07

    Геннадий, только сейчас, кажется, поняла смысл Ваших слов, основываясь на которых, я «обвинила» Вас в несторианстве. Вот эти: ««Царь царей и Господь господствующих», победивший зверя и лжепророку, — сын Божий по благодати, а не по сущности. Он есть человек, ставший сыном Божьим». Я то привыкла считать, что «Царь царей и Господь господствующих» — это Христос. Поэтому смысла дальнейших Ваших рассуждений не поняла.
    Умеете Вы так сказать, что через месяц только доходит (до некоторых).

  • Редактор, , 09.11.2019 в 00:08

    Соглашусь с вами, Геннадий и Алла, тем более что скоро на сайте появятся новые статьи отца Георгия и Александра Буздалова.

  • Людмила Николаевна, Нижний Новгород, 09.11.2019 в 00:26

    Алла, Минск, 08.11.2019 в 23:28
    Людмила Николаевна, только не называйте Геннадия «крокодилом» (хотя об этом персонаже очень тёплые воспоминания)).

    Я то как раз, Алла, подобными вещами не занимаюсь.

    «Я как-то попала на одну волну с Людмилой Николаевной)»

    А может быть я попала на одну волну с Аллой

  • Владимир Иванович, Абаза, Хакасия, 09.11.2019 в 01:32

    Обсуждение перешло в разряд разборок по типу «ты меня уважаешь?!»))

  • Геннадий, Санкт-Петербург, 09.11.2019 в 09:58

    Геннадий, Санкт-Петербург, 08.11.2019 в 20:51: «Георгий, иерей, МО, 08.11.2019 в 19:09: «Участвуйте в Таинствах и спасайтесь. Они в Православной Церкви неизменны.»

    Одно маленькое уточнение:
    Хорошей иллюстрацией того, как изменяется «изменяемая часть» Церкви, может случить таинство исповеди. Например, в Русской Православной Церкви до 17-го века священник был только свидетелем покаяния кающегося и прощения Богом его грехов. В 17-м веке священник уже стал сам прощать кающемуся его грехи. В первые века христианства исповедовались в основном в совершении смертных грехов, сейчас в РПЦ исповедуются перед каждой литургией. Во времена святитель Василия Великого на совершившего смертный грех накладывалась суровая епитимья, с введением номоканона суровость епитимий смягчили. И т.д.

  • Людмила Николаевна, Нижний Новгород , 09.11.2019 в 10:22

    Владимир Иванович, Абаза, Хакасия, 09.11.2019 в 01:32
    «Обсуждение перешло в разряд разборок по типу «ты меня уважаешь?!»))»

    ☺ Это точно, Владимир Иванович.
    Так всегда бывает, когда эмоции берут верх. А до бесстрастия нам ещё далеко. Надеюсь, Алла меня простит, если я её обидела.

  • Геннадий, Санкт-Петербург, 09.11.2019 в 12:55

    Геннадий, Санкт-Петербург, 09.11.2019 в 09:58
    Забыл еще сказать, что вначале исповедь была публичной — делалась перед всеми членами христианской общины, а потом она стала тайной единоличной — исповедь выслушивал только священник.

  • Марина, Днепр, 09.11.2019 в 14:40

    Ну Вы всё не успокоитесь .
    Геннадий :»Хорошей иллюстрацией того, как изменяется «изменяемая часть» Церкви, может случить таинство исповеди.»»Забыл еще сказать, что вначале исповедь была публичной — делалась перед всеми . членами христианской общины, а потом она стала тайной единоличной — исповедь выслушивал только священник.»
    Ну и что ? Что , Таинство изменилось что- ли ? Исповедь как была исповедью так и осталась . И всегда перед Богом ( священник лишь свидетель , можно сказать , что он ассистент Врача ). Что изменилось ? Если Вы сегодня в куртке , а завтра в пальто, Вы что изменились , перестали Геннадием быть ?

  • Владимир Иванович, Абаза, Хакасия, 09.11.2019 в 15:43

    Людмила Николаевна, Нижний Новгород , 09.11.2019 в 10:22″»
    А как же нам без эмоций, Людмила Николаевна))

  • Геннадий, Санкт-Петербург, 09.11.2019 в 16:25

    Марина, Днепр, 09.11.2019 в 14:40, куртки, пальто, перчатки и т.д. — это элементы одежды Бога. Они и есть «изменяемая часть» Церкви. Без них человек не может воспринимать Бога и не может взаимодействовать с Ним. Они — не Сам Бог. Они вспомогательные средства, ведущие человека к познанию Бога ( без одежд ).
    Грубым людям и грубым элементам сознания человека Бог протягивает элементы верхней одежды, утонченным — утонченные одежды. По мере утончения сознания человека и его восприятия Бог разоблачается. Все это — утончение восприятия человека и смена одежд ( разоблачение ) Бога — происходит во времени. Главные одежды Бога — это таинства Церкви. Они изменяются со временем и отчасти зависят от места и от людей, населяющих эти места ( Земли ). Одни народы узнают Бога по одним одеждам, другие — по другим. Богослужения разных христианских народов, живущих в одну эпоху, могут различаться. Например, русская Церковь довольно сильно отличается от греческой, но главные различия связаны со временем. Об этих изменениях, связанных со временем, я и вел речь.

    «Ну Вы всё не успокоитесь.» (М.)

    Я в спешке забыл сказать о кое-чем важном. Потом исправился. Продолжать обсуждение не намеревался. «Успокоиться» Вы мне не даете. Прошу Вас больше этого не делать.

  • Геннадий, Санкт-Петербург, 09.11.2019 в 16:55

    Геннадий, Санкт-Петербург, 09.11.2019 в 16:25: «Я в спешке забыл сказать о кое-чем важном.»

    Я в спешке забыл сказать кое о чем важном. Так, кажется, правильнее будет.

Витрина

Кни­ги иеро­мо­на­ха Ро­ма­на